Петров-Водкин и Григорьев

Петров-Водкин и Григорьев

На днях поминали Щуко и говорили: еще один ушел! А теперь нужно сказать: еще ушли! Сразу два — оба сильные, оба в полной мере таланта, опыта, творчества. Оба они были различны, но потенциал их был велик и серьезен. Именно это были серьезные художники. Трудно сказать, кто из них удельно был больше. Стоит вспомнить некоторые вещи Григорьева, и он покажется сильнее, но затем представить крепко спаянные, творчески пережитые картины Петрова-Водкина, и перевес склонится на его сторону. Петров-Водкин не писал "Расея", но действенно работал для народа русского. Григорьев же хотя и много думал о "Расее", но чуждался ее, а подчас и громил ее огульно и несправедливо. Это было причиною нашего расхождения. Может быть, Григорьев своеобразно любил "Расею", но облик ее он дал в таком кривом зеркале, что жалеешь об искривленности. В своих странствованиях по всем Америкам Григорьев среди всяких столкновений получил и язву раковую. Чили заплатило ему вперед жалованье, но просило уехать немедленно. Рисунки для модных платьев в Гарперс Базар тоже не могли радовать природного художника. В последний раз мы виделись в Нью-Йорке в 1934 году. Григорьев нервно и настойчиво рассказывал об увлекательности работы для модного журнала, но в кипении желчи сказывалось терзание заплутавшегося путника. Все-то он сворачивал против Расеи, твердил, как хорошо ему за границей, но тут-то и не верилось ему. Все-то будто бы было хорошо и прекрасно и удачно, но глаза говорили о совсем другом. Ту же двойственность подметил и А. Бенуа, когда писал о последней выставке Григорьева в Париже.

Совсем иначе вышло с Петровым-Водкиным. В самом начале его упрекали в иностранных влияниях. При всей его природной русскости о нем говорили как об иностранце, о французе и старались найти манерность в его картинах. Но манерности не было. Был характерный стиль. Петров-Водкин неоднократно бывал за границей, но не мог там оставаться. Его тянуло домой, а дом его была русская земля. Русскому народу Петров-Водкин принес свое художественное достояние. Он учил русскую молодежь. Учил искусству серьезному, учил познанию композиции и техники.

Молодая русская поросль сохранит глубокую память о том, кто и в трудные дни принес свое творчество русскому народу. Хорошее, крепкое творчество. Не натурализм, но ценный реализм, который может вести сознание народное. Большая брешь в "Мире Искусства" — Яковлев, Щуко, Григорьев, Петров-Водкин. Ушли преждевременно! А сильные люди, сильные художники так нужны!

9 Марта 1939 г.

"Из литературного наследия"

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

«Погромный» атаман Григорьев

Из книги Авантюристы гражданской войны: историческое расследование автора Савченко Виктор Анатольевич

«Погромный» атаман Григорьев Атаман Григорьев мечтал о славе «победителя империалистов Антанты», о роли вождя украинского народа. Он был готов на любое преступление ради славы. На две майские недели 1919 года Григорьеву удалось превратиться в одну из главных фигур


ГРИГОРЬЕВ Константин

Из книги Сияние негаснущих звезд автора Раззаков Федор

ГРИГОРЬЕВ Константин ГРИГОРЬЕВ Константин (актер театра, кино: «Война под крышами» (1967; комвзвода Никита Пинчук), «Сыновья уходят в бой» (1969; главная роль – Никита Пинчук), «Земля Санникова» (1973), «Раба любви» (1976; капитан белогвардейской контрразведки Николай Николаевич


Николай ГРИГОРЬЕВ

Из книги Портреты автора Ботвинник Михаил Моисеевич

Николай ГРИГОРЬЕВ Предисловие к книге Мастер Н.Д. Григорьев принадлежал к тем дореволюционным русским интеллигентам, которые понесли свои знания, творчество в народ, помогая великой культурной революции в нашей стране. В рядах русской интеллигенции находилась


23. Иван Григорьев не выдержал каторги

Из книги Люди без имени автора Золотарев Леонид Михайлович

23. Иван Григорьев не выдержал каторги Маевский временами был в настроении, шутил, рассказывал веселые анекдоты, подымал настроение другим. Порою, тоска находила на него. Тоскуя и думая о родине, делался мочалив и замкнут. В это время был скуп на слова, и они были проникнуты


Борис Григорьев

Из книги Повседневная жизнь советского разведчика, или Скандинавия с черного хода автора Григорьев Борис Николаевич

Борис Григорьев — Шведы — это скандинавские немцы, датчане — это скандинавские французы, а норвежцы — это скандинавские русские. — А финны? — Финны не скандинавы вовсе. Из разговора досужих


К. Григорьев МЕЖДУ ДНЕПРОМ И ДЕСНОЙ

Из книги Люди легенд. Выпуск первый автора Павлов В.

К. Григорьев МЕЖДУ ДНЕПРОМ И ДЕСНОЙ Разговор на палубеТемной майской ночью вниз по Днепру плыл караван судов. Пять ярко освещенных теплоходов. Пять громадных люстр, бережно опущенных на воду. Не так уж часто увидишь с днепровского берега такое ослепительное зрелище.Пять


Юон и Петров-Водкин

Из книги Листы дневника. Том 2 автора Рерих Николай Константинович

Юон и Петров-Водкин В далеких Гималаях получено две прекрасные книги о замечательных русских художниках Юоне и Петрове-Водкине. Обе книги изданы в Москве в 1936 году.Видимо, художественные редакторы Г. А. Кузьмин и М. П. Сокольников потрудились, чтобы оправить творчество


Борис Григорьев

Из книги Чекисты о своем труде автора Евсеев Александр Евсеевич

Борис Григорьев "Ваше суровое осуждение России я не могу разделять, ибо сам я русский, получил художественное образование в России, горжусь моими русскими учителями, люблю Пушкина, Гоголя, Тургенева, Толстого и всех русских великих писателей и художников. И с Вами мы


И. ГРИГОРЬЕВ ПОРТУГАЛЬСКОЕ КАПРИЧЧИО

Из книги Поколение одиночек автора Бондаренко Владимир Григорьевич

И. ГРИГОРЬЕВ ПОРТУГАЛЬСКОЕ КАПРИЧЧИО Ноябрьской ночью 1936 года в Лиссабонском порту раздался мощный взрыв. Огромный немецкий пароход «Кап-Анкония» пошел ко дну. Тревожно взвыли сирены, забегали полицейские. А вскоре в дверь маленького домика на окраине города постучал


И. ГРИГОРЬЕВ ШИПЫ НА ДОРОГЕ

Из книги Туляки – Герои Советского Союза автора Аполлонова А. М.

И. ГРИГОРЬЕВ ШИПЫ НА ДОРОГЕ Шел 1938 год… Вечерело. Летчик-испытатель Илья Галушин торопился на своем «газике» в Москву. Испытания нового истребителя потребовали от Галушина больших усилий и неотлучного пребывания на аэродроме, но теперь все было позади, машина принята


Пятая глава. Олег Григорьев

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 1. А-И автора Фокин Павел Евгеньевич

Пятая глава. Олег Григорьев Григорьев Олег Евгеньевич родился 6 декабря 1943 года в Вологодской области. Умер 30 апреля 1992 года в Санкт-Петербурге. Отец – фронтовик. Вернулся после ранения с фронта и запил. Мать с двумя детьми уехала в Ленинград после снятия блокады. Мать –


Григорьев Александр Иванович

Из книги Серебряный век. Портретная галерея культурных героев рубежа XIX–XX веков. Том 2. К-Р автора Фокин Павел Евгеньевич

Григорьев Александр Иванович Родился в 1923 году в с.Богословке Каменского района Тульской области. После окончания в 1937 году Архангельской семилетней школы работал в колхозе. В 1941 году призван в ряды Советской Армии. Звание Героя Советского Союза присвоено 22 июля 1944


Григорьев Иван Яковлевич

Из книги Махно автора Герасименко Константин

Григорьев Иван Яковлевич Родился в 1924 году в селе Н.-Александровка Баштанского района Николаевской области. В Советской Армии служил с августа 1941 года. Командовал батареей противотанковых орудий. Звание Героя Советского Союза присвоено 27 февраля 1945 года. После войны


ПЕТРОВ-ВОДКИН Кузьма Сергеевич

Из книги автора

ПЕТРОВ-ВОДКИН Кузьма Сергеевич 24.10(5.11).1878 – 15.2.1939Живописец, искусствовед, драматург, прозаик. Ученик В. Серова. Член объединений «Мир искусства» (с 1911), «Четыре искусства» (с 1924). Живописные полотна «Элегия» (1906), «Берег» (1908), «Сон» (1910), «Играющие мальчики» (1911), «Купание


МАХНО И ГРИГОРЬЕВ

Из книги автора

МАХНО И ГРИГОРЬЕВ Разгром Екатеринослава не прошел бесследно для махновцев: его богатая добыча привела к полной бездеятельности махновскую армию. Правда, махновцы по инерции могли еще занять часть Азовского побережья, где им не оказывалось почти никакого сопротивления,