Отзывы о первом издании 1936 года на немецком языке

Отзывы

о первом издании 1936 года на немецком языке

Аннотация к первому изданию на немецком языке

Страна последних рыцарей, в которую ведет нас эта книга, находится в Кавказских горах. Это — родина горцев, которые на границе между Европой и Азией развили почти неизвестную нам культуру. Перед нами происходят события, более волнующие и привлекательные, чем любые поэтические фантазии, более суровые, но и более проникнутые любовью, чем может представить себе современная цивилизация. Борьба здесь все еще исходный, главный элемент жизни, верность — высшая добродетель, а кровная месть — единственное искупление. Но центром этого сурового мужского мира, священная, как в легендарные рыцарские времена, является нежная, изящная женщина. Андал, молодой потомок одного из древних аварских родов, воплощает в себе рыцарский образ во всей его чистоте, пока война с ее ужасами и большевизм с его ненавистью ко всему благородному не обрушиваются на него с бессмысленной жестокостью. Вынужденный, как и многие его земляки, покинуть родину, он продолжает и на чужбине чтить и соблюдать законы своего народа.

Луизе Лапорт удалось записать рассказы аварца Халил-бека с удивительным проникновением в особенности материала и содержания. Графика и акварели автора красноречиво свидетельствуют о неповторимых особенностях жизни и быта его народа.

Издательство К. Х. Бека. Мюнхен, 1936 г.

Газета «T?rmer»

Германия, 1937 год

Совсем по-новому предстает перед нами Северный Кавказ в книге Халил-бека Мусаясул «Страна последних рыцарей», изданной в Мюнхене, под редакцией Луизы Лапорт.

Она переносит нас в дикие, труднодоступные горы, к аварцам, одному из реликтовых племенных народов, еще в далекой древности осевших в Дагестане, где еще продолжает жить Прометей как символ закованной в цепи свободы и вечной надежды.

Недра Кавказа, по мнению греков, это кузница Гефеста, бога огня и кузнечного искусства, которому Зевс поручил приковать Прометея к горе Казбек. Миф о Золотом Руне тоже не забыт на Кавказе. Бурные потоки переселявшихся народов не раз бились об эти неприступные скалистые стены. Триумфальные шествия тюрков в VII веке и монгольских орд в XIII в. были вынуждены отступить перед крутыми и обрывистыми горами Дагестана.

В этой повести перед нами вновь предстает образ Шамиля, вечного героя и борца за независимость Кавказа. Благодаря авторскому умению и его живописной манере изложения мы оказываемся погруженными в суровую действительность гор, так сильно подверженную воздействию природных явлений. Перед нами очень зримо и ощутимо проходят сцены из жизни горского народа, который свято чтит память о своих предках и соблюдает древние обычаи. Как самая нежная поэзия или мягкая прекрасная мелодия, движутся перед нами, сменяя одна другую, изящные женщины, персонажи повести Халил-бека. Автор проносит перед нами воспоминания о своих детских и юношеских годах, которые красной нитью пронизывают события рассказа. В конце книги он, как и многие его соплеменники, переживает судьбу изгнанника, потерявшего из-за большевистского переворота Родину.

Но она продолжает светить ему, как негасимый свет, силой своего рыцарского восприятия жизни и своим зрелым пониманием культуры.

Книга богато иллюстрирована графическими рисунками и тремя красочными акварелями автора, которые оживляют и украшают ее, а также свидетельствуют о художественном вкусе горского народа.

Роберт Бальц

«Frankfurter Zeitung»

от 24.1.37 г.

Кавказский эпос

Повесть о Кавказских горах, написанная Халил-беком Мусаясул — это удивительная книга.

В ней рассказывается о древнем народе, живущем на восточной окраине Европы. Текст книги напоминает героическую песнь, простая и бодрая мелодия которой продолжает звучать естественно и правдиво даже сквозь диссонирующие заключительные большевистские аккорды. Не устаешь слушать этого рассказчика. «Страна последних рыцарей» находится в недоступных горах Кавказа. Горский народ развил там такую культуру, о которой мы знаем лишь то, что она существует. Художник Халил-бек, нашедший свою новую Родину в Германии, с искренней преданностью и захватывающей простотой рассказывает историю одного из последних рыцарских народов. Древние добродетели, такие как верность семье и народу, борьба и труд, наивная справедливость, священным законом которой является кровная месть, естественный и разумный порядок любви и брака составляют смысл и содержание жизни этого народа, который свою магометанскую веру сохраняет, как нам кажется, в большей чистоте, чем жители Востока.

Верность и бережное отношение к своим преданиям сохранило горцам их внутреннюю свободу даже во времена господства царизма. В экстремальных случаях свободу страны соколов и туров защищали кинжал, пистолет, ружья и мужская гордость. В этой стране чужаку (чужому человеку) трудно найти правильную дорогу (сориентироваться).

Повесть Халил-бека, с глубоким пониманием оригинальности (своеобразия) материала отредактированная Луизой Лапорт,— это героический эпос, в которой вплетены чудесные жемчужины легенд и сказаний. Давая ему самую высокую оценку, можно с уверенностью сказать, что он будет жить и дальше, как свидетельство небольшого, но здорового народа, над которым властно лишь время.

Герман Леопольд Майер

«Die B?cherei»

Журнал государственного учреждения по народному библиотековедению

Дагестан, расположенный в горах Северного Кавказа, является родиной автора. Неприступность этой горной страны была лучшей гарантией для сохранения народной, самобытной культуры горского народа. После прихода большевизма, принесшего с собой огромные разрушения, Халил-бек вынужден был уехать для продолжения учебы в Германию. Рожденный в аристократической семье и воспитанный в лучших горских традициях, он великолепно сумел показать нам культуру своего народа, а через детское и юношеское восприятие и картину своей родины.

Сказочно привлекательной предстает перед нами страна последних рыцарей, необычной, но очень близкой по духу кажется она нам, немцам. Храбрость, мужество, верность и чистота чувств являются древними (языческими) добродетелями горцев. К женщине здесь тоже относятся по-рыцарски.

На изысканных акварельных рисунках Халил-бека мы видим мастерски изображенных прелестных и достойных горских женщин.

Прекрасная повесть, с глубоким пониманием записанная Луизой Лапорт, не очень легко и просто открывается каждому. Ее хорошо воспринимают в основном, взрослые читатели — мужчины.

Алисе Шракамп (Галле)

«M?nchener Abendblatt»

N 297 от 16.12.36 г.

Кавказский художник Халил-бек Мусаясул, живущий в Мюнхене, рассказывает нам в книге «Страна последних рыцарей», отредактированной Луизой Лапорт, о своей родине, горном крае Дагестан. Автор знакомит нас с патриархальными обычаями и магометанской культурой горского народа, с замкнутым в себе миром, который представляет необычную для нашего понимания смесь борьбы, кровной мести, религиозности и бережного культа женщины. Мы видим, как Андал, молодой отпрыск аристократической семьи, постепенно вырастая из своего патриархального, почти языческого детства, приобщается к европейской цивилизации. Перед самой войной (Первой мировой) герой повести приезжает в Европу, в Мюнхен, чтобы начать учебу в художественной Академии. Затем он возвращается на родину. Но мировая война и большевизм начинают свою разрушительную работу и в этих отдаленных горных поселениях. А когда герою книги, в основе переживаний которого лежит собственная судьба Халил-бека, в 1920 году удается бежать от большевиков, он вынужден оставить потерянный рай, страну последних рыцарей, в жизнь которой жестоко вмешалось новое время.

Книга красиво иллюстрирована тремя красочными акварелями и 26 графическими рисунками.

Доктор Ильзе Маль

«E. H. Sonntagspost»

от 4 апреля 1937 года

Халил-бек Мусаясул: «Страна последних рыцарей». Повесть о мире Кавказских гор. В записи Луизы Лапорт. 265 страниц с акварелями и графическими рисунками автора. Читая волшебные истории и чарующие описания из мира кавказских гор, невольно вспоминаешь о сказках из «1001 ночи». Это героический эпос мужественного народа, над которым пытаются взять вверх превосходящие силы переходного периода. Благодаря интуитивному проникновению Луизы Лапорт в своеобразие материала, книга стала произведением убедительной завершенности и непреходящей ценности, за издание которого следует быть благодарными издательству.

«Post»

«Страна последних рыцарей». Халил-бек Мусаясул. Мюнхен. 1936 г.

Книга переносит нас в Кавказские горы, а именно в мир горского народа, живущего еще рыцарскими идеалами. Мы читаем о дружбе, скрепленной кровью, святой верности и горячей любви, о стремлении к свободе и независимости, о восхищении героями сказаний и освободительной борьбы. Первая мировая война, русская революция и большевизм внесли свои изменения в жизнь этой страны.

Необыкновенно содержательная и во многих отношениях поучительная книга, держит в напряжении и читается от начала до конца на одном дыхании.

Доктор U. B.

«Die Besinnung»

№ 6 от 1937 года

Халил-бек Мусаясул описал в этой книге историю своего народа и свою собственную жизнь. (Многие рисунки и три великолепных акварели Халила делают очевидным привлекательность этого народа и свидетельствуют о чистоте нравов и эстетическом вкусе горцев.) Сможет ли большевизм сломить силу кавказских народов и разрушить ее, осудить насмерть свободу и сжечь в огне священную народную силу? Сколько еще людей и народов вынуждены брести по пустыне; смогут ли они объединиться — в каком-то другом духе?

«Страна последних рыцарей»

Халил-бек Мусаясул и Луиза Лапорт.

Страна последних рыцарей.

(Мюнхен, 1936 г., 264 стр. Иллюстр.).

Г-жа Лапорт облегла в литературную немецкую форму «рассказ из Кавказских гор» — вспоминая о прошлом, от раннего детства до вынужденной эмиграции в 1921 году, художника и рисовальщика Халил-бека Мусаясул. Получилась очень живая и интересная книга. Автор — уроженец аула Чох, достаточно известного в истории Кавказа, и вырос в семье, всеми нитями связанной с Дагестаном, но не оставшейся в стороне и от влияния официальной России: дед рассказчика пал под Карсом в рядах русской армии, а отец служил в кавказском конвое императора Александра II и, позже, наибом у себя на родине. Однако стародавние дагестанские традиции полновластно господствовали в доме, и силу их автор живо испытывал на себе — иногда в самой неожиданной обстановке — и тогда, когда уже прошел русскую школу, и поучившись заграницей, стал европейцем. Так, в конце книги, рассказав об одном своем увлечении в Константинополе (эмигрантский Стамбул 1920 г.!) и о том, как он от него отделался, автор с удовольствием отмечает, что ничего в руках этой «Ксении Александровны», русской актрисы, голубоглазой, с капризным носиком, он не оставил: «Я уберег от нее, посреди этого замешательства, мое заветное сокровище, о котором она и не догадывалась: я не отдал ни страны в горах, ни тамошних мужей и жен, ни скал и каменистых тропинок, ни пастухов с несчетными стадами, ни оружия и коней, ни старых песен и преданий…» Всем этим, можно предполагать, «Ксения Александровна» мало интересовалась. Но не напрасно говорит автор с таким чувством и так торжественно о своем заветном сокровище: как раз ему-то и посвящена по существу вся книга. В ней хорошо отразился и патриархальный уклад дагестанской семьи, и живые еще отклики шамилевских времен, и своеобразные условия горской жизни вчерашнего дня, когда все еще насаждалась, по старине и по привычке, мусульманская обязательная премудрость в медресе (с любовью зарисовал автор профиль одного учителя — Мохаммеда из Согратля). А в это время уже готовились к борьбе другие дети той же страны, пускай немногие, приверженцы другого, новейшего ислама — революционного, марксистского. В книге живописуется, конечно, по преимуществу Дагестан консервативной закваски, притом в верхних его слоях, и о нем автор сообщает много яркого, простого, интимного. Впрочем, ни малейшей отрешенности от природных «масс» здесь, конечно, нет. Напротив, большой интерес представляют именно такие, из народной гущи выхваченные фигуры, как, например, старый служитель Рамазан с его обстоятельным рассказом о прежних, старых (языческих) богах (он их перечисляет) и о том, что с ними сталось после усвоения истинной веры; маленькая пастушка Билан — предприимчивая приятельница отрока-автора, предложившая ему как-то, к немалому его смущению, «поиграть в любовь» — украшенная зеленью и ветвями, в процессии, испрашивающей у неба дождя во время засухи; старый пастух Герги, героического, в глазах автора, склада — целый ряд охотников, наездников, рассказчиков, кровомстителей… Быть может, в заботе об иностранном читателе, отдана некоторая дань и намеренной стилизации: нукеры слишком уж часто пускаются вскачь, а ученые сокола взлетают в высь, чтобы ринуться на пернатую дичь. Впрочем, жизнь так и рисовалась, вероятно, дагестанскому барчуку, каким видимо, рос автор, и он лишь правдиво изображает свои переживания.

С достаточной свежестью и правдоподобием воспроизведены и ранние впечатления бытия, и рассказы, как грустные, так и радостные события семейной хроники: притом, с рассказом удачно сплетаются разнообразные элементы фольклора, например, известная песнь о Хочбаре гидатльском, «романтическом» разбойнике и, одновременно, певце: хунзахский нуцал (владетель) заманил его к себе, и уже готов костер, на котором его сожгут. Нуцал просил его спеть что-нибудь в последний раз; ему развязывают руки, и он поет, наигрывая на чонгуре, о своих разбойных подвигах, а потом внезапно схватывает двух малолетних сыновей нуцала и бросается с ними в огонь.

Автор, прежде всего, артист (интересен его рассказ об уловках, к которым он вынужден был прибегать в детстве, чтобы дать простор своей любви к рисованию: на это влечение косо смотрели окружавшие его мусульмане-староверы; зато поощряли ребенка работавшие в доме мастера-ремесленники); и человек почвы, предания. Был он, однако, свидетелем и событий революционного времени на Кавказе, и впечатления его, при всем бытовом, неполитическом, по преимуществу, их характере, не пропадут в будущем для историка. Вспоминает он с признательностью о первых, много обещавших днях горской независимости, о кавказском съезде в Ведено, о прибытии в Анди имама Нажмудина в сопровождении Узун-Хаджи и мюридов, распевавших гимны — незабываемые моменты, когда «страна эта, из многих гор и долин, была единой страной. Народ этот, из многих племен, был единым народом. И одна судьба связала их всех вместе воедино» (стр. 198—200). Сообщает автор и о личных встречах с Нажмудином, о большом полученном при этом впечатлении, и о «трогательной» подробности: имам собирался заказать автору свой портрет и заранее просил художника изобразить его бороду — в ней уже было достаточно седин — получше и почернее.

Имеются в книге интересные отметки и о горцах-революционерах, прославившихся в те времена, в частности, о Махаче Дахадаеве, в чью честь Петровск, ставший при горском правительстве Шамиль-кала, был позже переименован в Махачкала. Как Шамиль, уроженец аварского аула Гимри, Махач и женат был, оказывается, на внучке Шамиля (своеобразное сочетание!). Образованность (Махач был инженером путей сообщения) не мешала ему, по мнению нашего автора, быть по существу тем же бунтарем-абреком вроде Зелим-хана или Хочбара гидатльского (см. выше). Кратковременным оказалось господство Махача в Темир-Хан-Шуре. Как известно, он был убит националистами, бравшими тогда верх, и за гробом его, рассказывает автор, сам участник процессии (в виду знакомства с семьею), шло всего лишь несколько движимых земляческими чувствами бедняков-горцев да русских рабочих! Не удивительно потому, что на пути к кладбищу процессия встретилась с вступавшими в город отрядом националистов. Бывшие во главе его офицеры, узнав, кого хоронят, изумились: «как это? Погребают Махача, и все его оставили!» Немедленно была отдана команда спешиться, оказаны почести павшему противнику и произнесена заупокойная молитва — черта, понятная в «стране последних рыцарей».

Книга издана прекрасно, ее переплет и бумажная обложка очень приятно украшены стильными орнаментами и придуманными автором кавказскими эмблемами. Европейский читатель будет особенно чувствителен к превосходно дополняющим текст иллюстрациям автора — нескольким воспроизведенным в красках акварелям на отдельных листах, в которых художник старался выразить хрупкую красоту и грацию горской женщины, и с уверенностью передающим характер дагестанского пейзажа и все своеобразие бранных, всаднических традиций Кавказа.

З. Авалишвили {100}

«Schlesische Zeitung»

от 8 августа 1937 года

Эта книга рассказывает об истории и культуре народа, о котором мы почти ничего не знаем. Автор, еще до войны учившийся в мюнхенской художественной Академии, описывает свою родину, Кавказ, и свои переживания с таким мастерством, которое своей наглядностью сразу характеризует его как художника-живописца.

Доктор Карл Дирсен

«Die Deutsche Wochenschau f?r Politik, Wirtschaft, Kultur und Technik»

от 30 декабря 1936 года

Повесть о мире Кавказских гор, посвященная «Родине и отцам» — это удивительная сокровищница сказок, сказаний и преданий. Древнее кавказское племя аварцев со своей самобытной культурой, разумеется, и со своей суровой борьбой и кровной враждой предстает перед нами в удивительно ярких, пластичных образах и картинах. Самые высокие мужские добродетели, честь и верность, являются основой этого сурового мужского мира. Что-то родственное древнегерманским звучит в аварских балладах, некоторое сходство со сказанием о Зигфриде. История судеб разворачивается так, как даже писатель-фантаст бы не придумал.

«Hamburger Fremdenblatt»

от 14 января 1937 года

Халил-бек рассказывает в этой книге о своем горском народе, который живет в северо-восточных горах Кавказа. Под названием «Страна последних рыцарей» в издательстве К. Х. Бека в Мюнхене вышла замечательная книга, которую украшают 26 графических рисунка и 3 акварели. Собранные в ней рассказы так же необычны и привлекательны, как и сказки «1001 ночи». Мы узнаем об интересных нравах, обычаях и воззрениях высококультурного, гордого народа, основным занятием которого было скотоводство. Это очень яркий, фантастический и одновременно очаровательный в своей наивности рассказ о незнакомой стране.

Ганс Вайт

Reichsrundfunk GmbH, Reichssender K?ln [3]

…Своеобразна, почти сказочна, но в то же время убедительна по своему воздействию книга, вышедшая в мюнхенском издательстве Бека под названием «Страна последних рыцарей». Автор является представителем аварского народа, проживающего на границе между Европой и Азией, в горах Кавказа. Книга напоминает удивительные чудесные сказки из «Тысячи и одной ночи».

Хельге Вульф

«Hamburger Nachrichten»

от 21 декабря 1936 года

В горных долинах Кавказа между Европой и Азией смешались осевшие здесь во время переселения части древних народов, расовую и языковую принадлежность которых еще предстоит изучить. В данной книге мы глубже узнаем об одном из этих народов, аварцах, которые едва ли имеют отношение к древним аварам, которые в VI веке вторглись в Германию. В горном Дагестане у Каспийского моря они до новейшего времени обитали как в оазисе средневековья, где добродетелями считались верность роду и гостеприимство, а естественным делом для мужчин являлись кровная месть, борьба и защита.

Своеобразно и увлекательно рассказывает автор об освободительной борьбе дагестанцев сначала против царской России, затем против большевизма. Но наиболее ценными в книге являются баллады о героях освободительных войн, исполняемые певцами, как в средневековой Европе. 26 графических рисунков и три красочные акварели дают нам представление о внешнем облике и одежде его народа, а также о дикой неповторимой природе его родины.

Фриц Вискепен

«Deutsches Schrifttum»

от 10 января 1937 года

Эти рассказы, повествующие о мире Кавказских гор, расположенном между Черным и Каспийским морями, своей неслыханной дерзостью и неповторимой яркостью впечатляют сильнее сказок из «Тысячи и одной ночи», потому что мы здесь видим настоящую жизнь. Все три части книги читаются на одном дыхании. Чувство непривычности, странности всего, о чем говорится, улетучивается само собой, как туманное видение. Сильное рыцарское мужество и страстно преданная женственность предстают перед нашими глазами. И безусловное кипение крови, которая нашу европейскую покорность делает почти достойной презрения.

Тут приходит большевизм из русского далека и заполняет маленькую горную страну своими серыми массами. Предательства и убийства уносят жизни вождей. Оставшиеся скрываются в далеких горных ущельях. Восстанет ли оттуда снова своенравная душа этого горского народа, а вместе с нею и героический дух и чудесное многообразие народной жизни? Этим вопросом завершается яркий круговорот событий, происходящих в повести. И это вопрос, который, как мне кажется, не безразличен нам всем в Европе.

Герман Клаудиус

«Der Mittag»

от 22 октября 1937 года

Название книги многообещающе. Она ведет нас в малознакомый ландшафт, в горы Кавказа. Там провел он, автор повести, состоящей из трех рассказов, снабженной его оригинальными рисунками, свою сказочную юность. Вместе с воспоминаниями автора мы уносимся в эту страну, где когда-то Шамиль, кавказский борец за свободу, проповедовал и вел священную войну против русских до тех пор, пока он не был окружен и вынужден сдаться в плен. Там, в Дагестане вырос автор этой приключенческой повести, из которой мы узнаем о соколиной охоте, о сказочных драконах и мужественных героях, расправляющихся с ними, об охоте на медведя, о прекрасных и жутких балладах, воинских песнях, о древнем оружии, кольчугах и мечах, какие носили и у нас в рыцарские времена. Там влюбленный думает о далекой деве так же целомудренно, как и во времена трубадуров.

…Мы облегченно вздыхаем, когда герою повести удается найти пристанище сначала в Турции, а затем из Константинополя выехать в Германию, чтобы здесь найти новую родину. Мы желаем, чтобы она пришлась ему по душе, и постепенно помогла ему развеять тоску по Родине, по великолепному Кавказу, о котором Толстой однажды сказал, что он, каждого, кто здесь однажды побывает, делает поэтом.

Герберт Ойленбург

«Die Literatur»

№ 3 за 1940 год

Кавказский художник, уже много лет живущий на своей новой родине, в Мюнхене, рассказывает историю своей юности, романтическую повесть ближневосточной жизни, религиозной и рыцарской, вплоть до внезапного конца с началом большевизации Дагестана. Перед нами предстают различные народности Кавказа с необычными нравами; народы, названия которых почти неизвестны у нас в Европе. Это: абхазы, кабардинцы, чеченцы, ингуши, карачаевцы, ногайцы и дагестанцы. К последним принадлежит и автор, который мастерски и с изюминкой рассказывает о жизни своих земляков. Все эти выразительные старые предания звучат сказочно…

Карл Курт Вальтер (Мюнхен)

«Zeitschrift f?r Seelenleben»

от 15 ноября 1937 года

Прекрасная занимательная книга о проживающей теперь в СССР на Кавказе горской народности. Автор, живущий в Германии художник-эмигрант, описывает нравы и обычаи своего горского народа такими, какими он их увидел в свои детские и юношеские годы. Строгая родовая связанность, неукротимое стремление к свободе этого рыцарского народа напоминает о древнегерманских временах, о которых рассказывается в древних исландских сагах. Многие древние рассказы и предания о мужественных героях и прекрасных женщинах, о демонических нечистых силах, а также парапсихологический интересный сон, который предсказал ему смерть брата, делают эту книгу особенно подходящей для подарочных целей.

«Deutsche Tagespost»

от 15 декабря 1936 года

Эта интересная книга рассказывает о горских народах, которые живут в горах Северного Кавказа, в своей неприступной изоляции, нетронутые современной цивилизацией и почти неизвестные в Европе. Но именно благодаря этой замкнутой жизни они полны древних рыцарских идеалов, которые определяют все их существование, семейный уклад, а также отношение к женщине, друзьям и гостям, которые заставляют их как высший закон чести уважать борьбу, кровную месть, верность роду и рыцарское гостеприимство.

Один из представителей этого благородного аварского народа, Халил-бек Мусаясул рассказывает о необычной жизни этих народов. Рисунки автора являются ценным дополнением к чрезвычайно интересной, пронизанной живой романтикой книге.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6 сентября 1936 года

Из книги Беседы у камина автора Рузвельт Франклин

6 сентября 1936 года Друзья мои, я предпринял поездку по сельскохозяйственным районам. Прежде всего хотел лично познакомиться с положением в штатах, пострадавших от засухи, узнать, насколько эффективно федеральные и местные власти решают неотложные проблемы оказания


Профессор И. В. Курчатов с аспирантом М. Г. Мещеряковым за работой на первом советском циклотроне в радиевом институте, 1936 год.

Из книги Курчатов автора Асташенков Петр Тимофеевич

Профессор И. В. Курчатов с аспирантом М. Г. Мещеряковым за работой на первом советском циклотроне в радиевом институте, 1936


Часть вторая В НЕМЕЦКОМ ПЛЕНУ

Из книги Зигзаги судьбы. Из жизни советского военнопленного и советского зэка автора Астахов Петр Петрович

Часть вторая В НЕМЕЦКОМ ПЛЕНУ


Советские евреи в немецком плену

Из книги Обреченные погибнуть. Судьба советских военнопленных-евреев во Второй мировой войне: Воспоминания и документы автора Шнеер Арон

Советские евреи в немецком плену Согласно сведениям, опубликованным Ф.Д. Свердловым (Свердлов 2002: 214, без учета еще нескольких сот человек, призванных на военную службу, начиная с сентября 1944 г., в армии Румынии и Болгарии; источник сведений, к сожалению, не указан)[2], в


Часть первая. В немецком плену

Из книги Тайные гастроли. Ленинградская биография Владимира Высоцкого автора Годованник Лев

Часть первая. В немецком плену


На первом публичном ленинградском концерте Высоцкий был неполиткорректен 20 апреля 1965 года, НИИ высокомолекулярных соединений

Из книги Страна последних рыцарей автора Мусаясул Халил-бек

На первом публичном ленинградском концерте Высоцкий был неполиткорректен 20 апреля 1965 года, НИИ высокомолекулярных соединений Первый имеющий четкую дату ленинградский концерт Высоцкого на большую аудиторию произошел 20 апреля 1965 года в кафе «Молекула», располагавшемся


О первом издании на русском языке

Из книги Пушкин в Александровскую эпоху автора Анненков Павел Васильевич

О первом издании на русском языке На протяжении ряда лет Фондом Халил-бека Мусаясул совместно с Международным фондом Шамиля ведется сбор материалов, их систематизации и обобщении для издания второй книги дилогии «Страна последних рыцарей», авторами которой выступают


1 Объявление об издании сочинений А.С. Пушкина под редакцией П.В. Анненкова, 1855 года

Из книги Николай Алексеевич Островский автора Трегуб Семён Адольфович

1 Объявление об издании сочинений А.С. Пушкина под редакцией П.В. Анненкова, 1855 года Принимается подписка на новое собрание сочинений А.С. Пушкина в конторе «Современника» при книжном магазине И.В. Базунова, на Невском проспекте, у Казанского моста, в доме г-жи


ЛЕТО 1936 ГОДА

Из книги Бойцы тихого фронта автора Винаров Иван

ЛЕТО 1936 ГОДА «Целые дни провожу на открытом балконе, — сообщал Островский в одном из первых писем из Сочи, — свежий ветер с моря, теплый и ласковый. Жадно дышу и не надышусь. Хорошо здесь, на новом месте».На новом месте Островский стремился как можно скорее закончить


ЛЕТО 1936 ГОДА

Из книги Владимир Высоцкий. Жизнь после смерти автора Бакин Виктор В.

ЛЕТО 1936 ГОДА «Целые дни провожу на открытом балконе, — сообщал Островский в одном из первых писем из Сочи, — свежий ветер с моря, теплый и ласковый. Жадно дышу и не надышусь. Хорошо здесь, на новом месте».На новом месте Островский стремился как можно скорее закончить


7. ПАРИЖ 1936 ГОДА. В ПОМОЩЬ ИСПАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Из книги Записки о жизни Николая Васильевича Гоголя. Том 2 автора Кулиш Пантелеймон Александрович

7. ПАРИЖ 1936 ГОДА. В ПОМОЩЬ ИСПАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ 18 июля 1936 года, в субботу, точно в час дня, какая-то нелегальная радиостанция передала в эфир всего лишь одну фразу: «Над всей Испанией безоблачное небо».Это не было сообщение метеорологической службы. Это был сигнал к


Высоцкий на немецком языке

Из книги Неистовый Жириновский. Политическая биография лидера ЛДПР автора Андреев Александр Радьевич

Высоцкий на немецком языке Впервые Владимир Высоцкий оказался в Германии в январе 1947 года, когда приехал в город Эберсвальде, где его отцу предстояло продолжить службу. Событие оказалось не рядовым – о нем указано в путеводителе по городу «Fremde heimat Eberswalde», выпущенном в 2003


XXVII. Письмо к П.А. Плетневу об издании "Современника" в новом виде; - значение этого журнала под редакциею П.А. Плетнева; - воспоминания Гоголя об участии своем в издании "Современника" при Пушкине; - указание лучших сотрудников для "Современника" в новом виде; - определение самого себя, как писат

Из книги Кто написал «Тихий Дон»? [Хроника литературного расследования] автора Колодный Лев Ефимович


Еще раз о русской идее (Выступление на парламентских слушаниях «Русская идея на языке законов России», 15 октября 1996 года)

Из книги автора

Еще раз о русской идее (Выступление на парламентских слушаниях «Русская идея на языке законов России», 15 октября 1996 года) Я с большим интересом выслушал доклады и выступления участников слушаний. Как видно, интерес к теме «Русская идея» огромен. Но велика и разноголосица


Сокращение, сделанное в первом издании

Из книги автора

Сокращение, сделанное в первом издании Начав розыск, идя по адресам, где жил и работал в Москве Михаил Шолохов в 1914–1916 годах, 1922–1927 годах, я надеялся найти документы, автографы писателя.Уверен был, что многое хранится в московских квартирах, где бывал в молодости писатель.