Нарком сталевар

Нарком сталевар

Тевосяна всегда тянуло на заводы. Здесь он преображался и, казалось, чувствовал себя значительно лучше.

Как-то он мне даже признался:

– Так хотелось бы самому у печи поработать. Сколько здесь сделать можно было бы!

Но теперь на него свалилось столько обязанностей, столько было необходимо решать неотложных вопросов, что выбираться на заводы стало труднее. Но все-таки он продолжал придерживаться правила – нельзя руководить только путем издания приказа, даже очень хорошего. Надо проверить самому, как этот приказ действует, выслушать тех, кто проводит его в жизнь.

Поэтому он выезжал на заводы. И на те, которые не выполняли план, чтобы «разобраться, в чем там причина», и на те, которые хорошо справлялись с заданиями наркомата, чтобы «поучиться у них». «Учиться никогда не поздно», – любил он говорить, собираясь на такой завод.

– Как сказать, – возразил как-то ему один из наркоматовских краснобаев. – Вот если в пятьдесят лет начнешь учиться петь, то должен помнить, что слушать тебя будут уже только ангелы.

– А ты что, собираешься на заводе арии, что ли, исполнять? Тогда оставайся тут, мы можем и без тебя обойтись.

Я редко видел Тевосяна в таком разъяренном состоянии. Шутник поспешил удалиться от греха. А Тевосян продолжал:

– Вот приедет такой на завод, наговорит уйму всего, а результатов от его пребывания никаких. Каждый приезд работников наркомата на завод должен быть событием. К командировке надо тщательно готовиться, знать, зачем едешь, какие вопросы должен разрешить. В противном случае появление работника наркомата будет приносить заводу не пользу, а вред.

Сам Тевосян перед поездкой обычно проводил совещание с работниками наркомата, изучал состояние дел на заводе, и когда приезжал на место, то знал обстановку не хуже директора, а порой даже и лучше.

Помню встречу с Тевосяном на Южном заводе. Это предприятие нам только недавно передали – ранее оно находилось в системе другого наркомата, – и здесь Тевосяна в лицо знали еще немногие.

Я находился в сталеплавильном цехе. Из мартеновской печи выпустили сталь, и ковш с жидким металлом подали на литейную канаву для разливки по изложницам.

Тевосян взял у одного из мастеров синее стекло, наклонился к изложнице и стал наблюдать, как она заполняется металлом.

Потом, обращаясь к мастеру по разливке, спросил:

– Вы в изложницу заглядываете, когда производите разливку?

Мастер не знал еще, видимо, Тевосяна и сердито ответил:

– А чего туда смотреть-то? Сталь она сталь и есть. Какую се сварили, такой она и будет. Мы ее пи лучше, ни хуже не сделаем.

– Ну-ка дайте мне, – и Тевосян взял из рук мастера рычаг стопорного механизма. – Вот смотрите туда, где поднимается металл. Видите пузырьки – значит, смазка изложницы не успевает выгорать до того, как металл подойдет к ней. А теперь я уменьшу подачу металла, прикрою немного струю. Вот видите, теперь пузырьков нет. А знаете, что такое подкорковые пузыри в слитках? Это брак. Вам об этом говорили когда-нибудь или нет?

Мастер молчал.

– Вот они и получаются, если разливать так, как вы разливаете, не заглянув даже в изложницу. – И, обращаясь к начальнику цеха, он начал задавать ему вопросы. – У вас курсы для мастеров организованы на заводе? Кто там ведет занятия по разливке стали?

Когда начальник цеха назвал фамилию преподавателя, Тевосян сказал:

– Пусть он зайдет ко мне сегодня вечером. Я буду у директора завода, там мы с ним и поговорим, – и снова обращаясь к мастеру, он стал убеждать его в том, что разливка стали не менее важное дело, нежели плавка.

– Поэтому у нас и установлена на заводах должность – мастер по разливке. Без хорошо организованной разливки иикогда не получить хороших здоровых слитков. От того, как мастер знает разливку, зависит все.

Когда Тевосян выходил из цеха, около мастера по разливке собралась группа рабочих, и мастер, кивая головой в ту сторону, куда ушел Тевосян, что-то возбужденно рассказывал им.

На следующий день на заводе только и разговоров было о том, как нарком сам разливал сталь.

– Ему не зальешь, – с восхищением говорил вчерашний мастер, получивший урок от самого наркома. – Все тонкости нашего дела знает.

При посещении заводов Тевосян обычно заглядывал в такие уголки производства, где редко появлялись даже руководящие заводские работники.

– А это что у вас здесь находится? – как-то услышал я его сердитый голос. – Что это за ящик, почему он здесь?

– Мотор в нем привезли для мостового крана, – стал объяснять начальник цеха.

– Когда привезли?

– Недели, вероятно, две назад.

– Привезли мотор, а ящик почему не убрали? Разве ему здесь место? Так постепенно весь цех захламите. Здесь ящик, там мешки из-под цемента валяются.

– Ремонт делали недавно, убрать не успели.

– Так никогда ничего не успеете. Запускать нельзя.

На шихтовом дворе Тевосян повеселел.

– Кто у вас начальник шихтового двора?

Директор назвал.

– Хороший, видать, хозяин. К сожалению, у нас на шихтовых дворах часто бывает так, что черт ногу сломает. А здесь все рассортировано. Вот вам и пример брать есть с кого, – обратился он снова к начальнику сталеплавильного цеха.

Обычно после возвращения Тевосяна из командировки на заводы в наркомате наступало оживление. Принимались меры по удалению выявленных недочетов производства. Это и было то, что называлось конкретным руководством.

Тевосян знал лично всех людей, от которых зависела судьба производства. Он умел находить подход к каждому человеку и почтп безошибочно определять, в какой степени тот или иной соответствует своему назначению.

– Ничего из него не получится – тюлень какой-то. Он и смотрит все время куда-то в сторону. Чем это он очаровал тебя? – выговаривал Тевосян директору одного из заводов. – Уж не письмами ли? Так ведь он пишет о том, что сам должен был бы сделать.

Директор молчал.

– Пока не поздно, замените его. А если вам самим это трудно сделать, мы из наркомата эту операцию произведем. Пока он окончательно дело не развалил.

…Дела наркомата не позволяли Тевосяну надолго отлучаться. Мы вели огромное строительство, производственная программа выросла до огромных масштабов. Ни одна из отраслей гражданского производства не имела такого стремительного развития, как оборонная промышленность. Но Тевосян даже при невероятной занятости административными обязанностями наркома всегда был в курсе дела всего нового, что появлялось в металлургии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В. Д. БОНЧ-БРУЕВИЧ «ЖЕЛЕЗНЫЙ» НАРКОМ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ

Из книги О Феликсе Дзержинском автора Автор неизвестен

В. Д. БОНЧ-БРУЕВИЧ «ЖЕЛЕЗНЫЙ» НАРКОМ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ Несмотря на все старания и заботы со стороны Владимира Ильича, несмотря на все совещания и постановления Совнаркома и Совета Труда и Обороны, транспорт, то улучшаясь, то ухудшаясь, все-таки все время хромал на обе ноги.


Виталий Оппоков, Борис Попов Нарком НКВД Берия

Из книги Герои и антигерои Отечества [Сборник] автора Костин Николай

Виталий Оппоков, Борис Попов Нарком НКВД Берия О Л. П. Берии написано и много и почти ничего. Много — это чьи-то личные воспоминания и пересказы чужих впечатлений, всевозможные преувеличения и домыслы, откровенные сплетни. Почти ничего — это правдивые документальные


Глава 5 Нарком флота

Из книги Адмирал Кузнецов автора Булатов Владимир Николаевич

Глава 5 Нарком флота Жизнь Н. Г. Кузнецова в очередной раз круто изменилась. В августе 1937 года он был назначен первым заместителем командующего Тихоокеанским флотом. Накануне отъезда на Дальний Восток капитан 1-го ранга побывал у начальника Морских сил РККА


СТАЛЕВАР [1]

Из книги Каменный пояс, 1977 автора Корчагин Геннадий Львович


«Ваш нарком нашему должен»

Из книги Почти серьезно... [С иллюстрациями автора] автора Никулин Юрий Владимирович

«Ваш нарком нашему должен» Когда дядя Ганя Холмогоров собирался поехать в Ленинград в командировку, мама с папой ему сказали:— Вот если бы там Юрочку навестить…Легко сказать — навестить. К нам никого постороннего не пускали. Но дядя Ганя — человек пробивной, приехал и


Конструктор «катюши» и нарком Берия

Из книги Шолохов автора Осипов Валентин Осипович

Конструктор «катюши» и нарком Берия Шолохов узнал, что арестован зять Евгении Григорьевны — Иван Терентьевич Клейменов. Славная биография: коммунист с 1919 года, участник Гражданской войны, один из самых первых в стране организаторов работ по ракетной технике, начальник


Глава шестнадцатая НАРКОМ ПРОСВЕЩЕНИЯ И ЛЕНИН

Из книги Луначарский автора Борев Юрий Борисович

Глава шестнадцатая НАРКОМ ПРОСВЕЩЕНИЯ И ЛЕНИН Материалы «Литературного наследства» (том 80) документально раскрывают тему «Ленин и Луначарский» и показывают, что их связывали и работа по подготовке революции, и острые философские споры, и совместная работа в Совнаркоме,


В. Захаров, сталевар Магнитогорского металлургического комбината имени И. В. Сталина ЗА ЧТО Я ЛЮБЛЮ БАЖОВА

Из книги Южный Урал, № 5 автора Бажов Павел Петрович

В. Захаров, сталевар Магнитогорского металлургического комбината имени И. В. Сталина ЗА ЧТО Я ЛЮБЛЮ БАЖОВА С «Малахитовой шкатулкой» я впервые познакомился, будучи еще учеником Магнитогорского ремесленного училища.Прекрасные сказы П. П. Бажова сразу полюбились мне


Глава третья ЖЕЛЕЗНЫЙ НАРКОМ

Из книги Байбаков автора Славкина Мария Владимировна

Глава третья ЖЕЛЕЗНЫЙ НАРКОМ Однажды внучка Маша спросила Николая Константиновича: «Дед, а кого ты больше всех боялся?» Ответ удивил: «Кагановича!» Неужели того самого? Лазаря Моисеевича? И чего его бояться. Маша знала, вот уже много лет он жил в добровольном


Глава шестая НАРКОМ — МИНИСТР

Из книги Говорят что здесь бывали… Знаменитости в Челябинске автора Боже Екатерина Владимировна

Глава шестая НАРКОМ — МИНИСТР Осень 1944 года. Случилось то, чего так долго ждали. Наконец советский солдат вступил на землю Германии. Войска 3-го Белорусского фронта под началом самого молодого генерала армии Ивана Черняховского преодолели яростное сопротивление и


Железный нарком

Из книги На пороге войны автора Емельянов Василий Семёнович

Железный нарком Лазарь Каганович родился 10 (22) ноября 1893 года в ныне не существующей деревне Кабаны Киевской губернии в многодетной небогатой семье. Из тринадцати детей у его родителей выжило шесть – одна девочка и пять мальчиков. С большими трудностями Лазарю (Лейзару)


Нарком-сталевар

Из книги О Сталине без истерик автора Медведев Феликс Николаевич

Нарком-сталевар Тевосяна всегда тянуло на заводы. Здесь он преображался и, казалось, чувствовал себя значительно лучше.Как-то он мне даже признался:— Так хотелось бы самому у печи поработать. Сколько здесь сделать можно было бы!Но теперь на него свалилось столько


Глава 2. Последний кремлевский нарком Николай Байбаков: «Я кашлянул, и Сталин обернулся»

Из книги Сергей Круглов [Два десятилетия в руководстве органов госбезопасности и внутренних дел СССР] автора Богданов Юрий Николаевич

Глава 2. Последний кремлевский нарком Николай Байбаков: «Я кашлянул, и Сталин обернулся» Знаменитый «брежневский» дом на улице Щусева (ныне – Гранатный переулок). Хозяином квартиры на шестом этаже, в которой когда-то обитала дочь генсека Леонида Ильича, стал последний