43. Примирение с Хусейном вызывает раскол ООП

43. Примирение с Хусейном вызывает раскол ООП

Спустя шесть недель после ухода Арафата из Бейрута он склонил короля Хусейна на свою сторону. Глава ООП заявил, что не хочет своим присутствием препятствовать попыткам прийти к решению путем переговоров. Израиль посредством оказания давления добился того, что Рейган не имел возможности говорить и вести переговоры с кем-либо из руководства движением освобождения Палестины. Он, Арафат, сторонник координации политики своей организации с политикой короля.

Они сидели друг против друга, прежние противники. О прошлом они не говорили. Однако будущее оба они представляли следующим образом: «Страна палестинцев на западном берегу Иордана будет входить в конфедерацию с Иорданией. Однако район западного берега представляет собой автономную административно-территориальную единицу, которую король Иордании представляет лишь в вопросах внешней политики.

Автономная административно-территориальная единица, которая должна охватывать арабскую часть Иерусалима, является родиной палестинцев». В ходе переговоров король должен позаботиться о том, чтобы израильтяне освободили эту родину — захваченную территорию Западной Иордании.

Единое видение будущего вначале не было задокументировано: оно должно было оставаться в тайне. Публично же Арафат сообщил о результатах переговоров, упомянув лишь некоторые общие места: «Переговоры с королем Хусейном прошли позитивно, конструктивно и успешно». За этим последовало выражение, которое он особенно любил: «Оставим слова. Дела говорят громче слов!»

Этому девизу последовал и король Хусейн. По его распоряжению премьер-министр Иордании издал приказ об амнистии для 736 палестинцев, которые входили в розыскной список королевской полиции, поскольку в связи с событиями гражданской войны 1970 года обвинялись в государственной измене. К тому же король Хусейн предоставил главе ООП возможность произвести смотр подразделений вооруженных сил Иордании, которые двенадцать лет назад были его противниками. Солдаты этих подразделений салютовали Арафату. Благодаря этому жесту честь Арафата в Иордании снова стала незапятнанной.

План создания конфедерации между Иорданией и западным берегом Иордана представлял собой огромный риск для короля и для лидера ООП. Хусейну следовало рассчитывать на то, что бедуины его страны будут сопротивляться увеличению доли палестинского населения. Арафату же приходилось опасаться упрека в том, что он дарит легитимные права своего народа королю Иордании, который на самом деле не кто иной, как агент Соединенных Штатов.

Перед отлетом из столицы Иордании Арафат попытался сгладить впечатление, что он заключил с Хусейном тайное соглашение: «Я всего лишь председатель ООП. Единолично я не могу заключать договоренностей. Мы очень демократичная организация».

Верхушке сирийского руководства еще ничего не стало известно о результатах переговоров, до Дамаска дошли лишь домыслы об этом, а министр информации Ахмед Искандер Ахмед уже предостерегал: «Никто не имеет права обсуждать дела палестинцев с посторонними». Он произнес фразу, которая дала возможность предвидеть события последующих месяцев: «Сирийское правительство поддерживает отношения с ООП, а не с господином Арафатом!»

Однако председатель не принял этого предостережения во внимание. Он был твердо убежден в том, что все его намерения будут поддержаны большинством в органах ООП. Ведь, в конце концов, восемь из пятнадцати членов исполнительного комитета были с ним в Аммане и одобрили план конфедерации между западным берегом Иордана и королевством Иорданией.

В последние дни января 1983 года Арафат пригласил верхушку ООП для того, чтобы настроить ее на свою политику. В качестве места совещания он выбрал Аден, столицу социалистического Йемена. Для руководства ООП был зарезервирован отель «Голд Мохур» (Gold Mohur), расположенный между голыми скалами и морем. Арафат, которого в Адене принимали как главу правительства, жил на отдельной государственной даче, это комфортабельное здание стояло на выступе скалы.

В виде исключения он пригласил меня для разговора в нормальное дневное время: хотел видеть меня до ужина. Мы сидели на софе в стиле Людовика XIV. Я спросил, как он оценивает ситуацию в ООП спустя пять месяцев после потери базы в Бейруте. Ответ Арафата: «В течение этих пяти месяцев мы доказали, что уничтожить ООП невозможно. Сейчас наши бойцы доставляют Израилю больше хлопот, чем когда-либо — на захваченных территориях и прежде всего в самом Израиле».

На мой вопрос, продолжает ли он не считать исход битвы за Бейрут поражением, Арафат сказал: «Для этого у меня нет совершенно никакой причины. И политически мы также сильнее, чем когда-либо прежде. Мир понял, что мы человеческие существа, которые хотят где-то чувствовать себя дома. Такого поворота во мнении мы достигли потому, что три месяца в одиночку противостояли израильтянам и силе их американского оружия».

В тот вечер, во влажной духоте Адена, Арафат изображал убежденность в том, что он нашел путь, который ведет на родину. Все надежды он возлагал на короля Хусейна. На мой вопрос о том, забыты ли события 1970 года, он ответил очень коротко: «Это мы миновали». Король, как он считал, одобрил планы конфедерации без каких-либо оговорок. Я спрашиваю: «Значит, теперь король Хусейн Ваш партнер?» На это Арафат отвечает: «Я партнер короля!»

Поскольку он ощущал, что столь близок к своей цели, к образованию палестинского государства, я поинтересовался, каковы его представления о родине. Он заявил: «Иерихон, Хеброн и Набулус будут входить в нее, а также вся плодородная земля на западном берегу Иордана. Иерусалим, само собой разумеется, также входит туда. Иерусалим будет нашей столицей». Затем Арафат указал на меня и сказал: «Мы двое, мы встретимся в Иерусалиме».

С возражением о том, что без поддержки Сирии он едва ли сумеет создать родину для палестинцев, Арафат не был согласен: «Если мы доведем движение до политического застоя, сирийцам придется поддержать нас. Тогда им не останется ничего другого». Арафат признавал, что его огорчают плохие отношения с Хафезом Асадом: «Наши отношения с ним столь же бесплодны, как скалы Адена».

Во время совещания в отеле «Голд Мохур» ни один из советников не обратил его внимания на грозящую опасность. То обстоятельство, что д-р Жорж Хабаш, постоянно выступающий с резкой критикой всех контактов с королем Хусейном, не приехал в Аден, Арафат не воспринял как предостережение. Он считал, что глава Народного фронта освобождения Палестины, страдающий заболеванием сердца, воздержался от поездки из-за невыносимо влажного климата.

После заседания в Адене Арафат придерживался мнения, что сделал все возможное для начала решительного поворота. От делегатов Палестинского национального совета, эмигрантского парламента, Арафат ожидал, что они одобрят партнерство с королем Хусейном.

Когда 14 февраля во Дворце нации алжирской столицы председатель Организации освобождения Палестины вновь говорил о «бессмертной славе битвы за Бейрут», 350 делегатов приветствовали его возгласами ликования. Арафат вновь праздновал победу над Израилем. Но в коридоре перед залом люди из штаба Арафата встретили смехом замечание дипломата ООП д-ра Исама Аль Сартави: «Еще три такие победы, и мы будем совещаться на островах Фиджи». Восемь недель спустя д-р Исам Аль Сартави был мертв — застрелен в Португалии во время конгресса Социалистического Интернационала.

После празднования победы Арафат заявил делегатам о своем намерении объединить родину палестинцев с Иорданией в рамках конфедерации. Успех этого заявления был невелик. Ахмед Джебриль, командир небольшой организации внутри палестинского сопротивления, почувствовал, что в этом вопросе председатель не может рассчитывать на явную поддержку большинства делегатов Национального совета.

Джебриль попросил слова, чтобы сообщить, что устроит ад кромешный любому палестинцу, который признает Израиль. Делегаты поняли угрозу — им надлежало быть осторожными с поддержкой плана Арафата, который по сути своей означал признание Израиля.

Д-р Жорж Хабаш, председатель Народного фронта освобождения Палестины, на четвертый день совещания сформулировал точку зрения тех, кто не был согласен с планами создания конфедерации: «Мы готовы сотрудничать с народом Иордании, но не с королем Иордании.

Поэтому: не давать мандата королю Хусейну. Он не обладает правом говорить от имени палестинцев. Право на это принадлежит лишь самим палестинцам!» Во время выступления д-ра Жоржа Хабаша Арафат мрачно смотрел перед собой.

К разочарованию Арафата, эмигрантский парламент не дал ему полномочий на прочную договоренность с королем Хусейном. Несмотря на это, он считал, что может продолжать свой курс, ведь, в конце концов, он был командующим наиболее сильной группировкой в рамках ООП. Имея за спиной Аль Фатах в качестве домашней власти, он считал себя достаточно сильным для того, чтобы осуществить план создания конфедерации.

Арафат дал знать королю, что готов к подписанию соглашения, которое следует рассматривать в качестве мандата для Хусейна. Король может вести переговоры с американским президентом о создании автономной палестинской административно-территориальной единицы на западном берегу Иордана. Основой для переговоров является американский план мирного урегулирования, разработанный осенью прошлого года.

Хусейн и Арафат совместно составили текст договора. В конце марта 1983 года этот документ был готов. Когда подпись должна была придать соглашению силу, глава ООП, к удивлению короля, сообщил, что ему необходимо совершить одну поездку, но через несколько дней он снова будет в Аммане.

Однако вместо него в Амман прибыл Фарук Каддуми, специалист Арафата по вопросам внешней политики. Изумление короля еще более усилилось при заявлении Каддуми о том, что ООП не может предоставить полномочий на ведение переговоров до тех пор, пока не будет категорически подтверждено, что эти переговоры ни при каких обстоятельствах не будут опираться на американский план мирного урегулирования.

По этому пункту, касавшемуся плана Рейгана, обеими договаривающимися сторонами, главой ООП и королем, было достигнуто определенное соглашение. Однако Фарук Каддуми не принимал участия в предварительный беседах и в выработке текста договора. Он вел себя так, будто всю столь обширную проблему можно заново подробно обсудить еще раз.

Совершенно очевидно, что во время своей непродолжительной поездки в Дамаск и в государства Персидского залива Арафат ощутил мощное сопротивление предоставлению полномочий со стороны командования Фатах. Внезапно его оптимизм исчез. Он разом осознал, что его планы могут вызвать раскол Аль Фатах.

Правда, теперь его поведение в глазах короля выглядело не совсем порядочным: Арафат не сдержал своего обещания приехать в Амман — он подставил королю вместо себя другого партнера для переговоров. Когда председатель в конце концов все же прибыл в столицу Иордании, его встретил неблагосклонно настроенный король. Он указал Арафату на то, что касательно пользы американской инициативы было достигнуто единство мнений. Глава ООП позже рассказывает, что его возражение звучало так: «Если бы я принял план Рейгана, то Рейган немедленно, без всяких околичностей, направил бы мне посланника с особой миссией, и тогда мы вообще не воспользовались бы Вашими услугами в качестве ходатая».

Арафат хотел убедить короля в том, что достижение единого мнения касательно американской инициативы было недоразумением. Явно ощущалось, что он находится под давлением, оказываемым собственной организацией с целью не допустить его перехода в политический лагерь США. При таких обстоятельствах король Хусейн воздержался от продолжения переговоров.

Арафат был убежден в том, что благодаря быстрому изменению своей позиции на переговорах ему удалось предотвратить раскол Аль Фатах. Его поведение осталось двусмысленным. Недовольным внутри собственной организации он заявил, что не собирается предоставлять королю Иордании полномочия на ведение переговоров — в Иорданию же он сообщил о своей готовности вскоре продолжить диалог с королем.

В мае 1983 года стало ясно, что Арафату не удалось успокоить волнения в собственной организации. Во время пребывания в Дамаске ему сообщали о проявлениях недисциплинированности отдельными региональными командирами. Председатель ООП лично отправился из Дамаска в ливанскую долину Бекаа, чтобы побеседовать со взбунтовавшимися офицерами из Фатах. Он хотел на месте узнать, почему не исполняются приказы.

В расположениях бойцов Фатах в долине Бекаа ему откровенно объявили о том, что вызвало недовольство в войсках: Арафат передал верховное командование двум офицерам, Абу Хайиму и Хайи Исмаилу. И это несмотря на то, что ему было известно об их неспособности командовать, проявившейся во время ливанской войны летом 1982 года. Поскольку сопротивление их назначению оставалось мощным, главе ООП не оставалось ничего другого, как отозвать их.

Однако этот шаг все еще не успокоил волнений. Офицер Хайи Исмаил, в свою очередь, подвергся нападкам как фаворит Арафата.

Выразителем общего критического мнения стал командир подразделения, 55-летний Абу Муса: «Это было в Сайде, когда все мы ждали приказов Хайи Исмаила. Его просто невозможно было найти. Выяснилось, что он покинул город. С ним ушли еще четыре офицера, у которых были все планы боевых действий. Так наши бойцы остались в Сайде без всякого руководства, многие погибли, другие в последний момент пытались уйти на север. Хайи Исмаил вместе с Абу Хайимом и его братом жил в Сайде как король. Они любили роскошь». Адресованный кому-либо из членов организации Аль Фатах упрек в пристрастии к роскоши был направлен против самого Арафата.

Спустя несколько дней Абу Муса распространил обвинения и на сферу политики: «Арафат ищет примирения с Израилем. Мы могли почувствовать это даже во время битвы за Бейрут. Уже тогда он глубоко погряз в болоте обещаний Филипа Хабиба. Мы просто должны были остановить его на этом пути».

Если вначале Арафат считал, что диалог с недовольными возможен, то в конце июня был вынужден признать свое заблуждение. Деловые вопросы были не важны, в центре столкновения стояла его персона. Абу Муса требовал смены Арафата — однако Абу Муса лишь орудие в руках сирийского президента Хафеза Асада. К этому моменту Арафат осознал, что Хафез Асад хочет уничтожить его.

Еще существовала возможность примирения с сирийским президентом. Если бы Арафат назвал свои переговоры с королем Хусейном заблуждением, если бы объявил Хафеза Асада покровителем палестинцев, сириец был бы настолько милостив, что разрешил бы ему и впредь исполнять должность председателя ООП.

Правда, это примирение было бы и концом независимой палестинской политики. Арафату пришлось бы подчиниться сирийцу. На это он пойти не мог. Наоборот — Арафат обвинил Хафеза Асада, а с ним и ливийского революционного лидера Моаммара Каддафи, в стремлении уничтожить ООП.

Сирийское правительство немедленно дало ответ на эти нападки. В первой половине дня 24 июня 1983 года Арафату позвонил глава сирийского генерального штаба Хикмат Аль Шехаби и предложил покинуть Сирию до 14 часов того же дня. Если же он не последует этому предложению, то после 14 часов будет доставлен в аэропорт силой. Арафат подчинился и в 13.30 вылетел в Тунис.

Выдворение, как недвусмысленно заявил генерал Хикмат Аль Шехаби, распространяется не только на Дамаск, но и на долину Бекаа и север Ливана. Арафату также не разрешается посещать лагеря палестинцев Нахр аль Баред и Баддави у города Триполи. Этим лидер ООП был отрезан от своих бойцов.

Люди из Фатах в долине Бекаа, расположенной между Бейрутом и Дамаском, по-прежнему пребывали в непосредственной конфронтации с Израилем — и им Арафат теперь не имел права отдавать приказы. При отлете Арафата Абу Муса с издевкой сказал: «Желаю ему сладкой жизни на побережье Туниса».

В последующие недели Абу Мусе удалось одного за другим убедить лидеров Фатах в том, что организация нуждается в ином руководстве. Его аргумент: «Под руководством Арафата Фатах стала слишком жирной, слишком обрюзгшей». Действительно, она утратила порыв революционной импровизации; к власти пришла бюрократия.

Абу Муса, настоящее имя которого Саид Муса, дослужился в рядах Аль Фатах до звания полковника. Во время ливанской войны летом 1982 года он занимал должность заместителя командующего «операционной» ООП — его функция была сравнима с деятельностью заместителя генерального штаба. Когда его начальник был убит, Абу Муса надеялся занять его место, но Арафат назначил шефом генерального штаба другого офицера. Чувствуя себя обойденным, Абу Муса обвинял Арафата в том, что тот действовал самоуправно и перестал советоваться с испытанными офицерами своей организации.

Сочетание двух факторов сделало Абу Мусу мятежником: он считал себя обойденным и твердо верил в то, что руководство Фатах исчерпало себя, оно лениво и готово заключить мир. Этот человек был весьма кстати сирийскому президенту.

Соединения, желавшие сохранить верность Арафату, постепенно вытеснялись из долины Бекаа в северном направлении. Они были приняты в лагеря беженцев Нахр аль Баред и Баддави на окраине Триполи. Командиром там был Абу Джихад, заместитель Арафата по военным вопросам. В течение июля и августа Абу Джихад наблюдал, усиливающуюся концентрацию сирийских соединений вокруг Триполи. Следовало ожидать наступления с целью уничтожить последний оплот верных Арафату людей.» Верховный главнокомандующий не мог больше оставаться в Тунисе.

Через два с половиной месяца после того, как сирийское правительство запретило Арафату когда-либо вновь ступать на землю Северного Ливана, глава ООП прибыл в порт Триполи. Для перехода через море на Кипре было зафрахтовано небольшое старое грузовое судно.

Корабли израильского военно-морского флота, которые контролировали акваторию моря перед ливанским побережьем, не задержали грузовое судно. Торпедные катера израильтян, которые обычно тщательно охраняли подходы к ливанским портам, исчезли — хоть и не было тайной, что Арафат, прибыв на Кипр, отважится отправиться в Триполи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Меня вызывает Жданов

Из книги Непримкнувший автора Шепилов Дмитрий Трофимович

Меня вызывает Жданов «Александровские мальчики» и «комсомольцы двадцатого года». Дом терпимости для духовных наставников партии. Оккупационная армия и мясо для зверей Венского зоопарка. Шанс породниться с Габсбургами. Литвинов и Коллонтай в «кремлевской столовой».


Вызывает комдив

Из книги Звезды на крыльях автора Бабак Иван Ильич

Вызывает комдив Февральское небо фашистской Германии в сорок пятом встретило авиаторов неприветливой погодой: низкой облачностью, частыми снегопадами, туманами.Ужаснейшая из всех войн катилась к своему неизбежному концу, чтобы бесславно для агрессора погибнуть там,


Соперничество между Тимуром и Хусейном

Из книги Тамерлан автора Ру Жан-Поль

Соперничество между Тимуром и Хусейном Во время монгольской оккупации Тимур выказал некоторое сочувствие к сербадарскому «республиканскому» движению, которое, зародившись в Хорасане, незадолго до этих событий, в 1365 году, охватило Самарканд. Эмир Хусейн, который все


Примирение

Из книги Пути, которые мы избираем автора Поповский Александр Данилович

Примирение Шевелева решила продолжать свою работу. Она проследит, действительно ли пучки выделяют неодинаковые вещества и этим достигаются различные влияния на мышцу. Заодно она выяснит природу этих химических соединений. Жаль, что учитель не объяснил ей, как промывать


ПРИМИРЕНИЕ НЕ СОСТОЯЛОСЬ

Из книги Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она - меня автора Дальгрен Леннарт

ПРИМИРЕНИЕ НЕ СОСТОЯЛОСЬ Нам оставалось добиваться эскалации конфликта, понимая, что это может ударить по нам самим, но альтернативы просто не были. Мы направили запрос о встрече в правительство Московской области, где нас охотно приняли. Ответственным за переговоры был


РАЗДРАЖЕНИЕ И ПРИМИРЕНИЕ

Из книги Банкир в XX веке. Мемуары автора

РАЗДРАЖЕНИЕ И ПРИМИРЕНИЕ Теплые отношения между мной и Садатом, существовавшие почти десять лет, внезапно окончились летом 1980 года, что, отчасти, было результатом небрежной работы персонала моего аппарата. Во время поездки по крупным странам Европы, в которую мы с Биллом


Борода вызывает

Из книги Курчатов автора Асташенков Петр Тимофеевич

Борода вызывает Дороги, дороги... ...Ночь перед первой поездкой в Москву из Казани, которая предстояла 21 октября 1942 года, Игорь Васильевич провел без сна. Он уже знал, зачем его вызывают, зачем срочно из горной экспедиции на Алагез по изучению космических лучей отзывают


ПРИМИРЕНИЕ

Из книги Россия в концлагере автора Солоневич Иван

ПРИМИРЕНИЕ В последний месяц перед побегом жизнь сложилась по всем правилам детективного романа, написанного на уровне самой современной техники этого искусства. Убийство троцкиста на Вичке, побег Акульшина и расследование по поводу этого побега, раскрытие «панамы» на


«Вас вызывает Кузнецов»

Из книги Почти серьезно... [С иллюстрациями автора] автора Никулин Юрий Владимирович

«Вас вызывает Кузнецов» Клоун Сергей Курепов рассказал мне, что в двадцатых годах в цирке работал номер воздушных гимнастов — «Икар». Курепова удивило, как малообразованные гимнасты придумали такое удачное, звучное название своему номеру. Как-то Курепов спросил об этом


«Вас вызывает Таймыр»

Из книги Александр Галич: полная биография автора Аронов Михаил

«Вас вызывает Таймыр» 1Эта пьеса была написана в 1947 году в соавторстве с драматургом Константином Исаевым[142], ставшим на следующий год лауреатом Госпремии СССР за сценарий «Подвиг разведчика».Сюжет пьесы вкратце таков. В номере одной из московских гостиниц поселяются


ПРИМИРЕНИЕ

Из книги Фридрих Барбаросса автора Балакин Василий Дмитриевич

ПРИМИРЕНИЕ Собравшиеся в Павии рыцари, уцелевшие на поле битвы, постепенно обретали обычную веру в себя и своего императора, чудесным образом спасшегося и явившегося, когда его уже считали погибшим. Однако все понимали, в каком отчаянном положении они находятся. Если


27. Примирение с Хусейном

Из книги Арафат [Maxima-Library] автора Концельман Герхард

27. Примирение с Хусейном Восемь с половиной лет спустя после гражданской войны в Иордании, в конце которой руководство ООП, будучи побежденным, покинуло королевство, Арафат нашел в себе решимость протянуть руку королю. Арафат, давший себе клятву никогда больше не


Процесс над Саддамом Хусейном

Из книги 100 знаменитых судебных процессов автора Скляренко Валентина Марковна

Процесс над Саддамом Хусейном Дело бывшего диктатора Ирака является, пожалуй, самым громким судебным разбирательством современности. Каждый из 12 пунктов обвинения, предъявленного Хусейну, квалифицируется как «преступление против человечности» и грозит подсудимому


Примирение

Из книги Мария Медичи автора Кармона Мишель

Примирение По совету Ришелье, Мария Медичи присоединяется к королю в Пуатье, демонстрируя, таким образом, свое желание предать забвению войны Матери и Сына. В ноябре 1620 года король с триумфом возвратился в Париж после экспедиции в Беарн. Через несколько дней после него


Примирение с Толстым

Из книги Тургенев без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Примирение с Толстым Сергей Львович Толстой:1877 год был критическим годом в жизни моего отца. Он говаривал, что человеческое тело совершенно переменяется каждые семь лет, а что он совершенно переменился в 1877 году, когда ему минуло 7 x 7 = 49 лет. Тогда произошел перелом


Разрыв и примирение

Из книги Ницше. Для тех, кто хочет все успеть. Афоризмы, метафоры, цитаты автора Сирота Э. Л.

Разрыв и примирение В первой половине 1880-х годов идиллические отношения Ницше с сестрой заметно пошатнулись – вплоть до полного разрыва на какое-то время. Причины такого развития событий можно трактовать по-разному.Во-первых, сестра категорически не приняла начавшийся