Из казахской поэзии (перевод с казахского)

Из казахской поэзии

(перевод с казахского)

Сакен Сейфуллин

(1894–1939)

Разлученные лебеди

Поэма

Есть сказочные уголки,

В лесной одетые убор.

Там, в глубине моей Арки,

Есть озеро средь синих гор.

И так светла его вода,

Что камешки видны на дне,

А берега его всегда

В туманной легкой пелене.

И нежных водорослей сеть —

Узором в глубине волны…

Стоять бы здесь и все смотреть

На озеро со стороны.

Безмолвьем дышат берега,

Здесь нет огней и нет людей,

Сквозь заросли лишь тростника

Белеют шеи лебедей.

Свободы баловни, они

Белее, чем вершины гор;

Всегда вдвоем, всегда одни, —

Не отвести от них мне взор.

С утра до самой темноты

Здесь не смолкает птичий гам…

Они величье красоты

Дают безмолвным берегам.

И, если я в степи бывал

Без провожатых, без друзей,

Я шел всегда к безмолвью скал,

К призывным песням лебедей.

На мягком лежа берегу,

Я утопал в траве по грудь;

Здесь не бывать я не могу —

Прохлады светлой не вдохнуть,

Вдали от городов пожить

Немудрой жизнью степняка, —

Меня всегда могла манить

И зачаровывать Арка.

Раз я у озера бродил

И вслушивался в каждый звук…

И будто заново открыл

Его звучанья тайну вдруг.

Увидев в озере себя,

Ныряли птицы в глубь волны,

Рачишку в клюве теребя,

Являлись вдруг из глубины.

Вот пигалица там, вдали,

Привычно хнычет в камышах,

Касаясь крыльями земли

И кувыркаясь в облаках.

Клекочет чайка, червяка

Хватая цепко, как палач.

И слышится издалека

То хохот, то как будто плач.

Гогочет гулко гусь-урод,

В какой-то кается вине,

И юрких уток хоровод

Скользит по мраморной волне.

Но этот гомон, плач и крик

Не дорог памяти моей,

И сердце хочет хоть на миг

Услышать песни лебедей.

Я ждал. Я слушал. Я смотрел.

Но глазу жадному видны

Лишь зелень камышовых стрел

Да рябь нетронутой волны.

Но вдруг совсем вблизи возник

Несмелый лепет, песни зов.

И вот плывет один из них —

Мой белый лебедь. Он готов

Лететь и петь, любить и ждать,

Принять и счастье и позор.

Он ждет любимую опять,

Над гладью крылья распростер.

Но слышится издалека

Та песня, что всего сильней,

И лебедь, вздрогнувши слегка,

Уже летит, стремится к ней,

Я знал, что каждый этот звук,

На землю чуткую упав,

Цветком на ней родится вдруг,

Не только слышным – зримым став.

Пускай разлука коротка,

Всегда желанна радость встреч…

Крыло, как будто бы рука,

Касается любимых плеч.

Вот рядом лебеди плывут

Сквозь птичий гам, и стон, и визг

И вдруг волну крылом порвут

На сотни бирюзовых брызг.

Лишь в зеркало воды взглянут —

Вода становится светла;

Одним движением смахнут

Все брызги с белого крыла,

И тонких водорослей сеть

Они своим движеньем рвут,

Не уставая плыть и петь;

Они вдвоем поют, плывут,

Вдыхают нежный аромат,

Порвав невиданный узор,

Вдоль мягких берегов скользят

В прозрачный утренний простор.

Камыш касается лица,

Но я не двигаюсь, стою.

Они ведь ищут без конца,

Как выразить любовь свою.

…Но почему же, почему

В тиши такой, в любви такой

Она глядит в глаза ему

С необъяснимою тоской?

Что так негаданно могло

Ее глаза подернуть мглой,

Что звонкий звук заволокло

Глухого горя пеленой?

Вот лебедь крылья распростер

И, набирая высоту,

Покинул нежных волн простор,

Летит и плачет на лету.

Печальны взмахи крыльев-рук,

А крик подруги – словно стон…

Еще один прощальный круг —

И вот вдали растаял он.

Всегда разлука тяжела

И долгой кажется всегда;

Хозяйкой в сердце к ним вошла

Неотвратимая беда.

Вдруг вспыхнул шорох и погас,

Прошелестел и замер он,

И берег для ушей и глаз

Безмолвьем вновь заворожен.

Но лебедю неведом страх,

Он головы не повернул

На этот шорох в камышах,

Который мелких птиц вспугнул.

Но миг – и в камышах сверкнул

Ружья жестокий холодок,

Огонь цветы перечеркнул,

Расцвел в сиреневый дымок.

И выстрел, словно гром в грозу,

Над водной гладью прозвучал

И первобытную красу

Развеял, подавил и смял.

И, дрогнув, ахнула волна,

И ахнул, пораженный в грудь,

Несчастный лебедь. Тишина.

Не в силах он крылом взмахнуть.

Был браконьер невозмутим,

Укрытый в камышовой мгле,

И лебедь всем теплом своим

В последний раз прильнул к земле.

Он вытянулся, будто спит…

Убийца, встав из камыша,

Прикончить лебедя спешит

Холодным лезвием ножа.

Насквозь прошила пуля грудь,

Оставив теплый, вязкий след,

А лебедь тянется взглянуть

В последний раз на яркий свет.

А белогривые валы

Все бились у прибрежных скал,

И вал, разбившись у скалы,

Грозя, убийцу проклинал.

И вот, прошлепав по воде,

Вновь браконьер ножом сверкнул,

И вот, глухой к чужой беде,

Он крылья лебедю свернул.

Убийца ловок, точен, скор,

Он зубы скалит, как шакал.

К любви подкравшийся, как вор,

Убив – он гордо зашагал.

Но вдруг, покинув вышину,

Поспешно крыльями шурша,

Друг грудью врезался в волну

Вблизи густого камыша.

Почуял, что беда стряслась, —

И жизнь ему недорога,

Когда любовь столкнула в грязь

Рука коварного врага.

И лебедь не лететь не мог:

Он облака крылом обвил

И рухнул вдруг у самых ног

Убийцы счастья и любви.

«Убей меня, я смерть приму,

Мне больше не сужден полет…»

И, близко подойдя к нему,

Проклятье громко лебедь шлет,

Рыдая, бьет крылом волну,

Убийце преграждает путь, —

Не рвется больше в вышину,

А дулу подставляет грудь.

Но браконьер, убив одну,

Другого не посмел убить,

Хотел смягчить свою вину,

Любовь оставив в мире жить.

Вот крылья снова воздух мнут,

Но, места не найдя и там,

Вдруг опускаются, плывут

За браконьером по пятам,

Трепещут по траве густой

И вдруг застонут, прозвеня:

«О, я молю тебя, постой,

Убей меня, убей меня!»

Вокруг убийцы все кружась,

Летел, бежал, не отставал,

То вдруг смотрел, остановясь,

Просить врага не уставал.

А браконьер от пота взмок,

Шел без оглядки все вперед,

Но снять ружье, взвести курок

Убийца силы не найдет.

И лебедь снова ввысь взлетал,

Как стон – могучих крыльев взмах,

И вновь к земле он припадал

С тоской предсмертною в глазах.

К земле прижав крутую грудь,

Он крыльями траву хлестал,

И, чтобы воздуха глотнуть,

Он снова высоко взлетал.

Обходит смерть таких, как ты,

Глядит на них со стороны,

Когда и солнце, и цветы,

И боль, и счастье не нужны.

Жестоким горем потрясен,

Живой, трепещущий слегка,

Вновь напрягает крылья он

И вновь летит под облака.

«Не расставаться никогда, —

Клекочет клятвенный обет, —

Пусть не почувствует вода

Разлуки одинокий след».

Все выше, выше крыльев свист,

Все дальше, дальше зелень трав…

И, крылья сжав, он прянул вниз,

Со свистом воздух разорвав.

Неудержимый, смят в комок,

Стук сердца крыльями обвив,

Разбился он у самых ног

Убийцы счастья и любви.

И вот все замерло кругом,

Кровь розовеет на груди,

В последний раз взмахнув крылом,

Любимой он шепнул: «Прости…»

Упал он наземь, весь в крови,

Он оживет в легендах вновь.

Нежнее в мире нет любви,

Чем лебединая любовь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Из английской поэзии (перевод с английского)

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Из английской поэзии (перевод с английского) Филип Сидни (1554–1586 гг.) Сонеты № 7 Когда природа очи создала Прекрасной Стеллы в блеске вдохновенья, Зачем она им черный цвет дала? Быть может, свет подчеркивая тенью?.. Чтоб свет очей не ослепил чела, Единственное мудрое


Из американской поэзии (перевод с английского)

Из книги автора

Из американской поэзии (перевод с английского) Эдгар А. По (1809–1849) Тамерлан Поэма Отец! Дай встретить час мой судный Без утешений, без помех! Я не считаю безрассудно, Что власть земная спишет грех Гордыни той, что слаще всех; Нет времени на детский смех; А ты зовешь


Из французской поэзии (перевод с французского)

Из книги автора

Из французской поэзии (перевод с французского) Шарль Бодлер (1821–1867) Приглашение к путешествию Дитя, сестра моя! Уедем в те края, Где мы с тобой не разлучаться сможем, Где для любви – века. Где даже смерть легка, В краю желанном, на тебя похожем, И солнца влажный луч Среди


Из немецкой поэзии (перевод с немецкого)

Из книги автора

Из немецкой поэзии (перевод с немецкого) Райнер Мария Рильке (1875–1926) «Одна новинка; да всего одна…» Одна новинка; да всего одна разыскана за книжными рядами, смущается, обласканная вами, и отрицает то, что есть она, и жребий свой. Но книгами, вещами вещает нам желанная


Из нидерландской поэзии (перевод с голландского)

Из книги автора

Из нидерландской поэзии (перевод с голландского) Симон Вестдейк (1898–1971) Круговорот года (Цикл сонетов) Январь Сквозь пестрый праздник белизна взошла — Сиянье снега или льда свеченье; Но блеска их обманчиво значенье: Свинцовость небосвода тяжела. Рождественские дни


Из норвежской поэзии (перевод с норвежского)

Из книги автора

Из норвежской поэзии (перевод с норвежского) Юхан Себастьян Вельхавен (1807–1873) Весенняя ночь Ночи весенней смутные сны Дарят долинам покров тишины, Реки протяжные песни поют В ритме ночных колыбельных минут. Словно в идиллии, Молят у лилии Эльфы: «Позвольте остаться нам


Из африканской поэзии (перевод с английского)

Из книги автора

Из африканской поэзии (перевод с английского) Уильям Плумер (1903 г. р.) Скорпион Гневно вскипев, Лимпопо забурлила, Бурой и мутной водой подхватила Дыни, маис, тростниковые крыши. Мертвое дерево и крокодила. Устье речное натруженно вздулось, Виден на солнце отчетливой


Из афганской поэзии (перевод с пушту)

Из книги автора

Из афганской поэзии (перевод с пушту) Сулейман Лаик (р. 1931) Новая мелодия Снова мелодия битвы звучит. Слушай, что эта мелодия значит? Либо загадка любви озадачит, Либо свиданья Любовь не назначит… Сердце печальною песней стучит! Боль от ее красоты все острее, Пишет


Из турецкой поэзии (перевод с турецкого)

Из книги автора

Из турецкой поэзии (перевод с турецкого) Бюлент Эджевит (1925–2006) Пещера На стенах пещеры игрою ума Я высек зверей, чтобы жить интересней. Мне грозным рычаньем ответила тьма, А я на рычанье ответил им песней. В пещере моей было слишком темно — Я высек огонь и на щепочки


Из венгерской поэзии (перевод с венгерского)

Из книги автора

Из венгерской поэзии (перевод с венгерского) Эндре Ади (1877–1919) Высекатель огня Вершилось великое только тогда, Когда дерзновенно отважные смели Не раз, а стократно отважными быть, Стократно отважными, в шрамах на теле. Пусть славится первой отваги ожог, И сам


Из словацкой поэзии (перевод со словацкого)

Из книги автора

Из словацкой поэзии (перевод со словацкого) Франя Краль (1903–1955) «Пора бы крикнуть…» Пора бы крикнуть, что конец настал — терпенье прорвало плотину снисхожденья, и горечь слова в горле запеклась. Бой не окончен. Стих мечом разящим останется, пока из темноты на солнце


Из болгарской поэзии (перевод с болгарского)

Из книги автора

Из болгарской поэзии (перевод с болгарского) Светлана Лилова-Тихомирова (р. 1932 г.) Повседневье Повседневье, как маленький сад, Что неслышно растет перед домом. Нам привычен его аромат И багрянец и зелень знакомы. Повседневно мы мимо идем И не думаем вовсе о нем. Виновато


Из украинской поэзии (перевод с украинского)

Из книги автора

Из украинской поэзии (перевод с украинского) Леонид Первомайский (1908–1973) Из книги «Уроки поэзии» «Не завидую юности вашей…» Не завидую юности вашей, Не хочу возвращаться назад. Можно, век свой отвековавши, Не состариться и в шестьдесят. Можно вдруг зачерстветь, не


Из латышской поэзии (перевод с латышского)

Из книги автора

Из латышской поэзии (перевод с латышского) Цецилия Динере (р. 1919 г.) Улыбки Столько, сколько живу на свете, Я собираю улыбки. Коллекция моя велика. Как безмятежно улыбаются дети, Улыбка старика И мудра и горька. Улыбки друзей И улыбки, в толпе оброненные где-то, В коллекции