Запись от 22 октября / 4 ноября 1920 г. Севастополь

Запись от 22 октября / 4 ноября 1920 г. Севастополь

Я решила больше к прошлому не возвращаться. Сейчас у меня в жизни много плохого, много тяжёлого. А как вспомнишь о прошлом, то делается так невыносимо грустно! Да и я теперь совсем уж не та, какая была год тому назад. Я буду жить, жить молчаливо, в самой себе. Отныне даю себе слово не вспоминать о прошлом, как будто я начала существовать только с 17-го ноября 1919 г. <День бегства из Харькова> А до этого времени ничего не было. О, зачем я в те золотые годы не наслаждалась тем счастьем, которое теперь навсегда утеряно. Ещё даю себе слово никогда не жалеть о прошлом, не раскаиваться в непоправимых ошибках: всё равно бесполезно.

Первый раз в Севастополе я взялась за дневник. Теперь напишу все, что здесь хорошего и что плохого. Квартирный вопрос — средне: наша комната ещё не освобождена, и мы пока живём в маленькой комнате, зато в симпатичной семье. Холод здесь адский, в некоторых комнатах ноль градусов. У нас немного теплее. У меня опять распухают пальцы на руках.

Мы живём далеко от города, далеко от людей и от всякой жизни. Попасть в корпус можно только катером, а он ходит только пять раз в день, так что приходится сидеть дома.

Жизнь здесь идёт как-то чудно: чуть только успеешь чаю напиться, а уж и за обедом пора идти. А уж как тяжело в такое время не знать, что делается на свете. Особенно теперь, когда армия отступила к Перекопу, когда большевики, может быть, уже вошли в Крым. А мы ничего не знаем.

Но самое плохое — гимназия. Девочки такие кривляки, такие ломучки, все до одной завитые. Сидят в огромных шляпах, строят глазки, делают улыбочки. Всему виной мой робкий застенчивый характер: я сама не сумела подойти к ним, заговорить; не смогла почувствовать себя свободной, растерялась, не встретила ни одного участливого взгляда, никто не пришел ко мне на выручку. О, Таня, если бы ты знала это! О, Мила, если бы ты была здесь! Но зачем я вспоминаю прошлое? Ах, как грустно жить в Севастополе!

Мне предстоит ещё много перемучаться на свете. Прочла написанное. Не смогла написать того, что сейчас так мучает и волнует душу. Мёртв мой дневник. Зато душа не мертва!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Запись от 29 октября / 11 ноября 1919 г

Из книги О чём поют воды Салгира автора Кнорринг Ирина Николаевна

Запись от 29 октября / 11 ноября 1919 г Я совсем углубилась в себя, я заменяю себе всё и всех! Порой одиночество невыносимо! Тогда я начинаю думать о Колчаке, как будто чувствую его присутствие около меня, душа успокаивается. А иногда заберусь в какой-нибудь укромный уголок и


Запись от 5 / 18 февраля 1920 г

Из книги Повесть из собственной жизни: [дневник]: в 2-х томах, том 1 автора Кнорринг Ирина Николаевна

Запись от 5 / 18 февраля 1920 г Моя жизнь, мой символ — «чёрный крест». Наконец-то я поняла, что такое жизнь. Я поняла только теперь, как надо жить. Мне стоило колоссальных усилий вдуматься в свои мысли, заглянуть в свою душу и разобраться, что во мне — правда, что ложь. О, как


Запись от 7 / 20 февраля 1920 г

Из книги автора

Запись от 7 / 20 февраля 1920 г Как мне безгранично жаль Деникина! Сколько неудач, сколько ужасов ему приходится переживать! Как ему, должно быть, тяжело видеть умирающую Россию. Ему, который так искренно любит её и, жертвуя своей жизнью, взялся за великое, святое дело её


Запись от 17 / 30 марта 1920 г

Из книги автора

Запись от 17 / 30 марта 1920 г Бедные лошади! Если люди убивают друг друга, при чём тут бедные животные! По улицам лежат много мёртвых лошадей. Они умирают с голода. А те, что живы, такие тощие, жалкие и голодные. Есть им нечего: трав ещё нет, она прибита морозом, а сено всё увезли


Запись от 6 / 19 апреля 1920 г

Из книги автора

Запись от 6 / 19 апреля 1920 г Распускаются деревья, цветут абрикосы, солнце палит. В этом году весна запоздала, и ожидается большой урожай фруктов. И, как назло, развивается сильная эпидемия холеры. Зелёная трава и зелёные деревья залиты ярким солнцем, а я сижу здесь в душной


Запись от 9 / 22 апреля 1920 г

Из книги автора

Запись от 9 / 22 апреля 1920 г Передо мной в заржавленной банке стоит прекрасный букет цветов — большие тёмно-зеленые вьюны и тёмная, пышная зелень. Траурная, грустная красота! А мысли витают далёкие, в холодной Сибири; думы о любимых людях, погибших или блуждающих в её


Запись от 14 / 27 апреля 1920 г

Из книги автора

Запись от 14 / 27 апреля 1920 г Гроза, небо затянуто тучами, темно. Гремит гром, словно огромный шар с грохотом прокатывается по небу. Я сижу одна в нашей маленькой комнате, которая равняется кубической сажени, на скрипучем стуле, перед маленьким столиком, на котором в


Запись от 25 апреля / 8 мая 1920 г

Из книги автора

Запись от 25 апреля / 8 мая 1920 г «Лихим безвременьем овеяна, Неисчислимых бед полна, Ты вся костьми сынов усеяна, Страданьем гордая страна…» Я думаю, когда Богданов писал эти стихи, он не думал, что Россия будет когда-нибудь в таком жалком состоянии. Что великая Русь, второе


Запись от 22 мая / 4 июня 1920 г

Из книги автора

Запись от 22 мая / 4 июня 1920 г Скверное у меня самочувствие. Слабость такая, что еле на ногах держусь, перо совсем выпадает из рук. Завтра мы с Папой-Колей пойдем прививать холеру. Говорят, что с этой прививкой можно получить холеру и в несколько часов умереть. Как бы хорошо


Запись от 28 мая / 10 июня 1920 г

Из книги автора

Запись от 28 мая / 10 июня 1920 г Сегодня утром я сидела в Лазаревском саду на далёкой аллее, над Салгиром и читала. Подсел ко мне какой-то офицер и вступил в разговор. По моей абонементной книжке из библиотеки он узнал моё имя и фамилию. По моим глазам отметил некоторые черты


Запись от 1 / 14 сентября 1920 г

Из книги автора

Запись от 1 / 14 сентября 1920 г Вот лето и прошло. Сегодня был молебен. Ровно год тому назад я так же была в соборе, так же в новой гимназии, среди чужих


Запись от 13 / 26 сентября 1920 г

Из книги автора

Запись от 13 / 26 сентября 1920 г Лунная ночь, за оградой соборного сквера, около бокового входа собора огромная толпа народу. Только на широкой лестнице стоит Востоков, что-то говорит. Потом хор поёт молитвы, а за ним — народ. Получается громко, нестройно, но каждое слово


Запись от 7 / 20 октября 1920 г

Из книги автора

Запись от 7 / 20 октября 1920 г Такая колоссальная новость. Вчера Папа-Коля уехал в Севастополь: ему там предлагают отличное место в Морском корпусе, и он выехал для переговоров.Редко я ухватываю минутку для дневника: днем занимаемся у Милы, вечером три раза в неделю — в


Запись от 28 октября / 10 ноября 1920 г

Из книги автора

Запись от 28 октября / 10 ноября 1920 г Эвакуируемся. Большевики прорвали фронт. Сейчас, в девять часов, я об этом узнала, а ночью, наверное, уже уедем. Что-то


22 октября / 4 ноября 1920. Четверг. Севастополь

Из книги автора

22 октября / 4 ноября 1920. Четверг. Севастополь …Давно пора иную жизнь начать, С печалями, страданьем и тоскою, И узы прошлого навеки разорвать Своею дерзкою рукою! Так начинается мое последнее стихотворение «Последний взгляд на прошлое»! Я решила больше к прошлому не


28 октября (по нов. ст. 10 ноября. — И.Н.) 1920. Среда

Из книги автора

28 октября (по нов. ст. 10 ноября. — И.Н.) 1920. Среда Эвакуируемся во Францию.[147] Большевики прорвали фронт. Сейчас, в 9 часов, об этом узнала, а ночью, наверное, уже уедем. Что-то