Вместо предисловия

Вместо предисловия

Современный читатель и кинотелезритель после отмены всех видов цензуры и вообще всяческих ограничений (в том числе со стороны совести авторов) оказался один на один со множеством всяческих спекуляций, измышлений, непроверенных фактов, а порой и злонамеренной клеветы.

Чего только не преподносят ему со всех сторон «желтая» пресса и аналогичная телепродукция! Ладно бы дело ограничивалось слухами и сплетнями о ничтожных, в сущности, мнимых величинах шоу-бизнеса. Увы, к сожалению, авторитетнейшие по первому взгляду публикации в искаженном, мягко говоря, свете изображают события отечественной и мировой истории, ее реальных действующих лиц и героев. Иногда такие перлы — результат откровенного невежества. Хотите пример? Пожалуйста… Популярнейшая газета «МК» в номере, посвященном 60-летию Победы в Великой Отечественной войне (!), сообщает читателю, что в честь этого события была учреждена медаль «За ВЗЯТИЕ Германии»! Эта же журналистка в той же статье сообщает, что Сталин запретил исполнять некоторые куплеты песни известного поэта Модеста Табачникова «Давай закурим»… Увы, Модест Табачников никогда не был поэтом. Вообще-то он и в самом деле был человеком известным, но — композитором! Стихи же вышеназванной песни написал поэт Илья Френкель, брат композитора Яна Френкеля. А песню вышеназванную с огромным успехом много лет исполняла без всяких изъятий со стороны вождя популярнейшая Клавдия Шульженко.

А вот еще перлы то ли невежества, то ли просто погони за «жареным», то ли злобных инсинуаций…

Любимец и «тень» Адольфа Гитлера Мартин Борман, оказывается, вовсе не погиб в Берлине в первых числах мая 1945 года. Он был советским супершпионом и благополучно вывезен чекистами в Москву. Где умер спустя много лет и похоронен на Введенском кладбище, обычно именуемом москвичами Немецким. Правда, в магазинах можно купить книгу, в которой убедительно утверждается, что Борман был английским агентом и его умудрились вывезти из пылающего Берлина английские командос.

Советским супершпионом, оказывается, был сам шеф гестапо группенфюрер СС Генрих Мюллер. Его якобы видели (интересно, кто?) в коридорах Лубянки… Но вотнезадача: в тех же московских книжных магазинах продается двухтомник, где живописно описано, как Мюллера спасли и вывезли благополучно уже американцы и как он много дет был советником по антисоветским делам президентов США…

Знаменитый Герман Геринг, ас Первой мировой войны, лично сбивший свыше 20 самолетов противника, оказывается, в двадцатые годы учился летать в секретной авиашколе в Липецке. Там у него был бурный роман с местной девушкой, которая родила ему ребенка. По этой причине рейхсмаршал Геринг в годы войны категорически запретил своим асам бомбить город Липецк…

Как же надо не уважать, вернее — откровенно презирать своих читателей и зрителей, чтобы беззастенчиво, токмо наживы ради, впаривать им этот и подобный бред! Впрочем, «пипл хавает!» — метко и цинично подметил ныне уже полузабытый делец шоу-бизнеса.

Еще одни пример — на сегодня последний, но, увы, наверняка не заключающий собой скорбный поток беспардонного вранья.

Живет в городе Мюнхене, столице Баварии, где, между прочим, зародился германский национал-социализм Адольфа Гитлера, наш бывший соотечественник Владимир Кунин. Талантливый, надо отдать ему должное, писатель и кинодраматург. До сих пор по ТВ регулярно показывают прекрасный фильм по его сценарию «Хроника пикирующего бомбардировщика». Фильм «Интердевочка», также по его сценарию, с Еленой Яковлевой в главной роли, стал настоящей сенсацией первых лет «перестройки», «хитом» на нынешнем жаргоне.

Бывший ленинградец Владимир Кунин сразу стал любимым автором народившихся как грибы после дождя «новорусских» издателей. Бестселлеры В. Кунина заполонили все уличные выносные прилавки с самой ходовой книжной продукцией. Будем объективны — многие повести В. Кунина на темы эмигрантской жизни совсем неплохи, написаны сочным языком, с хорошим юмором, к тому же автор, безусловно, человек наблюдательный.

Казалось бы, пишешь себе в Германии, ну и пиши. Писатель-эмигрант сегодня не «изменник Родины», не «враг народа». Издаются, и немалыми по нынешним меркам тиражами, Иосиф Бродский, Наум Коржавин, Сергей Довлатов, Эфраим Севела, Юз Алешковский и др. И это лишь писатели-эмигранты последнего поколения. Большими тиражами изданы и издаются произведения писателей «первой» и «второй» волн эмиграции. Некоторые из этих книг при чтении вызывают определенное духовное сопротивление, даже неприятие. Это естественно, это нормально. Прямо противоположная точка зрения на те или иные события нас, всегда живших и ныне проживающих в России, никак не может полностью совпадать с позицией авторов, по тем или иным причинам покинувших Родину кто двадцать, а кто и семьдесят с лишним лет назад.

Но есть известный предел толерантности, а по-русски терпимости. Нельзя мириться с заведомым ВРАНЬЕМ, тем более когда это не безобидная хлестаковщина, хвастовство, а злонамеренная или по невежеству и дурости (неизвестно еще, что хуже) КЛЕВЕТА на Страну, что победила в самой кровопролитной и страшной войне в своей истории, на ее Вооруженные Силы, наконец, на самых юных, неспособных после своей безвременной гибели защитить себя от поклепов, ее сынов и дочерей.

Имеется в виду кинематографическое сочинение вышеназванного Владимира Кунина и режиссера Александра Атанесяна «Сволочи», прошедшее недавно на экранах России и размноженное на пиратских дисках DVD.

Вкратце сюжет фильма (он в основном совпадает с литературным произведением В. Кунина).

1943 год. В горах Алатау под Алма-Атой устроен секретный лагерь НКВД. Здесь из подростков-рецидивистов, приговоренных за тяжкие уголовные преступления к высшей мере наказания — то есть к смертной казни, готовят диверсантов-смертников. Они предназначаются для заброса в Альпы, для уничтожения там некоей сверхсекретной немецкой базы.

(С чисто военной точки зрения, задание — уничтожить одну из многочисленных немецких баз в глубоком тылу — совершенно бессмысленно. Куда больше пользы принесло бы уничтожение подобного склада, расположенного в непосредственной или относительной близости к линии фронта. Что и делали регулярно и эффективно многочисленные партизанские отряды и диверсионные группы НКВД во вражеском тылу.)

Пристраивая сценарий «Сволочей», Кунин убедил режиссера и тех лиц в аппарате небезызвестного Швыдкого, что его основа — автобиографична. Между тем в литературной среде Питера хорошо известна склонность Кунина к мистификаторству, в частности, к сочинительству собственной героической биографии… Итог — никто ни в чем не усомнился, не подумал проверить в компетентных органах, а был ли такой лагерь в действительности, всех словно заворожила возможность снять кино «экшн» на сверхсенсационном материале. Кино сняли, не на спонсорские, ГОСУДАРСТВЕННЫЕ деньги. И тут разразился скандал.

ФСБ России и Комитет национальной безопасности Республики Казахстан официально заявили, что никаких «детских диверсионных школ» НКВД или НКГБ в природе не существовало.

Уличенный в хлестаковщине, Кунин вынужден был признаться, что всю эту историю, включая автобиографические моменты, он сочинил от начала и до конца.

Режиссер же Атанесян занял позицию иную, его можно понять: он пытался любыми путями спасти картину от явного конфуза. Для начала заявил, что даже доволен официальным заявлением ЦОС ФСБ: это, дескать, только подогреет интерес потенциальных зрителей к его нетленному творению. Оценка такого заявления может быть только одна: откровенный цинизм.

Затем Атанесян, чтобы хоть как-то выпутаться из неприглядной истории, пустился в теоретизирование: «Я сторонник того, что искусство оперирует не категориями правды, а категориями художественного вымысла. Но вымысел должен быть интересным, эмоционально ценным».

Вот так! Выходит, что возможен кинофильм — важно только, чтобы снято все было ИНТЕРЕСНО, — как будущий рейхсмаршал Герман Геринг учится в Липецке летать, попутно заводит роман с местной красавицей, заделывает ей ребенка мужского пола и т. п.

По-видимому, режиссеру Атанесяну невдомек, что проблема авторского вымысла и домысла в произведении на историческую тему и исторической правды и теоретически, и на практике многих литераторов и вообще деятелей искусств (в том числе кинематографа) давно решена. Между этими двумя категориями существует диалектическая связь. Если изложить ее до предела упрощенно, выглядит она примерно так: «Художник имеет право на любой ВЫМЫСЕЛ, согласующийся с исторической ПРАВДОЙ».

Вымышлены герои и их свершения в романах и повестях Григория Бакланова, Эммануила Казакевича, Юрия Бондарева, Александра Бека, Константина Симонова, Василя Быкова… Но война в этих замечательных произведениях полностью соответствует исторической правде. У каждого из этих авторов своя война, каждый видел ее по-своему, своими глазами, но у всех она — настоящая, подлинная, правдивая. Вымышлен лейтенант Травкин в повести Эм. Казакевича «Звезда» (дважды экранизированной), но Великую Победу в войне одержали наряду с другими советскими воинами тысячи и тысячи таких Травкиных…

Но дело даже не только в этом… Дело еще и в том, что такая школа детей-диверсантов в реальности все-таки СУЩЕСТВОВАЛА! Только создана она была не советским НКВД/НКГБ, а гитлеровским АБВЕРОМ!

Ее организовало одно из подразделений Абвера (военной разведки и контрразведки), а именно абверкоманда-203 в июле 1943 года в населенном пункте Гемфурт возле немецкого города Касселя. Создание данной школы с любой точки зрения должно рассматриваться как военное преступление, поскольку диверсантов в ней готовили не просто из подростков (что уже само по себе преступление), но из СОВЕТСКИХ мальчишек и девчонок, и никаких не малолетних уголовников, а несчастных беспризорников, потерявших на оккупированной немцами территории и родителей, и кров отчий над головой. Их готовили по-настоящему, оболванивая пропагандой, подкармливая голодных и истощенных, и забрасывали, в том числе с парашютами, в советский тыл с диверсионными заданиями. Большинство из них должны были подбрасывать в локомотивы взрывчатку, замаскированную под куски каменного угля, и т. п.).

Надо отдать должное этим ребятам: все они, очутившись за линией фронта, являлись кто в милицию, кто в ближайшую военную комендатуру с повинной. Об этих ребятах — их было несколько десятков — доложили Верховному Главнокомандующему. По его приказу они были определены, в зависимости от того, кто сколько классов успел закончить, в различные ремесленные училища и школы ФЗО для продолжения образования и приобретения рабочей профессии.[1]

Выходит, авторы «Сволочей» — кинодраматург Владимир Кунин и кинорежиссер Александр Атанесян — приписали советским разведчикам и контрразведчикам, сражавшимся с агрессором точно так, как представители всех других военных специальностей и профессий, преступления, которые реально совершали злейшие враги нашей страны — сотрудники гитлеровских спецслужб. Какой уж тут, к черту, «художественный вымысел». Это самая настоящая злонамеренная клевета. Так и должна квалифицироваться по любому счету.

Что же касается категории ПРАВДЫ, к которой с таким пренебрежением относится кинорежиссер Атанесян, то к ней с сожалением, но и с гордостью приходится отнести тот несомненный факт, что в сражениях Великой Отечественной войны принимали участие многие десятки тысяч детей и подростков обоего пола: в партизанских отрядах и подполье на оккупированных врагом территориях Советского Союза, в действующей армии в качестве так называемых сыновей/дочерей полка, юнг Северного флота и т. п. В партизанских отрядах малолетние «народные мстители» выступали в роли и разведчиков, и связных, и санитарок. В действующей армии — в зависимости от рода войск той части, к которой прибивались…

Известны юные бойцы, за свои подвиги удостоенные звания Героя Советского Союза: Леня Голиков, Марат Казей, Саша Чекалин, Валентин Котик…

Никто из этих десятков тысяч не был «сволочью» — малолетним уголовником, за тяжкое преступление осужденным к высшей мере наказания и посланным со спецзаданием искупать вину собственной жизнью. То были обыкновенные советские мальчишки и девчонки, возможно, кто-то и грешен в каких-то правонарушениях. Их никто не принуждал идти в партизаны или прибиваться к воинским частям. Движущей силой их поведения был тот же ПАТРИОТИЗМ, что и у их отцов, матерей, старших братьев и сестер…

Действительно, некоторым из этих юных патриотов — очень немногим — пришлось выполнять под руководством старших товарищей и по-настоящему разведывательные задания. Опять же — сугубо добровольно…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Вместо предисловия

Из книги Эдуард Мане автора Перрюшо Анри

Вместо предисловия После Ван-Гога, Сезанна и Тулуз-Лотрека героем четвертой биографии в серии «Искусство и судьба» я выбрал Эдуарда Мане, художника, создавшего «Олимпию» и явившегося средоточием той художественной эпохи, историю которой я вознамерился рассказать. Он ее


Вместо предисловия

Из книги Нестеров автора Дурылин Сергей Николаевич

Вместо предисловия Хотелось бы издать эту книгу без всяких предисловий, хотелось бы подвести читателя к жизни и творчеству М.В. Нестерова так, как он сам подводил зрителя к своим новым картинам: поставит картину на мольберт и отойдет в сторону – картина должна говорить


Вместо предисловия

Из книги Дело Ханссена. «Кроты» в США автора Колпакиди Александр Иванович

Вместо предисловия В октябре 2000 года у первого секретаря постоянного представительства России при ООН Сергея Олеговича Третьякова заканчивался срок командировки. Однако, когда настало время возвращаться в Москву, он вместе с семьей исчез из поля зрения российских


Вместо предисловия

Из книги Не Сволочи, или Дети-разведчики в тылу врага автора Гладков Теодор Кириллович

Вместо предисловия Современный читатель и кинотелезритель после отмены всех видов цензуры и вообще всяческих ограничений (в том числе со стороны совести авторов) оказался один на один со множеством всяческих спекуляций, измышлений, непроверенных фактов, а порой и


Вместо предисловия

Из книги Трагедия Цусимы автора Семенов Владимир Иванович

Вместо предисловия Миновало сто лет с тех пор, как на Дальнем Востоке грохотали залпы, рвались торпеды, тысячами гибли человеческие жизни. Сражались две империи, которым судьба определила быть тихоокеанскими соседями.Всему миру стали тогда известны Чемульпо и Ляоян,


Вместо предисловия

Из книги Я вспоминаю автора Лихачев Дмитрий Сергеевич

Вместо предисловия О превратностях судьбы, о хитрых, чаще всего невидимых глазу законах, о путях, ведущих к славе, написаны тысячи научных трактатов, статей, романов, рассказов, исследований, дневниковых раздумий. Это тревожило людей во все времена: и в древнеегипетские, и


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги След в океане автора Городницкий Александр Моисеевич

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Всякий ли человек имеет право писать свои воспоминания? Мнения на этот счет расходятся. Б. Л. Пастернак, например, считал, что подробного жизнеописания заслуживает лишь подлинный герой. Мне более импонирует мнение А. И. Герцена, который на вопрос «кто


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Правда смертного часа. Посмертная судьба. автора Перевозчиков Валерий Кузьмич

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Михаил Барышников в фильме, посвященном памяти Владимира Высоцкого, рассказывал, что еще в Ленинграде В.В. повел его на Черную речку (место дуэли Пушкина) и сказал:— Вот отсюда все началось…Высоцкий остро чувствовал — переживал — человеческое


Вместо предисловия

Из книги Былой войны разрозненные строки [Maxima-Library] автора Гольбрайх Ефим Абелевич

Вместо предисловия Писать хотелось всегда.Не решался. Казалось, что писатели не просто люди одаренные, но особые.Особости в себе я не ощущал.Александр Дюма старший как-то сказал: для того, чтобы писать, нужно обладать бесстрашной уверенностью в себе. Ее не было. С годами я


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Генерал Алексеев автора Цветков Василий Жанович

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ 15 ноября 1957 г. в Париже начальником Русского общевоинского союза генерал-майором Л.Л. фон Лампе был подписан приказ № 7. Краткие, по-военному четкие строки приказа не нуждались в комментариях:«В текущем году исполнилось сто лет со дня рождения


ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Из книги Чехов автора Громов Михаил Петрович

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ После отмены крепостного права в 1861 году наступила, как сказал Ф. М. Достоевский, «эпоха перехода ко всему лучшему», пробудившая в русском обществе большие надежды и ожидания. К 1881 году, откуда и ведет счет время собственно чеховское, отошла в прошлое


Вместо предисловия

Из книги Жизнь для книги автора Сытин Иван Дмитриевич

Вместо предисловия Рукопись этой книги имеет свою историю. В 1922 году автор представил ее в Госиздат с просьбой — «просмотреть». Она была прочитана многими руководящими работниками советского издательства того времени. Скромнейший и добрейший из виденных мною


Вместо предисловия

Из книги Цель жизни автора Яковлев Александр Сергеевич

Вместо предисловия В книге «Цель жизни» Александр Сергеевич Яковлев рассказывает о своем творческом пути конструктора и общественного деятеля, автор с глубоким знанием дела излагает основные, наиболее характерные этапы развития отечественной авиации.С большой


Вместо предисловия

Из книги Мы родом из СССР. Книга 2. В радостях и тревогах… автора Осадчий Иван Павлович

Вместо предисловия 1982 год. Для советской страны это был год больших юбилеев и знаковых событий: 65-летие Великой Октябрьской социалистической революции и 60-летие образования СССР.Памятен этот год и для меня: завершились мои многолетние баталии по защите докторской


Вместо предисловия

Из книги Изольда Извицкая. Родовое проклятие автора Тендора Наталья Ярославовна

Вместо предисловия Сначала книга задумывалась другой — жизнь красавицы Изольды Извицкой представлялась мне несколько иначе. Конечно, виноваты были в этом ее героини — острые на язычок, не обделенные мужским вниманием и уверенные в себе красавицы, бойкие


Вместо предисловия

Из книги Три влечения Клавдии Шульженко автора Скороходов Глеб Анатольевич

Вместо предисловия Было так. Однажды Клавдия Ивановна протянула мне книгу:– Прочтите. Это строки из древнего манускрипта «Ветки персика».Я прочел:«Три источника имеют влечения человека: душу, разум и, тело.Влечения душ порождают дружбу.Влечения ума порождают