Без пяти двенадцать

Без пяти двенадцать

Утром в пятницу Деренковец еще держался.

Восточный и западный фланги дороги на Корсунь держались, хотя буквально повсюду советские стрелки просачивались сквозь кусты на обочинах дороги.

Русские знали гораздо лучше нас, как крепко они нас прижали. В течение нескольких дней их самолеты сбрасывали листовки, в которых детально расписывалось наше отчаянное положение. Они приводили список капитулировавших подразделений, особенно часто упоминая так называемую Валлонскую моторизованную бригаду.

Они все больше совершенствовали свое искусство пропаганды. Регулярно поднимался белый флаг. Выходил советский солдат и приносил конверт, адресованный командиру дивизии или корпуса. Это было рукописное письмо немецкого генерала, который был захвачен врагом. Этот агент советовал от имени своих советских хозяев сдаться, обещая почетную капитуляцию.

Каждый день приходили фотографии, посылаемые все той же почтовой службой, фотографии пленных, взятых накануне. Они сидели за столами вместе с этим генералом, живые и здоровые.

В пятницу 11 февраля в 11.00, после того, как был поднят обычный белый флаг, появились два очень вежливых советских офицера. Они принесли сообщение от Советского Верховного командования командиру окруженной группировки.

Это был ультиматум.

Офицеры прошли наши позиции и были приняты со всей вежливостью. Советский ультиматум был коротким и ясным: либо вы сдадитесь, и с вами будут обращаться, как с отважными солдатами, либо в 13.00 начнется атака, и вы все будете перебиты.

Ультиматум был отвергнут немедленно и категорично. Мы проводили советских офицеров обратно через грязь к их собственным траншеям, выделив для этого тягач.

Русские не задержались с ответом.

Сразу после полудня буквально по всему периметру заметно сократившегося котла Красная Армия перешла в наступление.

Она яростно атаковала наш плацдарм и дорогу Деренковец — Корсунь. Исход был предсказуемым.

Немецкие войска начали собираться в Корсуни два дня назад. Мы знали, что последняя битва вот- вот начнется, что десятки тысяч человек занимают позиции и готовы бросится на прорыв с мужеством отчаяния. Радиограмма немецкого Верховного командования рекомендовала координировать усилия. Они намерены послать на последний штурм все имеющиеся танки.

Мы были вынуждены пойти на крайний риск.

Красные верили, что мы окончательно погибли.

За последние две недели их атаки не принесли успеха. Они хотели поспешить прикончить нас. Их ультиматум был отвергнут без обсуждения, и началась атака по всем направлениям.

* * *

Этим вечером коридор на Корсунь стал еще уже. Но в Деренковце наша бригада не потеряла ни пяди садов, ни метра изгородей.

Наши солдаты просто вросли в землю, и с места их не могло сдвинуть ничто. Танки могли падать с неба, но даже тогда они не удивились бы.

Мы получили новые приказы. Тяжесть ситуации стала такой, что прорыв больше нельзя было откладывать. На следующий день в субботу 12 февраля 1944 года окруженная армия должна совершить последнюю попытку и прорваться через вражеские линии на юго-запад. В 04.00 мы должны были оставить Деренковец и присоединиться к ударной группе на южном фасе котла. Полк «Нордланд» должен был оставаться в арьергарде и прикрывать Корсунь.

Но сейчас время было всего лишь 19.00.

Ох уж это бесконечное ожидание!

Почти все коммуникации находились под обстрелом и постоянно прерывались.

Сумеем ли мы продержаться еще девять часов, как приказано? Не рухнет ли внезапно весь наш плацдарм и не завершится ли это всеобщей гибелью?

Пули щелкали по искореженному металлу и сыпались вниз, смываемые ливнем. Никогда на землю еще не сыпался столь ужасный град.

Повсюду раздавались ужасные вопли.

В 01.00 наши передовые посты на востоке начали отходить. Русские, словно рептилии из грязи и тьмы, проникали в избы. Не стреляя, не произнося ни слова, наши солдаты спускались к бурлящему пруду шириной несколько сот метров, который они пересекли в воде по пояс, держа оружие над головой.

В полной темноте мы внимательно следили за черной водой, из которой они выходили, мокрые и блестящие, словно тюлени.

На северо-западе и западе стрельба стала жарче. Пули с визгом рикошетировали от различных препятствий.

Но внезапно мы оцепенели от глухого жужжания и грохота: танки!

Советские танки только что прибыли на северозападный фас котла и находились в нескольких сотнях метров от нас, двигаясь по мощеной дороге, где стояли последние наши грузовики. Они одни могли спасти нас в смертельную минуту.

Это был звук смерти, ее тяжелая лязгающая поступь. Не пройдет и пяти минут, и с нами будет покончено.

Я повернулся к противотанковому орудию, брошенному возле дороги. С помощью солдат я развернул его. Другие солдаты прибежали на мой окрик и навели другое орудие. Мы открыли бешеный огонь бронебойными снарядами, заставив танки остановиться.

Время 01.30.

Позади танков русские пехотинцы ползли в нескольких десятках метров от нас. Они вслепую обстреливали черную дорогу.

Нам приходилось постоянно дергать грузовики взад и вперед, ожидая сотни товарищей, которые еще не вылезли из пруда.

Как только они выбирались на дорогу, то сразу прыгали в машины. Но каждый раз кто-нибудь падал на землю смертельно раненный.

В 04.00 солдаты последнего арьергардного взвода присоединились к нам. Мы быстро прицепили два противотанковых орудия к последним грузовикам.

Наш плацдарм в Деренковце держался до самого конца без особого труда и был оставлен точно по графику.

Арбузино пылало. Полк «Нордланд» отбил позиции позади этого пекла. Чуть дальше грустно лежали несколько самолетов, уткнувшись носами в землю.

На рассвете мы прибыли в Корсунь. Наша бригада считала делом чести приехать на грузовиках, перегруппироваться и войти в город в идеальном порядке, с высоко поднятыми головами, выводя песню, как на параде.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Без пяти минут депутат

Из книги Генерал Дима. Карьера. Тюрьма. Любовь автора Якубовская Ирина Павловна

Без пяти минут депутат В конце 1989 года началась кампания по выборам народных депутатов России. И так случилось, что Диму однажды пригласили выступить по архангельскому телевидению.В каждом крае — свои проблемы. Архангельск — не исключение. И Дима в своем телевыступлении


Тот же день, около пяти

Из книги Тюремные дневники автора Мавроди Сергей Пантелеевич

Тот же день, около пяти За стеной, в соседней камере - громкое рыдание. Истерика.Взрослый мужчина, сорок восемь лет. Статья: "превышение служебных полномочий". (Значит, из начальников.) Рыдает прямо в голос: "За что?.. И так плохо, а теперь еще и в карцер посадили!" Всхлипывания


Без пяти минут столкновение

Из книги Летчик испытатель [Издание 1939 года] автора Коллинз Джимми

Без пяти минут столкновение Я вылетел из Ньюарка, когда стемнело, при потолке около семи тысяч футов. По мере того как я углублялся в горы, держа курс на Бэлфонт, потолок опускался, но не слишком. Я достиг Санбери, милях в пятидесяти от Бэлфонта; дальше начиналась самая


На высоте пяти миль

Из книги Тюремные дневники, или Письма к жене автора Мавроди Сергей Пантелеевич

На высоте пяти миль Окончив школу высшего пилотажа в Келли, я получил назначение на аэродром Сэлфридж. Там стояла первая истребительная группа военно-воздушного корпуса. Каждое утро в 8.15 офицеры собирались у начальника отряда. Мы получали дневное задание по летной


Тот же день, около пяти

Из книги Там, на войне автора Вульфович Теодор Юрьевич

Тот же день, около пяти За стеной, в соседней камере — громкое рыдание. Истерика.Взрослый мужчина, сорок восемь лет. Статья: «превышение служебных полномочий». (Значит, из начальников.) Рыдает прямо в голос: «За что?.. И так плохо, а теперь еще и в карцер посадили!»


Без пяти минут победа

Из книги Тигр скал автора Хергиани Мирон Буджаевич

Без пяти минут победа 2 мая 1945 года после двух часов дня предполагалось сесть за праздничный стол и приступить к победному обеду — готовили его кто как мог, во всех квартирах, на всех кухнях и во всех кастрюлях перепуганные немецкие хозяйки, а дети с любопытством и


ОТ ПЯТИ ОТНЯТЬ ДВА...

Из книги Воспоминания склеротика автора Смирнов Борис Натанович

ОТ ПЯТИ ОТНЯТЬ ДВА... Рассвело утро — утро стонов и плача. Каждого снедала своя боль. И к этой боли добавлялась об­щая — гибель товарища. Я даже не могу сказать, сколько времени ушло на сборы в дорогу,— обесси­ленные вконец, мы еле двигались, медленно одева­лись, сделали


ОТ  ТРЕХ  ДО   ПЯТИ

Из книги Тихая война автора Сабо Миклош

ОТ  ТРЕХ  ДО   ПЯТИ       Родился я в городе Симферополе в год змеи, под знаком рыбы. Это обстоятельство ни о чем не говорило ни моим родителям, ни мне. Прежде всего, потому, что в те далекие годы (это был конец 20-х) никто не составлял гороскопы. Партия не рекомендовала этим


«КОМИТЕТ ПЯТИ» ООН

Из книги Своими глазами автора Адельгейм Павел

«КОМИТЕТ ПЯТИ» ООН Инициаторы предыдущих событий явились сторонниками созыва осенью 1957 года чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Эти попытки преследовали вполне определенные цели, над разработкой и претворением в жизнь которых работали лучшие головы ЦРУ:


ЗАКЛЮЧЕНИЕ В ПЯТИ ТЕЗИСАХ

Из книги Оживление без сенсаций автора Аксельрод Альберт Юльевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В ПЯТИ ТЕЗИСАХ Можно считать достоверными следующие


«ДУХ ПЯТИ БЕССТРАШИЙ»

Из книги Любимец Гитлера. Русская кампания глазами генерала СС автора Дегрелль Леон

«ДУХ ПЯТИ БЕССТРАШИЙ» В Шанхае, куда Дэн прибыл в конце марта 1931 года, его ожидал холодный прием. Казалось, новые вожди просто не хотели его замечать. Целый месяц Дэн провел без дела: его поселили на одну из конспиративных квартир, снабдили кое-какими средствами и оставили


Без пяти

Из книги Думай, как Стив Джобс автора Смит Дэниэл

Без пяти В пятницу утром Деренковец еще держался. Западный и восточный фланги дороги на Корсунь еще держались, хотя советские стрелки проскользнули почти везде среди кустов вдоль дороги.Русские знали лучше, чем мы, как они сжимали нас. Уже много дней их самолеты бросали


Истории о пяти компаниях

Из книги Войсковые разведчики в Афгане. Записки начальника разведки дивизии автора Кузьмин Николай Михайлович

Истории о пяти компаниях История компании Apple позволяет нам проследить историю всего сектора глобальных технологий, начиная с 1970-х годов. Тем не менее удача нескольких компаний – каждая из них по праву считается гигантом – была не более чем обычным переплетением


В долине пяти львов

Из книги Фридл автора Макарова Елена Григорьевна

В долине пяти львов Итак, я по приказу комдива отправился в Панджшер («Пандж – пять, Шер – лев) – «долину пяти львов» в переводе с таджикского, потому что основное население в этом уезде составляли таджики.В Афганистане существует два государственных языка: дари


27. Без пяти двенадцать

Из книги автора

27. Без пяти двенадцать Ко мне пожаловал сам Франтишек Зеленка, пражский архитектор и театральный художник. В Праге мы с Павлом ходили на спектакли в «Освобожденный театр», помню «Последние каникулы» в оформлении Зеленки. На сцене настоящий шлагбаум, настоящее вокзальное