126

126

меня Чехов мало интересовал… писанья Чехова казались мне какими-то жидкими.

«…Чехов, мне, по крайней мере, - казался без л е т».

«…и при каждой встрече - он был тот же, не старше и не моложе чем тогда, в Венеции. Впечатление упорное, яркое; оно потом очень помогло мне разобраться в Чехове как человеке и художнике. В нем много черт любопытных, исключительно своеобразных. Но они так тонки, так незаметно уходят в глубину его существа, что схватить и понять нет возможности, если не понять основы его существа. «Эта основа - статичность.

«В Чехове был гений неподвижности. Не мертвого окостенения: нет, он был живой человек и даже редко одаренный. Только все дары ему были отпущены сразу. И один, если это дар, был дар не двигать- • ся во времени». О, Господи! - до чего можно дописаться!

**

*

Всякая личность (в философском понятии) » пишет Гиппиус, - ограниченность. Но у личности в движении - границы волнующиеся, зыбкие, упру гие и растяжимые. У Чехова они тверды, раз на всегда определенны. Что Енутри есть - то есть; чего нет - того и не будет. Ко всякому движению он относится как к чему-то внешнему и лишь как внешнее его понимает. Для иного понимания надо иметь движение внутри. Да и все внешнее надо уметь впускать в свой круг и связывать в узлы. Чехов не знал узлов. И был таким, каким был - сразу. Не возрастая естественно был он чужд «возрасту». Родился соро ч • (

Поделитесь на страничке

Следующая глава >