Глава 8 ...отнюдь не последняя

Глава 8

...отнюдь не последняя

В начале февраля 2007 года определенные силы на Западе (ну что я могу поделать, если эта старая формулировка как нельзя лучше описывает ситуацию?!) испытали определенный шок.

За протекшие годы очень уж многие привыкли поучать Россию практически во всем, что касалось внутренней и внешней политики. Это превратилось уже не то что в ритуал, в привычку, сродни стандартным утренним процедурам: встал, почистил зубы, вымыл за ушами, покритиковал Россию, выпил апельсиновый сок, покритиковал Россию, принялся завязывать галстук…

Владимир Путин в дипломатических выражениях, но совершенно недвусмысленно напомнил на саммите в Мюнхене, что Россия, ежели кто запамятовал, – страна с более чем тысячелетней историей, и, что характерно, на протяжении всего этого срока проводила независимую внешнюю политику. Каковой традиции изменять не намерена и сегодня. Конфронтации не ищет, зато готова иметь дело «с ответственными и тоже самостоятельными партнерами, с которыми Россия могла бы работать над строительством справедливого демократического мироустройства, обеспечивая в нем безопасность и процветание не для избранных, а для всех».

Те, кто неведомо с какого перепугу считал Россию «побежденной» страной, взмыли с мест. Министр обороны США Гейтс критиковал нашу страну за твердое, вот ужас, намерение закупить для своих Вооруженных сил оружия и боевой техники аж на 189 миллиардов долларов. Он лишь не уточнил, что Россия намерена выложить эти деньги за следующие восемь лет, а вот США намерены примерно такую же сумму тратить ежегодно

В общем, отдельные возбужденные личности завопили о «возврате в эпоху „холодной войны“». Бывший эстонский посол в Москве М. Хельме форменным образом бился в истерике: «Сегодняшняя Россия – это растущий монстр, какого мир в своей истории не видел… России, которая, в сущности, слаба, нужно навязать новое, непосильное ей экономическое соревнование, гонку вооружений и идеологическую войну. В результате этого находящаяся в демографическом коллапсе Россия развалится. Далее на обломках империи нужно будет помочь родиться национальным государствам малых народов и другим демографическим образованиям с различной геополитической и географически-экономической ориентацией».

Во как! Россия, распадающаяся на части в результате проигранной Эстонии гонки вооружений, экономического соревнования и идеологической войны, – это, конечно, круто…

Главный юмор в том, что эстонцы не унялись. В их газете с названием «Деловые ведомости» появилась статейка под заглавием «Россия больше не боец». Ссылаясь на неких неназванных офицеров российской армии, автор взахлеб цитировал их якобы откровения: «Напади та же Эстония на нас завтра, она вполне доберется до Москвы». Не больше и не меньше!

Все это крайне напоминает грезы школьника, с которым не захотела пойти в кино красивая соседка по парте, – и вот мальчишечка, запершись в туалете для известной процедуры, старательно воображает перед собой какую-нибудь голливудскую диву. Для справки: грозная эстонская армия состоит из четырех тысяч солдат и 36 бронемашин (в одной российской дивизии – шесть с половиной тысяч солдат, 300 бронемашин различных типов и 90 танков). Особенно страшна должна быть России во время этого гипотетического блицкрига эстонская боевая авиация: 2 (два) невооруженных самолета Ан-2 (более известных как «кукурузники») и четыре опять-таки невооруженных вертолета… Тут, действительно, Москве остается только капитулировать, пока на рейде Санкт-Петербурга не замаячил грозный эстонский флот (если только гребец не заболеет)…

Но главный юмор сей поделки в том, что «российские офицеры, якобы привлеченные в качестве экспертов, наверняка существовали только в воображении автора статьи. Ну какой, скажите на милость, российский офицер, даже осушив ведро, может изречь этакое: „Деньги, выделенные нашей части на закупку двух новых БТР, не дошли“…

Ни одна отдельно взятая воинская часть ни БТР, ни танки, ни даже саперные лопатки сама себе не закупает – это делает исключительно Министерство обороны по заявкам опять-таки не отдельных полков и дивизий, а штабов видов и родов войск… Это эстонцев кто-то обманул, насвистев им, что командиры полков и дивизий с набитыми рублями портфелями толпятся в каком-то засекреченном магазине, выкрикивая:

– Мне вон тот танк!

– А мне фрегат!

– Эй, эй, Т-90 больше трех в одни руки не давать!

А трое генералов за углом скидываются купить на троих фронтовой бомбардировщик, потому что в одиночку не потянут…

Черт их знает там, в Эстонии, может у них так все и обстоит: министр обороны (в переводе на общемировые мерки – командир полка) развозит по «частям» денежку, а командиры потом плетутся в магазин?

А если серьезно, с армейскими делами в России обстояло в ту пору как раз наоборот. Ядерные бомбардировщики возобновили регулярное дальнее патрулирование. У России их семьдесят девять. Да, некоторым уже пошел тридцатый годочек, но, поскольку все познается в сравнении, не мешает напомнить, что в США до сих пор в качестве стратегической ударной силы состоит изрядное количество классических «Б-52», многим из которых не менее… сорока лет от роду. И никто в США не делает из этого драмы, самолеты летают, а пресса не вопит о «крахе боевой авиации»…

Другое дело, что в авиацию уже пошли истребители нового поколения – Су-34. Заступили на боевое дежурство, без преувеличения, лучшие в мире зенитные ракетные комплексы С-400.

В космосе появились новые спутники разведки и связи, в сухопутных силах – новейшие танки Т-90 и современные БТР. Принята на вооружение вовсе уж уникальная разработка: МБР «Тополь М РС-12 М 2», за свои качества именуемая еще «сумасшедшей ракетой» – она уходит со старта со сверхзвуковой скоростью, по траекториям, которые не способен просчитать ни один компьютер «вероятного противника».

В ближайшие двадцать лет намечается удвоить производство военных самолетов и вертолетов, разрабатывается проект нового авианосца. Это еще не массовое перевооружение армии – но, безусловно, конец многолетнего застоя, а это уже немало…

А потому, смею думать, нам безусловно не грозит вторжение могучей эстонской армии (разделаться с которым было бы, в общем, просто – досрочно объявить День десантника…)

В том, что дела обстоят не так уж и плохо, убедил состоявшийся недавно Московский авиакосмический салон-2007. После него предприятия российской оборонки заключили контрактов на полтора миллиарда долларов – это десятки тысяч рабочих мест, модернизация оборудования, а главное – продолжение уникальных конструкторских работ. На что способны наши конструкторы, выяснилось тогда же: Россия рассекретила и подняла в небо «Скат», машину с длинным и скучным названием: «Боевой беспилотный разведывательно-ударный летательный аппарат». Иначе говоря, боевой летающий робот, который самостоятельно отыскивает цель за тысячи километров от базы, выходит на нее, оставаясь невидимым для систем ПВО, и уничтожает ее управляемыми ракетами. Целью могут быть как военные объекты, так и бредущие по горам группы боевиков.

Ну а успехи «оборонки» влекут за собой и прорывы в «гражданских» технологиях: авиапромышленность России готовится производить качественно новые лайнеры: Ил-114, Ан-148, Ту-204, Ту-204-100, Ил-96-300.

Корабль выправляется .

А вскоре Владимир Путин подписал указ о приостановке ДOBCE – договора об обычных вооруженных силах в Европе. Чем покончил с одной из самых дурацких идей Горбачева.

В 1990 году, на волне тогдашней то ли эйфории, то ли хорошо проплаченной «глупости», М. С. этот документ и подмахнул. Страны НАТО и Варшавского Договора обязывались строго ограничить неким «потолком» количество армейских частей, техники и наземных вооружений (военной авиации – тоже). Широковещательно объявлялось, что это «покончит с возможной агрессией» какой бы то ни было страны: концентрация войск теперь невозможна, а заграничные наблюдатели получают право неограниченного контроля…

Все это очень красиво выглядело на бумаге. На деле очень быстро обернулось односторонним выигрышем для Запада: Варшавский Договор перестал существовать, входившие в него страны либо подались в НАТО (вопреки устным обещаниям, которыми Горбачев-Пицца и удовольствовался), либо готовились туда вступить. В самое короткое время НАТО получило тройной перевес над Россией абсолютно по всем видам вооружений. Совсем близко у наших границ появились станции слежения, военная авиация, тактические ядерные вооружения. Согласно договору натовские военные могли контролировать любое перемещение российских войск на нашей же территории – а значит, понятия «военная тайна» как бы и не существовало. Более того, Россия была вынуждена ограничивать перемещения войск на своей же территории.

Но главное, из множества «подписантов» договор ратифицировали только четыре страны: Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан. Ни одна западная страна этого не сделала. Вероятнее всего, Запад был настолько уверен в своей «победе» и вечном подчиненном положении России, что даже не озаботился придать договору легитимность, или как там это еще назвать…

А потому с формально-юридической точки зрения договора словно бы не существовало…

После появления президентского указа, как и следовало ожидать, первыми по привычке возрыдали представители входящих в НАТО «экзотов». Министр иностранных дел Латвии поспешил заявить, что усматривает в таком решении России «демонстрацию международной силы». Как будто есть что-то плохое в том, что государство объявляет себя сильным… Помянутый министр, не переводя дыхания, обвинил Россию в вовсе уж страшном, с его точки зрения, грехе: «Россия хочет занять более уважаемую роль». Вот ужас-то… Можно подумать, сам г-н министр всегда стремился, чтобы его страна занимала роль «менее уважаемую». Интересно, что он скажет, если во время его визита куда-нибудь в заграницы его там встретит не коллега-министр и даже не какой-нибудь статский советник, а прозаический швейцар, который, позевывая, лениво распорядится:

– Пальтишко-то кинь куда-нибудь в уголок… Министр, говоришь? С визитом, говоришь? Ладно, посиди вон в дворницкой, авось и придет за тобой кто…

Думается мне, еще долго европейские просторы оглашались бы воплями разъяренного министра, обнаружившего, что его не уважают…

Взвился и министр обороны Польши, заявив, что указ Путина «опасен для Европы и России», и вещая с вашингтонской трибуны: «Это решение ставит Россию в ряд стран, которые обычно называют непредсказуемыми».

К его нешуточному удивлению, американцы, вместо того чтобы похлопать одобрительно пана по плечу и подарить парочку подержанных броневиков, отреагировали достаточно взвешенно, без всяких истерик. «Вашингтон пост» тогда же написала: «Приостановление действия договора было одновременно и символическим выражением гнева русских по поводу ракетной обороны, и демонстрацией того, что их страна вновь стала уверенной в себе державой, с которой нужно считаться».

Признание примечательнейшее. Россия вновь стала уверенной в себе державой, с которой нужно считаться. Подобные факты явно обесценивают стенания тех плакальщиков, которые до сих пор объявляют Россию пребывающей в совершеннейшей разрухе и предрекают ей вовсе уж безрадостное будущее.

Пару лет назад немало шума наделал изыскатель по фамилии Паршев, еще один мастер прочувствованных, долгих причитаний на тему о заранее заданной «отсталости» России. Подметив тот неоспоримый факт, что России и в самом деле требуется гораздо больше расходов на капитальное строительство и отопление в ходе долгой зимы, Паршев вообразил, что отыскал некий волшебный ключик, объясняющий наши вечные неудачи. И начал пихать его во все замочные скважины, даже в те, куда ключик по определению не пролазил изначально… Какое-то время его книга производила сенсацию, особенно ценимая любителями толковать о за-

программированной российской безнадежности. Все пропало, гипс снимают, клиент уезжает… Выводы Паршев делал апокалиптические: Россия обречена на вечное отставание и крах.

Потом страсти чуточку улеглись и настало время для вдумчивого анализа творений новоявленного черного пророка. И очень быстро выяснилось, что Паршев (как все создатели «Глобальной Теории Всего») допустил массу логических неувязок, дешевой демагогии и откровенных ляпсусов (некоторые из них я уже рассматривал в других книгах).

Все верно. Есть серьезная разница между российским заводом (мощный фундамент, солидные стены в три кирпича, постоянное отопление) и каким-нибудь малазийским (барак из жестяного листа, без всякого фундамента водруженный прямо на землю и отопления не требующий). Естественно, себестоимость продукции в таких условиях в России всегда будет выше…

Но далеко не всей и не всякой, – о чем Паршев то ли умышленно, то ли по наивности умолчал. Вообще, он не учитывает очень уж многих факторов. Например, та самая «заграница с благодатным теплым климатом» несет примерно такие же расходы на постоянное, неустанное, масштабное кондиционирование воздуха, что Россия – на отопление. Те же расходы, только с обратным знаком: мы отапливаем, они охлаждают. И в том и в другом случае требуется масса сложного оборудования, энергоресурсов, ремонтно-профилактических работ.

Но главное, выкладки Паршева справедливы исключительно для примитивной , скажем так, продукции. Безусловно, автомобиль, грабли, пальто или детская коляска, производимые в России, и в самом деле частенько превышают по себестоимости те самые аналоги, что произведены в странах с теплым климатом. Однако все радикальнейшим образом меняется, едва разговор заходит о наукоемких производствах, высоких технологиях, интеллекте .

Вот здесь все паршевские схемы моментально превращаются в притянутые за уши фантазии. Здание какого-нибудь нашего НИИ в сто раз более затратно, чем пресловутый тропический «жестяной барак»… Но в тех местах, где за пару часов воздвигаются упомянутые экономичные бараки, нет аналогов российских НИИ! Там всего-навсего собирают нечто, придуманое чужим интеллектом!

Дальнейшие рассуждения несложны. Инженер, конструктор или ученый, сидящий в кирпичном, отапливаемом здании, изобретает нечто такое, что окупает на долгие годы вперед все расходы по строительству, утеплению и много чему еще. Все обитатели «жестяных бараков», сколько их ни есть, подобных результатов добиться не в состоянии, потому что производят исключительно товар , а ученый из кирпичного здания – технологии . Вот этой тонкости Паршев не учитывал совершенно, а потому серьезного отношения к себе, право, не заслуживает.

Совсем неподалеку от Красноярска есть некий закрытый городок. Там придумали нечто , что в данный момент имеется только в трех точках земного шара: в Сибири и двух южнокорейских научных центрах. Нетрудно догадаться, что реализация этой придумки на мировом рынке в условиях едва ли не монопольных окупит все расходы по борьбе с суровыми сибирскими зимами на тысячу лет вперед… А в это время Паршев уныло тянет свое: уголек нынче дорог, метель завывает, придет серенький волчок и ухватит за бочок…

Не ухватит, дядя! Виртуальные волки кусаются только на экране компьютера…

А теперь – о той российской проблеме, что обычно сопрягается с дорогами. То бишь об оппозиции.

В нынешнем году, как и следовало ожидать, оппозиция не унималась. Срок президентских полномочий Путина близится к концу – и потому «озабоченные» неведомо почему стали с этим связывать какие-то надежды. Должно быть, возомнили, что им снова удастся если не порулить (когда это они «рулили» чем-то серьез-ным?), то хотя бы покрасоваться на прежних трибунах в прежней роли заступников, печальников и радетелей народа.

Вот только оппозиция с завидным постоянством получалась какая-то… квелая. А то, что она откалывала, все сильнее отдавало самым дешевым балаганом. Никто уже не видел перспективы в потускневших экзотах наподобие Немцова и Явлинского. Их крохотные партеечки с комической важностью «сливались» и «размежевывались», проводили межгалактические симпозиумы и издавали глобальные манифесты, но все это уже не только не задевало, но даже и не смешило. В глубине души они и сами все понимали, а потому, нельзя исключать, все чаще повторяли про себя строчки Высоцкого:

Мы не сделали скандала,

нам вождя недоставало.

Настоящих буйных мало –

вот и нету вожаков…

В самом деле, оппозиции катастрофически недоставало фигуры , которую можно предъявить почтеннейшей публике в роли деятеля серьезного и многообещающего. Способного если и не пободаться на равных с действующим лидером страны, то хотя бы произвести впечатление… Сначала началась мощная информационная атака, как выступлению пехоты всегда предшествует артподготовка. Мобилизовали всех, способных держать перо или микрофон. «Знакомые все лица», с каким-то подозрительным единодушием и запалом ринулись в виртуальные сражения…

Немцов: «Владимир Путин – это русский самодержец, который живет по своим, то есть по питерским, представлениям о справедливости, а не по российским законам».

Персонажи помельче не уступали в ожесточенности:

«Путин – это оползень, по которому сползают остатки былого величия России».

«Владимир Путин – это, бесспорно, самый никчемный глава нашего государства за последние двадцать лет».

«Власть опирается на опричников и особистов. Это феодалы и самураи».

«Путин все более явственно превращается из уважаемого и даже обожаемого лидера в персонификацию всеобщего недовольства и разочарования».

А ради нагнетания ужастей вынырнул некий, извините за выражение, политолог, который объявил, что якобы «общество готово взяться за оружие против власти». Однако сам, не предъ-явив хотя бы рогатки, сделал ручкой и быстренько исчез пропивать гонорар, – больше всего об оружии, вооруженном мятеже и пожарищах любит толковать кухонная интеллигенция, с которой делается истерика даже при виде игрушечных солдатиков.

Но самое-то пикантное как раз и заключалось в том, что о «фашистском государстве», «уничтожении свободной прессы» и «диктатуре» практически ежедневно вопили… десятки… абсолютно независимых ни от какой власти средств массовой информации! Рой Медведев подметил интереснейшую и, безусловно, пикантную ситуацию: «Не менее двадцати крупных и, как правило, многотиражных российских столичных газет, еженедельников и ежемесячных журналов изо дня в день, из месяца в месяц публикуют на своих страницах все более нелепые обвинения в адрес Владимира Путина и его окружения и при этом все громче заявляют, что в России уже не осталось свободных и независимых СМИ».

Парадокс? Да нет, все та же извечная дурь российской интеллигенции оппозиционного розлива, обитающей в насквозь виртуальном мире. Мало того что эти персонажи несут сущий бред – они же сами первые в него и верят. «В России не осталось свободы слова, о чем неустанно, ежедневно напоминает пара десятков оппозиционных газет».

В ученых терминах это – катахреза , то есть соединение в одной фразе несовместимых понятий. А в просторечии – просто дурь. Кукольник Шендерович, в последнее время обожающий орать о «фашистском государстве» – ну конечно же посредством средств массовой информации! – похоже, искренне не понимает, что в подлинно тоталитарном государстве к нему давно бы уже нагрянули хмурые ребятки в одинаковых рубашках, деловито огрели по башке дубинкой и запихнули ему его кукол… куда-нибудь. «Не шутите с терминологией, Антон! – как обоснованно предупреждал герой Стругацких. – Терминологическая путаница влечет за собой опасные последствия!»

В самом деле, есть понятия, обозначенные предельно четко. Коли уж «фашизм», «тоталитаризм», «диктатура», то все не то что недовольные, а хотя бы в малой степени инакомыслящие сидят по домам, поверяя свои мысли разве что кошке или хомячку, всякая оппозиционная пресса запрещена, и ее редакции давным-давно догорели, а тайная полиция искоренила все хотя бы отдаленно напоминающее оппозицию.

Мы что, наблюдаем нечто хотя бы отдаленно похожее? Дамы и господа, я вас категорически умоляю: ну покажите мне хотя бы одну политическую партию, которую разогнали бы власти за оппозиционный настрой ! (Лимоновские «наци» не в счет, их сажают за конкретику , и мало сажают, по моему непросвещенному мнению.) Покажите мне оппозиционного деятеля, которого упрятали за решетку именно за оппозиционность! (Ходорковского просьба не предлагать.) Одним словом, покажите наконец реальных жертв, замученных и заточенных за убеждения . Христом-Богом молю, покажите!

А – нету

Зато молодежные пропутинские движения «Идущие вместе» и «Наши» выводили на улицы до шестидесяти тысяч человек. Безусловно, без некоего административного ресурса не обошлось, но объяснять только им такую многолюдность было бы ошибкой. Не стоит представлять современную молодежь марио-нетками, которыми можно манипулировать как вздумается. Для контраста: даже западная печать, расхвалившая до небес

«р-революционную» молодежную организацию «Идущие без Путина», уныло констатировала, что этот «многообещающий проект» очень быстро посетила толстая полярная лисичка.

В одиннадцатимиллионной Москве «новые революционеры» торжественно вывели на улицу около сотни протестантов, а в Питере – и того меньше. Если виной всему те же зловещие чекисты, психотронным генератором отбившие у юных оппозиционеров охоту выйти на улицы, то предъявите этот генератор и докажите, что он работает…

Мы, кажется, собирались о вожаках…

С вожаками, как уже отмечалось, оппозиции категорически не везет. Старых, побитых молью персонажей никто уже не воспринимает всерьез, а новых отчего-то никак не удается отыскать среди присутствующих. Вот мелькнул и замаячил господин по фамилии Касьянов. Импозантный был господин, видный, одно время ходил в премьерах (имея странную, насквозь непонятную лично мне кличку «Два процента»), умел красиво говорить и производить впечатление на вечно изнывающую в поисках кумира интеллигенцию.

Многие, воспрянув, радостно завопили: да вот же он, вождь! И руку за отворотом серого походного сюртука держит эт­ак

как-то… императорски…

Все очень быстро закончилось пшиком : последовало невнятное бормотание, сводившееся к тому, что «нас не так поняли», – и импозантный человек Касьянов с такой быстротой исчез из «вождей оппозиции», что это было даже обидно: ну нельзя, право, этак-то в приличных домах, только что возвышался, олицетворял и консолидировал, как вдруг – звук лопнувшего воздушного шарика и тишина. И даже никаких призраков с косами…

Объявился новехонький, с иголочки, вождь – шахматист Гарри Каспаров, как водится моментально создавший могущественное общественное движение, готовое хоть завтра перехватить власть над прилегающими областями Галактики.

На сей раз кончилось откровенно дешевым балаганом – а как еще прикажете назвать сцену, когда бережно подсаживаемый в милицейский «бобик» новоиспеченный вождь оппозиции что-то жалобно орет на английском ? То есть вульгарно работает на увлеченно жужжащие камеры западных репортеров, ничем другим более не озабочиваясь. Приличный оппозиционер просто обязан в таких случаях верещать по-русски:

– Не замай, православные, заступника бьют! За вас страдаю, дор-рогие мои, хорошие!

Оппозиция катастрофически мельчает и тает . В то же самое время уже ясно, что Кремль не повторяет ошибок украинских лидеров, фактически сдавших «оранжевым» молодежь без боя. «Наши» и «Молодая гвардия» внушают уважение и количеством, и качеством. Безусловно, власть их поддерживает, а как же иначе? Но величайшей ошибкой было бы представлять пропутин-ские молодежные движения скопищем «купленных», «согнанных», «оболваненных». Скорее уж верно другое предположение: что молодые хотят осознанно участвовать в преобразовании страны и уже имеют свои убеждения .

Еще об оппозиции с позиций скучной прозы – то бишь денег. Потускнела она еще и оттого, что полноценно существовать способна в условиях щедрейшей финансовой подпитки – тогда и газеты многокрасочные, и журналы глянцевые, и ораторы ощущают в карманах приятный хруст баксов, а потому особенно воодушевлены. В условиях скудного финансирования те, кого у нас еще почтительно именуют «оппозицией», решительно не способны не то что блистать, но хотя бы действовать с огоньком. Как выражался по другому поводу герой Юлиана Семенова: «…им же не с чем идти на переговоры, они ж сделанные …»

Вот именно. У оппозиции попросту нет идеи , за которую следует не живот свой класть на алтари – к чему эти крайности? – но попросту бороться всерьез. Красивым обещаниям электорат верить наконец разучился. Достойный соперник Путина должен быть тем, кто немало сделал . А где ж такого взять, из каких волшебных сусеков?

Так что не следует все же принимать всерьез угрозы устроить у нас «оранжевую революцию» номер два. Майданная революция, как теперь совершенно точно известно, потребовала сотен миллионов долларов, вброшенных извне.

Для России таких денег, весьма вероятно, не отыщется. Карманы «лондонских сидельцев» изрядно опустошены, а западные, выразимся дипломатично, структуры вряд ли на такое пойдут.

Те – опять-таки дипломатично выражаясь – кто остается в стране, вряд ли будут «вкладываться» в какую бы то ни было майданную революцию российского образца. Последние годы должны были многим помочь уяснить, что угол падения всегда равен углу отражения, а в брезентовых рукавицах в России всегда нехватка…

Одним словом, не похоже, чтобы в ближайшее время кто-то намеревался делать в оппозицию серьезные вклады. А потому дело должно кончиться поднадоевшими «перформансами» вроде публичного поедания портрета ненавистного «диктатора» и выкриками на суахили в адрес милицейского оцепления…

Тем временем Россия, изволите ли видеть, получает очередной урок демократии от Великобритании.

Англичане потребовали от российской стороны выдать им для суда бывшего офицера ФСБ, а ныне бизнесмена Лугового – по версии британской стороны, именно он чайной ложечкой сыпал в чай Литвиненко полоний, объясняя, что это такой сахарок. Далее действие усугублялось по законам классического английского мистического триллера: оказывается, Литвиненко, в последние мгновения перед смертью, простерши руку куда-то в пространство, трагическим шепотом возгласил: «Луговой меня отравил, о добрые сэры! Теперь-то я понял, отчего сахар был совершенно несладкий и на зубах скрипел! Покарайте же подлого отравителя, о светочи демократии!» И взволнованные лорды, смахивая скупую мужскую слезу, нестройным хором откликнулись: «Будьте благонадежны, сэр умирающий! Порвем гэбуху, как Тузик грелку!» Примерно так выглядела история в изложении англичан.

Российская Фемида, должно быть, рассудила, что аргументы наподобие «А некому больше!» содержат маловато убедительности, с какой стороны ни приглядывайся. А кроме того, россий-ская Конституция запрещает выдавать своих граждан для суда иностранному государству, предлагая другой выход: если предоставите достаточно убедительные доказательства, будем судить дома. Подобные нормы имеются в Конституциях чуть ли не всех ведущих мировых держав.

А потому Россия выдавать Лугового отказалась. Чем мгновенно навлекла на себя нешуточный гнев британских сановников. Дыша духами и туманами, английский министр иностранных дел громко жаловался в парламенте на несговорчивых русских, для которых, изволите ли видеть, честного слова джентльмена уже недостаточно. Британские джентльмены честным словом поклялись, что Луговой виновен, а эти варвары продолжают ссылаться на

61-ю статью своей Конституции…

Чуть позже Лондон потребовал… чтобы Россия внесла изменения в свою Конституцию. Ну, не потребовал, конечно, в ультимативной форме, но заявлял: «Неплохо бы…»

Дальше ехать некуда. Самое смешное, что британцы совершенно серьезно полагают, что Россия должна менять свою Конституцию всякий раз, когда этого захочется «цивилизованному Запа­ду». Столь лихие заявления проистекают, скорее всего, оттого, что сами британцы крайне плохо ориентируются в этом вопросе: у них, в Великобритании, Конституции нет и никогда не было, так что опыта они набраться не могли. В этой связи возникает закономерный вопрос: а не потребовать ли нам от Совета Европы или ООН срочно обязать Лондон принять наконец Конституцию? Beдь ситуация складывается неприглядная: в начале XXI века, во времена всеобщей демократизации и расцвета свобод в Европе самым беззастенчивым образом процветает страна, население которой лишено Конституции! С подобными рецидивами тоталитарного прошлого прогрессивная общественность мириться не может. Нужно срочно принудить англичан ввести у себя общечеловеческие ценности – пригрозив, что в случае отказа мы обратимся к Джорджу Бушу, большому специалисту по насаждению демократии с бреющего полета…

А если серьезно, то МИД России отреагировал достойно, заявив, что в Москве «крайне удивлены тем, что в Лондоне факт соблюдения Россией своей демократической Конституции вызывает критику».

Вслед за тем британской Фемиде напомнили, что сама Великобритания «многократно отказывала в выдаче граждан других стран, подозреваемых в совершении уголовных, в том числе террористических, преступлений».

За примерами далеко ходить не нужно: несмотря на кубометры доказательств, предъявленных британской стороне в отношении похождений Березовского в России, тамошний суд счел все накопленное «неубедительным». Точно так же Лондон отказывается выдать чеченского боевика Ахмеда Закаева, против которого тоже имеется немало доказательств.

Впрочем, так себя ведут не только с Россией: США давно уже требуют выдачи им двух террористов, эс-Сири и Бабара Ахмада, – но британцы и тут отказывают. По той же причине: доказательств, мол, маловато. Надо понимать это так, что «убедительными»

доказательства будут признаны не раньше, чем упомянутые «политэмигранты» кому-нибудь отрежут голову средь бела дня на Трафальгарской площади, под прицелами телекамер и на глазах парочки членов палаты лордов…

Британская сторона так и не предоставила материалов, по которым Лугового, если он все же виновен, можно отдать под суд в России. Зато, как и следовало ожидать, превеликое шумство устроили отечественные «общечеловеки», искренне недоумевающие: как можно артачиться, если «сама» Англия требует? Англия ведь – это… это… дыханье в зобу спирает от почтения!

Последний, как выражается молодежь, прикол выпорхнул со страниц пухленького ежемесячника «Совершенно секретно» (который лично я в последнее время читаю исключительно ради поиска там восхитительных ошибок и ляпсусов касаемо исторических событий и дат, коими каждый номер богат). Совершенно серьезно предлагается немедленно устроить у Лугового повальный обыск – как же иначе, вдруг у него еще осталось полкармана полония, и он из чистого хулиганства начнет его подсыпать в чай посетителя «Елок-палок» или, бери выше, «Пушкина». Примерно так и сформулировано.

К некоторой растерянности «общечеловеков» обнаружился российский отставной майор, как раз и завербованный британскими спецслужбами в Лондоне при непосредственном участии Бориса Березовского и Александра Литвиненко. Впрочем, после короткой заминки «общечеловеки» начали твердить, что майор – фальшивый. А британцы настолько джентльмены, что им и в жизни не придет в голову крутить какие-то комбинации вокруг знающего немало российских секретов Березовского и отставного чекиста Литвиненко. Джентльмены, мол, на такие пошлости не способны и дают у себя приют всем и каждому исключительно из высших идеалов человеколюбия…

Ну ладно, не стоит ближе к ночи о британцах – могут присниться. Настала пора подвести некоторые итоги и поговорить о Владимире Путине, полковнике, ставшем капитаном. Капитаном государственного корабля.

Страна, с этим мало кто возьмется спорить, выкарабкалась из самого страшного. Предотвращена угроза распада Российской Федерации – реально существовавшая, отнюдь не надуманная. Начали помаленьку забывать о финансовых пирамидах, дикой инфляции, многомесячных невыплатах зарплат и прочих нисколько не надуманных ужасах .

В Чечне не наступил совершеннейший мир, но происходящее давно потеряло все признаки войны . За последние три года под гарантии Рамзана Кадырова, как раньше под гарантии его отца, сдались более семи тысяч боевиков, вернувшихся к мирной жизни, – гражданские войны, повторяю, выигрываются амнистиями, а не поголовным уничтожением.

Проблемы в Чечне, конечно, остаются – но вот американцы, что любопытно, пишут о них гораздо более взвешенно, чем наши «общечеловеки». Вот вам отрывки из статьи «Ньюсуик»: «Поезжайте прямо по бульвару Победы в Грозном, и вам никогда не придет в голову, что в Чечне была война. Пять лет назад этот широкий проспект выглядел как Сталинград во время Второй мировой войны. Теперь по обе стороны стоят новые жилые дома и бутики, торгующие итальянской одеждой. По всему городу сносят поврежденные войной здания, отбойные молотки грохочут круглые сутки. Над оставшимися руинами гордо реют гигантские полотнища с лицом покорителя города Владимира Путина. Остальной мир мог этого и не заметить, но президент России выиграл чеченскую войну… Мир, обеспеченный Кремлем, пока еще достаточно жесток. Его олицетворяет 30-летний Рамзан Кадыров – специально подобранный премьер-министр новой Чечни. Кадыров – бывший боевик, назначенный Москвой главным командиром Чечни в мае 2004 года, после убийства его отца, президента Ахмада Кадырова… Молодой герой Чечни безжалостно эффективен. Он создал такую систему осведомителей, которая на порядок лучше, чем все, что создавали здесь российские спецслужбы. Олег Орлов, директор правозащитной организации „Мемориал“, признает, что при Кадырове масштабы насилия в Чечне резко уменьшились, но избиения и даже исчезновения людей остаются все еще обычным делом».

Это не похвала и не ругань – просто-напросто описание сложной и противоречивой действительности…

Самое главное – с Россией на международной арене начали всерьез считаться , чего в отношении слабых обычно не происходит. Россия расплачивается с внешними долгами – а куда от них денешься? Мы больше не должны ни гроша Международному валютному фонду и не собираемся занимать у него впредь. Новые займы в других местах планируются – но это уже другие займы. Прежние, во-первых, брались под высокие проценты, во-вторых, «пропадали неизвестно куда». Нынешние – у Европей-ского и Мирового банков – берутся под низкий процент, исключительно на финансирование эффективных проектов (модернизация системы государственного управления, охрана окружающей среды, информатизация школ, реформа электроэнергетики).

Кроме того, вскоре средства Стабфонда будут использоваться опять-таки в серьезных национальных проектах, – и не стоит слушать тех, кто с трагическим надрывом балованного дитяти требует незамедлительно «все поделить».

Российские наука и производство медленно выправляются.

Многим по-прежнему живется нелегко, но сухие цифры из самых разных областей жизни ясно показывают, что как минимум обозначился поворот, а как максимум – полегчало . Россия официально занимает второе место в мире по производству кирпича. Что это означает? То же, что и резкое увеличение магазинов стройматериалов, а также мебельных. Страна строится . Мобильных телефонов в России насчитывается около 79 миллионов, по числу автомобилей на душу населения мы уже oпередили украинцев, белорусов, литовцев и латышей. Вряд ли все это касается только «олигархов» и «богатеев» – приведенные цифры скорее уж свидетельствуют о том, что растет число и обычных людей, которым стало жить лучше.

Объем вкладов в банках и сберкассах со времен дефолта вырос в семь раз и приближается к двум триллионам рублей. Студентов в России на душу населения вдвое больше, чем когда-то в СССР (416 на десять тысяч жителей против 216 в прежние времена). Ежегодно за рубеж выезжают 20 миллионов россиян – опять-таки речь идет не о богатеях и олигархах. А главное – молодые женщины стали больше рожать. Это уже во все времена служило признаком стабильности и повышения благосостояния. Все мы прекрасно помним совсем недавние времена, когда женщина с коляской становилась чуть ли не уникальным зрелищем для городской улицы.

Парочка примеров, опять-таки не вяжущихся со стройной тео-рией «климатолога» Паршева.

У города Сургута открыт автомобильный мост через Обь – общей длиной 14 км, из них над водой – 2. По тем самым «мировым» ценам строительство должно было обойтись в 800 миллионов долларов – именно такую сумму выставил английский подрядчик. Его вежливо проводили на родину и обратились к российскому «Мост-строю», который те же работы выполнил примерно за 100 миллио-нов. Как видим, не все исчерпывается климатом, и на Запад нужно смотреть с оглядочкой – они тоже прекрасно умеют накручивать лишнее в смету, и, боюсь, «теория Паршева» для таких господ будет сущей находкой: можно с умным видом ссылаться на «неизбежные, продиктованные исключительно российскими климатическими условиями затраты». К слову, в возведении объекта, подобного мосту через Обь, участвовали множество предприятий самых разных отраслей промышленности, сотни фирм. Тысячи видов продукции, тысячи работ. Большая задача опять-таки автоматически тянет за собой развитие отраслей, вроде бы напрямую с конкретной целью не связанных, – как и со «Скатом», как и с оставшейся в российских руках вагоностроительной промышленностью.

Еще пример. Железнодорожный транзит через Россию, оказывается, изрядно дешевле европейских расценок. По данным МПС, ставка за перевозку одного контейнера на российских железных дорогах – около 3 центов за километр, в Европе – около 52 центов. Где тут место Паршеву и его толкованию насчет «сурового климата»?

Но самое главное, пожалуй, – это то, что в новой России есть все условия для людей, которые хотят честно зарабатывать в самых разных областях жизни. Бюрократических рогаток немало, но и возможности есть . Речь не о «владельцах заводов, газет, пароходов» – о том слое «мелких» хозяев, который, именуясь «средним классом», во всех развитых странах составляет фундамент общего процветания. Зарабатывать в «самостоятельном плавании» трудно, но можно.

Как мы помним, в прежние времена в массовое сознание усиленно вбивалась совершенно уродливая картинка: якобы весь смысл реформ в том, чтобы создать крохотную кучку сверхбогачей, а уж они, в свою очередь, будут от щедрот своих «содержать» всех прочих сограждан.

Нет ничего омерзительнее и ошибочнее этой выдумки, на которой в разное время обжигались многие страны. К процветанию страну ведут не максимальные льготы для олигархов, а равные возможности для всех.

К превеликому сожалению, насколько я могу судить, наш формирующийся «средний класс» до сих пор не вполне понимает, что обязан благосостоянием именно тому курсу, который взял несколько лет назад президент Путин и старательно проводил в жизнь. Таково уж человеческое сознание: когда дела идут хорошо, кажется, будто все получается «само собой», неким счастливым случаем. Однако пора осознать несколько простых истин: сама собой жизнь в государстве, вышедшем из нешуточного кризиса, нигде и никогда не улучшалась; именно последовательная деятельность президента как гаранта стабильности и законности позволяет многим неплохо зарабатывать, если они трудятся усердно и честно.

Вообще, немногие отдают себе отчет, что с приходом Путина Россия, как я уже мельком говорил, впервые за много лет зажила нормальной жизнью без «больших скачков» и скороспелых экспериментов. Без шумных политических клоунад и потрясений, без скопища «пирамид» и разгула аферистов. И смело можно сказать, что таких спокойных времен у нас не было аж с 1894 года.

Именно так, это не ошибка в цифрах. С 1894-го, с восшествия на престол Николая II, как раз и началась практически сплошная цепочка потрясений, конфликтов, идеологических утопий и взрывов бомб. Двадцать три года, пока власть не поменялась в 1917-м, длился разгул «революционных спазмов». После семнадцатого года и до конца XX столетия жизнь опять-таки была далека от нормального хода: войны, революции, мятежи и бунты, эксперименты во всех сферах жизни, ломка устоев, массированная критика прежних утопий и скороспелое вторжение новых, репрессии и политическая борьба. После 1985-го – раскол в обществе, новые утопии и дурацкие телодвижения в тщетных попытках претворить их в жизнь, крах советской системы и создание новой в уродливых конвульсиях, осложненных Великим Грабежом…

А с приходом Путина это кончилось . Понимаете? Кончилось. Впервые более чем за столетие страна живет в общем стабильно и спокойно, нормально , без всяких идейных шараханий из крайности в крайность, всеобщих политических баталий и общественных катаклизмов.

Мы выправляемся – помаленьку. Мы богатеем – помаленьку. Мы успокаиваемся. Мы становимся умнее. Нас начинают уважать за рубежом. У нас появилась нешуточная надежда.

Этого мало?

Если попытаться понять, кто же из обычных людей (олигархи с конкретными финансовыми интересами не в счет) заявляет, что «не поддерживает» Путина, что «разочаровался» в президенте, то после обстоятельного анализа выходит, что они составляют две четко выраженные категории, которые я условно обозначил бы как «романтиков в поисках чуда» и «степенных хозяев, требующих большей ясности».

С первыми довольно просто: они ждали от Путина чуда – как чуточку раньше от Ельцина и дюжины других перспективных кандидатов на роль волшебника с мерцающей палочкой, одним прикосновением создающего из синего прозрачного воздуха машины, окорока ветчины, дворцы и пачки денег.

Помнится, однажды в Красноярске после очередных губернаторских выборов (баталии затяжной и тяжелой) некая дамочка в месте небольшого скопления народа витийствовала в таком примерно духе:

– Ну и какого рожна я за него голосовала? Что изменилось? Лучше стало? Ага! Дура я, дура!

Со дня губернаторских выборов прошли сутки . Дамочка вы-глядела вполне вменяемой, просто она была из тех, кто от любой смены властей ожидает мгновенного, осязаемого и приятного чуда . И таких людей больше, чем может показаться. Именно из их среды гремят вроде бы толковые, а на деле пустозвонские призывы.

«Покончить с бюрократией немедленно!»

Этого не удавалось никогда, ни в одной стране – причины чересчур обширны и сложны, чтобы их здесь излагать. Отсылаю читателя к великолепным книгам англичанина С. Паркинсона, чтобы он оценил, какой размах имеет это несомненное зло на том самом благополучном Западе.

«Покончить с преступностью (вариант: коррупцией, безработицей, ямами на дорогах, наркоманией) немедленно!»

Это несерьезно. Все перечисленные язвы, нравится это ко-

му-то или нет, всегда остаются с человечеством. Другое дело, что в одних странах это зло удается минимизировать, загнать в темные уголки, а другие этого так и не достигают…

То же самое и с Путиным: он не сотворил чуда. От него ждали чуда, а он…

Конечно, очень было бы хорошо, если б через год после прихода Путина зарплата увеличилась в десять раз, а пенсии в двадцать, чиновники совершенно перестали бы брать взятки, а милиция никого и никогда пальцем бы не тронула; и хлеб снова стоил бы четырнадцать копеек, и мы за годы президентства Путина до-гнали бы и перегнали Америку по всем показателям, и рубль стоил бы долларов пятьдесят…

Когда человек покупает дом, стараниями прежних жильцов доведенный до того, что стены кренятся, окна выбиты вместе с рамами, крыша течет в десяти местах, а крысы устраивают на кухне митинги почище демократов – что он делает? Не грезит о том, что через годик пристроит еще пять этажей, а во дворе будут курлыкать павлины – в особенности если и денег маловато, и рук только одна пара. Человек засучивает рукава, месит бетон, стругает рамы, приколачивает новый шифер и спускает на митингующих крыс парочку кошек. Программа-минимум – привести дом в порядок перед зимой: залатать крышу, вставить окна, настелить полы, прочистить трубу и завезти дрова. Павлины и мраморные бордюрчики будут когда-нибудь потом. Главное – привести дом в такое состояние, чтобы в нем можно было жить (поверьте человеку, который пять лет строился).

На уровне дома мы все прекрасно понимаем. И, прикинув наличные, покупаем жене золотую цепочку весом в восемь граммов, а не коллекционный бриллиант – не на что. Но вот на уровне страны нас порой клинит: вынь да положь чудо…

Хорошие мои, чуда не могло произойти в стране, где все прогнило настолько, что порой буквально не за что ухватиться. Никакой «царь-батюшка» мановением руки не мог установить царство чистоты, справедливости и сытости. Для начала власть серьезными усилиями создавала себе твердую почву под ногами: кому-то пригрозить, кого-то к ногтю прижать, кого-то амнистировать, кому-то подкинуть копеечку…

Вы что, не чувствуете этой твердой почвы?

Путин страну вытащил – это и есть его главное достижение (хотя и второстепенных, право же, немало).

Теперь – о второй категории недовольных, с которой все далеко не так просто.

Многие попросту не вполне понимают происходящее.

Прежние скандалы и сенсации не нуждались в особенных комментариях и видны были всем. Если кто-то обещал лечь на рельсы – это моментально становилось известно всей стране. Если другой орал, что рельсы бутафорские, а деятель подмененный – это опять-таки было зрелищно и просто. Не говоря уже о случаях, когда господа депутаты лупили друг друга по уху и брызгались соками – снова никаких загадок…

Нынешняя работа президента и его команды сплошь и рядом внешних эффектов лишена напрочь, она скучная, рутинная, кропотливая, повседневная. И потому многим словно бы и не видна. Создается порой впечатление, что никакой работы и нет – ну кто помнит о том, как не отдали в иностранные руки вагоностроительные заводы или уберегли очередное КБ с богатейшими заделами?

Работу эту нужно широковещательно комментировать, разъяснять – и не сухо и казенно, а доходчиво, убедительно и ярко. Но этого, к сожалению, сплошь и рядом не происходит.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Последняя глава

Из книги Рассказы ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Последняя глава Вот и вторая моя книга подошла к концу. Уже четыре года я не летаю; старый ездовой пес сидит на цепи. И только воспоминания вновь и вновь тянут меня в мое Небо. Каким оно было – это я и попытался показать в моем скромном литературном труде.За это время у меня


Последняя глава

Из книги Откровения ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Последняя глава Теперь, когда у вас сложилось о ездовом псе определенное, может, не совсем лестное впечатление, задайте себе вопрос. Как же тогда этот "убийца" и "нарушитель летных законов", "безвольно идущий на поводу у экипажа", да еще и "не совсем чистый на руку", и


Глава четвертая ПУТЕШЕСТВИЕ ОТНЮДЬ НЕ СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ

Из книги Три Дюма автора Моруа Андрэ

Глава четвертая ПУТЕШЕСТВИЕ ОТНЮДЬ НЕ СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ После разрыва отца с Идой Ферье и сына с Мари Дюплесси оба Дюма съехались. Оба вели жизнь беспорядочную и ни в чем не стесняли друг друга. Сын стал любовником актрисы Водевиля Анаис Льевенн. Во время ужина, который она


Последняя глава

Из книги Раздумья ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Последняя глава Кончилась книга. Но не кончилась авиация. Как и до меня, так и после будут пахать небо легкокрылые машины. Будут оставаться в небе туманные борозды — следы нелёгкого, благородного труда людей по преодолению стихии.Я лежу у порога, положив седую голову на


ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА

Из книги Гавен автора Баранченко Виктор Еремеевич

ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА С 1931 года Юрий Гавен почти два года работал в Германии в должности директора советской нефтеторговой фирмы «ДЕРОП». Немцы тогда охотно покупали у нас нефтепродукты. Шел к концу короткий век Веймарской республики. Нацисты одурманивали массы своими


Последняя глава

Из книги Рассказы ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Последняя глава Вот и вторая моя книга подошла к концу. Уже четыре года я не летаю; старый ездовой пес сидит на цепи. И только воспоминания вновь и вновь тянут меня в мое Небо. Каким оно было - это я и попытался показать в моем скромном литературном труде.За это время у меня


Тайный советник — отнюдь не сторонник революции

Из книги Гёте. Жизнь и творчество. Т. 2. Итог жизни автора Конради Карл Отто

Тайный советник — отнюдь не сторонник революции Иной читатель сочтет, что предшествующая глава — совершенно излишнее отклонение от темы, имеющее весьма малое касательство к жизни и творчеству Гёте. Однако нужно отчетливо представлять себе те давние беспокойные годы,


Глава 2 Последняя

Из книги Чкалов автора Байдуков Георгий Филиппович

Глава 2 Последняя Новые планыНаступала осень, а новый истребитель Поликарпова еще окончательно не построили. Чкалов не уходил в отпуск, ожидая, когда «И-180» будет готов к полету.Валерий все больше уделял внимания подготовке женского экипажа самолета «Родина», который


Последняя глава

Из книги Франсуаза Саган автора Ваксберг Аркадий Иосифович

Последняя глава Реальность и легенда слились воедино в образе Франсуазы Саган. Спустя полвека после появления мирового бестселлера «Здравствуй, грусть!», который вызвал в обществе эффект электрошока, не угасает интерес к личности его автора. Действительно ли


Последняя глава

Из книги Мелья автора Погосов Юрий Вениаминович

Последняя глава 11 января 1929 года. На рассвете в 1 час 45 минут в больнице Красного Креста города Мехико скончался от двух огнестрельных ран кубинский политэмигрант коммунист Хулио Антонио Мелья.Утренние газеты вышли с кричащими заголовками. Все остальные новости


Последняя глава

Из книги Рассказы ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Последняя глава Вот и вторая моя книга подошла к концу. Уже четыре года я не летаю; старый ездовой пес сидит на цепи. И только воспоминания вновь и вновь тянут меня в мое Небо. Каким оно было – это я и попытался показать в моем скромном литературном труде.За это время у меня


Последняя глава

Из книги Откровения ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Последняя глава Теперь, когда у вас сложилось о ездовом псе определенное, может, не совсем лестное впечатление, задайте себе вопрос. Как же тогда этот "убийца" и "нарушитель летных законов", "безвольно идущий на поводу у экипажа", да еще и "не совсем чистый на руку", и


ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ

Из книги Бремя выбора (Повесть о Владимире Загорском) автора Щеголихин Иван Павлович

ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ ОТКРЫТИЕ РАБОЧЕГО ДВОРЦА ИМЕНИ ТОВ. ЗАГОРСКОГО (Благуше-Лефортовский район)1 мая состоялся большой концерт-митинг, посвященный открытию Рабочего дворца имени тов. Загорского и празднику 1-го мая.…с кратким приветствием выступил председатель В.Ц.И.К. т.


ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА

Из книги Хогарт автора Герман Михаил Юрьевич

ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА Недаром Уильям Хогарт любят театр. Редкие художники уходили с таким блеском, как он, оставив «под занавес» самые ослепительные свои создания.Мало того, что он сделал несколько язвительных и остроумных гравюр, по-прежнему направленных против «конессёров»,


Н. С. Бонар («Отнюдь не в хандре и унынии…»)

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

Н. С. Бонар («Отнюдь не в хандре и унынии…») Отнюдь не в хандре и унынии, А с трепетом как на пожар, Я мчусь к Вам в Петровские линии, Надежда Сергевна Бонар. В большой разгороженной комнате, Где сумрак таится с утра, Вы нам, когда нужно, напомните, Что взяться за дело


Анатолий Сергеевич Черняев. Кардинал при Горбачеве, но отнюдь не серый

Из книги Дело: «Ястребы и голуби холодной войны» автора Арбатов Георгий Аркадьевич

Анатолий Сергеевич Черняев. Кардинал при Горбачеве, но отнюдь не серый Анатолий Черняев – человек необычного прошлого. Выросший в московской Марьиной Роще мальчишка стал студентом исторического факультета МГУ и со студенческой скамьи ушел на фронт бойцом лыжного