16. В. Ф. Ходасевичу [97]

16. В. Ф. Ходасевичу[97]

Дорогой Владислав Фелицианович,

Нам обоим ужасно досадно. Вчера кто-то из бывших у нас на четверге[98] сказал, что Вы не пришли к нам, т. к. были уверены, что этот четверг не состоится. Только услышав это, я вспомнил, что действительно сказал Вам это в «Мюрате»[99] — спутал числа и считал, что четверг приходится на новый год. Потом моя путаница разъяснилась, а о сказанном я забыл. Единственным извинением мне служит, что «сухие грибы» перешибли в памяти все остальные впечатления этого вечера[100]. Пожалуйста, извините мою невольную бестактность и непременно приходите к нам следующий раз. Ир<ина> Вл<адимировна> шлет Ольге Борисовне[101] и Вам сердечный привет, и мы оба надеемся, что она тоже прийдет.

Преданный Вам

Георгий Иванов.

24, rue Bois le Vent XVI

Метро Muette

Пятница 27 декабря < 1935>.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

17. В. Ф. Ходасевичу [102]

Из книги Избранные письма разных лет автора Иванов Георгий

17. В. Ф. Ходасевичу[102] 30 мая 1937.Дорогой Владислав Фелицианович,Благодарю Вас от души за Вашу статью о моей книге. Она доставила мне большое и неподдельное удовольствие.Еще раз спасибо. Шлю искренний привет.ВашГеоргий


1. С.В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги Легкое бремя автора Киссин Самуил Викторович

1. С.В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 22.3. 1909, Ярославль — 23.3. 1909, Москва].Москва, Б. Палашевский пер., д. Добычина, кв 47Е<го> В<ысоко>б<лагородию>Константину Фелициановичу Ходасевичу[64]для ВладиВладя! Как видишь, пишу из Ярославля, — стало быть, попал на поезд. Не


21. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу

Из книги автора

21. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу Вырубово, 25 июня <1911>Не знаю, дойдет ли к тебе это письмо, так как сюда письма приходят на 6-ой день. Где будешь ты, когда в Венеции будет это письмо? Помнишь, ты говорил: все зависит от интонации. Не знаю, как прочел ты мое письмо (где о


22. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу

Из книги автора

22. С.В. Киссин — В.Ф. Ходасевичу [Открытка.[125] 5.2. 1915 г. Варшава.]Владя,Я сегодня утром должен был поехать в Москву. Но ночью меня вызвали телефонограммой на II-ой эвакуационный пункт. Что со мной будет, не знаю. Рейнбот[126] слетел. Ченчи высылаю.


23. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

23. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 7.3. 1915.]Вот еще какой штукой утешался пан Слонский Эдуард[127] в стычне сего года. Ты совершенно ни к чему болен, Владя. И напрасно мне Нюра — если ты сам не можешь — не напишет ничего о тебе. Я по-прежнему самый невероятный человек в


24. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

24. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Полевая почта. 2.4. 1915]Дорогой Владя!Возможно, что я тебе пришлю небольшую штуку, которую мне необходимо напечатать. Печать — вещь продажная. Мне для улучшения и укрепления моего положения необходимо печатно похвалить моего начальника: 1)


25. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

25. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка.]Как-никак, а Словацкий[131]. А здесь печально мне. Вроде рек Вавилонских мне эта Висла. Кажется, только тебе было бы здесь так не по себе, как мне.Муни.Привет Нюре и Любе[132].<апрель


26. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

26. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу Автор — Н. Zaremba. В подлиннике называется «Напиток осени»[133]. По-моему, лучше «Осенняя кружка». Перевод с вариантами. Текст точный, варианты, может быть, лучше. Если можешь, напечатай. В крайнем случае даром в какую-нибудь военную пользу.


27. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

27. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу 3/V 1915Слушай, Владя: ежели мне не будут писать писем, то я одурею совершенно. В таких я по работе обстоятельствах нахожусь. То, что я утверждаю, ничуть не шутка. И Лиде я пишу о том же, быть может, в несколько более сдержанных выражениях. Я


29. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

29. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. 23.5.1915, Белая Олита]20/V<1915>Ну, Владя, слава Богу, дождался от тебя письма какого ни на есть. Пишу тебе самой глубокой ночью, еле выбралось время. Ежели бы ты знал мои подвиги и по канцелярской, и по бухгалтерской, и по кухонной части,


30. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

30. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. Полевая почта. 24.5. 1915]21/V <1915>1-оеВладя! Это отчаяние! Никому я до сих пор об этом не писал совершенно откровенно. Я не знаю, что со мной будет: разжалуют или под суд отдадут. Я утомлен и раздражен до степени, мне до сих пор


31. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

31. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу [Открытка. Полевая почта. 24.5. 1915]21/V <1915>2-оеВот подумай: ты у меня умный — что мне делать. Ведь ни с кем из родных я посоветоваться не могу. То они мне трактаты о воле Божьей писали. Теперь будут писать: терпи, терпи, — точно я сам не знаю, что


32. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

32. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу 22/V <1915>Вчера я ел за весь день только раз. Сегодня не вставал с постели и не выходил из комнаты. Что это? Каприз? Да. Усталость? Тоже. И еще более желание побыть без этих человеков, благоразумное желание, потому что: что хорошее может выйти из


33. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

33. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу 23/V<1915>А зачем едят яичницу ножом, а зачем ножом режут котлеты, а зачем чмокают за едой, а зачем начальник пальцем в зубах ковыряет? А зачем сестры тоже с ножа едят и говорят на «о», а зачем мой сосед по комнате доктор Хильтов утром говорит:


34. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

34. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу <июнь 1915>Здесь есть прапорщик Чуев, напечатавший книгу переводов из Верхарна[144]. Чуев не какой-нибудь, не однофамилец, а «брат Чуев», один из тех братьев, которые пол-Москвы кормят сухарями и булками. Он очень высок, брит, длиннолиц,


35. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу

Из книги автора

35. С. В. Киссин — В. Ф. Ходасевичу 11/VI <1915>Владя! Единственное письмо, которое я от тебя здесь получил, было помечено 13 маем. Я тебе написал с тех пор не менее трех писем. Неужели ни одно к тебе не дошло? Выражаясь по-одесски — сказать, чтоб мое положение было да, хорошо, так