П. Кулешов, артист Челябинского государственного драматического театра КАК ЖИВОЙ С ЖИВЫМИ ГОВОРЯ…

П. Кулешов,

артист Челябинского государственного драматического театра

КАК ЖИВОЙ С ЖИВЫМИ ГОВОРЯ…

Раннее декабрьское утро 1939 года.

Поезд идет в Свердловск. По обеим сторонам дороги стоят хвойные леса. Ветки деревьев покрыты хлопьями пушистого, ослепительной белизны снега. Сосны и ели как будто еще дремлют… Но вот из-за горизонта показалось багровое солнце… Первые лучи скользнули по макушкам деревьев, и лес ожил… Вскоре панорама горных лесов сменяется зеркальной поверхностью скованного синим льдом озера. А впереди бескрайние снеговые просторы… Как прекрасна, как живописна уральская природа зимой!

Утро этого декабрьского морозного дня особенно запечатлелось в моей памяти. В этот день мне выпало большое счастье — впервые познакомиться с замечательным творчеством, уже тогда широко известного писателя, Павла Петровича Бажова.

В Свердловск я приехал для участия в концертах. На концерте, состоявшемся в день приезда в зале филармонии, я читал стихи челябинского детского поэта В. Н. Кузнецова и сказки собирателя уральского фольклора В. П. Бирюкова.

Концерт прошел успешно, и по окончании моего выступления артисты Свердловского театра юного зрителя подарили мне книгу П. П. Бажова «Малахитовая шкатулка». Это было первое издание сказов П. П. Бажова, выпущенное в свет Свердловским государственным издательством. Я читал и перечитывал эти сказы. И чем больше вчитывался в них, тем и роднее и любимее становилась для меня книга Павла Петровича. Меня пленила глубина мысли и чувств, увлекли оптимизм и жизнеутверждающая вера в человека-творца, человека-созидателя. Сказы П. П. Бажова — это поэтические повествования о трудящемся человеке, о его творческом труде и мастерстве, о его высоком моральном облике, о стремлении человека к свободе и счастью, о богатствах недр Урала, которые должны быть поставлены на службу человеку.

Обширна и разнообразна галерея образов, выведенных в сказах П. П. Бажова. С одной стороны, писатель показывает тружеников Урала, «каменных дел мастеров» — каслинских литейщиков, златоустовских граверов, гранильщиков, камнерезов… Показывает писатель и волнующие образы русских женщин и девушек, мужественных и стойких, верных своему долгу. С другой стороны, яркими сатирическими красками изображаются самовлюбленные, кичливые иностранцы, бездельничающее русское барство, хищники-капиталисты — владельцы заводов и их верные слуги — приказчики, управляющие…

А как самобытен, свеж и ярок язык сказов П. П. Бажова! Это подлинно народный язык.

Полюбив творчество П. П. Бажова, я решил при помощи художественного чтения с эстрады содействовать ознакомлению широких масс с чудесными сказами уральского писателя. Для того чтобы осуществить это намерение, потребовалась большая подготовительная работа. Я читал и перечитывал все, что было написано П. П. Бажовым, посещал краеведческие музеи Свердловска, Челябинска, Златоуста, Миасса, ознакомился с каслинским литьем, с златоустовской чеканкой и гравюрой. Одним словом, я сам изучал все то, о чем так вдохновенно рассказывает в своих сказах П. П. Бажов. Но этого было мало. Я ездил по городам и заводам Урала и изучал жизнь, быт уральских рабочих прежде и теперь. Я разыскивал стариков — старожилов Урала и долгими часами беседовал с ними. Изучал также фонетические и диалектологические особенности уральских говоров.

Только после проведения такой большой подготовительной работы можно было приступать к исполнению сказов П. П. Бажова со сцены. Вместе с группой актеров Челябинского драматического театра я приступил к подготовке инсценировки сказа П. П. Бажова «Малахитовая шкатулка». В первой постановке участвовали заслуженная артистка РСФСР А. С. Лескова в роли Танюшки, С. С. Прусская в роли Хозяйки Медной горы, Н. А. Ильинский в роли приказчика Пароти и другие. Я читал повествовательную часть текста от лица «дедушки Слышко». Актеры были очень увлечены сказом и работали с большим удовольствием и творческим подъемом.

28 марта 1941 года через Челябинскую радиостанцию была передана первая постановка сказа «Малахитовая шкатулка». Радиослушатели горячо приняли постановку, было получено много писем, высоко оценивших нашу работу. По просьбе радиослушателей вскоре состоялась повторная передача радиопостановки.

С тех пор и по сегодняшний день сказы П. П. Бажова стали неотъемлемой и лучшей частью моего концертного репертуара. Сказ П. П. Бажова «Солнечный камень» я читал в самых разнообразных аудиториях: и в концертных залах Москвы, Ленинграда, Риги и других городов, и в рабочих и студенческих клубах и общежитиях, и в колхозных избах-читальнях, и — в период Великой Отечественной войны — на фронте, в землянках, а то и просто под открытым небом. И всюду, где бы я ни читал этот и другие сказы П. П. Бажова, слушатели всегда восторгались замечательными образами, созданными нашим любимым писателем-земляком.

Сказы П. П. Бажова — единственные в нашей литературе по своей оригинальности, поэтичности и красоте.

Сейчас творчество певца рабочего Урала прочно вошло в музыку, театр, кино, живопись, в репертуар мастеров художественного слова. П. П. Бажов вложил чудесный самоцвет в величественную сокровищницу художественной литературы народов Советского Союза. Этот уральский самоцвет будет блистать долгие столетия.

П. П. Бажов умер, но сказы его живут и будут жить долгие времена. В течение многих и многих лет благородный образ П. П. Бажова — певца народного труда — будет вставать перед миллионами советских людей со страниц книг и журналов, с полотен художников, со сцен театров и экранов кинематографов, как «живой с живыми говоря».


Следующая глава >>