161

161

Он взял ее под руку и встал.

Тут много любопытных глаз, - сказал он. Ты не хочешь еще вина? Я хочу.

Они опять поднялись в ложу и вошли в нее, после того как Чехов убедился, что она пуста.

И вот прочитав исповедь Авиловой, (все то, что я привожу в выдержках), советский биограф Котов в предисловии к сборнику заявляет, что в отношении Чехова к Авиловой главным образом проявляется его интерес к ней, как к писательнице, которая могла бы выступить с темой о зависимом положении женщин. А эмигрантские литературоведы, Бог им судья, те просто даже не обратили внимание на воспоминания Авиловой.

**

Что же услышала Лидия Алексеевна в театре?

«Очень трудно, - пишет она, - описать то чувство, с которым я смотрела и слушала.

Но вот… вышла Нина, чтобы проститься с Триго-риным. Она протянула ему медальон и объяснила: «Я приказала вырезать ваши инициалы, а с этой стороны. название вашей книги».

«Какой прелестный подарок!» - сказал Тригорин и поцеловал медальон.

Нина ушла… а Тригорин, разглядывая, перевернул медальон и прочел «страница 121, строки 11 и 12». Два раза повторил он эти цифры и спросил вошедшую Аркадину:

Поделитесь на страничке

Следующая глава >