Глава 7 Миновав рифы

Глава 7

Миновав рифы

2006 год ознаменовался в первую очередь тем, что в Чечне становилось все спокойнее. Объявившегося было после смерти Масхадова самозванного «президента» Абдула Сайдуллаева неподалеку от Аргуна ликвидировала боевая группа полка спецназа имени Ахмада Кадырова МВД Чечни. Краткое время спустя за ним отправился представитель «Аль-Каиды» в Чечне араб Абу-Хавс – не просто вульгарный иностранный легионер, а «кошелек», через которого шли денежные потоки террористам.

В июле в Ингушетии громыхнул взрыв – взлетел на воздух «Камаз» со снарядами, а заодно с ним и «террорист номер один» Шамиль Басаев, причастный практически ко всем крупным акциям. «Неосторожным обращением с оружием» здесь и не пахло – Басаева ликвидировали в ходе совместной операции ФСБ и ГРУ. Операция в подробностях останется засекреченной еще долго, но открыто было сказано, что она закончилась успешно благодаря деятельности российской разведки в тех странах, откуда переправлялось в Чечню оружие.

В одной из арабских стран взлетел на воздух навороченный джип – вместе с чеченским видным боевиком Зелимханом Яндарбиевым. На сей раз никто ничего не признавал открыто, но не подлежит сомнению, что взрывчатку заложили наши . По этому поводу оппозиционная интеллигенция, как водится, долго билась в конвульсиях наигранного ужаса: бомбою! на территории другой страны! ему ж, сердешному, было больно! Ну, что поделать – они вчера родились, они на парашюте обрушились к нам с Марса и о земных делах не осведомлены нисколечко. Им, корявым, и невдомек, как в таких случаях действует израильская разведка – жестко, с веселым азартом, отстреливая и подрывая террористов по всему свету, за исключением разве что Антарктиды, где спрятаться очень трудно. Они представления не имеют, как действуют в подобных случаях американцы, англичане, французы… да решительно все, когда речь заходит о терроризме.

Рамзан Кадыров Чечню контролировал вполне. Боевиков там осталась пара сотен, скитающихся где-то по горам, – хотя несколько лет назад, по данным ФСБ, только иностранных наемников насчитывалось около трех тысяч… За 2006 год в Чечне введено в эксплуатацию более миллиона квадратных метров жилой площади, по всей республике строятся больницы, школы, клубы, есть даже Интернет-кафе. Это и есть лучший ответ на вопрос, зачем России Рамзан Кадыров. Он не только хороший командир, но и хороший строитель, а сегодня именно это необходимо. Ломать что бы то ни было нетрудно, а вот строить – гораздо труднее…

Здесь просто необходимо отметить тот «вклад» в российскую стабильность и борьбу с терроризмом, который внесла Велико-британия. Англичане понимают такие вещи весьма своеобразно – что и продемонстрировали, отказываясь выдавать России субъектов, по которым плачет решетка…

Еще в сентябре 2003 года получил статус политического беженца Борис Березовский. Именно тогда впервые лондонский суд отказался экстрагировать его в Россию, а министр внутренних дел Великобритании отписал в Москву: по его глубокому убеждению, Россия «преследует господина Березовского по политическим мотивам».

Давайте развернем ситуацию наоборот . Представим, что в России попросил политического убежища некий Боб Берейзере, аглицкий коммерсант. На родине означенный Боб сначала собрал с земляков огромные денежки на строительство автозавода где-нибудь в Йоркшире – после чего не увидели ни Боба, ни, что грустнее, денежек. Потом прыткий Бобби, присосавшись к государственной британской авиакомпании, выкачал из ее сейфов огромные деньги, перевел их за границу и заявил, что это его личные сбережения. Совершив еще немало аналогичных «шалостей», сдернул в Россию, где принялся уверять, будто злые спецслужбы его преследуют по политическим мотивам. С чем Россия согласилась и выдавать прохвоста, несмотря на все настояния британской Фемиды, отказалась.

Можно представить, какой стон вселенский поднялся бы в Англии, сколько помоев было бы вылито на «режим Путина», какие обвинения звучали бы на самых высоких уровнях…

А вот самим – можно. По-джентльменски. Мистер Березоф-фски ведь сам сказал с честными глазами, что он политический эмигрант, а не какой другой…

Филантропия британцев простерлась до того, что они даже выписали Березовскому паспорт на имя Платона Еленина, по которому лондонский сиделец летал в страны СНГ. Правда, далеко не всюду его соглашались пускать: премьер-министр Латвии отчего-то внес «Еленина» в список лиц, въезд которых в Латвию нежелателен. Чуть позже последовали объяснения: в Латвии у Березовского есть определенные политические интересы, и власти опасаются, что Платон может, по своему обыкновению, их защищать теми способами, которые в цивилизованном обществе считаются категорически неприемлемыми.

А еще позже слетел со своего поста министр внутренних дел Латвии – оказалось, он передавал Березовскому секретные материалы Совета национальной безопасности – по доброте душевной, надо полагать.

Точно так же Березовского не пускали на Украину – помня живость его характера, то и дело оборачивающуюся чем-нибудь скандально-шумным. «Еленина» привечали только в Грузии, где обосновались старые приятели – точно так же объявленные Россией в розыск.

В январе 2006 года Березовский заигрался совершенно – в интервью агентству Франс Пресс заявил, что готовит «силовой перехват власти в России», а чуть позже в интервью радиостанции «Эхо Москвы» развил эту интересную тему: «Сегодня любые насильственные действия со стороны оппозиции будут оправданы. Это относится и к силовому захвату власти, именно над этим я сейчас работаю».

Это уж оказалось чересчур даже для многотерпеливых англичан, и министр Строу (по-русски – Соломин) предупредил Березовского, что его статус беженца может быть пересмотрен в любое время, «если он будет использовать Соединенное Королевство в качестве базы для насильственных беспорядков или терроризма в других странах».

Березовский срочно объявил, что его не так поняли – он всего-то имел в виду легальный «переход власти к оппозиции». Британскую Фемиду это удовлетворило, и она вновь отказалась выдать России «политэмигранта». Хотя к тому времени Рамзан Кадыров (еще премьер-министр, а не президент) заявил, что Березовский, выплачивая выкупы за многочисленных заложников, передал чеченским боевикам не менее тридцати миллионов долларов. Что на «политическую деятельность» как-то плохо смахивало. Однако британцы демонстрировали завидное упрямство. Не отдавали ни «Еленина», ни видного чеченского боевика Закаева, против которого у российских правоохранителей имелось немало серьезного материала: участие в вооруженном мятеже, организация незаконных вооруженных формирований, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов, угрозы убийством и т. д.

Не отдавали фигурантов по делу «ЮКОСа» – Юлия Дубова и двенадцать его «апостолов» – юкосовских менеджеров, замешанных во многих интересных делишках на ниве экономики. Не отдавали бывшего офицера ФСБ Литвиненко, забавлявшегося в Лондоне клепанием книжек-ужастиков о зловещей Лубянке, как раз и взрывавшей якобы под видом чеченцев дома в России…

У меня есть деловое предложение. Серьезно. Давайте хотя бы одного-единственного британского уголовника, которого Скотланд-Ярд определил в розыск за чисто криминальные дела, пригласим к себе, пышно наречем «политэмигрантом» и не будем отдавать британцам. Исключительно ради удовольствия посмотреть, как они взвоют… Почему бы и не развлечься в свободное время?

В общем, в Лондоне продолжала… продолжало… продолжал… в общем, по милому городку, где туманный холодок (помните песенку), невозбранно шлялась компания «политэмигрантов», строя наполеоновские планы и деля будущие портфели (см. соответствующие страницы из Ильфа и Петрова). Меча при них вроде бы не имелось, но орало действовало исправно, с приличным уровнем децибел…

В Россию тем временем прилетел на переговоры президент Грузии Саакашвили – отнюдь не этнический грузин, как можно поначалу подумать. Мои знакомые армяне клянутся и божатся, что «Саак» – исконно армянское имя, не имеющее аналогов в Грузии, – но это так, детали…

Встреча двух президентов окончилась как-то… уныло. Саакашвили твердил, что Грузия настроена «очень конструктивно» и готова решать все глобальные проблемы одной левой – но кон-кретики отчего-то не давал. Когда он начал вещать об экономическом расцвете Грузии, Путин спокойно напомнил, что Грузия этим в первую очередь обязана росту российских инвестиций, которые за последнее время выросли в пять раз. А еще той паре миллиардов долларов ежегодно, которые переводят домой работающие в России грузинские гастарбайтеры.

На вопрос, когда российский президент нанесет официальный визит в Грузию, ответ последовал интересный: «Это не проблема, вы ж знаете, кто был в Сочи, оттуда до границы пешком можно дойти». Саакашвили тут же вскочил и радостно воскликнул: «Но там, за границей, находится Абхазия, следовательно, нет никаких сомнений в том, что Россия признает территориальную целостность Грузии!» Путин усмехнулся и промолчал…

Ехидная реплика нашего президента последовала позже, когда Саакашвили стал доказывать, что нельзя пренебрегать грузинским вином: мол, недавно «одна российская ликероводочная компания купила грузинский винный завод». Путин тут же вставил:

– Наверное, чтобы навести там порядок…

На пресс-конференции некая хитренькая грузинская мучача попыталась Путина подавить , с невинным видом вопросив: вот вы проводите войсковую операцию в Чечне против терроризма – но ведь это означает, что и Грузия, по логике, может проводить аналогичные операции в «сепаратистской» Абхазии? Путин ответил: в Чечне был проведен референдум , на котором население вы-сказало свое мнение по поводу Конституции и будущего республики. Мучача озадаченно примолкла: не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, каким будет результат референдума в Абхазии и Южной Осетии, если жителей спросят, хотят ли они оставаться в составе Грузии.

Одним словом, визит получился какой-то… несерьезный.

А для России несомненным успехом стал проект строительства газопровода по дну Балтийского моря, в Германию. Что позволяло избавиться наконец от халявщиков в лице прибалтов и поляков, через территории которых пролегал наземный газопровод. Означенные суверены драли с России нехилую арендную плату – но, к чести их, стоит отметить, все же не откачивали часть газа, как это сделали на Украине, с детским простодушием объясняя, что газку хочется, а вот карбованцев нема…

А впрочем, балтийский газопровод и Украине сулил немало интересного в смысле оскудения кошелька. Естественно, тут же поднялся превеликий шум до небес об «опасности» проекта. Особенно усердствовали поляки, большие специалисты по экологии, да и прибалты не подкачали. Замаячили апокалипсические картины будущей глобальной катастрофы: морская вода, как известно, жидкость ядовитейшая, трубу немедленно разъест, и бедняжка Европа вскоре вымрет от ядовитых облаков, вырывающихся из-под морской глади – а еще наверняка из глубин тут же полезут зловещие мутанты, бывшие коньки и выдры, которых вырвавшийся на свободу российский газ в два счета превратит в зубастых монстров.

Кончилось все это печально для «борцов за экологию». Немецкий федеральный канцлер в два счета объяснил, что лично он не видит ни малейшей угрозы для экологии: майне херрен чуточку преувеличивают, а может, и не чуточку. Монстров не ожидается, апокалипсиса – тоже.

Охолонувшие прибалты с поляками (наверняка вспомнив, сколько они на сегодняшний день должны германской казне) смирненько приняли руки по швам и согласились, что в самом деле малость поторопились бухать во все колокола. «Зер гут, зер гут», – благосклонно кивнули германцы, ласково грозя забавникам пальчиком. И воцарилась тишина, никто более не борется за экологию, даже скучно как-то…

В очередном Послании Федеральному Собранию Владимир Путин говорил об улучшении демографической ситуации в России: «Государство обязано поддержать женщину, принявшую решение родить второго ребенка. Важно предоставить в ее распоряжение базовый, „материнский капитал“, который реально повысил бы ее социальный статус, помог бы решать будущие проблемы. Размер таких государственных обязательств не может быть меньше 250 тысяч рублей».

Прозвучало еще, что к 2008 году российская армия на две трети должна стать профессиональной, что позволит сократить срок службы по призыву до двенадцати месяцев.

На очередном саммите «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге председательствовал Владимир Путин, – Россия стала полноправным членом сообщества наиболее развитых стран мира. Хотя, конечно, придется еще немало потрудиться, чтобы стать вровень с ними.

Состоялся официальный визит президента в ЮАР. Впервые в истории нашей страны намечено масштабное экономическое сотрудничество с южной Африкой. ЮАР – это богатейшие запасы полезных ископаемых, огромный рынок для российских товаров, это, наконец, алмазы…

К великому сожалению, нам снова не давали жить спокойно – чередой потянулись крайне поганые сюрпризы, возбудившие мозги у народца определенного склада…

В Лондоне при загадочных обстоятельствах скончался тот самый экс-подполковник Литвиненко, что под патронажем Бориса Березовского служил главным экспертом по «зловещей Лубянке», которую Литвиненко не обвинял разве что в геноциде ан-тарктических пингвинов. Во всем остальном он своей творческой фантазии не ограничивал, по избитому штампу: «Девяносто восемь лет назад в небе над Сибирью взорвался пылающий Тунгусский метеорит. Казалось бы, при чем тут Патрушев с Путиным…»

Вскоре выяснилось, что спец по Лубянке умер от отравления полонием. Полоний в данном случае – вовсе не незадачливый герой шекспировской пьесы, а радиоактивный элемент, существующий обычно в виде порошка.

Тут не стоит угадывать мелодию с семи нот. Достаточно будет и одной. Практически сразу британские газеты завопили о кознях Лубянки, агенты которой и подсыпали покойничку в чай ядовитый полоний. Или посыпали им сосиски, что в принципе детали. Главное – виновна страшная Чека! Испокон веков повелось, что злодейские чекисты шагу не ступят по Лондону, не имея в кармане мешочка с полонием, который рассыпают где ни попадя. Агент Лубянки без полония в кармане – все равно что британец без зонтика!

Как легко догадаться, часть отечественной прессы тут же эту гениальную идею подхватила, творчески разрабатывая и улучшая до полной и законченной шизофрении. С аргументами и доказательствами, как водится, обстояло совершенно уныло – но когда наши этим смущались? У нас аргумент «А некому больше!» всегда служит самым что ни на есть железобетонным доказательством.

Как будто полоний, весь, сколько его ни есть, хранится исключительно в подвале Лубянки, где его вульгарным совком отсыпают в подручную тару отправляющимся за кордон агентам… Полоний в России производится промышленным способом и, несмотря на все меры предосторожности, порой попадает в посторонние руки. Еще в 2004 году некий житель городка Змеиногорска, что в Алтайском крае, явился в милицию, неся в кулечке аж четыреста граммов промышленного полония. Каковой хранил у себя чуть ли не десять лет – авось в хозяйстве пригодится, но потом, так и не найдя практического применения опасной субстанции, решил ее сдать властям от греха подальше.

Ох как мне хотелось бы верить, что это – единственный случай. Однако на мир иногда смотришь пессимистически. Лично я мало чему удивляюсь с тех пор, как одному моему знакомому предлагали купить 23-миллиметровую автоматическую пушку, свинченную с истребителя. В сибирской глубинке списывали и разбирали боевые самолеты, некий предприимчивый малый кинул пушки в кузов грузовика вместе с прочим металлоломом и преспокойно поехал искать покупателей. Проехал он не одну сотню километров – авиапушка выглядит довольно специфически, неспециалист не сразу и опознает в ней оружие, это вам не «классическая» наземная артсистема, которую не узнать трудновато…

Собственно говоря, не было никаких доказательств, что полоний, сразивший Литвиненко, – российского происхождения. Нет никаких специфических добавок-присадок, которые позволили бы с маху отличить российский полоний от британского или там мексиканского. Полоний в некотором смысле – субстанция абстрактная и национальных признаков не имеющая вовсе.

Но очень уж хотелось, сами понимаете… Березовский немало красноречия потратил, живописуя, как его верного соратника изничтожили столь экзотическим способом страшные чекисты. Он вообще-то многого не продумал. Пущего эффекта ради Борису Абрамычу следовало бы пару раз появиться на публике в освинцованном комбинезоне, с парой-тройкой дозиметров, гирляндой болтающихся на шее, и объявить: ему достоверно известно, что он – следующий, что официанты в его любимой столовке (определенно славянской внешности!) при его появлении всякий раз как-то загадочно перемигиваются и норовят подменить сахарницу на другую, распространяющую какое-то подозрительное зеленое свечение. Да и вчерашний, мол, визитер, представившийся истребителем крыс-мышей, как-то странно ежился и пакет с мышиной отравой держал на вытянутой руке. Одним словом, ситуа-цию следовало отпарить по полной, еще и «роллс-ройс» обшить свинцовыми листами, что ли. После кончины замечательного английского комика Бенни Хилла в шоу-бизнесе как-то пустовато, тут самое время устроить увлекательное действо: «Березов-ский против радиации»…

7 октября 2006 года Владимир Путин, как все мы, готовился отметить 54-й день рождения. Как обычно, без огласки и многолюдства, в одном из ресторанчиков Москвы.

Подарочек ему какая-то сволочь преподнесла тот еще…

На именинном ужине президент так и не появился. Оказалось, в тот вечер в подъезде собственного дома застрелили журнали-стку Анну Политковскую. Персона, как модно выражаться, была знаковая: самый яростный критик не только президента Путина, но и президента Кадырова. Следует отметить, что критикесса эта (хотя о мертвых вроде бы и полагается говорить нейтрально) олицетворяла собой как раз то направление, что состоит в выплескивании массы беспочвенных обвинений во всех без исключения смертных грехах. Причем доказательствами и аргументами никто из представителей этого течения обычно не утруждается…

И началась вакханалия.

«Знакомые все лица» громогласно и без малейших доказательств обвинили в смерти Политковской как спецслужбы России, так и Рамзана Кадырова. Логика была проста, как полено: она их критиковала? Еще как! Значит, они, ироды, и убили!

А некому больше!

«Заказ на убийство исходил от власти», – объявил небезызвестный Минкин. Ему вторил подзабытый, расставшийся с кудряшками Явлинский. К застрельщикам тут же подключилась та беззастенчивая публика, что всегда готова орать о «зверствах» и «беззаконии», не обременяя себя логикой и доказательствами.

Очень быстро (что, учитывая сложившуюся практику, вовсе не удивительно) российские причитания громоподобным эхом отозвались на Западе. Госдепартамент США потребовал «незамедлительно начать полное расследование» – хотя оно уже велось. Председатель ОБСЕ де Гюхт объявил, что следствие следует вести «еще быстрее» – никто ему, надо полагать, не разъяснил известную российскую пословицу, касающуюся того несложного процесса, когда только и уместна поспешность…

«Россия под кровавым сапогом Путина!» – стращала добрых французов газета «Либерасьон». Отечественные пероскрёбы (приоритет на этот термин требую удерживать за мной) договорились до того, что убийцы Политковской таким образом… сделали Путину подарок ко дню рождения: «Голова врага на праздничном именинном столе – это очень круто и достойно уважения». Правда, чтобы не налететь на соответствующую статью УК, торопливо сделали оговорку: «Всяко могло случиться. Мы, мол, чисто теоретизировали…»

Многие вопрошали: «Почему молчит президент?» А что он мог сказать глобального , судари мои? В самом деле – что?

11 октября Путин в Дрездене сказал: «Мы знаем, что убийства и похищения журналистов – не единичный случай. Прискорбно, что это происходит и в нашей стране. Может быть, взгляды Политковской были радикальными. Она была известна в мире, но не влияла на ситуацию в нашей стране. Я не знаю, кто ее убил. Но известно, что люди, которые скрываются от правосудия, давно вынашивали идею принести кого-нибудь в жертву, чтобы создать антироссийские настроения в мире».

За день до этого, на пресс-конференции, президент говорил: «Кто бы ни совершил это преступление, мы должны констатировать, что это омерзительное преступление. Политковская была настроена критически по отношению к власти, но степень ее влияния на политическую жизнь страны – и это знают многие журналисты – была незначительной. Это жестокое убийство женщины, матери, направленное против действующей власти в России, и оно наносит власти гораздо больший ущерб, чем ее публикации».

К этому можно добавить, что еще за год до убийства Политковской в Интернет каким-то образом попала секретная аналитическая записка для руководства страны, где говорилось: «По оперативным данным, Л. Невзлин ведет активную подготовку провокационных акций, которые намечены на осень 2005 года. Предполагаемый сценарий „революции Невзлина“ выглядит следующим образом: „Провоцирование политического кризиса среди оппозиции, либерально настроенной интеллигенции, политических деятелей, студенчества, журналистов путем организации покушения либо физической ликвидации Политковской А. С., обозревателя „Новой газеты“. Именно Политковская находится в состоянии острого конфликта с руководством страны и руководителями всех силовых, ведомств. Вполне очевидна и ее связь с чеченским подпольем. Ее фигура является ключевой, и ее устранение немедленно поставит под подозрение весь силовой блок, на который опирается в своей деятельности президент Путин. Массовые акции протеста по этому поводу призваны парализовать деятельность органов власти. Любая попытка власти локализовать или подавить эти протесты вызовет жесткое негативное давление со стороны международного сообщества. Цель первого этапа этого давления – отставка всего силового блока по подозрению в убийстве Политковской. На втором этапе этих требований – уход с поста президента РФ В. В. Путина“».

Между прочим, похожий финт уже применялся на Украине, где похитили и убили журналиста Гонгадзе, что послужило детонатором к мощнейшему политическому кризису и уходу с поста Леонида Кучмы…

Что тут можно сказать? Безусловно, следует согласиться с

Р. Медведевым, сформулировавшим отношение к Политковской и ей подобным предельно четко: «Я много раз приводил примеры намеренно ложных публикаций Анны Политковской о положении дел в Чечне, о действиях российской армии и чеченской милиции, об Ахмате, а потом и Рамзане Кадыровых, а также о Путине. Эти публикации были бы не просто вредны, но даже опасны, если бы кто-нибудь принимал их всерьез… Есть книги и статьи, с которыми просто нельзя полемизировать. Эти авторы намеренно провоцируют публику или выдумывают себе химеры, а потом именно эти химеры обсуждают или опровергают».

В яблочко – точнее, еще и в «Яблочко»…

Я давненько уже, добрых полтора десятка лет, занимаюсь исследованием феномена под названием «российская интеллигенция», и подобно медикам, а также ассенизаторам и представителям многих других профессий, вынужденных иметь дело не с самыми приятными вещами, приобрел некую профессиональную черствость.

Как патологоанатом со стажем сплошь и рядом жует свой завтрак прямо возле секционного стола с последним «клиентом», так и я, занимаясь интеллигенцией, обычно уже не зажимаю носа прищепкой, не надеваю резиновых перчаток и не брызгаю дезинфицирующей жидкостью на рабочий комбинезон. Притерпелся к ихнему амбре. Издержки профессии. Но, как выражался герой Стругацких: я человек привычный, однако и меня, братцы, замутило…

Даже профессионала интеллигенция наша либеральная и оппозиционная порой поражает неким примитивным зверством и совершеннейшим отсутствием логики. Можно вспомнитъ про то, как Новодворская в одной из своих статей яростно отстаивала право развитой демократии на… политические убийства: поскольку речь идет о «врагах демократии», с ними все средства хороши…

Новодворская, в конце концов, являет собою процесс, доведенный до абсурда, – но и вменяемые не лучше. До сих пор – хотя вроде бы ко всему притерпелся – тягостное удивление вызывает дикий, патологический, ничем не сдерживаемый тоталитаризм мышления наших интеллигентов. Выражающийся еще и в том, что они напрочь отметают один из основополагающих принципов любой демократии: презумпцию невиновности.

Вот только что, кажется, стонали о «репрессиях тридцать седьмого, происходивших с жутчайшими нарушениями законности», а сами?

Повторяю, презумпция невиновности – фундамент демократического общества и правового государства. Закон суров, но это закон. Виновным человека может назвать только суд. Нельзя назначать виновного в условиях, когда не задержаны даже подозреваемые.

Принцип презумпции невиновности прямо-таки требует обсуждать на равных как минимум три версии событий. По первой, экс-подполковника столь экзотическим образом уничтожили чекисты. По второй, его убрали люди Березовского, для которого соратник был уже отработанным материалом, и его смерть могла принести гораздо больше политического капитальца, чем его мутная жизнь. По третьей, Литвиненко имел отношение к подпольной торговле полонием и однажды оказался неосторожен с хабаром .

Дo завершения суда (или хотя бы следствия) каждая из трех версий имеет право на существование.

Точно так же обстоит дело и с убийством Политковской. На сегодняшний день опять-таки имеют право на жизнь три абсолютно равноправные гипотезы. По первой, журналистку убили «путинцы» или «кадыровцы». По второй, ее принесли в жертву всем известные дестабилизаторы, чтобы спровоцировать кризис по образцу украинского. По третьей… Может обернуться еще интереснее. Романтики с идеалистами мало над этим задумываются, но на людях типа Политковской завязываются нешуточные денежные потоки, идущие с Запада гранты на «углубление демократии» и прочие благородные проекты. Вполне могло оказаться, что кто-то второстепенный , подвизающийся в том же бизнесе (а это еще и весьма доходный бизнес, господа!), мог таким образом попробовать занять место «финансового дирижера», опустевшее с убийством Политковской. Не столь уж абсурдная версия – подобное в истории человечества случалось многажды. Золото – вещь приманчивая. А потому не помешает еще и пристально присмотреться к тем руслам, по которым после устранения со сцены Политковской потекут западные финансовые потоки, к тем водоемам, где они станут плескаться. Вполне возможно, что-то интересное и проявится, вполне укладывающееся в классический вопрос древних римлян: кому выгодно? Qui prodest, господа лондонские сидельцы? Так-таки и Кремлю? Или, как пишут в бытовых объявлениях, возможны варианты?

Штришок к вопросу о Кадырове. Однажды один из политиков одной из соседних с Чечней северокавказских республик публично заявил, что место Рамзана – на электрическом стуле. Через несколько дней приехали кадыровцы… нет, они не мину заложили, они просто-напросто подарили несдержанному на язык политику простенький сувенир, креслице наподобие электрического стула с куколкой в нем. И этим кончилось.

И Путин, и уж тем более Рамзан Кадыров – не ангелы. Должность такая. В креслах, которые они занимают, удобного выреза для белоснежных крыльев не предусмотрено, а потому ангелам в них неуютно. Но Путин с Кадыровым – не дураки и не дерганые дворовые пацаны, решающие все проблемы правой в зубы. Они – люди серьезные . А серьезный человек в сложной ситуации ни за что не будет действовать по примеру героя голливудского боевика, который вызывает двух своих подчиненных в надвинутых на глаза шляпах-борсалино и зловеще цедит сквозь зубы:

– Значит, так, парни, – чтоб через сутки принесли мне голову этой бабы…

Смерть Политковской в первую очередь категорически невыгодна именно Путину с Кадыровым, – а это позволяет упирать на другие версии.

И еще один аспект проблемы… Если (презумпция невиновности в действии!) трагедии вроде убийства Политковской и в самом деле чистейшей воды провокации, направленные на то, чтобы «раскачать лодку», то их авторы, отмечу с некоторой брезгливостью, явно живут вчерашним днем. Прежняя политизированность общества давным-давно исчезла. Нынешние россияне, худо-бедно наладившие нормальную жизнь в условиях стабилизации, уже избавились от прежних привычек: они больше не валят десятками тысяч на митинги, сократившиеся до кучки не вполне адекватных маргиналов; они не бьются в истерике, заслышав невнятные причитания об «угрозе демократии», выразившиеся в том, что какого-нибудь поддавшего Явлинского (фамилия абстрактная) оштрафовали за переход улицы на красный свет; они перестали быть легковерными и внушаемыми, как встарь. Люди стали умнее и научились думать, а не просто с пеной у рта повторять «кричалки» и «вопилки» митинговых лидеров.

В этих условиях новой России прежние приемчики не действуют. Вот показательный случай из жизни моего родного Красноярска. Небезызвестный физик Валерий Данилов по старой памяти повел себя по-перестроечному: за приличную сумму продал китайцам ворох секретной научной информации о поведении спутников в околоземном космическом пространстве да вдобавок путем нехитрой махинации присвоил себе тысяч четыреста деноминированных рублей (брал якобы для оплаты трудов родного института, а ссыпал в карман себе, любимому). Поскольку времена на дворе стояли уже вполне вменяемые, эту паскуду с ученой степенью не просто разоблачили, а довели до суда, где Данилов получил до обидного малый по сравнению с американской практикой срок (у янкесов в таких случаях глазом не моргнув вкатывают пожизненное, если не два), а наш козлик отделался тринадцатью годами.

Так вот, пребывая на свободе в краткий период меж двумя посадками на нары, означенный Данилов подался кандидатом в депутаты, шумно позиционируя себя по старым шаблонам: безвинная жертва злобных чекистов, «общечеловек», демократ, борец за что-то там светлое…

Итоги голосования показали, что нынешний избиратель уже не ведется на незатейливые побрехушки времен угара перестройки: количество кучки проголосовавших за «демократа» примерно совпадало со среднестатистическим для миллионного города числом индивидуумов, страдающих психическими, учено выражаясь, аберрациями. И отправился персонаж за решетку как миленький. Я же говорю, умнеет страна…

И еще один нюанс внутри нюанса. Для «нормальной» (если только уместно такое определение) дестабилизации совершенно недостаточно «раскачать» столицу – нужно чем-то встряхнуть всю страну. А этого никак не достичь путем провокационных убийств каких бы то ни было знаковых интеллигентских персон. Не мешает напомнить, что «демократическая тусовка» и страна Россия – понятия категорически разные и по масштабам абсолютно не совпадающие. Даже в столице, смею предположить, подавляющее большинство нормальных людей в жизни не прочитало строчки из Политковской, а потому не спешило на баррикады выразить свой праведный гнев. Что уж говорить о российских просторах… Здесь, думается мне, сыграло роль еще и традиционно московское заблуждение, полагающее, что вся необъятная Россия с невероятным вниманием приглядывается к любому пустяку, случившемуся внутри Садового кольца. До сих пор вспоминаю, как я, пардон, ржал над свежим номером «Собеседника», в котором на полном серьезе после известного ДТП в Ницце было написано: «ВСЯ СТРАНА (выделено мною. – А. Б. ) целый месяц обсуждала, была ли Канделаки в машине с Керимовым?»

Родненькие, да что ж у вас в головах?! «Вся страна» как раз представления не имеет, кто такие Керимов и Канделаки, не говоря уже о том, чтобы не то что месяц, а день обсуждать, отложив насущные дела, кто там сидел в машине, своротившей пальму в теплом итальянском городке…

Следует окончательно понять, господа мои: существует немногочисленная тусовка и параллельно живет огромная страна со своими насущными, конкретными, прозаическими житейскими заботами. Сто пятьдесят миллионов человек, озабоченных в первую очередь работой, доходами, личной жизнью, отдыхом и развлечениями. Частенько те «звезды», что ярко сияют в тусовке, за ее пределами не смотрятся даже светлячками. А те «глобальные сенсации», что будоражат столицу, за ее пределами сплошь и рядом не то что неинтересны, а просто неизвестны. И касается это в том числе и тусовок политических.

А потому хотелось бы открытым текстом обратиться к тем, кто, очень возможно, и сегодня планирует сдать пару-другую отработавших свое пешек посредством их устранения с целью свалить все потом на «кровавую диктатуру Путина»: если вам чисто по-человечески не жалко отыгравших свое фигурок (а вам наверняка не жалко, большая политика, все равно, чистая или грязная, сантиментов не признает), то будьте, по крайней мере, практичны. Никакой пользы вам очередное громкое убийство не принесет. Этим страну больше не взбудоражишь. Ю андестенд, сэр?

Когда писались эти строки, Генеральная прокуратура объявила, что в деле Политковской (и не только в нем) прослеживается иностранный след. Можно по привычке бездумно списать все на увертки «режима», скрывающего от сограждан собственные «кровавые злодейства». А можно и призадуматься всерьез.

Поскольку, как уже говорилось, презумпцию невиновности никто не отменял. Ее вообще нельзя отменять там, где говорят о свободе, демократии, законности и цивилизации.

Когда ж это, наконец, поймет наша интеллигенция?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

2. Тихоокеанская война – мифы и рифы

Из книги Война на Тихом океане. Авианосцы в бою [с иллюстрациями] автора Шерман Фредерик

2. Тихоокеанская война – мифы и рифы Предвижу раздел океанских просторов И новые страны над белым пятном. Дуэль кораблей разыгралась на море, И плавают бочки с продавленным дном. Нострадамус. Центурия II Экспозиция. Экономика и политикаСША и Япония разделены Тихим, или


Рифы либеральной экономики

Из книги Как далеко до завтрашнего дня автора Моисеев Никита Николаевич

Рифы либеральной экономики Но если утвердиться власть, осознающая национальные цели, способная их сформулировать, донести до сознания людей и реализовать меры, необходимые для их достижения, то история страны имеет шанс перейти на новые рельсы. Однако этой власти


2. Тихоокеанская война – мифы и рифы

Из книги Война на Тихом океане. Авианосцы в бою автора Шерман Фредерик

2. Тихоокеанская война – мифы и рифы Предвижу раздел океанских просторов И новые страны над белым пятном. Дуэль кораблей разыгралась на море, И плавают бочки с продавленным дном. Нострадамус. Центурия II Экспозиция. Экономика и политикаСША и Япония разделены Тихим, или


Рифы морской науки

Из книги Моря и годы (Рассказы о былом) автора Андреев Владимир Александрович

Рифы морской науки Дни учебы тянулись чередой, принося то радости, то огорчения… Уже уверенно расправлялись мы с интегралами, дифференциалами. Холодецкий был нами доволен, но для поддержания должного математического тонуса давал все более трудные задачи. Некоторые явно


Глава четвертая «БИРОНОВЩИНА»: ГЛАВА БЕЗ ГЕРОЯ

Из книги Бирон автора Курукин Игорь Владимирович

Глава четвертая «БИРОНОВЩИНА»: ГЛАВА БЕЗ ГЕРОЯ Хотя трепетал весь двор, хотя не было ни единого вельможи, который бы от злобы Бирона не ждал себе несчастия, но народ был порядочно управляем. Не был отягощен налогами, законы издавались ясны, а исполнялись в точности. М. М.


ГЛАВА 9. Глава для моего отца

Из книги Настоящая книжка Фрэнка Заппы автора Заппа Фрэнк

ГЛАВА 9. Глава для моего отца На военно-воздушной базе Эдвардс (1956–1959) у отца имелся допуск к строжайшим военным секретам. Меня в тот период то и дело выгоняли из школы, и отец боялся, что ему из-за этого понизят степень секретности? а то и вовсе вышвырнут с работы. Он говорил,


Глава шестнадцатая Глава, к предыдущим как будто никакого отношения не имеющая

Из книги Моя профессия [litres] автора Образцов Сергей

Глава шестнадцатая Глава, к предыдущим как будто никакого отношения не имеющая Я буду не прав, если в книге, названной «Моя профессия», совсем ничего не скажу о целом разделе работы, который нельзя исключить из моей жизни. Работы, возникшей неожиданно, буквально


Глава сорок первая ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ: ВОССТАНОВЛЕННАЯ ГЛАВА

Из книги Даниил Андреев - Рыцарь Розы автора Бежин Леонид Евгеньевич

Глава сорок первая ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ: ВОССТАНОВЛЕННАЯ ГЛАВА Адриан, старший из братьев Горбовых, появляется в самом начале романа, в первой главе, и о нем рассказывается в заключительных главах. Первую главу мы приведем целиком, поскольку это единственная


ГЛАВА 15 Наша негласная помолвка. Моя глава в книге Мутера

Из книги Мои воспоминания. Книга первая автора Бенуа Александр Николаевич

ГЛАВА 15 Наша негласная помолвка. Моя глава в книге Мутера Приблизительно через месяц после нашего воссоединения Атя решительно объявила сестрам, все еще мечтавшим увидеть ее замужем за таким завидным женихом, каким представлялся им господин Сергеев, что она безусловно и


Глава 14 Последняя глава, или Большевицкий театр

Из книги Барон Унгерн. Даурский крестоносец или буддист с мечом [Maxima-Library] автора Жуков Андрей Валентинович

Глава 14 Последняя глава, или Большевицкий театр Обстоятельства последнего месяца жизни барона Унгерна известны нам исключительно по советским источникам: протоколы допросов («опросные листы») «военнопленного Унгерна», отчеты и рапорты, составленные по материалам этих


Глава 24. Новая глава в моей биографии.

Из книги Страницы моей жизни автора Кроль Моисей Ааронович

Глава 24. Новая глава в моей биографии. Наступил апрель 1899 года, и я себя снова стал чувствовать очень плохо. Это все еще сказывались результаты моей чрезмерной работы, когда я писал свою книгу. Доктор нашел, что я нуждаюсь в продолжительном отдыхе, и посоветовал мне


Глава 10. ОТЩЕПЕНСТВО – 1969 (Первая глава о Бродском)

Из книги Быть Иосифом Бродским. Апофеоз одиночества автора Соловьев Владимир Исаакович

Глава 10. ОТЩЕПЕНСТВО – 1969 (Первая глава о Бродском) Вопрос о том, почему у нас не печатают стихов ИБ – это во прос не об ИБ, но о русской культуре, о ее уровне. То, что его не печатают, – трагедия не его, не только его, но и читателя – не в том смысле, что тот не прочтет еще


Глава 30. УТЕШЕНИЕ В СЛЕЗАХ Глава последняя, прощальная, прощающая и жалостливая

Из книги автора

Глава 30. УТЕШЕНИЕ В СЛЕЗАХ Глава последняя, прощальная, прощающая и жалостливая Я воображаю, что я скоро умру: мне иногда кажется, что все вокруг меня со мною прощается. Тургенев Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним


Глава 10. ОТЩЕПЕНСТВО – 1969 (Первая глава о Бродском)

Из книги автора

Глава 10. ОТЩЕПЕНСТВО – 1969 (Первая глава о Бродском) Вопрос о том, почему у нас не печатают стихов ИБ – это во прос не об ИБ, но о русской культуре, о ее уровне. То, что его не печатают, – трагедия не его, не только его, но и читателя – не в том смысле, что тот не прочтет еще


Глава 30. УТЕШЕНИЕ В СЛЕЗАХ Глава последняя, прощальная, прощающая и жалостливая

Из книги автора

Глава 30. УТЕШЕНИЕ В СЛЕЗАХ Глава последняя, прощальная, прощающая и жалостливая Я воображаю, что я скоро умру: мне иногда кажется, что все вокруг меня со мною прощается. Тургенев Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования сердце наше исполнится искренним