169

169

«Возьмите мою корректуру у Гольцева в «Русской мысли» сами. И принесите мне почитать что-нибудь ваше и еще что-нибудь».

Когда я прочла, он взял у меня записку и приписал:

«Я вас очень лю… благодарю». «Лю» он зачеркнул и улыбнулся. простилась и пошла к двери. Вдруг Антон Павлович окликнул меня.

Лидия Алексеевна! Вы похожи на гастролер-шу! - громко сказал он.

Это платье - Чайка, - смеясь, сказала я. Доктор возмутился.

Антон Павлович! Вы сами врач… Завтра, если вам будет хуже, - никого не пущу. Никого!

Мы с Алешей шли обратно, и я все время утирала слезы, которые катились по лицу.

Дома меня ждали две телеграммы. Одна: «Надеюсь встретить 27. Очень соскучились». Другая: «Выезжай немедленно. Ждем. Целуем».

На другое утро третья: «Телеграфируй выезде. Жду». отправилась в редакцию «Русской мысли» к Гольцеву за корректурой.

Узнав, что я была в клинике, он стал меня расспрашивать о состоянии здоровья Чехова и подозвал еще двух или трех лиц. Вот… свежие новости об Антоне Павловиче.

Плохо, что весна, - сказал кто-то. - Вчера река прошла. Это самое опасное время для таких больных.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >