ПЛАМЯ ГВОЗДИКИ

ПЛАМЯ ГВОЗДИКИ

В воскресенье, 30 марта, когда еще первый солнечный луч не коснулся Белоянниса, лежавшего с простреленной грудью на окровавленной земле в Гуди, у подножия горы Имиттос, ротационные машины афинских типографий печатали столичные газеты с сообщением во всю первую полосу.

«Экстренный выпуск. Сегодня до восхода солнца, в 4 часа 11 минут, в обычном месте казней, в предместье Гуди, были расстреляны приговоренные афинским военным судом по делу радиопередатчиков четверо коммунистов — Никос Белояннис, Дим. Бацис, Ил. Аргириадис, Ник. Калуменос. Их ходатайства о помиловании были королем отклонены».

Печальным был этот день для греческого народа. Прервался полет гордого орла Тайгета, Граммоса и Вичи. Белоянниса больше нет. Белояннис и смерть. Это несовместимо. Сколько раз в боях с немецко-фашистскими захватчиками смерть не выдерживала его взгляда и проходила мимо! Но не выстрел из немецкого автомата на поле боя, не разрыв фашистской мины и не немецкий снаряд оборвали его жизнь. Цинично прикрывшись тогой правосудия, Белоянниса убила раболепствующая перед американцами греческая реакция. Вся демократическая Греция была в глубоком трауре.

Разве с тобой совместим, Белояннис, траур безмолвный?

Платья весны увивают сегодня черные ленты…

Все для тебя: эти трубы большие и барабаны,

Звон колокольный и гул демонстраций, грозно растущий.

Это клянутся над гробом твоим народы всех континентов,

День незабвенный тридцатого марта входит навеки

В новые святцы героев, отдавших жизнь свою миру.

Ты ушел от нас, Никос, но пламя гвоздики

Зажигает в народах великую бодрость,

Зажигает надежду в сердцах миллионов,

Зажигает созвездия мира на небе,

Над простором покрытых костями равнин!

Ты научил нас, как нужно жить,

Как умирать достойно!

Этой гвоздикой ты, словно ключом,

Дверь отворил в бессмертье,

Улыбкой своей осветил весь мир,

Чтоб ночь не сошла на землю.

Так писал о Белояннисе 30 марта поэт Яннис Рицос. В первую же ночь после убийства Никоса стены домов и правительственных учреждений в Афинах и в Пирее покрылись надписями: «Проклятье убийцам Белоянниса», «Презренные палачи ответят за их преступление», «Нас вдохновляет и ведет пример Белоянниса». Это писали, не боясь арестов и репрессий, члены молодежной организации ЭПОН, с которой всегда был тесно связан Никос.

Никогда за всю свою историю Третье кладбище не видело такого числа посетителей. Сотни женщин и мужчин, рабочих и служащих, молодежи и студентов ежедневно посещали могилу Белоянниса и покрывали ее цветами. И среди роз, гладиолусов, анемонов, маков и других цветов, растущих в горах и в долинах Греции, на могиле Белоянниса часто лежали цветы красной гвоздики.

Через неделю после убийства Белоянниса, 6 апреля, свыше 500 студентов Афинского университета, в котором когда-то он учился, и студентов других высших учебных заведений собрались у могилы Никоса. Они возложили венок с надписью «Герою Н. Белояннису. Спи спокойно, мы бодрствуем». Студенты дали клятву бороться за демократию и мир.

В тот же день многие сотни демократов из Афин и Пирея посетили Третье кладбище и возложили цветы на могилу героя.

Правительство обеспокоено. Оно дает указание никого не подпускать к могиле Белоянниса. Значительные силы полиции направлены к Третьему кладбищу. Полицейские агенты занимают все входы на кладбище. Возле могилы были поставлены часовые.

Но крутые полицейские меры не испугали патриотов. Могила героя продолжала покрываться цветами. Эти цветы приносили тайно от полиции мужчины и женщины, приносила, скрывая цветы на своей груди, молодежь, их приносил простой народ, ради счастья которого отдал свою жизнь Белояннис.

Борьба греческого народа за демократию, за мир, за свои права продолжалась. И в этой борьбе народ вдохновлялся мужественным примером, героическими делами Белоянниса. Чтя память и отдавая дань уважения бесстрашному герою, трудящиеся Афин и Пирея в день первого мая 1952 года решили возложить венки на могилу Белоянниса и на полигоне в Кесарьянис — месте гибели 200 коммунистов, расстрелянных гитлеровцами 1 мая 1944 года.

Правительство Пластираса и на этот раз показало, как оно понимает демократию, за носителя которой оно себя выдавало. Первого мая Афины и Пирей были наводнены полицией и жандармерией.

Но еще ночью на стенах домов и правительственных учреждений главных улиц Афин и Пирея появились надписи: «Слава народному герою Белояннису!», «Вечная память Белояннису — жертве несправедливости», «Позор убийцам Белоянниса!», «Мир, демократия, хлеб». Третье кладбище и дорога в Кесарьянис были теперь оцеплены полицией.

Трудящиеся рабочих кварталов все же направились к Третьему кладбищу и полигону. Они несли венки и цветы.

Когда патриоты подошли к кладбищу, на них варварски напала полиция и стала избивать безоружных людей. Пощады не было никому. С яростью полицейские уничтожили принесенные венки и своими коваными сапогами топтали цветы, вырванные из рук патриотов. Многие патриоты были арестованы, их грубо обыскивали. У некоторых были изъяты записанные на клочках бумаги слова, которыми на могиле Белоянниса они хотели почтить память народного героя. Они были изъяты как «нелегальные и могущие нанести ущерб общественной безопасности».

Вот один из этих «криминальных» документов. «Незабвенные борцы, погибшие за свободу, мы пришли к вам, чья смерть останется глубоко запечатленной в сердцах всех народов мира, которые с признательностью воздают дань уважения вашим подвигам. Мы пришли к вам как представители трудящихся района Перистери, чтобы возложить на вашу могилу немного скромных полевых цветов и обещать вам, что тысячи честных борцов будут мужественно продолжать борьбу за свободу и независимость родины, во имя которой вы отдали свою жизнь.

Пусть же память о вас будет бессмертной».

Полицейский террор не смог помешать трудовому народу Афин провести свой праздник под знаком борьбы за мир и свободу и отдать дань уважения памяти национального героя Никоса Белоянниса и всех героев национального Сопротивления.

Центральный Комитет Коммунистической партии Греции, членом которого был Никос Белояннис, с глубокой печалью известил о тяжелой утрате, постигшей партию, греческий народ и все прогрессивное человечество. «Пламенное сердце великого борца греческого народа и миролюбивого человечества, — 1-говорилось в заключительной части сообщения, — перестало биться. Он отдал все свои силы и саму, жизнь за освобождение Греции, за победу демократии и социализм во всем мире. Белояннис пал под американскими пулями, выпущенными палачами Пластираса. Но Белояннис живет в сердцах сотен миллионов людей. Белояннис вошел в Пантеон великих героев прогрессивного человечества. Его героизм в зале военного трибунала монархо-фашистов и перед палачами вдохновляет миллионы людей во всем мире на борьбу за мир и за лучшее будущее. Греческие борцы будут чтить память Никоса Белоянниса, великого национального и народного героя, проводя еще более решительно и мужественно неустанную борьбу за объединение всех патриотических и демократических сил нашей страны».

Чтя память Никоса Белоянниса, политбюро Компартии Греции решило провести призыв в партию новых членов, носящий имя Белоянниса.

Многие организации и деятели Афин, Амальяды и деревень района горы Граммос внесли предложение о присвоении имени Белоянниса площади Омония в Афинах; городу Амальяде — родине героя; и самой большой вершине горы Голио на Граммосе, где Белояннис был ранен во время больших сражений Демократической армии Греции в 1948 году с монархо-фашистскими войсками.

Эти предложения были приняты политбюро КПГ как выражение воли народа, которая, придет время, будет ратифицирована народной властью. Политбюро призвало всех членов партии почтить память коммуниста Белоянниса и своим трудом и делами быть его достойными.

Сообщение об убийстве Белоянниса вызвало везде гнев и возмущение. Во всех странах мира народы выражали протест против чудовищного преступления и воздавали дань уважения памяти национального героя Греции. Многие миллионы трудящихся, осудив злодейское преступление греческой и американской реакции, почтили светлую память Никоса Белоянниса и дали клятву быть в первых рядах борцов за мир и свободу. Именем Белоянниса в социалистических странах названы города и села, улицы и парки, фабрики и заводы, совхозы и колхозы, школы и клубы, пароходы и баржи.

Никос Белояннис не умер. Героя убить нельзя, он бессмертен. И Никос Белояннис живет и будет всегда жить в сердцах и мыслях своего народа, всех честных людей на земле. Его героический подвиг и мужественный пример останутся в веках, как Светлый символ великой борьбы народов за мир, за свободу, за демократию.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПЛАМЯ НАД ПЕРЕКОПОМ

Из книги У самого Черного моря. Книга I автора Авдеев Михаил Васильевич

ПЛАМЯ НАД ПЕРЕКОПОМ Вместо пролога Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, которой героем был народ русский. Лев Толстой. — Мишка! Смотри слева! Слева-а-а!..Крик ударяет в наушники.Стремительно оглядываюсь.Кажется, уже поздно: от «мессера» тянутся


Пламя над берегом

Из книги У самого Черного моря. Книга II автора Авдеев Михаил Васильевич

Пламя над берегом В те дни началась эпопея Малой земли.Высадившись в тылу врага, горстка черноморцев «заявила о себе», как выразился Алексеев, «столь громко», что о ней сразу заговорила страна.Им было туго… Очень туго…Военный совет 18-й армии выступил с обращением к


Пламя Варшавы

Из книги 1000 ночных вылетов автора Михаленко Константин

Пламя Варшавы Уже несколько дней бомбовыми ударами поддерживаем пехоту, но по всему видно, что наше наступление выдыхается. Все яростней контратаки противника, все медленнее темп продвижения наших войск. Штабисты поговаривают о том, что передовым частям, возможно,


11. Сквозь пламя

Из книги Евгений Чудаков автора Алексеев (2) Юрий Георгиевич

11. Сквозь пламя Ландыши обычно цветут в мае. А в тот год весна запоздала. И лето началось с холодов. Но девушки шили белые платья, молодые люди утюжили белые брюки. Белый цвет был самым модным. Утром Таня Чудакова с теткой Натальей (так она называла свою любимую тетю Наталью


IX. ПЛАМЯ

Из книги Богдан Хмельницкий автора Осипов К.

IX. ПЛАМЯ «И так народ посполитий на Украине, послишавши о знесенню войск коронних и гетманов, зараз почали ся купити в полки, не только тие, которие козаками бывали, але кто и негди козацтва не знал»[81].В этих словах летописца хорошо передано настроение, охватившее все


ПЛАМЯ

Из книги Каменный пояс, 1978 автора Бердников Сергей

ПЛАМЯ …Над тушильной башней облака,Словно пух от белых лебедей.Над заводомВялый пар и буйный дым,Полной грудью дышит коксохим.Год тридцатыйПомню до сих пор:Надрывал «козлами» свои плечи,Котлован копал,ОгнеупорПоднимал для кладки первой печи.О былом забыть не


ЗАВЕЩАННОЕ ПЛАМЯ

Из книги Розы на снегу автора Кринов Юрий Сергеевич

ЗАВЕЩАННОЕ ПЛАМЯ Растаяли снега. Зазеленели дубравы Тригорского и Михайловского. Легче стало отлучаться из поселка подальше, бывать в лесу. Деятельность подпольщиков группы Виктора Дорофеева с приходом весны оживилась.Как-то за неизменной игрой в карты Дорофеев


СКВОЗЬ ДЫМ И ПЛАМЯ

Из книги Записки русского изгнанника автора Беляев Иван Тимофеевич

СКВОЗЬ ДЫМ И ПЛАМЯ За Родину! Закавказье уже спалено летними жарами, мы ползем с медленностью классического Bummelzug — «Осетинской молнии». Уже миновали Дербент, «Железные ворота», уже повернули на Ростов. Пожелтелые поля, повыжженные степи… Простились с вами, милые горы,


Ледяное пламя

Из книги На виртуальном ветру [Maxima-Library] автора Вознесенский Андрей Андреевич

Ледяное пламя В июле 1997 года, шевеля усами, Режис Дебре, легендарный сподвижник Че Гевары, проведший годы в застенках, а ныне ставший философом телекоммуникаций, вспоминал, как он студентом протискивался на мой вечер в парижском театрике


ПЛАМЯ «ИСКРЫ»

Из книги Дмитрий Ульянов автора Яроцкий Борис Михайлович

ПЛАМЯ «ИСКРЫ»


«Из пламя и света…»

Из книги Михаил Лермонтов. Один меж небом и землей автора Михайлов Валерий Федорович

«Из пламя и света…» 1Совсем немного воспоминаний о Лермонтове той поры, когда он вернулся из первой кавказской ссылки, и, как правило, они обычные, о внешнем, о пустяках: поэт не раскрывался никому, и подлинный его облик ускользал от посторонних, даже и пытливых взглядов.


Пламя

Из книги Меч Гессар-хана и другие сказания автора Рерих Николай Константинович

Пламя В измятом холщовом пакете я получил наконец письмо. Часть пакета была залита дождем или волною. Почти полгода я ожидал это письмо. Пока шло мое. Пока шел ответ. Ответ, вероятно, был задержан ледоходом и весенней распутицей. Да и мог ли я ожидать ранее ответа на мои


Пламя

Из книги Самый большой дурак под солнцем. 4646 километров пешком домой автора Рехаге Кристоф

Пламя Песок. Как же я рад, что иду по нему исключительно ради развлечения. Мои ступни погружаются в него, и с каждым шагом вверх я чуть-чуть сползаю вниз. Я чувствую, как под моими пальцами проминается земля. Она не такая теплая, как тогда, в Поющих дюнах Дуньхуана. Правда,


17. ПЛАМЯ

Из книги Чекисты [Сборник] автора Дягилев Владимир