Будем резать, будем бить

Будем резать, будем бить

На один из международных кинофестивалей в Москву был привезен английский фильм «Кромвель» (1970). Он произвел на меня сильное впечатление — возможно, еще и благодаря тому, что по знакомству я попал на его демонстрацию в закрытом просмотровом зале для переводчиков и фестивального начальства.

Один из главных композиционных ходов фильма состоит в том, что в течение первого часа зритель приглашается сочувствовать прямодушному поборнику народных прав Кромвелю (его играет Ричард Хэррис) и желать поражения высокомерному Карлу I (Алек Гиннесс). Но когда дело доходит до пленения короля, суда над ним и в конце концов его казни, роли меняются: Карл предстает благородной жертвой, а Кромвель — беспощадным тираном. Гиннесс блестяще играл величие, особенно трогательное в падении.

(Эта конструкция напомнила мне аналогичный эффект в постановке «Троянской войны не будет» Жироду во французском «Театре Старой Голубятни», приезжавшем в Москву в самом начале оттепели, году в 55-м. Там симпатии зрителей переходили от гуманного, но простоватого борца за мир Гектора к великолепному в своем цинизме провокатору войны Одиссею.)

Случилось так, что через несколько лет, зайдя по своим сомалийским делам на киностудию «Экспортфильм», я узнал, что там вот-вот начнется рабочий просмотр «Кромвеля», дублированного для советского проката. В практически пустом зале я сел непосредственно позади членов дубляжной группы и их гостей и мог слышать, что они говорили. Разговор быстро перешел на самую животрепещущую проблему советского киноискусства: пришлось ли что-нибудь вырезать?

— Да нет, почти ничего, — сказал кто-то из дубляжников. — В конце концов, большое дело, английская история трехсотлетней давности. Но в одном месте мы, конечно, немного порезали. В сцене перед казнью. Ну, Алек Гиннесс там дает! Прямо, знаете, короля жалко!

— И англичане не протестовали?

— А-а, им это до лампочки. Они прокатные права продали, бабки получили и — делай что хочешь.

Поражала органичность сочетания в этих вальяжных киношниках безошибочного эстетического чутья к самому яркому моменту фильма с поистине большевистской жестокостью к казнимому противнику. Кромвель удовлетворился тем, что Карлу отрубили голову, но им этого было мало, и они лишили его предсмертного прощания с детьми (Кромвелем, как-никак, разрешенного).

Скорее всего, купюра эта не была продиктована необходимостью. Так, «Двадцать лет спустя» Дюма спокойно переиздавались массовыми тиражами, хотя казнь того же Карла I дается там с точки зрения пытающихся спасти его мушкетеров — верных слуг Людовика XIII и королевы. Впрочем, кино, конечно, самое важное из искусств.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

На что будем ставить?

Из книги Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны... автора Козлов Сергей Владиславович

На что будем ставить? Для распространения ваххабизма, который в Дагестане воспринимался в штыки приверженцами традиционного ислама, предполагалось использовать недовольство части населения своим подчиненным положением. Дело в том, что в течение довольно долгого


Все мы будем раздавлены автомобилями

Из книги Путник по вселенным автора Волошин Максимилиан Александрович

Все мы будем раздавлены автомобилями Еще лет пять тому назад улицы Парижа были безопасны. Несмотря на быстроту и густоту движения экипажей, можно было свободно переходить через улицу.Важно было только не делать никаких порывистых и неожиданных движений. Надо было идти


Все мы будем раздавлены автомобилями

Из книги В подполье можно встретить только крыс… автора Григоренко Петр Григорьевич

Все мы будем раздавлены автомобилями Опубликовано в газете «Московская весть» (1911. – № 7. – 3 окт.– С. 3). Печатается по тексту этого издания.{1} Кюри Пьер (1859–1906) – французский физик.{2} Волошин приехал в Париж, в качестве корреспондента «Москов^ ской газеты», в сентябре 1911 г.


11. Будем воевать

Из книги Лукашенко. Политическая биография автора Федута Александр Иосифович


«Так что же мы будем строить?»

Из книги С Антарктидой — только на "Вы": Записки летчика Полярной авиации автора Карпий Василий Михайлович

«Так что же мы будем строить?» Страна действительно изменилась, причем в один день. Именно 11 ноября 1994 года (день возвращения президента из Сочи) становится первой вехой на пути отказа Александра Лукашенко от каких-либо реформаторских попыток.Дело в том, что никаким


Будем жить...

Из книги Там, где всегда ветер автора Романушко Мария Сергеевна

Будем жить... Большой радостью для всех было то, что командиром отряда оставался наш любимый Яков Яковлевич Дмитриев, в котором удивительным образом сочетались высочайшее летное мастерство, скромность, простота в общении, умение без всяких видимых усилий держать отряд в


Мы будем жить при коммунизме

Из книги Язык мой - друг мой автора Суходрев Виктор Михайлович

Мы будем жить при коммунизме А ещё дедушка Хрущёв пообещал на 22-ом съезде, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»! Сказал, что коммунизм построят к 1980 году.Конечно, я к тому времени буду уже старухой (30 лет – какой ужас!), но всё равно здорово.


«Мы так строить не будем»

Из книги В небе Кавказа автора Ковальковский Борис Тимофеевич

«Мы так строить не будем» Прибыв в Нью-Йорк для участия в сессии Генеральной Ассамблеи, Хрущев счел, что, как и на наших партийных съездах, он должен появляться на всех заседаниях сессии — утренних и дневных. Конечно, в этом не было ни малейшей необходимости. Обычно


«Будем защищать Малгобек!»

Из книги Звезды и немного нервно автора Жолковский Александр Константинович

«Будем защищать Малгобек!» С выходом немцев к Тереку наша авиация стала испытывать особенно большие трудности в аэродромном маневре. Воздушные бои охватывали значительную территорию. Иной раз аэродромы находились за 150–200 километров от районов боевых действий, а


Будем резать, будем бить

Из книги Приворотное зелье автора Ульянов Михаил Александрович

Будем резать, будем бить На один из международных кинофестивалей в Москву был привезен английский фильм «Кромвель» (1970). Он произвел на меня сильное впечатление — возможно, еще и благодаря тому, что по знакомству я попал на его демонстрацию в закрытом просмотровом зале


ЧЕМ БУДЕМ УДИВЛЯТЬ?

Из книги Листы дневника. Том 1 автора Рерих Николай Константинович

ЧЕМ БУДЕМ УДИВЛЯТЬ? Алексей Денисович Дикий — великий актер, режиссер и очень широкий человек, к нему вполне можно отнести слова Достоевского: «Широк русский человек! Широк! Надо бы сузить», — прежде чем приступить к какой-нибудь работе, спрашивал: «Ну, друзья-товарищи,


Будем радоваться

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Будем радоваться Получены многие Ваши письма. Пришли они сразу, и ответить на них тоже хочется сразу Вам всем. Во всех Ваших письмах в разной форме выражалась одна добрая строительная мысль. Каждый добром поминал своих сотрудников. Потому и этот привет пусть читается Вами


Будем бережливы

Из книги Максимализмы [сборник] автора Армалинский Михаил

Будем бережливы Ушел Шаляпин. Ушли и Горький, и Глазунов, и Куприн, и Трубецкой, и Кустодиев, и Дягилев, и Враз, и Бакст, и Головин, и Яковлев… Свернулось несколько страниц истории русского искусства, русской культуры. Невольно хочется обернуться и посмотреть, много ли у нас


Будем любить, будем

Из книги Обречены на подвиг. Книга первая автора Григорьев Валерий Васильевич


Будем летать на су-15?

Из книги Два рейда автора Бережной Иван Иванович

Будем летать на су-15? В училище нас ждал сюрприз – отобрали две эскадрильи по двадцать пять человек для переучивания на самолет Су-15. В одну из таких эскадрилий попал и я.Впервые в истории училища, а может быть и мировой авиации, проводился эксперимент


Мы будем жить!

Из книги автора

Мы будем жить! Больше недели не утихают снежные бураны. Казалось, зима, задержанная затянувшимися оттепелями, теперь вырвалась на свободу и резвилась, словно застоявшийся жеребец. Дороги начисто замело. В селе Печихвосты, где мы остановились, навалило сугробы под самые