Глава XVIII

Глава XVIII

Выход «стрелковцев» из Славянска, к моему удивлению, не породил ни малейшей паники среди личного состава донецкого гарнизона. Наоборот, воодушевление в духе «Ну, теперь-то мы украм покажем!». Удивление же моё было вызвано тем, что я полагал, что с падением Славянска всё очень быстро закончится. Во всяком случае, увиденное в Донецке на оптимизм в плане готовности города к обороне не настраивало никак. Впрочем, логическую ошибку в рассуждениях я нашёл быстро — Славянск не был взят украми, а был оставлен нашими. Соответственно, оборонявший город гарнизон уцелел и теперь перемещался в Донецк. Надо сказать, что основные надежды «донецкие» связывали не столько с приходом подкреплений, сколько с личностью Стрелкова. Даже не в плане его каких-то там военных дарований, а в плане обуздания бардака и хаоса в Донецке. Народ обстоятельно, с аргументами спорил, кого из ДНРовской верхушки расстреляют, кроме Ходаковского. То, что расстреляют его, казалось само собой разумеющимся. Смешного мало в общем-то, если серьёзно. Когда на четвёртый месяц гражданской войны солдаты одной из сторон мечтают, чтобы кто-нибудь перестрелял на фиг их политическое руководство (при этом, обратите внимание, замиряться с врагами вовсе не собираются), — это приговор всей деятельности того самого «руководства».

Как-то раз к нам на базу заехал Бородай. Честно сказать, впечатления человека, достаточно масштабного для занимаемой должности, не произвёл. Пообщался с бойцами в стиле «Фюрер и мальчики из фольксштурма». На оригинал не тянул, правда. Всех обнимал и хлопал по спине. У меня тогда ещё ожог не зажил, поэтому попросил меня не хлопать.

— А что случилось?

— Ранение, не зажило ещё.

— Где получил?

— В Ямполе.

— Да, слышал. Молодцы вы там! Нам надёжные люди тут нужны, такие, как вы!

И смотрит на меня выжидающие, типа я расплакаться от умиления должен. Пришлось сделать понимающую физиономию и задумчиво кивнуть. Не, поймите меня правильно, я вовсе не считаю Бородая плохим человеком. Хороший парень. Вот только нет такой должности «хороший парень».

Нам на очередном построении довели, что новое военное командование не собирается оставлять Донецк, т. к. с его потерей Новороссия фактически прекратит своё существование, поэтому столицу будут оборонять до последнего. В связи с чем начинается подготовка к боям в городе. При словах «бои в городе» лица опытных людей, вроде Угрюмого, Варана, Печенега и Сталкера, как-то нехорошо помрачнели. Ну, специалистам виднее, конечно. Я же предпочту с «трубой» танк в городе караулить, а не в поле. Варан провёл несколько теоретических и практических занятий, приводя примеры из чеченской и иракской практики. Где занимать позиции, как двигаться по улицам, как проходить окна и углы, как маскироваться. Весьма познавательно. Ещё бы всё это вспомнить, когда штурм города начнётся. И, совсем уж хорошо, применить на практике. Как сказал своим в своей обычной ироничной манере тот же Варан — «Если в город войдут штурмовые группы, бои будут продолжаться до полного краха одной из сторон. Нужно будет просто продержаться дольше, чем укры».

Да уж, продержишься тут… Ни броников, ни касок, ни наколенников/налокотников, ни разгрузок. РПК я пока сдал Угрюмому в его подпольную оружейку, т. к. перемещались в основном на легковушках, а в них особо не развернёшься с этой длинной бандуриной. Взамен получил у Амида АКС в толстом слое окаменевшего солидола (или ещё какой-то схожей пакости типа консервационной смазки). Отмочил в солярке, почистил — ржавчина такая, что реально страшно из него стрелять — вдруг ствол разорвёт. И у всех такие же, кто с собой не привёз. Плюс выдали аж целых два рожка и четыре пачки патронов к ним. Воюй не хочу, мля. Городские бои впереди, ага… Ладно, ребята ещё семь магазинов подкинули, патроны вытряс-таки у Амида, надел два подсумка по бокам — не разгрузка, конечно, но пойдёт для сельской местности. Тут ещё Васильич с Голодным по гранате дали — можно воевать, короче.

Да, кстати, о Голодном. Ещё один весьма колоритный персонаж. Военный пенсионер из Питера. Был прапорщиком в спецназе, прошёл обе Чечни, уволился с полной выслугой лет и устроился дальнобойщиком. Честно говорит: «Я приехал сюда заработать денег!» На вопрос: «Так тебе ж их не платят!» — грустно вздыхает: «Ну, …, да. Да и чёрт с ним, там в Питере делать один хрен нечего, тут веселее». В общем, какие-то там ребята, вроде как имевшие отношение к каким-то там структурам, с началом Восстания вошли в контакт с отставниками типа Голодного, пообещав им «Десять килобаксов в месяц, но и работать надо будет серьёзно», купили им амуницию и отправили в Ростов. Там им сообщили, что про десять килобаксов — это весёлая задорная шутка, и платить будут четыре-пять, в зависимости от сложности заданий. Ну, четыре килобакса — тоже совсем неплохой доход для военного пенсионера, плюс моральное удовлетворение от того, что ты на правильной стороне, так что народ побурчал и успокоился. Посидели пару недель в Ростове, перешли границу, и уже на земле Новороссии выяснилось, что ничего тут никому платить не будут, и вообще постановка вопроса вызывает недоумение. На этом половина группы развернулась и уехала обратно, а остальные решили, что, раз уж приехали, нужно немного повоевать, кому сколько позволяет финансовое и семейное положение. Ибо, как говорит Голодный, «воевать — это интересно, и я это умею!». Не врёт, между прочим. Ещё один человек войны. Мы с ним как-то сразу хорошо сошлись. Надо сказать, для человека с персональным кладбищем Голодный на удивление идеалистичен. Искренне критиковал как российские войска в Чечне за использование артиллерии и авиации по населённым пунктам, так и ополченцев, устраивающих позиции в городах. Мои попытки воззвать к разуму, мол, а где их ещё размещать, при таком превосходстве противника в силах, особенно технике, результатов не имели. Нельзя вот мирняк опасности подвергать, и всё тут. Надо искать другие методы. Ну, ладно, у всех свои заморочки. По той же причине Голодный крайне не любил украинских артиллеристов (кои, такое впечатление, считали стрельбу по жилым кварталам не редкой досадной необходимостью, а забавным и желанным развлечением) и даже успел, пока остальные из пришедших с ним не разъехались по домам, вырезать несколько расчётов. Голодным же его окрестили вовсе не за постоянную готовность пожрать (наоборот, ел он немного), а за непреодолимое пристрастие к прекрасному полу, в любых его совершеннолетних разновидностях. Что любопытно — хотя внешность у него, скажем так, не дикаприевская от слова совсем, прекрасный пол регулярно отвечал ему взаимностью.

Слева направо: Голодный и Угрюмый

Насчёт необходимости защиты мирного населения от превратностей войны. Понятно, что сознательно стрелять по жилым домам, где нет вооружённого противника, или по автобусам с беженцами могут только конченые мрази. Ну, или украинцы. В ополчении деятеля, отмочившего такое, шлёпнули бы на месте. Что, понятно, не отменяет неизбежных на войне случайностей. Но, не будучи лицемерами, основная задача на войне — победить. Минимизация потерь среди мирного населения — задача важная, но всё-таки вторичная. Если ополчение не будет обустраивать свои позиции в городах — туда просто войдут украинцы. Если выгнать из городов артиллерию в степь — её там быстро и легко уничтожат, у врага по-прежнему перевес в технике, а в авиации он вообще абсолютный. Так что, уважаемые поборники моральной чистоты и искатели рыцарей в белых доспехах, прошу сначала немного повоевать, а затем делиться своими ценными мыслями по данному поводу. Тогда будете, как Голодный, — в своём праве.

Тем временем подошло время собеседования с ДНРовским финансистом, которое организовал Варан. Располагался Леонид, как и положено хранителю казны государевой, поблизости от государя. Т. е., в нашем случае, на последнем этаже Дома Правительства ДНР, которое никто так не называл, а называли все просто ОГА. Слова «начинал ещё с ОГА» являлись синонимом «участвовал в Восстании с первых дней». Прекрасный солнечный день, еду в трамвае по гражданке, птички поют, где-то далеко артиллерия работает. Пассажиры, что вполне объяснимо, обсуждают в основном войну. Будет штурм или нет (почти все считают, что нет), пробивает «Град» стандартную железобетонную панель или нет (мнения разделились), стоит уезжать или нет (пожалуй, не стоит), ну и всё в таком духе. Что любопытно — независимо, ругают ополчение или хвалят, всё равно ополчение — это «наши». Украинцы — это «Киев», «армия», «нацики», «правосеки». Так, вот и ОГА, собственно.

Охрана ОГА фактически исчерпывалась организацией пропускного режима на входе в здание. Даже мне, со всем моим дилетантизмом, было ясно, что уничтожить любого на выбор из руководства ДНР не составило бы для Киева ни малейших затруднений. Да и всех скопом — аналогично. Тем более, что диверсионные группы укров в городе действовали весьма активно (собственно, охота за ними составляла существенную часть нашей работы). Основных тактик у них было две. Первая — одна машина с миномётным расчётом и укрытым в тайнике миномётом. Заезд на заранее присмотренную позицию, мгновенное развёртывание, три-четыре выстрела либо в направлении баз ополченцев, либо просто по жилому сектору, столь же быстрое свёртывание, отход. Действовали очень нагло и эффективно в части создания нервозности у мирняка. По нашей базе тоже лупили регулярно, но ближе пятидесяти метров ни одного попадания не добились, в основном прилетало в частный сектор за базой. Впоследствии, по мере того, как в городе появилась хоть какая-то система борьбы с такими кочующими миномётами, к первой машине стала часто добавляться вторая, группой прикрытия. Обычно в камуфляже, со стволами напоказ и даже фальшивыми документами (благо напечатать удостоверения различных отрядов можно было на обычном цветном принтере). Вторая тактика — очередь из проезжающей машины по другой машине или пешеходам. Тоже весьма эффективно, и трудно их поймать — попав под обстрел, первым делом пытаешься укрыться. Тут не то чтобы номер запомнить, цвет и марку машины чёрта с два разглядишь. Иногда применяли и третью тактику — снайпер на крыше или в частном секторе, но в этом случае у них возникали трудности с отходом. Город насыщен мелкими группами ополченцев. Кто-то патрулирует, кто-то домой идёт, кто-то в магазин, кто-то и просто по бутылочке пивка употребляет подальше от глаз начальства (что мы регулярно практиковали с Голодным). Разумеется, все с оружием, и когда рядом начинается стрельба — реагируют. Несколько снайперов были заблокированы и уничтожены именно таким образом, так что в дальнейшем укры старались действовать на колёсах.

Ладно, что-то я немного отвлёкся. В общем, смысл в том, что ни малейших проблем убрать того же Бородая у этих групп не было бы, получи они соответствующий приказ. Понятно, что анекдот про Неуловимого Джо никто не отменял, но, ИМХО, это всё-таки не тот случай. Единственное объяснение, которое я находил этому факту, — имела место договорённость о взаимном неотстреле первых лиц. Впоследствии, когда после гибели группы Морячка мне довелось немного побыть в охране тех самых «первых лиц» и посмотреть на всё изнутри, я в своём мнении укрепился.

Леонида на месте пока нет, как сообщила мне его секретарь Инна. Девушка, кстати, весьма и весьма. Во-первых, красавица, во-вторых, очень даже не дура. Просто очень не дура. Молодец неведомый мне пока Леонид, один плюс ему. Ладно, сижу жду. Общаюсь с такими же ожидальцами. Что там нужно для войны, по мнению классика? Вот-вот… Познакомился с неплохим вроде мужиком Серёгой, пообсуждали трудности жизни в осаждённом городе с гражданской точки зрения. Увидел Кофмана, проходящего по коридору с парой солидных дядей в костюмах и что-то оживлённо с ним обсуждающих. С ним мы были заочно знакомы по ЖЖ (ЖЖ: _artorn_), и телефон он мне свой дал, но момент для развиртуализирования был явно не самый подходящий. Ага, а вот, судя по реакции «очередников», и сам местный мастер над монетой. По гражданке, с кобурой на поясе, лицо с заметными оспинами и смесью выражений «не мешайте работать» и «только что сожрал лимон». Интересно, это маска, дабы отпугивать просителей, или состояние души? Судя по словам Варана «ну, характер у него сложный» — скорее второе. Захожу.

— Здравствуйте! Меня (имя) зовут, Вам Варан насчёт меня звонил.

— Э-э-э-э…да. По поводу работы?

— Да.

— Объективка с собой?

— (Блин, что за объективка? Резюме, что ли? Развели бюрократию уже…) Нет, не писал.

— Понятно. Возьми у Инны бумагу и ручку, напиши, потом поговорим.

Ну, вполне разумно. Действительно, что-то я протупил. Выхожу, беру лист бумаги, пишу. Родился… учился… работал… владею английским… в национально-освободительной борьбе народа Новороссии принимаю участие с … Так, вроде закончил. Снова посидел в очереди, захожу. Беглый взгляд на мои каракули, откладывает в сторону.

— А что конкретно ты можешь у нас делать?

— Что необходимо, то и могу. Могу организационной работой, могу налогами, могу учётом… в общем, я достаточно высокого мнения о себе, как о работнике и организаторе…

— (Прерывает.) Организаторы нам тут не нужны!

— (Хм-м…. Формируется с нуля новое государство, но организаторы не нужны? Чего-то я не понимаю в этой жизни…) Я не имел в виду «руководители» от слов «водить руками». Но резюме Вы видели, опыт создания чего-то работоспособного на пустом месте у меня есть, мне кажется. Вам тут это могло бы пригодиться.

— М-м-м-м… Нет, мне ты не нужен, посиди снаружи, позвоню Объедкову. Может, он возьмёт.

Я обычно в таких случаях уже высказываю (вежливо) то, что думаю, и удаляюсь, ну да ладно. Досмотрим это кино до конца.

Сижу, народ бегает туда-сюда. Снова с Серёгой пообщались, он несколько раз к Леониду забегал. Ещё раз Кофман проходил, я решил-таки познакомиться. Он спешил, так что пообщались минут пять, договорились потом как-нибудь встретиться. Приятное впечатление произвёл, харизматичный мужик.

Прошёл час. Близился к концу второй. Мдяяя… что-то меня это зае… Встаю, захожу к Леониду.

— Скажите, а какой у него кабинет, у Объедкова? Может, я сам к нему подойду?

— А ты с ним не говорил? Он же тут был.

— Я его в лицо не знаю.

— Ладно, подожди ещё. Я ему позвоню.

Ещё минут через двадцать к Леониду в кабинет в очередной раз забегает Серёга, через пять минут выходит — и оказывается тем самым Объедковым. «Бля, вот что за мудак?» — думаю я в адрес Леонида. Он же выходил из кабинета, как раз я и Серёга в очереди к нему были. Причём Серёге он вообще не сказал, что кто-то его ждёт. В общем, пообщался я с Серёгой, тот ещё какого-то мужика позвал, общий язык вроде нашли.

— Ладно, давай пока паспорт свой. Ты же россиянин?

— Ну, хорошо тогда, быстро в Москве пробьют, и тогда можно будет уже конкретно говорить. У тебя никаких неприятностей там нет?

— Не, нету. А если бы украинский паспорт был?

— Пробили бы через Киев. Дольше, но тоже не проблема.

Понятно… Блин, как же не хочется паспорт светить. Тем более, судя по всему, данные попадут как раз туда, куда я не хотел, чтобы они попали. До этого и оружие выдавали, и боеприпасы, и даже удостоверение сотрудника Генпрокуратуры, и никто даже не подумал паспорт спросить. А тут на тебе — хочешь иметь отношение к деньгам — будь любезен предъявить. Красноречиво, кстати, говорит, на чём сосредоточено внимание слуг Темнейшего, занимающихся Новороссией. Ладно, чёрт с ним, дам паспорт. Всё-таки не каждый день выпадает шанс поучаствовать в становлении нового государства.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава XVIII

Из книги Моя Жизнь автора Сетон-Томпсон Эрнест

Глава XVIII ОХОТА НА ЛОСЯ И ОЛЕНЯ Не раз мне случалось видеть следы оленя, когда я бродил по болотистым, местам, разыскивая птичьи гнезда. Однако еще ни один олень не попался мне на глаза. Но как только выпал снег, я дал себе слово, что буду ходить на охоту до тех пор, пока


ГЛАВА XVIII

Из книги РО (о загадочной судьбе Роберта Бартини) автора Бузиновский Сергей Борисович


ГЛАВА XVIII

Из книги Хрущев автора Таубман Уильям

ГЛАВА XVIII 1 Правда. 1961. 25 июня. С. 4.2 Строительство коммунизма в СССР. Т. 5. С. 419–420.3 Правда. 1961. 8 августа. С. 1.4 Правда. 1961. 11 сентября. С. 3.5 Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. М., Политиздат, 1966. С. 101. С. 29.6 Подготовка новой программы и сама программа изложена по


ГЛАВА XVIII

Из книги Айседора Дункан: роман одной жизни автора Левер Морис


Глава XVIII

Из книги Четвертое измерение автора Шифрин Авраам Исаакович

Глава XVIII Те, кто не был взят на этап, обратились к администрации с резким требованием отправить нас вместе со всеми. Это был явно неверный шаг. Но нас не брали — терять нам было нечего. Мы пошумели у начальника лагеря, и неожиданно нас вызвали на посадку и сдачу вещей.Перед


Глава XVIII

Из книги Обещание на заре автора Гари Ромен

Глава XVIII Таким образом, мой театральный триумф в «Конраде Валленроде» оказался мимолетным и не разрешил ни одной из наших материальных проблем, от которых отбивалась моя мать. У нас больше не было ни гроша. Мать целыми днями рыскала по городу в поисках заработка и


Глава XVIII

Из книги Лучшее (сборник) автора Кравчук Константин

Глава XVIII Американцы, надо заметить, не частые гости в этом конце света. Я не имею в виду военные базы, конечно, а говорю о простых американских туристах. Ну, таких толстых дяденьках и тетеньках с гамбургерами и литровыми стаканами кока-колы в руках. Для отдыха у них есть


ГЛАВА XVIII

Из книги Антуан Ватто автора Герман Михаил Юрьевич

ГЛАВА XVIII И здесь, рискуя вызвать недоумение читателя, автор прерывает рассказ о жизни Ватто, чтобы поразмыслить о том, что на первый — только на первый! — взгляд прямого касательства к нашему повествованию не имеет.Не раз уже говорилось на этих страницах, что о времени


Глава XVIII

Из книги Сам о себе автора Ильинский Игорь Владимирович

Глава XVIII


Глава III. XVIII век

Из книги Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов автора Зубов Николай Николаевич

Глава III. XVIII век


ГЛАВА XVIII

Из книги О Пифагоровой жизни автора Халкидский Ямвлих

ГЛАВА XVIII (80) Теперь расскажем о том, как он разделил допущенных им к учению соответственно достоинству каждого. Ведь было бы несправедливо, чтобы все равно участвовали во всем, ибо природные данные у всех различны. Но также несправедливо, если бы одни были допущены на все


Глава XVIII

Из книги Таков мой век автора Шаховская Зинаида Алексеевна


Глава XVIII

Из книги Один в бескрайнем небе автора Бриджмэн Уильям


ГЛАВА XVIII

Из книги Влюбленный Байрон автора О’Брайен Эдна

ГЛАВА XVIII Туманной ноябрьской ночью 1816 года Байрон приехал в Венецию, «самый зеленый остров его воображения». Черные кляксы гондол в канале были для него прекраснее рассвета; сказочный город его сердца, куда он прибыл в состоянии пьяного буйства. Все вокруг ему нравилось:


Глава XVIII

Из книги Том 2. Налегке автора Твен Марк

Глава XVIII Снова бедность. — Искусство увиливать. — Образцовый агент по сбору долгов. — Несчастье сближает. — Неожиданная удача. — Находка. — Богатство — вещь относительная. — Два сытных обеда.Некоторое время я поставлял статейки в «Золотую эру». С. X. Уэбб основал


Глава XVIII

Из книги Записки террориста (в хорошем смысле слова) [иллюстрации, карты] автора Африка Виталий

Глава XVIII Выход «стрелковцев» из Славянска, к моему удивлению, не породил ни малейшей паники среди личного состава донецкого гарнизона. Наоборот, воодушевление в духе «Ну, теперь-то мы украм покажем!». Удивление же моё было вызвано тем, что я полагал, что с падением