В. Кузнецов КАК ЧЕЛОВЕК ЖИВИНКУ СВОЮ НАШЕЛ

В. Кузнецов

КАК ЧЕЛОВЕК ЖИВИНКУ СВОЮ НАШЕЛ

Жил у нас на Урале-земле человек один. Росту он был невысокого да и в плечах неширок был. Но глаза воды небывалой. Серые да глубокие. Так и притягивали к себе человека. Силу такую имели.

От старых — бывалых людей слыхивал он: есть на свете большая мудрая книга. Только глазом ее не всякий увидеть может и в руки не всякий возьмет. Она, книга эта, маленькими крупинками по всей земле нашей, по глубинам жизни народной рассыпана. Кто соберет да соединит крупинки эти — радость большую народу принесет. Только для этого умельцем большим быть надо. Живинку свою надо иметь.

Засела Петровичу думка про книгу Мудрую. Смолоду крепко, засела. Пораздумал да поразмыслил Петрович и, как топором отрубил, снарядил котомку, вскинул ее на загорбок и в путь-дорогу отправился. По Урал-земле пошел живинку свою искать да уменья накапливать.

Где только побывать не довелось Петровичу!

Вдоль и поперек исходил он Урал-землю. От Благодать-горы и до Магнит-горы. От равнин сибирских и до лесов башкирских. С кем повстречаться не приходилось! С лесорубами да углежогами, с горнорабочими да камнерезами, с мастерами-рудознатцами, и добытчиками. Ремесла ихние изучал, к житью-бытью ихнему приглядывался. Во всяком деле до самого корня добраться хотел.

Видят люди — с умом да с понятием большим человек. По глазам видно, по словам слышно. Всяк норовил к себе зазвать Петровича, за счастье большое почитал.

Откажись Петрович — обида глубокая человеку будет. Да и в своем дому человек словоохотливее бывает. Зазовет Петровича, скажем, сталевар старый и про деда своего рассказ поведет. Как они, мастера златоустовские, самолучшую по всему миру сталь — булат начали варить. Немцам носы утерли. Хотели они, немцы-то, наше за свое выдать. Не тут-то было! Сорвался ихний крючок с нашей петельки.

Камнерез какой зазовет, про свое ремесло речь поведет.

«От отца, от деда, — скажет, — ремесло мне это перешло. По наследству, значит. Как сказывали они про камни-то самоцветы, так в точности оно и выходит. У всякого камня-самоцвета — свой характер. Всякому грань своя нужна и полер свой требуется. Сумей нужную грань самоцвету дать, полер навести, какой он любит, — сразу оживет он да переливами всякими заиграет. Слыхивал, может, про Данилушку-сироту? Из малахит-камня цветы живые делать умел. Вот мастера-умельцы были какие! Даром што подневольные, крепостные, а руки вот — золото…»

Про Медной горы Хозяйку сказывали Петровичу. Про дворцы-палаты ее подземные. Про змея — великого Полоза говорили, который золото от богатеев жадных укрывал, а бедным людям указывал, которые сами для себя его добывали.

Много наслышался Петрович от старого дедушки Слышко, что сторожем на Думной горе был. Вот уж горазд был сказывать-пересказывать! Век бы его слушал! То он сказочку-побывальщинку скажет да присловьицем-поговорочкой ее сдобрит. То издевочку хлесткую про заводчикова приказчика ввернет. То и песенку старинную пропоет.

Петрович все слушает. Которое в памяти держит, а которое в книжечку свою записывает. Записывает, а сам думает:

«Вот они где Мудрой-то книги крупиночки собираются! Отыскал я вас, камушки мои самоцветные!

Живинку свою нашел! Сама она поймала меня, живинка-то! Давно подцепила».

Взялся Петрович за камушки-крупиночки свои драгоценные. Грани дает, полер наводит.

Видит — тонкое это ремесло. Сноровки большой требует. Рука чуток поспешила, глаз недосмотрел — глядишь, и оплошка получилась.

Тут-то и вспомнил Петрович старого камнереза слова: «У всякого камня-самоцвета — свой характер. Всякому грань своя нужна и полер свой требуется».

Ожили камушки-самоцветы под рукой Петровича. Заиграли переливами разными. Всеми цветами зацвели.

Стал думать Петрович, как бы сохранить да сберечь их. Польза большая народу будет.

Сделал он своеручно Шкатулку Малахитовую. Из самого лучшего малахиту уральского. И такая она получилась!.. Ни в сказке не скажешь, ни пером не опишешь.

Собрал Петрович сокровища свои и в Шкатулку Малахитовую по порядочку уложил.

И пошла Шкатулка Малахитовая по Урал-земле нашей. От большого до малого города, от поселка рабочего до села колхозного. По рукам народным пошла.

Благодарят Петровича люди:

— Славным подарочком одарил ты нас, Петрович! Спасибо-тебе за подаренье, за Шкатулку твою Малахитовую! Нам все видать в ней. И Урал-земля наша, щедрая да богатая, как в зеркале отражается. И люди видны наши русские, испокон веков сильные да смелые, умные да умелые, каких по всей земле не сыщешь…

Дошла Шкатулка Малахитовая и до Москвы-столицы. До Сталина самого дошла.

Высокой наградой Сталин Петровича наградил.

* * *

Так оно и выходит. У всякого человека своя живинка быть должна. Радуйся, ежели она тебя подцепила. Не упускай! Большую силу имеет она. Высоко человека поднять может.


Следующая глава >>