50. Р. Б. Гулю [569]

50. Р. Б. Гулю[569]

<Середина ноября 1957>

Дорогой

Роман Борисович,

Жму, очень благодарно, Вашу львиную лапу за чудные платья для политического автора. И очень нежно и благодарно целую ручки Ольги Андреевны за ее хлопоты. Ну, что говорить о Вас: Вы совершенно отбились от рук. На письма не отвечаете, как я ни верчусь, стараясь вызвать Вас на ответ. Ни о книге, ни о чем ни гу-гу. Вы должны были уже порядком давно получить мою заказную бандероль и письма со всякими нежностями и мольбами. М. б., Вам по получении сего станет малость неловко, что Вы так мордой об стал принимаете дружбу первого (или последнего) поэта России, царящего из глухой европейской дыры над русской поэзией (Марков)[570]. Кстати, какою Ваше мнение о этой (т. е. Маркова, статье). И также удалось ли мне по Вашему сдерзить в пространство в заметке о Ремизове[571]. Отпишите. Я все дохну. Теперь меня стало ни с того ни с сего тошнить. Опять-таки дикий урожай знакомых покойников удручает. «Русскую Мысль» прямо читать невозможно — сплошной некролог. Погода здесь райская, все в розах и солнце — но толку что? От вечного безлюдья — чувствую, что дичаю с каждым днем. Хоть бы с Милюковым[572] поговорить, «все-таки человек с университетским образованием и монархист в душе», как сказано в бессмертных «Двенадцати стульях»[573]. Хоть бы Никита[574] объявил НЭП — махнул бы в Россию репортерство<вать> в «Красной газете»[575]. «Скучно, скучно мне до одуренья»[576], как сказал Ваш один гениальный сотрудник, специалист по нигилизму.

Ну, дорогой Роман Борисович* («Борисович» вписано над зачеркнутым «Григорьевич». — А. А.), обнимаю Вас и шлю самые дружеские пожелания Вам обоим к праздникам. И не забывайте Вашего покорного слугу и коллегу. Ваш всегда

Георгий Иванов (Ж).

* Не удивляйтесь — это отчасти гагизм[577], отчасти подражание Иваску, который время от времени величает меня Игоревичем.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

26. Р. Б. Гулю [196]

Из книги Избранные письма разных лет автора Иванов Георгий

26. Р. Б. Гулю[196] <Около 10 мая 1953>5, aw Charles de GaulleMontmorency (S et O)Дорогой Роман (Николаевич?)Простите, если я ошибаюсь в Вашем отчестве. Ведь мы, в сущности, почти не были знакомы.Во-первых, очень, очень благодарю Вас за отзыв о «Петерб<ургских> Зимах». Особенно меня обрадовало, что


28.Р.Б.Гулю [221]

Из книги автора

28.Р.Б.Гулю[221] 23/VI <1953>5, civ. Charles de GaulleMontmorency (S et O)Дорогой Роман Борисович,Сегодня, 23 июня, получил «Коня Рыжего». Спасибо. О — преувеличенно — лестной надписи не буду распространяться. Я «скисняюсь», когда слышу такие выражения по моему скромному адресу. Но, разумеется,


30.Р.Б.Гулю [242]

Из книги автора

30.Р.Б.Гулю[242] <Конец ноября 1953>5, civ. Charles de GaulleMontmorency (S et O)ДорогойРоман Борисович,И<рина> В<ладимировна> получила рукопись[243] и просит поблагодарить Вас за быстрое исполнение ее просьбы. Прилагаю письмо к М. М. Карповичу[244]. Оно не заклеено, чтобы Вы могли


31.Р.Б.Гулю [249]

Из книги автора

31.Р.Б.Гулю[249] 10 мая 195428, rue Jean GiraudouxParis 16 [250]ДорогойРоман Борисович,Спасибо Вам большое за 30 долл<аров>. Очень выручили. В этом отношении Вы, конечно, душка. Но не во всех, как это я было решил в начале нашего знакомства. Опять «письмо следует»… Ей Богу… Кроме «заячьего


32. Р.Б. Гулю [270]

Из книги автора

32. Р.Б. Гулю[270] 21 июня 1954Дорогой Роман Борисович,За Ваш "автограф"[271] – широкое русское мерcи. Но малость сконфужен – из "стихов" первого присыла можно печатать только три. Остальные оказались переписанными еще паршивее, чем когда я их отсылал. Это, впрочем, будет обязательно


33. Р. Б. Гулю [277]

Из книги автора

33. Р. Б. Гулю[277] <Около 25 июня 1954>Попало на пол, где поливали цветы — извините за грязь. Переписать же сложно![278]М<илостивый> Г<осударь> г-н Редактор!Не могу не выразить своего глубокого возмущения… Меня, которого такой авторитет литературы, как сам С. П. Мельгунов,


34. Р. Б. Гулю [307]

Из книги автора

34. Р. Б. Гулю[307] <Июль 1954>Дорогой Роман Борисович,Не сразу отвечаю на Ваше – очень милое – письмо. Ах, я все дохну. Особенно, когда приходится взять что-нибудь письменное в руки. Базар, стирка, это все ничего. Но даже на простое письмо какое-то разжижение мозга. Отчасти это


35. Р. Б. Гулю [316]

Из книги автора

35. Р. Б. Гулю[316] <Конец июля 1954>Дорогой Роман Борисович,Простите за молчание. И. В. опять больна. Опять она надорвалась, работая по десять часов в сутки, кончала роман. То же было два года назад. Роман почти кончен, но опять почти. Писано по-французски, и рукопись пойдет во


37. Р. Б. Гулю[331]

Из книги автора

37. Р. Б. Гулю[331] <Февраль 1955>«Beau-Sejour»HYERES. Av. du XV Corps(VAR) [332]Дорогой Роман Борисович,На этот раз я не ответил сразу на Ваше милое письмо только потому, что оно пришло в разгар нашего отъезда. Хлопот и беспокойств было столько, что до сих пор не можем опомниться. Но, наконец, дело


38. Р. Б. Гулю [347]

Из книги автора

38. Р. Б. Гулю[347] Сквозь рычанье океаново И мимозы аромат К Вам летит Жорж Иванова Нежный шопот, а не мат. Книжки он сейчас отправил – и Ждет, чтоб Гуль его прославил – и Произвел его в чины Мировой величины. (За всеобщею бездарностью.) С глубочайшей благодарностью За


40.Р.Б.Гулю [371]

Из книги автора

40.Р.Б.Гулю[371] 29-VII-1955«Beau-Sejour»ДорогойРоман Борисович,Несмотря на еще усилившуюся жару — отвечаю Вам почти сейчас же. Не скрою — с корыстной целью. Что Вы там не говорите насчет чемодана с рукописями и т. д. — из деревни Вы пишете куда очаровательней, чем из Нью-Йорка. Опять


41.Р.Б.Гулю [397]

Из книги автора

41.Р.Б.Гулю[397] 8 августа <1955>41 в тениДорогой Роман Борисович,Пришли вместе посылки и Ваше письмо. Бурная благодарность за нестоящий флакончик нас потряслa.[398] Да, вот они настоящие джентльменские манеры. А мы хамски ноншалантно <Небpежно (от <MI>фp.<D> nonchalant).>


42. Р. Б. Гулю [416]

Из книги автора

42. Р. Б. Гулю[416] <<Декабрь 1955>>Дорогой коллега,По-видимому, Вы опять на меня надулись и негодуете – результат чего Ваше молчание. Я же чуть не сдох, пиша Мандельштама[417], и еще истратил марок на 600 франков и бумаги – два блока по 140 франков, не считая обыкновенной. И даже