Глава 4 Человек с идеями

Глава 4

Человек с идеями

В Чечне состоялся референдум. 89% жителей в нем участвовали, и 95% положительно ответили на все три вопроса: одобряют ли они Конституцию Чечни, законы о выборах президента и парламента республики.

Самое интересное, что ни иностранные наблюдатели, ни отечественные правозащитники (а их туда набилось, легко догадаться, немало) не нашли никаких нарушений – а это о многом говорит, учитывая, что иные наверняка нарушения старательно искали с парой микроскопов наперевес. Правда, из Белокаменной тут же выпорхнуло адресованное «всем демократическим силам Вселенной» очередное заявление, где утверждалось, что «проведение референдума в Чечне было политической ошибкой», а наилучшим выходом может стать исключительно «перемирие и мирная конференция с участием всех противоборствующих сторон». По запаху легко угадывались Сергей Ковалев, Валерия Новодворская и обычно примыкающие к ним приматы. Так оно и оказалось. Кто еще, пребывая в здравом уме и твердой памяти, будет именовать «противоборствующей стороной» пару тысяч «непримиримых», засевших в горах?

Чуть позже была объявлена амнистия для всех участников

военных действий на территории Чечни, не совершивших особо тяжких преступлений. И это правильно. Это и есть тот самый третий путь, пролегающий между истерическими призывами выполнять все требования террористов, считая их «высокой договаривающейся стороной», и людоедскими призывами «всех перерезать», «воевать до победного конца». И первые, и вторые находятся на благополучном удалении от схватки и личного участия в ней не принимают, а потому ничего толкового предложить не могут, а еще, что немаловажно, личной ответственности за свои предложения не несут…

Чем и останавливаются гражданские войны, так это, во-первых, всеобщей амнистией для тех, кто не запачкан зверствами, а во-вторых, поиском на стороне противника вменяемых людей, с которыми можно пойти на компромисс. Вынужден напомнить, что даже Сталин (коего можно заподозрить в чем угодно, только не в слюнтяйском гуманизме) после Великой Отечественной боролся с «лесными братьями» в Прибалтике и на Украине не ковровыми бомбардировками и вырезанием-выселением всех поголовно, а именно что амнистиями. Амнистия, в конце концов, разъедает повстанческие отряды. Человек, не видящий впереди никакого просвета и никакого шанса для себя, воевать будет отчаянно. Тот же, кто получает надежду , начинает думать – и сплошь и рядом это кончается выходом из леса (спуском с гор). Так было и с бандеровцами, и с прибалтами – так случилось и в Чечне.

Ну а теоретикам «всеобщего вырезания» можно еще напомнить, что при претворении в жизнь их планов во времена большой Гражданской мы недосчитались бы при этаком подходе многих из тех, кто впоследствии стал славой Советского государства: от военного врача у белых М. Булгакова до маршала Баграмяна, который в самом начале, на родине, украсил своей юной персоной не вполне правильную сторону…

Президентом Чечни стал Ахмад Кадыров, человек прелюбопытный, получивший религиозное образование в Бухарском медресе, Исламском институте в Ташкенте и в Иордании. Какое-то время он тоже воевал против федеральных войск, а когда его в этом упрекали, ответил, по-моему, очень умно: да, у него была банда, но жестокая реальность оказалась такова, что банды были у всех … Гораздо важнее, что впоследствии Кадыров решительно выступал против засилья ваххабитов в Чечне, и наверняка вполне искренне: судя по полученному им образованию, Кадыров был настоящим мусульманином, а ваххабиты – не столь уж и давно созданная трудами англичан секта, для ортодоксального мусульманина неприемлемая настолько же, как для ортодоксального христианина – хлысты, скопцы или трясуны. И против вторжения ваххабитов в Дагестан Кадыров выступил незамедлительно. Это как раз тот случай, когда требуется забыть прошлое и исходить из настоящего…

К 2003 году внешние долги России сократились на четверть – само по себе достижение. К тому же новыми себя обременять путинская Россия не спешила.

Оказалось, что даже отдаленно не сбылись прогнозы иных «экономистов» и «старших экономистов», несколько лет пугавших страну черными пророчествами: мол, обязательно выскочит, как чертик из коробчонки, Проблема-2003, когда максимальные выплаты по внешнему долгу совпадут с предельной изношенностью инфраструктуры. И уж тогда, вдохновенно закатывая глаза под лоб, стращали прорицатели… техногенные катастрофы бабахнут по всей стране в неописуемом количестве, случатся жуткие задержки в выплате зарплат и пенсий, дотации из центра регионам усохнут моментально…

Ничего этого не произошло. Ни всплеска катастроф, ни задержки зарплат и пенсий, ни прекращения дотаций. Паровозы ездили, самолеты летали, станки вертелись, трубопроводы гнали то, что в них было нолито , атомные электростанции не взрывались, и даже электрички ходили по расписанию. Золотовалютные резервы выросли, а зарубежные долги самостоятельно сократились на три-четыре процента за счет падения доллара по отношению к рублю. Учитывая, в каких цифрах выражались эти скромные на первый взгляд три-четыре процента, иронизировать не стоит.

24 июня Путин с супругой прибыл в Лондон и был принят

Ее Величеством. Подобного не случалось с 1874 года, когда Великобританию посещал Александр II. Это, конечно, не «достижение века», но чисто по-человечески приятно, что президент России был принят королевой (второй знаменитый русский после Юрия Гагарина). Честно cкажу, меня идиотский смех прошибает, когда я пытаюсь представить, как могла бы протекать встреча британской королевы и Бориса Николаевича – это могло обернуться кинокомедией с Лесли Нильсеном… А если без шуток, именно такие события, вроде бы не приносящие осязаемой пользы, безусловно работают на имидж страны. Вещь опять-таки неосязаемую, но необходимую.

В августе, в Малайзии, Путин совершил неплохую сделку по поставкам туда наших истребителей на 900 миллионов долларов. Торговля оружием, конечно, иному пацифисту может показаться вещью омерзительной, но не с точки зрения здорового цинизма (а я очень уж многое, особенно в международных делах, именно с этой колокольни рассматриваю, и вы меня никогда не переубедите, что это неправильно).

Во-первых, оружием торгуют все . Точнее говоря, все до единой «развитые», «демократические», «передовые» страны – и не испытывают по этому поводу никаких идиотских комплексов. Комплексы испытывают только те, кому не удается пробиться в этот прибыльный и солидный бизнес. Почему мы должны быть святее папы римского? Там, куда мы не пойдем к радости кучки «общечеловеков», тут же кинутся с радостными воплями те самые «светочи демократии» и «столпы рыночной экономики», втихомолку крутя пальцем у виска вслед добровольно уходящему русскому. Во-вторых, торговля оружием укрепляет военно-промышленный комплекс, а по большому счету и всю экономику. По тем мотивам, о которых уже говорилось выше: если продолжаются работы военных конструкторов, значит, параллельно возникает масса новинок и открытий, которые можно использовать и в мирной промышленности.

В Киргизии, в городе Кант, открылась российская военная база – не так уж мы и «бросали на произвол судьбы» бывшие советские республики.

В то же время Россия ушла с базы радиоэлектронного контроля в Лурдесе (Куба) и военно-морской базы Камрань (Вьетнам). Снова было много криков о «сдаче позиций» и тому подобных ужасах.

Однако если присмотреться трезво, то решение это можно считать толковым.

База в Лурдесе была шикарнейшим заведением, где наши операторы, помимо прочего, могли подслушивать даже какой-нибудь разговор шерифа по рации со своим полицейским участком в одном из штатов Тихоокеанского побережья США. Огромнейшие были возможности…

Вот только зачем это сегодня ? Нет у нас сегодня таких задач, которые требовали бы подобного информационного обилия. Не говоря уже о том, что за аренду Лурдеса кубинская сторона под заклинания о дружбе и братстве исправно снимала с России каждый год кругленькие суммы, исчислявшиеся десятками миллио-нов долларов. Вот и получается, что в нынешних условиях это было бы удовлетворением пустого любопытства за наш с вами счет. Не говоря уже о том, что гектары полей Лурдеса, утыканных сложнейшими антеннами, – вчерашний день. Примерно те же функции с успехом выполняет пара-тройка военных спутников размером со стиральную машину, требующая единовременных затрат только в момент вывода их на орбиту. Спутники такие у нас есть, я даже знаю, где их делают, хотя своими руками не трогал и не видел вживую…

То же самое и с Камранем. У нас сегодня нет тех задач, что стояли перед советским ВМФ лет двадцать назад, – а значит, не стоит тратить бешеные деньги (и вьетнамцы немало брали за аренду) только на то, чтобы «обозначить» наше присутствие в южных морях. Сейчас толковое присутствие обозначается совершенно иначе. Например, тем, что Россия не сдала ни квадратного сантиметра прежних позиций в совместной с Вьетнамом добыче нефти, и «Вьетсовпетро» продолжает исправно работать под другим названием…

Весной 2003 года американцы вкупе с союзниками вломились в Ирак, каковой одолели до обидного легко. Россия в данном случае отыскала «золотую середину»: Путин назвал эти действия «большой политической ошибкой». Пожалуй, именно этот вариант поведения и можно считать единственно возможным. Подпрягаться к американской телеге было бы большой глупостью, серьезно подмочившей бы нашу репутацию в исламском мире.

А противодействовать всерьез , положа руку на сердце, не было никакой возможности – иначе сорвались бы в нешуточные хлопоты. Непонятно к тому же, как именно «противодействовать»: поставлять Ираку оружие? В условиях, когда иракская армей-

ская верхушка, как теперь совершенно ясно, за неслабые денежки развалила и собственный фронт, и собственный тыл?

Янкесы, конечно, козлы, ежели без дипломатии. Никакого оружия массового поражения, для обезвреживания коего они якобы в Ирак и вторглись с кучей шестерок, там не существовало.

О чем все прекрасно знали с самого начала. Но, с другой стороны… Положа руку на сердце: кто нам был Саддам Хусейн?

Верный и преданный друг? Не смешите… Надежный союзник? Крепко сомневаюсь… А был это обычный ближневосточный диктатор, складывавший под кровать мешки с брильянтами и утыкавший своими бронзовыми подобиями всю страну, да вдобавок устроивший геноцид курдскому народу. Никакой особенной пользы от восседания означенного субъекта на его золотом троне Россия не имела. Пострадали разве что те наши политики, что шастали к Саддаму в гости и возвращались нагруженные подарками.

Ну а если со здоровым цинизмом… Извольте. Есть и другая сторона проблемы, которая как раз наших стратегических интересов не нарушает, наоборот… Кошке ясно, что даже после «блицкрига», после казни Саддама (похабнейшая затея, надо сказать), не наступило ни настоящей победы, ни успокоения. Американцы своими собственными руками смастрячили себе нешуточную и долгую головную боль, оказавшись в положении того русского мужика из известной прибаутки, что неосторожно словил голыми руками медведя: и довести его до деревни не по силам, и уйти восвояси не получается – мишка не пускает…

Короче говоря, янкесы влипли качественно. И уйти из Ирака, строго говоря, нельзя (потому что в образовавшийся вакуум моментально запрыгнет кто-нибудь шустрый и алчный), и оставаться – себе дороже, потому что бардак там раскрутился на полную катушку. Оно для нас плохо? Да ни в малейшей степени! Можете ужасаться и называть меня чудовищем, но Большая Политика как раз из таких рассуждений и сплетается. Мы их в Ирак не заталкивали, ведь верно? Ну, видите… А получая в Ираке чувствительные пинки и сатанея от тамошнего беспредела (сами организовали, умники!), США непременно станут послабже в чем-то другом. Где-то в другом месте. Что, вполне вероятно, можно будет тем или иным образом обернуть себе на пользу. Весь мир именно по таким принципам живет которую сотню лет – не обливаясь горючими слезами по поводу неприятностей соседа, а с хитреньким блеском в глазах прикидывая, что можно из этого для себя выкроить, чтобы пошло на пользу в хозяйстве. Так что будем сохранять по поводу Ирака здоровый цинизм. Пусть по тамошним пескам, коли такая охота, бегают польский эскадрон конных водолазов, эстонские воздушные саперы и украинская броневая кавалерийская бригада «Цоб-цабэ»…

А мы перейдем к серьезным вещам.

В описываемый год сорокалетний нефтяной олигарх Михаил Ходорковский объявил, что через «несколько лет» оставит бизнес и сосредоточится на общественной и политической деятельности в России.

В переводе с дипломатического это означало, что означенный владелец «заводов, газет, пароходов» твердо и открыто решил пободаться за власть. Легко вычислить, что бодаться ему пришлось бы с Владимиром Путиным, и ни с кем другим…

Это именно Ходорковский как-то несколько лет назад на вопрос телеведущего, почему он стал банкиром, ответил бесхитростно:

– Деньги, они ведь такие красивые!

То есть он хитрил, конечно. Не так наш герой был прост, чтобы пленяться радужными бумажками исключительно за их красоту. Доллары, его главная страсть, в отношении дизайна как раз безнадежно уступают купюрам какой-нибудь Республики Вануату – и цветом унылые, и красотой не блещут, ни райских птиц, ни экзотических пейзажей, ни многоцветья красок…

Деньги – они ведь могут дать власть. А власти, как теперь стало ясно, хотелось до одури, до потери инстинкта самосохранения и способности рассуждать здраво…

Будущий олигарх своим стартом чем-то подобен Путину: вырос в коммуналке, вот только родители стояли малость повыше на общественной лестнице, но не особенно, с учетом советских реалий – обычные технари невысокого полета. Окончил Московский химико-технологический институт, но пошел не по химической, а по комсомольской линии: заместитель секретаря комитета комсомола вуза, член Свердловского райкома комсомола столицы.

Когда грянула перестройка, Ходорковский стал директором Центра научно-технического творчества молодежи при родном райкоме комсомола. Заявленная цель была самой что ни на есть благой: внедрение в производство новых научно-технических разработок. Ходят слухи, что центр и в самом деле пытался что-то такое внедрять. Но с еще большим упрямством твердят, что «молодые технари» попросту ввозили из-за рубежа коньяк «Наполеон» польской выгонки и голландский незабвенный спирт «Ройял», судя по памятным вкусовым ощущениям, произведенный не то что не из рояля, но даже не из табуретки. Сподвижник Ходорковского Леонид Невзлин, по некоторым данным, потом говорил: «В конце концов, никто им не отравился».

Со временем, заматерев, Центр занялся операциями типа банковских – обналичкой. Именно что «типа». При советской власти в финансовом хозяйстве порой царила самая откровенная шизофрения: если «фонд зарплаты» у директора завода перерасходован, то он не имеет права взять на зарплату (пусть даже рабочие с голоду пухнут) свои же заводские деньги из «фонда для внедрения результатов научно-технического прогресса». Зато директор мог эти деньги «прокрутить» через Центр – перечислить их туда безналом, а обратно получить наличку. Естественно, в природе альтруистов и благодетелей как-то не существует, едва речь заходит о финансах, а потому симпатичные молодые люди Миша и Леня получали свой приличный процент за то, что помогли голодающему гегемону.

Как-то так случилось, что эту прибыльную лавочку пришлось закрыть – то ли много таких развелось, слишком шустрых, то ли финансовые правила поменялись. «Комсомольцы» побежали в банк за ссудой. В банке им вежливо объяснили, что организации, подобной Центру, они денежки дать не могут. Понятия тут такие. Вот если бы вы, молодые люди, сами были банком…

Молодые люди долго мозги не умудряли – тут же создали свой банк по имени «Менатеп» – пока еще как «подсобное хозяйство Центра», существующее исключительно для получения кредитов. Вот только вскоре оказалось, что банк сам по себе – гораздо более выгодное предприятие, чем какие-то Центры…

«Менатеп» стал размножаться, как пара кроликов в лирический весенний денек, и вскоре в объединение под этой вывеской входило уже несколько десятков банков. Среди них попадались и скучные, и довольно экзотические, например торговый дом «Менатеп-Импекс», в обмен на нефть (вот он, первый нефтяной следочек!) ввозивший в СССР (тогда еще СССР) кубинский сахар. Бизнес шел по накатанной – вот только американская юстиция поглядывала косо – из-за того, что компаньоном Ходорковского был американскоподданный Марк Рич, которого злыдни-прокуроры отчего-то именовали в Штатах уголовником и всерьез хотели упрятать на нары по куче тяжелых статей…

Потом Ходорковский основал новый банк с красивым названием «Europian Union», и не в респектабельной Швейцарии, а, наоборот, на жарком острове Антигуа, заслужившем худую славу «всемирной прачечной» по отмыванию грязных денег, в том числе наркодолларов. Чем этот банк занимался, в точности неизвестно, но вряд ли благотворительностью вдов и сирот или организацией приютов для престарелых попугаев. Учитывая специфику острова Антигуа, все обстояло как раз наоборот…

Попутно Ходорковский завязал неплохие связи с американ-ским «Бэнк оф Нью-Йорк» – тем самым, что потом оказался связан с отмыванием потоков текущих из России грязных денег.

Попутно Ходорковский учредил свою собственную Продовольственную программу: на ниве снабжения Москвы продовольствием ударно трудились АОЗТ «Алиот» и АО «Колсо», где главным акционером был «Менатеп». «Алиот» получил кредит в восемь миллиардов тогдашних рублей, а буквально через несколько дней закрылся, и его руководство неведомо куда испарилось. Вместе с кредитом.

Попутно Ходорковский предложил инвестиции Московскому пищевому комбинату – вот только «инвестиции» волшебным образом (старик Хоттабыч обзавидуется) оказались кредитом , в погашение которого заводу пришлось отдать «Менатепу» три четверти своих акций.

Но это все по большому счету развлечения джентльмена в

поисках десятки, как говаривал Остап Бендер. Золотая жила таилась в другом месте – именно Ходорковский первым стал продавать всем желающим «акции „Менатепа“», с которыми потом произошло примерно то же самое, что и с билетами МММ.

Было еще много всякого. В 1991 году, когда «Менатеп» подал в суд на Центробанк в связи с задержкой платежей, глава оного, дюжины собак съевший на ниве финансов Геращенко, атаку отбил даже не с помощью оравы дорогих адвокатов, а задав Ходорковскому один-единственный вопрос:

– Мишенька, деточка, а не напомните ли старику, куда девались государственные денежки из Фонда ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС? Которые вам на время Горбачев давал?

Мишенька с кривой улыбочкой испарился и претензий к Центробанку никогда более не высказывал…

В 1997 году аналитики из службы безопасности группы «Мост» (поголовно бывшие спецы из КГБ под руководством генерала Бобкова) составили записку по «Менатепу», где написали немало интересного: «"Менатеп" создал одну из самых мощных лоббистских структур в России, которая во многом привела к слиянию коммерческого дела с государственными органами…

Можно сделать вывод, что «Менатеп» в настоящее время является той структурой России, которая, располагая большой степенью независимости от государства, одновременно имеет самые серьезные рычаги влияния на него».

И подробно объяснялось, что имеется в виду под обтекаемыми формулировками: «Эта система построена преимущественно через личностное влияние на государственные ведомства, многие высшие чиновники которых имеют в „Менатепе“ и в связи с „Менатепом“ личные интересы как в настоящем, так и в будущем. Этим объясняются и те случаи, когда „Менатепу“ в довольно сложных обстоятельствах удавалось выходить сухим из воды».

Если совсем конкретно: «Руководство „Менатепа“ в интересах лоббирования использует обычный набор приемов – действия через связи во властных структурах и некоторых политических партиях, которые, естественно, в той или иной форме оплачивают­ся. От наиболее простого способа – непосредственно деньгами, до несколько или сильно завуалированных – например, прием на работу родственников полезных госчиновников, обеспечение им высокооплачиваемого места работы на случай ухода с госслужбы, заказы чиновникам и политическим деятелям исследований по различным темам (во многих случаях лишь для вида), оказание финансовой помощи политическим и общественным организациям, предпочтительно минуя официальные счета и избирательные фонды».

Между прочим, в «цивилизованных» странах за десятую долю всего кропотливо перечисленного пойманным на горячем приходится сидеть очень-очень долго…

Что тут плохо? Да именно то, что подобная практика извлечения нешуточных доходов через связи с коррумпированными чиновниками не имела ничего общего с честной конкуренцией и нормальной деловой практикой. Люди, гораздо более талантливые и способные стать крупными бизнесменами, оставались «за бортом» исключительно потому, что не имели таких связей. Зато отладивший их Ходорковский зашибал крутую деньгу.

Это не бизнес, не предприимчивость, не следствие высоких деловых качеств. Это – примитивная коррупционная схема, с которой те же американцы столкнулись чуть ли не сто пятьдесят лет назад – и, пережив ее угар , создали эффективные механизмы для борьбы именно с этим явлением (что не означает, будто на Западе ничего подобного нет. Есть, конечно. Только там, безусловно, давненько уже нет подобного разгула … Отучили и крестом, и пестом).

Еще Марк Твен давно говаривал: «Если вы украдете булку, вас посадят в тюрьму. Если железную дорогу – станете сенатором». Вполне возможно, Ходорковский Марка Твена читал. Как бы там ни было, он очень быстро понял, что гребет по вершкам. И занялся «политикой» всерьез: в декабре 1993-го нехило спонсировал гайдаровский «Выбор России». После чего по какому-то странному совпадению оказался в первом ряду тех, кто всласть попользовался гайдаровской «приватизацией».

В самые короткие сроки Ходорковский скупил пакеты акций АО «Апатит», «Воскресенских минеральных удобрений», «Урал-электромеди», Среднеуральского и Кировоградского медеплавильных комбинатов, Усть-Илимского лесопромышленного завода, Волжского трубопрокатного… Впрочем, список длиннейший. И термин употреблен неверный: не столько «скупил», сколько «выиграл на конкурсах». Ну, а о том, как эти конкурсы проводились, никто не расскажет лучше, чем аналитики «Моста». Посмотрим, как бывший «комсомолист» заполучил «ЮКОС», вторую по величине нефтяную компанию в России…

«Практически „Менатепу“ государством было предоставлено право банкомета в игре в „очко“, когда он не только сдает карты и принимает участие в розыгрыше „банка“, но при этом еще и единовластно определяет, кого и на каких условиях допустит к игре».

Консорциум, состоявший из «Инкомбанка», «Альфа-банка»

и банка «Российский кредит», предложил за акции «ЮКОСа»

350 миллионов долларов. Вот только заявки регистрировал… сам «Менатеп»! Естественно, заявку консорциума он не принял – и «ЮКОС» достался представлявшей интересы «Менатепа» компании, заплатившей всего-то 159 миллионов…

Когда буйным цветом расцвели облигации ГКО, Ходорковский не проявил особенных деловых качеств – не успевший во-время соскочить «Менатеп» обанкротился и рухнул. Но это уже мало интересовало нашего героя – можно было тушить свет и вывешивать на дверях объявление: «Менатеп» закрыт, все ушли в «ЮКОС».

Став нефтяным олигархом, Ходорковский развернулся на славу. Число работающих сократили в три раза, а из оставшихся выжимали все соки за ту же зарплату. Тем, кто возмущался, Ходорковский отвечал кратко: «Не желаете работать за эти деньги, привезу сюда китайцев, а вы можете уматывать». Опять-таки ничего нового – янки этим методом пользовались сто лет назад…

Всю инфраструктуру сбросили на баланс муниципалитетов вошедших в «зоны влияния» «ЮКОСа» городов, – и в первую очередь затратную «социалку». Налоги при этом платили не деньгами, а «бронзовыми», то бишь весьма сомнительными векселями. Когда в 1998 году мировые цены на нефть упали, «ЮКОС» налоги платить перестал вообще, ссылаясь на лютую бедность. Рабочим Нефтею­ганска под угрозой увольнения предложили написать заявление с просьбой снизить им зарплату на 30–50% как говорится, добровольно и с песней. «У компании нет иных резервов, кроме понижения зарплаты», – изрек Ходорковский, чье личное состояние уже тогда оценивалось в семь миллиардов долларов.

А уж после этого Ходорковский и двинулся в большую политику. Основал фонд «Открытая Россия», чтобы «развивать идеи демократии и гражданского общества». Оказался вдруг в первом ряду благотворителей и меценатов, став покровителем школ и сиротских домов. Устраивал выставки российского искусства, оказывал помощь даже Библиотеке Конгресса США, – а одновременно те, кто на него работал, хитро и методично проталкивали кое-какие образовательные программы, где Михаил Ясно Солнышко представал надеждой нации и страны.

Тут-то Ходорковский продемонстрировал, как бы поделикатнее выразиться, не самую высокую степень интеллекта. В 2003 году правление «ЮКОСа» приняло решение выплатить акционерам в качестве дивидендов два миллиарда долларов. Тем посторонним, кто робко указал на некоторую несуразность этой суммы, крайне похожей на пресловутый «пир во время чумы», Ходорковский ответил резко: «Я не позволю, чтобы мне диктовали, что мне делать с моими миллиардами».

А вслед за тем, без всякого перехода, потребовал от государства… огромных субсидий для смены устаревшего оборудования! И громко сетовал: правительство и Госдума глухи к проблемам его компании, даже не думают выделять субсидии и давать льготные кредиты…

То есть миллиардные дивиденды владельцы «ЮКОСа» увлеченно распихивали исключительно по собственным карманам, цыкая на тех, кто это осуждал, – но вот государство при этом обязано было за свой счет ремонтировать их устаревшее и износившееся оборудование…

Это даже не цинизм и не наглость – вовсе уж непонятно что, слов таких еще не придумано, даже матерных… Во всем цивилизованном мире этакое даже перевести нельзя ни на один общераспространенный язык – попросту не поймут…

Можно с уверенностью сказать, что в шахматы Ходорковский играет плохо, если играет вообще. Просчитать хотя бы парочку ходов он решительно не умел. Должно быть, ему казалось, что халява будет длиться вечно: олигархи всегда будут хозяевами положения, а власть так и останется слабенькой, насквозь продажной, робонькой…

А меж тем еще несколько лет назад те самые аналитики «Моста» четко определили болевые точки и слабые места «империи Ходорковского»: «Эта сила „Менатепа“ (связи с чиновниками. – А. Б .) является одновременно и его слабостью. Если по какой-либо причине поддержка госструктур ослабнет или совсем исчезнет (например, при частичной или полной смене власти), то «Менатепу» будет крайне сложно выжить. Позиции МФО могут быть серьезно подорваны и в результате беспристрастного расследования многих операций, в которых оно принимало участие, используя небескорыстную помощь госчиновников. В связи с этим можно сделать вывод, что перспективы развития банка полностью зависят от развития политического процесса в стране».

Ну не держали в КГБ дураков, особенно среди аналитиков!

Документ этот был написан, напоминаю, за два с половиной года до того, как Путин стал премьером. «Менатепа» уже не было на свете – но к его наследничку, «ЮКОСу», прогнозы относились в полной мере…

Когда пришел Путин, прежняя идиллия в отношениях с властью закончилась так одномоментно , что это было заметно невооруженным глазом – многим, но не Ходорковскому. Первый звоночек мелодично и тихо прозвенел, когда на встрече с президентом Ходорковский от большого ума выразил искреннее недовольство аукционом по продаже «Славнефти» – власти, дескать, отсекли от участия сторонних конкурентов, чтобы расчистить дорогу двум конкретным персонам…

Путин уперся в Ходорковского своим знаменитым холодным взглядом (я сам не наблюдал, но впечатление, говорят, производит серьезное) и, не повышая голоса, поинтересовался: а самое большое количество разведанных нефтезапасов, то бишь «ЮКОС», досталось предыдущему оратору по-честному? Все помнят прежние аукционы…

Ходорковский внятного ответа так и не подыскал.

Тут бы ему сбавить обороты, помалкивать в тряпочку, заплатить налоги и спать спокойно… Но наглость, как говорится, сестра таланта (сомнительная сестричка, правда). Вскоре, в апреле, во время очередной встречи бизнесменов с президентом, Путин несколько раз напомнил персонально Ходорковскому, что налоги всем, и в частности «ЮКОСу», следует платить – а вот теневым образом финансировать политические партии (пусть даже из частных средств, как это делает Ходорковский) как раз не следует…

Это уже были не звоночки, а звон «колоколов громкого боя», какими на военных кораблях объявляют боевую тревогу…

Однако вместо того, чтобы сделать выводы и промолчать, Ходорковский не особенно даже тонкими намеками, чуть ли не открытым текстом начинает заявлять, что правительству и президенту не следует вмешиваться в экономические процессы, а надо «выступать только гарантом». Себя и своих коллег он пышно именует «творческим меньшинством страны», «интеллектуальной элитой», а сверхдоходы «ЮКОСа» объясняет «результатом работы наших мозгов»…

Президент молчал. Ходорковский приободрился. Тут-то он и заявляет – на сей раз открытым текстом, – что вскоре уйдет в политику. Чтобы не приходить на голый пустырь, он тщательно обустраивает будущую штаб-квартиру: десятки миллионов подарков перечисляются «демократическим» партиям, «Яблоку» и СПС. Ну а поскольку наш герой прекрасно понимает, что означенные деятели, несмотря на все шумства, окучивают лишь небольшую часть электората, он обращает свой благосклонный взор в сторону тех, кто пользуется гораздо большим влиянием. Согласно «Стратегическому соглашению» между «ЮКОСом» и КПРФ на 2003–2007 годы «ЮКОС» вложится на кругленькую сумму в 70 миллионов долларов: в «обычный» год по десятке, а в два предвыборных (2003 и 2007) – по двадцатке.

Сердечный союз «борцов за дело пролетариата» и «капиталистического эксплуататора» моментально укрепляется. Кстати, из туманного лондонского далека туда же вливаются и денежки Березовского, а личный телекиллер «Березы» Сергей Доренко вдруг вступает в КПРФ – он, оказывается, чуть ли не с пеленок коммунистам симпатизировал, только стеснялся признаться, а теперь вот набрался смелости… Национал-патриотический писатель Проханов моментально убирает со страниц «Завтра» все карикатуры на страшного носатенького жидомасона Березовского и летит к нему в Лондон, где бывший жидомасон и бывший жидоед расслабляются душою настолько, что то ли фрейлехс на пару пляшут, то ли дуэтом задушевно выводят: «Во поле береза стояла…» Вслед за тем Проханов объявляется в юкосовской вотчине в Нефтеюганске, где в два счета зрит на небесах некие «пречистые знамения» в поддержку «ЮКОСа». Чуть ли даже не архангелы и архистратиги небесные продефилировали перед Прохановым с транспарантом: «Благодать небесная почиет на Ходорковском!»

Ходорковского несет . В то время как президент проводит свою внешнеполитическую линию в отношении вторжения США в Ирак («США по отношению к Ираку не правы»), крупнейший бизнесмен страны выступает в роли «пятой колонны», публично пропагандируя линию прямо противоположную («Правы США или нет, но мы должны быть с ними»).

Путин вылетает за границу с серьезным визитом – а тем временем в Госдуме проваливается внесенный президентом законопроект, предполагающий заметный рост налоговых поступлений в бюджет. Самое беглое расследование позволяет заподозрить (скажем дипломатично), что означенное решение протащил «ЮКОС», коему этот закон был крайне невыгоден.

Ни в одной стране мира подобного не терпят, даже в США, где, как нам долго объясняли советские пропагандисты, «президент является марионеткой деловых кругов». На самом деле все обстоит не так примитивно и прямолинейно. Большой бизнес в Штатах, что уж там, обладает неплохими рычагами влияния на высшую администрацию – так было, есть и будет в любой стране, где имеется большой бизнес. Однако есть некие основы , есть правила игры, покушаться на которые не дозволено и мультимиллионеру. «Президент – это как отец, понимаете?» – говорил герой одного американского политического романа. Президент – это яркий символ, верховный арбитр, человек номер один в стране. И потому ни один супербогач не стал бы так гнуть пальцы перед Бушем, как это проделывал перед Путиным Ходорковский – есть некие, повторяю, правила игры…

Тут имело место не просто столкновение личных амбиций бывшего полковника КГБ и бывшего комсомольского вожачка. Вопрос подняли принципиальный: как именно сложатся отношения бизнеса и власти в России. Станет ли власть «наемным работником монополий», как вслух мечтал Березовский, или господа олигархи будут знать свое место, как это принято во всем мире, за исключением вовсе уж отмороженных местечек…

К тому времени уже была создана до сих пор малоизвестная госструктура под названием АТС – Администратор торговой сис-темы – которая должна была определять цены на электроэнергию, тарифы ж-д перевозок и много чего еще (аналог давным-давно существующих в США антимонопольных структур).

К тому времени уже не осталось недомолвок по поводу позиции президента: в интервью «Нью-Йорк таймс» он выразился предельно откровенно: «У нас есть категория людей, ставших миллиардерами, так сказать, за один день… Государство назначило их миллиардерами. Оно раздало огромную собственность практически даром. Они сами говорили: „Меня назначили миллиардером“. Потом… они стали считать, что они – любимцы богов, что им все разрешено».

К тому времени окончательно стало ясно, на что направлены действия Путина по ограничению полномочий губернаторов, созданию верхней палаты Госдумы, Совета Федерации – стратегический замысел прочитывался нетрудно. Речь шла об укреплении государственной власти, а следовательно, об ослаблении разгулявшихся олигархов.

Люди умные намеки и тенденции просекли прекрасно и, приняв невинный вид, поспешили продемонстрировать полную лояльность к усиливавшейся государственной власти. Люди, чей «интеллект» заключался лишь в умении проворно хапать бешеные денежки, выводов не сделали…

Германский журнал «Шпигель» как-то писал по поводу ситуа-ции: «Против крупнейшего предпринимателя страны мало что сможет сделать даже российский президент». Должно быть, ободренный подобными панегириками, Ходорковский шел дальше… дальше… дальше… О его глобальных планах с детским простодушием проговорился видный американский журналист Дэвид Хоффман, сочинивший толстенную книгу про то, что олигархи – соль земли русской: «Честолюбие Ходорковского, однако, еще не было удовлетворено. 22 апреля 2003 года „ЮКОС“ объявил о новых планах слияния с „Сибнефтью“, нефтяной компанией, созданной Борисом Березовским… Теперь объединенная компания, которую собирались назвать „ЮКОССибнефть“, могла занять четвертое место в мире по размерам добычи. После объединения гигантская компания стала бы привлекательным объектом для поглощения и приобретения другой международной нефтяной компанией. В этом и заключалось намерение и самая честолюбивая цель Ходорковского: создать свою империю, а затем продать ее „Экссон-Мобил“ или „Шеврон-Тексако“. Сделка сулила фантастическую прибыль».

Вот так, в полный голос, с детским простодушием… И это «интеллектуальная элита»? Это примитивная базарная спекуляция – купить по дешевке, продать задорого. Ничего тут нет от игры интеллекта и гениальности…

Интересно, как отреагировала бы американская власть, если бы какой-нибудь шустрый бизнесмен из Техаса вздумал продать России с потрохами одну из крупнейших нефтяных компаний США – не просто вышки и прочее оборудование, а еще и расположенные на территории США богатейшие нефтяные пласты?

Варианты тут были бы возможны самые интересные. В США давно уже существует механизм некоей, вроде бы естественной, политической саморегуляции . То есть сплошь и рядом происходят любопытные случайности. Национальная традиция такая.

Взять хотя бы историю, когда в начале 30-х годов прошлого века к президентскому креслу, практически не скрываясь, рванул губернатор штата Луизиана Хью Лонг (прототип главного героя романа и фильма «Вся королевская рать», а также еще нескольких романов виднейших американских писателей).

В чем-то он весьма походил на Жириновского – с той разницей, что г-н Ж. всерьез к высшей власти не стремится, ему – умнейший ведь мужик! – вполне достаточно того, что он имеет со своей корпорации под названием АОЗТ ЛДПР. А вот Лонг к Белому дому пер всерьез, словно взбесившийся бульдозер.

Он, конечно, был демагог, реакционер и кто-то там еще, но пудрить мозги электорату умел прекрасно. Придумал гениальный ход, объявив, что богатства американских миллионеров следует отобрать и поделить на благо простого американского народа… – но не целиком ! По Лонгу, максимальное состояние, которым может владеть богач, не должно превышать пяти миллионов долларов. Все, что превышает эту сумму, – деньги неправедные, вот их следует конфисковать и поделить…

Положительно это было гениально! Поскольку соответствовало чаяниям «простого народа», пресловутой «американской мечте». Рядовой американец вовсе не горит желанием «раскулачить» богачей полностью , он сам надеется, что сможет до них дотянуться. Так что названная Лонгом цифра казалась вполне справедливой: и богачей прижмут чувствительно, и у «простого парня» останется шанс заколотить миллиончик-другой…

В конце концов Лонг стал весьма серьезным и опасным противником Рузвельта. Тут и произошла естественная саморегуляция, то бишь трагическая случайность: как из-под земли выскочил некий медик по фамилии Вайс и шарахнул в Лонга из дрянненького дешевого пистолетика, уложив наповал. Мотивы, как потом докопались, были какие-то невнятные : люди Лонга чем-то там обидели родственника Вайса – ногу оттоптали, в душу наплевали… Самого Вайса уже ни о чем нельзя было расспросить – охрана Лонга его моментально покритиковала из десятка кольтов…

А Ходорковский… его уже понесло в такие дебри сознания, для которых опять-таки не подберешь терминов.

Весной 2003 года в Вашингтоне в беседе с одним из высокопоставленных представителей администрации США Ходорков-ский заявил, что, «придя к формальной политической власти, пойдет на полное ядерное разоружение России».

Все. Дальше ехать некуда. Человека, публично провозгласившего такое , следовало, если ничего под рукой другого не найдется, вязать хотя бы по обвинению в изнасиловании шиншиллы в столичном зоопарке… Деятель такой просто не имел права и далее разгуливать на свободе.

Поскольку покусился на то, что составляет важнейший элемент существования Российского государства в его нынешнем виде. Будем даже не циниками – реалистами: только ядерный арсенал России служит гарантией ее целостности, суверенности, спокойствия. Поскольку, назовем вещи своими именами, у нас под боком пребывает Китай, которому просто некуда девать не более и не менее сотни миллионов избыточного населения. Китай – чудовищно перенаселенная страна с весьма ограниченными природными ресурсами. Нынешнее китайское «процветание», что бы там ни представлялось издали столичным интеллигентам, на деле затрагивает лишь небольшую часть почти полуторамиллиардного населения. Те современнейшие города со сверкающими небоскребами и полсотни «зон высоких технологий» окружены, словно морем, обширными районами, где жизнь, в общем, остается прежней . Ни «все» население Китая, ни даже «половина» никогда не смогут жить так сытно, как обитатели «витрины» – и это в Китае начинают понимать. В Сибирь на заработки едут в основном северяне из бедной Маньчжурии и подобных ей регионов – и порой в разговоре с таким гастарбайтером у него прорывается столь явная (и не вполне обычная для «классически» невозмутимого китайца) ненависть к «зажравшемуся» Югу, что интересные размышления рождаются…

О китайских сложностях мы подробно поговорим чуть позже. А пока вернемся к прежней теме: Китай форменным образом выпихивает за границу миллионы своих граждан не потому, что власть жестока и негуманна к «простому человечку». Экспансию она, власть, просто обязана проводить, потому что сотни мил-лионов «лишних» сулят в будущем нешуточные социальные потрясения.

А чья малонаселенная, но богатая природными ресурсами территория примыкает к Китаю с севера? То-то… Между прочим, в Казахстане построили новенькую, с иголочки, столицу Астану вовсе не из желания щегольнуть. Просто-напросто старая столица Алма-Ата расположена так неудачно, что китайские танки в случае чего до нее докатятся чуть ли не в считанные часы. А по другую сторону границы расположен Ляошуньский военный округ, где одной лишь «простой» армейской пехоты едва ли не больше, чем всего мужского населения в Казахстане, – а ведь есть еще танкисты и авиаторы, саперы и пекари, десантники и спецназовцы. Вот и пришлось – от греха подальше…

Будем реалистами, господа мои, – только ядерное оружие удерживает тех, кому приглянулись наши богатства, от резких движений. Я не о войне, есть более мирные способы – скажем, одномоментный переход границы совершенно безоружной толпой миллиончиков этак в пятьдесят, несущих транспаранты: «Нам нечего кушать, нам негде жить, так что мы к вам в гости…»

Подобное предприятие можно остановить одним-единственным способом: намекнуть, не особенно и тонко, что в случае подобных «экскурсий» по тылам , откуда появилась голодная несметная толпа, может самопроизвольно сработать дюжина-другая пусковых шахт, где обнаглевшие мыши, которых замучился гонять прапорщик Головорезов, сожрали изоляцию кабелей, отчего ядерные ракеты и стартовали… Я не прав?

Но самое пикантное – это то, что Ходорковский совершенно не просчитывал последствия для себя лично! Хорошо, если он успел бы загнать свое нефтяное хозяйство американцам. А если нет? Интересно, что бы он делал без ядерного оружия, если во-круг Нефтеюганска столпилась бы пара миллионов совершенно безоружных китайцев и, низко кланяясь, принялась скандировать:

– Господина Ходолковская, а не посла бы ты отсюда…

И куда бы он делся? Хвать-похвать, а воздействовать-то и нечем. Своими руками развинтил и разломал…

У нас не Америка, и возбужденные медики с дешевыми пистолетиками по улицам, в общем, носятся не так уж часто. Зачем, коли существуют абсолютно законные возможности разобраться с клиентом за вполне реальные прегрешения, вовсе не высосанные из пальца?

Как веревочка ни вейся, а совьешься ты в петлю…

Ходорковский был взят. Обвинения ему предъявляли по семи статьям Уголовного кодекса: хищение как государственных средств, так и доверенных ему средств частных лиц, уклонение от уплаты налогов (и как частное лицо, и как предприниматель), мошенничество и подделка документов, злоупотребление доверием и неисполнение решений суда. Сплошь и рядом имелись отягчающие довески: «в крупных размерах», «в особо крупных размерах».

«Гениального бизнесмена» защищали, конечно. В определенных кругах (чей списочный состав практически полностью совпадал со списком индивидуумов, пользовавшихся денежками «ЮКОСа») началось нечто вроде истерики с падением на пол и битьем посуды. Как водится, долго блажили о новом «тридцать седьмом», о тоталитарном перевороте, о произволе, предлагали устроить Путину импичмент, пужали, что после подобных шагов рухнет вся экономика, что Россия потеряет десятки миллиардов долларов западных инвестиций, что финансовая система России уже «рухнула», или, по крайней мере, «находится в шоке», что «надвигается катастрофа». Утверждалось, будто «западный предпринимательский мир замер в шоке», и ни один вменяемый западный инвестор носу не сунет в тоталитарную Россию, где у него все отберут до нитки, а самого забьют в ржавые кандалы и кинут на корм крысам…

Комментарий Владимира Путина: «Дело не столько в приватизации. На самом деле приватизация – лишь небольшой компонент расследования. Но мы говорим о криминальной деятельности, об участии в криминальных делах, даже покушениях и убийствах во время слияний…»

Страшные пророчества оказались бурей в стакане воды. Упавшие было акции «ЮКОСа» стали расти. Никакого обвала на российском фондовом рынке не случилось. «ЮКОСом» управляли новые менеджеры, в том числе и граждане США, отчего-то не пугавшиеся ржавых кандалов и оголодавших крыс. Один из отечественных экономистов писал: «Арест Ходорковского – не только не трагедия, но событие, слабо отличимое от раннего выпадения снега на Кубани. Или неожиданного отзыва лицензии у какого-нибудь крупного российского пользователя. Крупная корпорация, бизнес которой почти на сто процентов связан с добычей углеводородного сырья, вряд ли уменьшит объем добычи и реализации своей продукции из-за ареста ключевого менеджера».

Как водится, были вялые попытки сделать Ходорковского «жертвой антисемитизма» (папа у него еврей, что по израиль-ским законам человека евреем вовсе не делает), но самая извест-ная газета еврейской общины в России откликнулась так: «Ходорковский, Невзлин и их коллеги по клубу миллиардеров доказали, что они умеют делить и вычитать в масштабах всей России. Теперь им придется доказать, что они умеют складывать и умножать в том же масштабе. Они богатели вместо России, дальше им придется богатеть вместе с Россией. Путь первоначального накопления (разграбления) пройден до конца. Теперь надо начинать какой-то новый путь».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 4. Человек театра

Из книги Гиляровский автора Митрофанов Алексей Геннадиевич

Глава 4. Человек театра «Тамбов на карте генеральной кружком означен не всегда», — писал Михаил Лермонтов. И вправду, этот городок хоть и носил высокий титул города губернского, был фактически обычным провинциальным поселением. Да и в наши дни нельзя сказать, что в


Глава 5 Черный человек

Из книги Неизвестный Есенин автора Пашинина Валентина

Глава 5 Черный человек Стихи кабацкого цикла («Снова пьют здесь, дерутся и плачут…» и др.) Есенин написал там же, за рубежом. Можно предположить, что они о русской эмиграции. Так некоторые критики и представляли эти стихи. Хотя Есенин предусмотрительно объединил их в цикл


Глава 6 «ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК»

Из книги Роковые иллюзии автора Костелло Джон

Глава 6 «ПЕРВЫЙ ЧЕЛОВЕК» По прибытии в Вену после поспешного отъезда из Парижа Орлов узнал, что его следующее задание — принять руководство группой «нелегалов» в Англии. В архивах НКВД хранится копия письма от 19 июня 1934 г., направленного Центром в Австрию через три дня


«Богатая идеями голова!»

Из книги Воейков автора Тимашев А

«Богатая идеями голова!» Суточный ход температур и осадки на земном шаре.Влияние лесов на климат.Температура воды океанов.Климаты в условиях ледникового периода.Даже этот далеко не полный перечень вопросов, освещенных Воейковым в печати и в публичных выступлениях за


Глава II ЧЕЛОВЕК

Из книги Александр Македонский автора Фор Поль

Глава II ЧЕЛОВЕК Что такое человек? Не есть ли это сумма его поступков, «свершений», карма, как говорил Калана, индус-мудрец, друг Александра? Или это его «привычки», то есть сумма воли и поведения? «У мира две истории, — говорит Ж. Дюамель, — история его деяний, которую


Глава 22. Вы здравый человек

Из книги Склонен к побегу автора Ветохин Юрий Александрович

Глава 22. Вы здравый человек После комиссии меня снова перевели в Херсонскую тюрьму. Этапа надо было ждать долго и потому за мной на КГБ-шной машине приехал сам следователь Коваль.— Здравствуйте, — встретил он меня на первом этаже тюрьмы, куда меня привел надзиратель. —


Глава 8 ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕК

Из книги Амундсен автора Буманн-Ларсен Тур

Глава 8 ВЕЛИКИЙ ЧЕЛОВЕК «Запомни, с этих пор ты должен считать себя прежде всего дельцом. Не говори лишнего и наложи обет молчания на команду» — с такой настоятельной просьбой обращается к Руалу Леон после победоносного завершения экспедиции.Утечка телеграфной


ГЛАВА ВОСЬМАЯ СЕ ЧЕЛОВЕК

Из книги Своими глазами автора Адельгейм Павел

ГЛАВА ВОСЬМАЯ СЕ ЧЕЛОВЕК Тут ни убавить, ни прибавить, — Так это было на земле. А. Т. Твардовский КАК ЗАТЯГИВАЮТ ПЕТЛЮ 1. Трехмерное пространство свободы В 1903 году обращаясь к деревенской бедноте, Ленин писал: "Каждый должен иметь полную свободу не только держаться какой


Глава VI. «Человек, что же ты еси?»

Из книги Григорий Сковорода автора Табачников Исай Аронович

Глава VI. «Человек, что же ты еси?» Всяк есть тем, сердце в нем. Сковорода Центральное место во всей философской системе Сковороды занимал человек, борьба за счастье всего народа, о котором обездоленные мечтали веками.Многие социальные вопросы были поставлены Сковородой


Глава IV. Человек и религия

Из книги Давид Юм автора Нарский Игорь Сергеевич

Глава IV. Человек и религия Критика понятий материальной и духовной субстанций не была у Юма самоцелью. Она подготовила его агностическое учение о причинах и силах. Критика Юмом понятия «Я», личности, будучи продолжением рассуждений о духовной субстанции, подготовила


Глава XII ЧЕЛОВЕК В ЦЕПЯХ

Из книги Апостол Павел автора Деко Ален

Глава XII ЧЕЛОВЕК В ЦЕПЯХ Вплотную к северо-западному углу иерусалимского храма примыкает крепость Антония, ее башни — самая высокая достигает тридцати семи метров — и крепостные стены нависают над городским кварталом. Поднявшись на стены, паломники могли видеть


Глава 9. Человек действия

Из книги The Intel [Как Роберт Нойс, Гордон Мур и Энди Гроув создали самую влиятельную компанию в мире] автора Мэлоун Майкл

Глава 9. Человек действия Боб был именно там, где желал быть. Деньги с гранта, 1200 долларов, заплаченные за следующий академический год, и вероятная работа научного сотрудника должны помочь с обучением. Он писал своим родителям: «Когда я пришел сюда этой осенью, я надеялся,


Глава 4 «Человек истории»

Из книги Шесть масок Владимира Путина автора Хилл Фиона

Глава 4 «Человек истории» Путинские экскурсы в дебаты о «русской идее» подчеркивают второй набор элементов его личности – глубокую уверенность, что его персональная судьба тесно переплетена с судьбами и прошлым Российского государства[131]. Владимир Путин называет сам