ЗАБУДЬ СВОЕ ИМЯ

ЗАБУДЬ СВОЕ ИМЯ

Сегодня Сашу снова допрашивали. Уже не тот следователь, что в первый раз, — лощеный, спокойный и даже вежливый. Новый — тоже какой-то эсэсовский чин, нестарый, но тучный, с прожилками на толстых щеках, с крупным, тяжелым ртом — быстро потерял терпение, когда она отказалась ответить на его первые вопросы. Он вздыбился над столом, грохнул по нему кулаком:

— Кто ты? Отвечай! Имя! Твое имя!

Кто она — эсэсовец и так знал: разведчица. А имя? Зачем ему имя? Но если так добивается — значит, ему важно знать это?

«Имя!» — до сих пор в ушах этот разъяренный голос. «Имя!» — и удар. Такой, что темнеет в глазах. И снова удар. А после этого — забвение, тьма, тишина. Очнулась оттого, что рукой почувствовала холод промороженной тюремной стены. Снова та же камера-одиночка, загороженное досками окно — трудно понять, день еще или уже ночь…

«Имя… Нет, не дождешься, фашист. Даже парни, с которыми летела в этот раз и прыгнула так неудачно, не знают моего настоящего имени, как и я не знаю их имен. Так положено в разведке. Где-то я читала, что в давние времена, если человек смертельно заболевал, но его удавалось выходить, его нарекали новым именем. Надеялись этим обмануть смерть, чтобы она, однажды потеряв человека по старому имени, не нашла бы его вновь. У каких народов это было и когда?.. А ведь и мы, разведчики, живем по тому же правилу. Двенадцать раз я вылетала на задание, и каждый раз меня называли новым именем. Неужели мое двенадцатое имя — последнее?.. Как мало я прожила. Как мало успела узнать и сделать… Путаются мысли. Трудно следить за ними. Может быть, уже не думать ни о чем? Нет, только о том, чтобы до конца выдержать все, ничего не сказать на допросах. Ничего. Даже имени. Забыть его. Забыть все. Ведь могут начать мучить: а если что-нибудь сорвется с языка? Лучше забыть. Забыть все».

Но трудно человеку бороться со своей памятью, даже если он очень хочет этого, даже если это совершенно необходимо. Трудно потому, что без памяти нет и не может быть человека.

«Память… Ты можешь погубить. И не только меня, но и других: а что, если я не выдержу? Нет, я выстою. Но прошу тебя, память, — если мне станет совсем невыносимо, если я хоть на секунду усомнюсь, что ни единое нужное врагу слово не сорвется с моего языка, — покинь меня. Насовсем. Но сейчас… Сейчас помоги мне, память, как помогала уже не раз, мыслями уйти из этих тюремных стен, уйти от того, что ждет меня, что стоит уже у порога этой камеры…

«Забудь свое имя». Кто сказал мне это впервые и когда? Нет, это не сама себе я сказала. Мне приказали это поздней осенью сорок первого».

Это произошло после возвращения Саши из Николаевки, когда уже стояла зима. Ее вызвал к себе в райком Шевченко.

Она старалась догадаться зачем: новое задание? Снова идти через фронт?

Но оказалось, Шевченко вызвал ее совсем для другого. Он спросил ее:

— Как ты посмотришь, если мы предложим тебе вновь пойти в тыл врага?.. Но предварительно пройдешь кое-какую подготовку.

Саша даже растерялась от неожиданности:

— Туда… экзамены сдавать?

Шевченко рассмеялся:

— Считай, ты их уже выдержала. Хотя бы в Николаевке. Экзамены! Это тебе не в институт поступать. Дадим направление — и все. Если, конечно, согласна.

— Я согласна. Если надо.

— Другого ответа я от тебя и не ждал. — Сказав это, секретарь райкома задумчиво и внимательно посмотрел Саше в глаза: — Но все-таки подумай еще. И крепко. Представляешь, что будет с тобой, если схватят фашисты?

— Представляю…

— Сможешь ли вытерпеть все и не сказать ни слова?

— Я же комсомолка…

— Все-таки — подумай.

— Что думать? Если достойна — посылайте.

— Хорошо. Тебя вызовут.

Саше пришлось ждать недолго. Через несколько дней ее вызвали в областной комитет партии. Ее провели в комнату, где за столом сидела незнакомая ей женщина, а в сторонке — секретарь обкома Шабанов, которого она несколько раз видела во время его выступлений на собраниях и митингах.

— Здравствуйте, Шурочка! — ответила женщина, когда Саша, войдя, поздоровалась. — Садитесь поближе, — пригласила она. — Я хотела бы с вами поговорить.

Было в голосе этой женщины что-то располагавшее к ней. С первой же минуты Саша почувствовала, что это добрая, заботливая учительница, которую знаешь давно и с которой можно поделиться всем сокровенным. Саша даже как-то забыла в эти минуты, что она с этой женщиной не наедине, что тут же в комнате сидит и секретарь обкома.

— Я депутат Верховного Совета по нашей области, Масленникова, — объяснила женщина. — Мне сказали, что вы согласны идти опять к немцам в тыл, разумеется, после подготовки.

— Да, согласна! — подтвердила Саша.

— Задания будут посложнее, чем вы имели прежде, — вмешался в разговор молчавший до этого Шабанов. — Не только в родных курских краях придется действовать. Может быть, в совсем далеких. Оттуда за одну ночь домой не вернешься, как возвращались вы из Тима.

Саша удивилась: «Все-то они про меня знают».

— Вы слыхали про Зою Космодемьянскую? — спросила Сашу Масленникова.

— Конечно. И по радио и в газетах только что…

— А не боитесь, что с вами может случиться то же, что случилось с Зоей, что вас схватят немцы?

— Боюсь… — призналась Саша. — А еще за маму боюсь. Как она все перенесет, если узнает про такое…

— Понимаю вас… — задумчиво проговорила Масленникова. — Матерям трудно. Им больнее, чем кому бы то ни было.

Выждав минуту-другую, Масленникова спросила:

— И все-таки, вы решаете твердо?

— Да, — ответила Саша.

— Если так… — Масленникова встала из-за стола и подошла к Саше, поднявшейся со стула. — Благословляю тебя, Шурочка, — она обняла Сашу и поцеловала ее. — Иди, дочка! Иди и будь мужественной! — Она обернулась к Шабанову, тоже поднявшемуся со своего места. — Так посылаем ее к Кремлеву?

— Да, — согласился Шабанов. — Сегодня и направим. — Он крепко пожал руку Саше: — Желаю успеха, комсомолка!

Уже уходя, на пороге, Саша обернулась:

— Только вот что матери сказать?.. Я не хочу, чтобы она знала…

— Скажите вашей маме, что вы направлены на курсы медсестер, а после их окончания будете работать в госпитале, — посоветовал Шабанов.

На следующий день Саша явилась к полковнику Кремлеву — ее новому начальнику.

— Что вы умеете? — спросил ее полковник.

— Стрелять. Научилась еще в школе. Знаю азбуку Морзе и немного — радиостанцию.

— Где научились?

— У нас в институте был осоавиахимовский кружок радиолюбителей. А еще я немного знаю немецкий.

— В институте изучали?

— Много не успела. Я же только первый курс кончила. Но еще в школе любила языком заниматься.

— Хорошо владеете?

— Читать могу. Понимаю, что немцы говорят. И сама с ними немножко говорить могу. Практики у меня было не очень много…

— В Николаевке, в столовой? — Кремлев пообещал: — Ничего, получите практику… побольше.

Он посмотрел в паспорт Саши, ее комсомольский билет:

— Кулешова Александра Александровна… Какое хотите взять себе имя?

— Имя? — не поняла Саша. — У меня свое есть.

— Про свое — забудьте. У нас правило — каждый боец получает условное имя. После этого никто, даже товарищи по службе не должны знать его настоящего имени. Это необходимо, чтобы предохранить себя от провалов в будущем. Мало ли какие впоследствии могут возникнуть ситуации…

— Понимаю.

— Так выбирайте себе имя. И фамилию.

Саша подумала:

— Клава Васильева.

Полковник спрятал ее документы в сейф.

— Итак, товарищ Васильева, будем вас учить. Можете попрощаться с родными. Даю вам сутки.

Саша поехала домой, в Рогозцы. Стараясь говорить как можно более беззаботным тоном, объявила матери:

— Знаешь, мама, меня посылают на курсы, буду медсестрой.

Поверила ли мать? Кажется, поверила. Засуетилась, стала собирать дочку в дорогу.

— Да ничего не надо, мамочка! Только самое необходимое.

Саша быстро собрала свой вещевой мешок, поцеловала мать, отца, сестренку и заторопилась:

— До свидания, я побежала.

Она боялась, что если еще хотя бы ненадолго останется с матерью, то не сможет скрыть своего волнения, и та догадается, что Сашу посылают совсем не на курсы медсестер, а на какое-то другое дело, сопряженное с большой опасностью.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Свое место

Из книги Изнанка экрана автора Марягин Леонид

Свое место Наш маститый скрипач давал концерт за рубежом. Послушать его пришел не менее известный и авторитетный коллега. После концерта коллега поздравил нашего концертанта и заверил:— Ты — лучшая вторая скрипка в мире!— Кто же тогда первая? — удивился наш


Свое и чужое

Из книги Шекспир автора Аникст Александр Абрамович

Свое и чужое Начиная с 1608 года пьесы Шекспира шли в двух театрах — «Глобусе» и «Блекфрайерсе», а также при дворе и во дворцах вельмож. Это приносило ему изрядные доходы не как автору, а как пайщику труппы, ибо, получив от театра единовременно за пьесу, он никакого другого


М.В.Рябов «Не забудь, станция Хататба»

Из книги Тогда в Египте... (Книга о помощи СССР Египту в военном противостоянии с Израилем) автора Филоник Александр

М.В.Рябов «Не забудь, станция Хататба» Человеческая память — явление удивительное. Случается, что при переводе никак не можешь вспомнить эквивалент какого-нибудь слова, хотя оно регулярно встречается тебе в тексте или как говорят, постоянно «на слуху». А бывает наоборот.


Каждому – свое

Из книги Заполняя паузу [litres] автора Демидова Алла Сергеевна

Каждому – свое Уходим – разно или розно. Уйдем – и не на что пенять. В конце концов, не так уж поздно Простить, хотя и не понять… Это стихотворение Олега Чухонцева мне очень нравилось, и я дома читала его вслух на разные лады. Иногда просто пела. Но моему коту Васе и этот


«Прости, не выдержали оба. Забудь напев высоких чувств»

Из книги Фрэнк Синатра: Ава Гарднер или Мэрилин Монро? Самая безумная любовь XX века автора Бояджиева Людмила Григорьевна

«Прости, не выдержали оба. Забудь напев высоких чувств» — Я подыхаю! — Ава наполнила второй бокал. Лана смотрела на подругу, хмуря нарисованные брови.— Ты не слишком перебираешь вискаря, детка? — Она убрала со стола бутылку. — Мешки под глазами, о печени я и не


Глава шестая «МАРК, НЕ ЗАБУДЬ, ЧТО ТЫ ГЕНИЙ»

Из книги Иллюзии без иллюзий автора Кио Игорь Эмильевич

Глава шестая «МАРК, НЕ ЗАБУДЬ, ЧТО ТЫ ГЕНИЙ» Однажды в Министерстве культуры собрали коллегию, посвященную цирковой режиссуре, точнее, исключительной важности этой профессии. Это было как раз после того, как факультет соответствующий в ГИТИСе создали. И Марк Соломонович


«Только утро любви не забудь…»

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

«Только утро любви не забудь…» Только утро любви не забудь. И. Анненский Только утро любви не забудь, Только утро — как нищая в храме, Мы, внезапно схватившись за грудь, Ничего не увидим за нами. Будет серая тьма жестока, И никто нам уже не поможет, Лишь прохожий, что два


«Не жди. Забудь. Не скрипнет дверь…»

Из книги Тяжелая душа: Литературный дневник. Воспоминания Статьи. Стихотворения автора Злобин Владимир Ананьевич

«Не жди. Забудь. Не скрипнет дверь…» Не жди. Забудь. Не скрипнет дверь И не войдет Жених к невесте. А если Он войдет — не верь. Обман. Ты на проклятом месте. И если ты услышишь зов, На соловьиный свист похожий, — Не отвечай. Нет больше слов. Ты умер. Ты на смертном


И. П. Приблудному («Не забудь, Иван Приблудный…»)

Из книги Нежнее неба. Собрание стихотворений автора Минаев Николай Николаевич

И. П. Приблудному («Не забудь, Иван Приблудный…») Не забудь, Иван Приблудный, Путь поэта – путь, брат, трудный,           Мало пташкой щебетать, Мало слышать лет мгновений И на крыльях вдохновений           Поэтически витать. Средь людей из «Кино-Арса» На успех пустой не


XXVIII. Свое

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

XXVIII. Свое Как хорошо быть одиноким, От всех бойцов равно далеким, Любить свое, любить одно, В живую цепь ковать звено. Как хорошо по небывалым Бродить стезям, по снам грустя, Как хорошо бокалом малым Испить от полного ручья. 25 февраля


XXVIII. Свое

Из книги Константин Коровин вспоминает… автора Коровин Константин Алексеевич

XXVIII. Свое Как хорошо быть одиноким, От всех бойцов равно далеким, Любить свое, любить одно, В живую цепь ковать звено. Как хорошо по небывалым Бродить стезям, по снам грустя, Как хорошо бокалом малым Испить от полного ручья. 25 февраля


Своё

Из книги Разведка «под крышей». Из истории спецслужбы автора Болтунов Михаил Ефимович

Своё Недалеко за рекой, на мшистом бугорке, у Феклина бора, росли зеленые елочки, веселые, маленькие, так густо росли друг к другу. Это был миниатюрный лес, как игрушечный. А под этими елочками лежал яркий, пушистый мох.И мне захотелось выкопать большой кусок земли с этим


«О, Русь! Забудь былую славу»

Из книги Леонид Шебаршин. Судьба и трагедия последнего руководителя советской разведки автора Житнухин Анатолий Петрович


«СВОЁ» ДЕЛО

Из книги Вознесенский. Я тебя никогда не забуду автора Медведев Феликс Николаевич

«СВОЁ» ДЕЛО В ноябре 1991 года была создана Российская национальная служба экономической безопасности, президентом которой стал Шебаршин. Правда, он противился такому названию своей должности (слишком много развелось в стране всяких президентов), но в конце концов


«Не забудь диктофон!» – крикнул Андрей в трубку. Неожиданное интервью с Артуром Миллером

Из книги Фицджеральд автора Ливергант Александр Яковлевич

«Не забудь диктофон!» – крикнул Андрей в трубку. Неожиданное интервью с Артуром Миллером Однажды, это было в перестроечные годы, Андрей позвонил и «приказал» немедленно мчаться в Переделкино, потому что к нему на часок-другой заглянул, прилетев с коротким визитом в


Глава тринадцатая «ЗАБУДЬ СВОЮ ЛИЧНУЮ ТРАГЕДИЮ»

Из книги автора

Глава тринадцатая «ЗАБУДЬ СВОЮ ЛИЧНУЮ ТРАГЕДИЮ» В феврале 1934 года у Зельды очередной — возможно, самый сильный за последние четыре года — приступ. А спустя два месяца в «Скрибнерс» выходит долгожданный роман Скотта «Ночь нежна», работа над которым началась в 1925 году. О