В зарубежной поездке

В зарубежной поездке

Все последующие дни были наполнены большими, волнующими чувствами, которые вызвали во мне возвращение в Москву, встреча на Внуковском аэродроме с Никитой Сергеевичем Хрущёвым и другими руководителями Коммунистической партии и Советского правительства, с отцом, матерью, женой и сестрой, с москвичами, грандиозный митинг на Красной площади, награждение орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза.

9 августа 1961 года. Внуковский аэродром. Герман Титов направляется к правительственной трибуне.

Москва, 9 августа 1961 года. Торжественная встреча Германа Титова на Внуковском аэродроме.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев вручает лётчику-космонавту СССР Герману Титову орден Ленина и Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Коммунисту Герману Титову вручается партийный билет.

На пресс-конференции в Московском Государственном университете имени М. В. Ломоносова президент академии наук СССР М. В. Келдыш вручает Герману Титову «Медаль К. Э. Циолковского».

Главный маршал авиации К. А. Вершинин с лётчиками-космонавтами СССР Юрием Гагариным и Германом Титовым.

Разве могут когда-нибудь изгладиться из памяти те счастливейшие в жизни минуты, когда, стоя на правительственной трибуне Мавзолея рядом с Никитой Сергеевичем Хрущёвым, назвавшим меня и Юрия Гагарина «небесными братьями», мы слушали его речь, проникнутую огромным оптимизмом, неиссякаемой верой в могучие, творческие силы нашего народа — строителя коммунизма!

— Народ — творец истории, кузнец своего счастья, — говорил Никита Сергеевич. — Чем лучше все советские люди будут трудиться на благо общества, тем быстрее мы достигнем вершин коммунизма, проложим широкий путь в будущее для всего человечества. И мы твёрдо уверены, что наш народ под руководством Коммунистической партии будет и впредь на высоте стоящих перед ним задач. Мы первыми в мире построили социализм, первыми проложили путь в космос. Наша страна первой идёт к коммунизму.

Москва, 9 августа 1961 года. На трибуне Мавзолея Н. С. Хрущёв, Г. С. Титов и Ю. А. Гагарин.

Москва, 9 августа 1961 года. Красная площадь. Народ славит новое великое достижение советской науки и техники.

На приёме в Большом Кремлёвском дворце.

Н. С. Хрущёв и Л. И. Брежнев с членами семьи лётчика-космонавта СССР Г. С. Титова.

На родине Германа Титова. Митинг в селе Полковниково. Выступает отец лётчика-космонавта С. П. Титов.

Москва, 9 августа 1961 года. Праздничный салют.

«Небесные братья» — Юрий Гагарин и Герман Титов.

Тамара Титова (справа) пришла навестить Валентину Гагарину и её маленьких дочек — Леночку и Галю.

Герман Титов рассказывает своему отцу Степану Павловичу о полёте в космос.

Торжественный приём в Кремле, встречи с трудящимися столицы, пресс-конференция в белоколонном зале Московского университета на Ленинских горах, поездка вместе с Юрием Гагариным и другими нашими друзьями-космонавтами к рабочим и инженерам — строителям замечательных советских космических кораблей — всё было радостным в эти дни. Я без устали рассказывал обо всём виденном во время полёта на «Востоке-2» и как бы заново переживал сутки, проведённые в космосе.

Герман Титов среди пионеров.

Герой Советского Союза, лётчик-космонавт СССР Герман Степанович Титов.

Вскоре проявили плёнку киноаппарата, который был взят мною в кабину корабля. Отдельные кадры съёмки, сделанной в космосе через иллюминаторы «Востока-2», опубликовала «Правда» и другие газеты и журналы. Было радостно, что эти снимки увидели миллионы советских людей — они как бы вместе со мной и Юрием Гагариным смогли заглянуть в космос, полюбоваться оттуда на нашу матушку Землю.

Из многих стран на моё имя стали приходить приглашения приехать в гости, рассказать о полёте «Востока-2», о новом достижении советской науки и техники. Первая такая поездка состоялась в Германскую Демократическую Республику.

1 сентября со Внуковского аэродрома вместе с женой на самолёте «ИЛ-14» я вылетел в Берлин. Мы направились туда по приглашению Центрального Комитета Социалистической единой партии Германии, Государственного совета ГДР, правительства ГДР и Национального совета Национального фронта демократической Германии.

Первое сентября — первый день нового учебного года. Миллионы школьников и студентов сели в этот день за парты; я тоже прослушал лекции по физике и прямо из аудитории направился на аэродром. Как только самолёт поднялся за облака, Тамара достала учебник химии и тетрадь и занималась несколько часов: жена моя теперь студентка медицинского училища.

Вместе со мной в ГДР летели известный лётчик Герой Советского Союза генерал Л. И. Горегляд, профессор В. И. Яздовский, корреспондент «Правды».

Накануне все газеты опубликовали заявление Советского правительства о мероприятиях, принимаемых с целью укрепления обороноспособности нашей Родины и сохранения мира во всём мире. Я взял с собой «Правду» и заново с карандашом в руке прочёл этот документ. В нём сообщалось, что Соединённые Штаты Америки и их союзники всё сильнее раскручивают маховик своей военной машины, раздувая до небывалых размеров гонку вооружений, увеличивая численность армий, доводя до белого каления напряжённость международной обстановки. Дело дошло до того, что руководящие деятели США и союзных с ними стран стали прибегать к прямым угрозам взяться за оружие и развязать войну в ответ на предложение СССР о заключении мирного договора с Германией.

Я летел в Берлин, и меня очень интересовал этот мужественный, энергичный документ. В нём были такие строки: «В Советском Союзе разработаны проекты создания серии ядерных бомб повышенной мощности — в 20—30—50 и 100 млн. тонн тротила, а могучие ракеты, подобные тем, с помощью которых майор Ю. А. Гагарин и майор Г. С. Титов совершили свои беспримерные космические полёты вокруг Земли, способны поднять и доставить такие ядерные бомбы в любую точку земного шара, откуда могло бы быть совершено нападение на Советский Союз или другие социалистические страны».

Самолёт пересёк освещённую солнцем территорию Польши, и под крыльями замелькали поля и леса Германской Демократической Республики. Мы с женой с интересом всматривались в новый для нас пейзаж с городами, подёрнутыми лиловатой дымкой, с краснокрышими сёлами.

О Великой Отечественной войне я знал не только из книг, но и помнил рассказы участников сражений. О войне рассказывал отец — бывший солдат Советской Армии, рассказывали земляки и лётчики годами постарше. И, глядя на немецкую землю, я припомнил всё, что знал о войне.

…Весь январь 1945 года с востока через всю Европу дул сквозной тёплый ветер. Припомнил я этот рассказ бывших солдат и как бы ощутил силу этого ветра.

12 января Советская Армия начала решительное наступление по всему фронту — от холодного Балтийского моря до высоких Карпатских гор. Наши войска, сражавшиеся за мир, пересекли границу Германии и, словно весеннее половодье, обгоняя толпы немецких горемык, насильственно, будто скот, угоняемых эсэсовцами, устремились по ровным асфальтированным дорогам.

Напуганные беженцы молча встречали продвижение наших танковых частей. Много напраслин возвёл на наше войско лжеязыкий Геббельс, но все эти наветы рассеивались как дым от первых встреч населения с советскими солдатами.

Словно снег, покрывали белые полотнища немецкие города и сёла. На серых, закопченных дымом стенах — листы газеты «Фрейес Дейчланд» — органа Национального комитета «Свободная Германия». На этих листах можно было прочесть слова Вальтера Ульбрихта, — он призывал всеми средствами воспрепятствовать Гитлеру продолжать войну на немецкой земле, не дать ему превратить Германию в руины.

Припомнился солдатский рассказ о мостостроителях фирмы «Августин» из тех многих миллионов немцев, которые на президентских выборах голосовали за Тельмана. Они не дали фашистам взорвать мосты, уничтожить заводы, затопить шахты. Ещё в детстве я знал, что не только народы Румынии, Болгарии, Югославии, Польши, Венгрии, Чехословакии встречали на своей земле советских солдат как освободителей, но и многие люди Германии видели в них своих спасителей, несущих самое важное жизненное благо — свободу.

Один за другим занимала Советская Армия немецкие города с островерхими крышами, с готическими кирхами, словно кинжалы вонзавшимися в чёрное небо, затянутое дымом войны. Я закрывал глаза и отчётливо видел, как закопченный порохом, с улыбкой на устах советский солдат входил в дом напиться воды. Хозяин дома с белой повязкой на рукаве подносил ему кружку, затем снимал со стены портрет фюрера, бросал его на пол и, словно гада, давил каблуком.

«Эх, чуток бы пораньше так», — сокрушался храбрый солдат и шагал дальше.

Мои спутники — участники Великой Отечественной войны — рассказывали о том, как в те дни всех в Европе измучила, всем надоела война, все стосковались по миру. Но немецко-фашистская армия продолжала отчаянное сопротивление, и вот уже невиданное по своей ожесточённости сражение, словно свирепые волны, гонимые бурей, докатилось до закопченных стен Берлина. Гитлеру помешали заключить сепаратное перемирие с западными державами. Бой шёл за каждую улицу, за каждый дом. Горячий воздух вырывался из разбитых окон. Едкий дым горящих многоэтажных зданий затруднял дыхание. В воздухе кружились облигации, векселя, архивные документы, портреты атаманов банды нацистских грабителей. В красной кирпичной пыли валялись пачки фашистских марок.

А в Европе буйствовала весна, по всем дорогам брели освобождённые Советской Армией из фашистских лагерей узники, получившие свободу. Среди каменных развалин Берлина расцветали первые красные маки, точь-в-точь такие, как у нас на Алтае. Как попали они туда? Может быть, семена их занесли на своих шинелях советские солдаты?

За толстыми баррикадами из камней и железа остывали чёрные от копоти подбитые танки, те, которые брали Париж и прошли Фермопилы. По Берлину стреляла сорок одна тысяча советских орудий и миномётов, так что небу становилось жарко. Кровопролитный бой шёл на трёх этажах: в небе, на земле и под землёй, в сырых тоннелях метро.

На тротуарах, окантованных искалеченными деревьями, покрытыми пушистой зеленью, появились толпы людей.

Вступив на землю Германии, советские солдаты, воспитанные Коммунистической партией в духе интернационализма, сумели отличить Германию Гитлера и Круппа — этой банды фашистских выродков и палачей — от Германии великих писателей-гуманистов, Германии, в которой создали своё бессмертное учение Маркс и Энгельс, Германии Тельмана и миллионов немецких рабочих и крестьян. Опытные в бою, наши солдаты оказались опытными в разгадывании человеческих сердец. Гитлер пришёл и ушёл, а народ германский остался.

Товарищи, летевшие со мной, рассказывали, что в мае сорок пятого года на перекрёстках разбитых берлинских улиц можно было видеть полевые кухни, окутанные первым мирным дымком, и усатых кашеваров, добродушно разливающих суп голодным немецким женщинам и детям. На солдатских биваках слышались беседы о Карле Либкнехте и Розе Люксембург, Эрнсте Тельмане и Вильгельме Пике.

Рабочие берлинских заводов «Эрих и Герц», «Осрам», «Аксания», «Сименс», «Телефункен» рассказывали нашим бойцам о работе наиболее крупной и разветвлённой в Германии подпольной организации, созданной во время войны Антоном Зефковым, Францем Якобом и Бернгардом Бестлейном. Все три руководителя этой организации, смелость которых не знала границ, сложили свои головы под топором палача.

В пяти километрах от Веймара Гитлер создал для немецких коммунистов мрачный Бухенвальдский лагерь уничтожения. При отсветах зловещего пламени, бушевавшего в печах крематория, коммунисты писали листовки, призывая узников к сопротивлению.

Восемнадцатого августа 1944 года в этом лагере был убит и сожжён Эрнст Тельман — вождь Коммунистической партии Германии. Свыше одиннадцати лет палачи мучили его в фашистских застенках.

В Бухенвальде, как и во всех лагерях уничтожения, существовала крепкая организация Сопротивления, руководимая коммунистами. Душой этого руководства были советские коммунисты. Когда к Веймару приблизились союзнические армии, эта боевая организация, исподволь собиравшая и изготовлявшая оружие, подняла в лагере восстание. Узники перебили в ожесточённой схватке охрану и освободили сами себя. Среди вырвавшихся на свободу было несколько тысяч немцев-антифашистов.

Командование Советской Армии предоставило немецкому народу всё необходимое для строительства новой жизни. Советский народ помог засеять окровавленную, испепелённую почву Германии добрыми семенами мирного труда, создать Германскую Демократическую Республику — ныне здравствующее и расцветающее первое в истории свободное государство немецких рабочих и крестьян, пригласившее меня в гости.

Я разглядывал очертания огромного города, привольно раскинувшегося на берегах Шпрее и Хавеля.

— Берлин? — спросила жена.

— Да, Берлин, — ответил я и словно отодвинул в сторону все воспоминания.

Самолёт снизился и опустился на аэродром Шенефельд. Там уже собралось много берлинцев. Прибыли сюда Первый секретарь ЦК СЕПГ, председатель Государственного совета ГДР Вальтер Ульбрихт, первый секретарь Центрального Комитета КПГ Макс Рейман, посол Советского Союза М. Г. Первухин, Главнокомандующий Группой советских войск в Германии Маршал Советского Союза И. С. Конев. Мы сердечно поздоровались с ними.

Шумной стайкой подбежали немецкие пионеры. Повязали мне синий галстук, вручили букет цветов.

Отовсюду слышались приветственные возгласы, здравицы в честь германо-советской дружбы.

К микрофону подошёл товарищ Вальтер Ульбрихт.

— Мы приветствуем вас как сына советского народа, освободившего наш народ от варварства гитлеризма и проложившего тем самым путь к возрождению нашего народа в духе мира и гуманизма, — говорил Вальтер Ульбрихт.

Дали слово и мне. Я подошёл к микрофону.

— Мы много читаем о ваших людях, — сказал я, — о ваших славных делах. Знаем Германию Карла Маркса, Бетховена и Гёте, Германию миллионов немецких рабочих и крестьян.

Передал горячий привет от советского народа, закончил своё выступление здравицей в честь нерушимой дружбы между народами Советского Союза и ГДР. Последнюю фразу: «Да здравствует мир во всём мире!» — я произнёс на немецком языке.

Хотя я и облетел семнадцать раз вокруг земного шара, но никогда ещё не ступал по зарубежной земле, и всё увиденное в Берлине интересовало меня и трогало.

Мы выехали с аэродрома в открытой машине, увитой живыми цветами. Товарищ Вальтер Ульбрихт стоял, я находился рядом с ним. За нами двигался поток машин, и сбоку мчался почётный эскорт мотоциклистов.

Жители Берлина восторженно встречают Г. С. Титова.

От аэродрома до Панкова, где мы должны были жить, стояли плотные шеренги людей, приветствуя своё правительство, своего великого друга — Советский Союз и его славную ленинскую партию. Дорога от аэродрома до города петляет среди полей. Она густо обсажена деревьями, и с каждого из них свисали флаги Советского Союза и ГДР.

Вдоль шоссе в форменной одежде тёмного цвета замерли бойцы боевых рабочих дружин, героически проявивших себя во время осуществления мероприятий правительства ГДР по охране своих границ. В большинстве своём это пожилые люди, хлебнувшие немало горя на своём веку.

Я всматривался в их суровые лица. Все такие разные и в то же время чем-то похожие друг на друга. Эти люди взяли на себя охрану секторальной границы Берлина. Одним ударом они перерубили щупальца западноберлинского спрута, двенадцать лет высасывавшего соки из тела ГДР, отравлявшего людей ядом шовинизма и реваншизма.

Мне было известно, что «фронтовой город», как называют Западный Берлин милитаристы, по-прежнему оставался самым опасным очагом международной напряжённости, что там обосновалось около сотни шпионских и диверсионных организаций, засылавших свою агентуру в демократический Берлин. Эти коммивояжеры смерти переманивали в ФРГ специалистов и квалифицированных рабочих, тоннами скупали продукты в магазинах демократического Берлина и переправляли их в Западный Берлин, наживая на этих спекулятивных махинациях баснословные прибыли.

Теперь всему этому правительство ГДР положило конец. Граница оказалась на крепком замке.

Мы продолжали свой путь. Берлин был охвачен праздничным ликованием. Повсюду развевались разноцветные флаги стран социализма, виднелись красочные портреты Н. С. Хрущёва и В. Ульбрихта. Сотни тысяч плакатов и транспарантов свидетельствовали о горячем одобрении и поддержке трудящимися ГДР энергичных мер, принятых Советским правительством, чтобы оградить Советский Союз, социалистический лагерь, всё человечество от страшного пожара термоядерной войны.

Центральные магистрали города — Сталин-аллее, Берзаринштрассе, Димитровштрассе, Шенхаузер-аллее — были засыпаны цветами. Машины пробирались по ковру живых цветов, источавших тонкий, едва уловимый аромат.

Окна многоэтажных домов были распахнуты настежь, и в каждом окне — счастливые человеческие лица. Масса людей с балконов приветствовала нас. Пароходы на Шпрее и все паровозы на железных дорогах, пересекающих город, приветствовали советских людей сиренами и гудками.

1 сентября стало праздником в Берлине. Школьники оставили свои парты, чтобы увидеть советского космонавта. Дети в ГДР учат русский язык, самодельные плакаты у них в руках, написанные ровным, почти каллиграфическим почерком, вызывали добрые улыбки: «Мы все хотим побывать на Луне», «До встречи на Марсе», «Дружба», «Москва — Берлин».

На улицах звучала песня, несколько дней назад сложенная в честь советских космонавтов. Её распевали светлоголовые юноши и девушки в ярко-синих блузах — члены Союза свободной немецкой молодёжи.

Среди встречавших находился и девяностолетний «дедушка Герне» из местечка Штельн, как его ласково называют в республике, — свидетель первого полёта немецкого пионера воздухоплавания Отто Лилиенталя, летавшего на самодельных крыльях семьдесят лет назад.

Проезжая через Берлин, я невольно думал, что все улицы, по которым двигался кортеж машин, были когда-то передовой линией фронта. Не верилось, что полтора десятилетия назад в этом городе не оставалось почти ни одного целого дома.

Через некоторое время я был принят товарищем Вальтером Ульбрихтом. Между нами состоялась дружеская беседа, в ней приняли участие немецкие учёные.

В конце встречи Вальтер Ульбрихт прикрепил мне на грудь высшую награду республики — орден Карла Маркса.

В ответном слове я сказал, что награда эта принадлежит тем, кто строит советские космические корабли, и тем, кто летал и будет летать на них.

Вечером мы посетили председателя Совета Министров ГДР Отто Гротеволя на его квартире. Товарищ Отто Гротеволь не совсем здоров, и врачи пока не рекомендуют ему работать. Но он работает дома. Наша делегация передала товарищу Отто Гротеволю личные приветствия главы Советского правительства Никиты Сергеевича Хрущёва и пожелала ему скорейшего выздоровления.

Мы познакомились и с другими партийными и государственными деятелями Германской Демократической Республики. Здесь я увидел впервые и министра национальной обороны Германской Демократической Республики генерала армии Гейнца Гофмана. Это в прошлом рабочий, известный деятель Германской коммунистической партии. В 1936—1937 годах Гейнц Гофман сражался против фашизма в Испании в качестве комиссара одиннадцатой интернациональной бригады. После второй мировой войны он работал в аппарате ЦК СЕПГ и на ответственной работе в государственном аппарате Республики. Он является одним из создателей национальной Народной армии, защищающей мирный труд трудящихся ГДР.

Товарищ Вальтер Ульбрихт напомнил, что всё лето в Берлине лили холодные дожди, а небо было затянуто мрачными тучами; сегодня выдался тёплый, солнечный день, и берлинцы говорят:

— Советские люди привезли нам из Москвы хорошую погоду.

Поздно ночью я лёг в прохладную постель. Было тихо. В распахнутое окно заглядывало дерево, освещённое серебристым сиянием луны. Пахло влажной землёй и какими-то незнакомыми цветами. Несколько минут я думал о своём полёте в космос. Полёт был самым сильным впечатлением в моей жизни. Порыв ветра, залетевший в комнату, надул гардину, как парус. Я поплыл под этим парусом и уснул. Проснулся, как всегда, рано. Вышел на улицу. Город цвёл, как сад, расцвеченный флагами Советского Союза, Германской Демократической Республики, радужной гаммой национальных флагов всех стран социалистического лагеря.

Утром наша делегация посетила завод электроаппаратов. Мы прошли по всем цехам. Директор завода Гельмут Римаш рассказал о производственных достижениях коллектива, о том, что завод поставляет в Советский Союз оборудование для цементной промышленности и прокатных станов. Рабочие завода подарили мне пылесос.

— Чистить космическую пыль, — шутливо сказал секретарь парторганизации Вальтер Вагнер.

Г. С. Титов на заводе электроаппаратуры в берлинском районе Трептов.

На вместительном, как стадион, заводском дворе, с четырёх сторон окружённом пятиэтажными стенами цехов и до отказа заполненном рабочими, состоялся митинг.

— Весь немецкий рабочий класс равняется на Юрия Гагарина. В республике много гагаринских бригад. Теперь одна за другой возникают бригады имени Титова. Советская космическая ракета стала символом движения вперёд для строителей новой Германии, — сказал начальник цеха переключателей инженер Герхард Торн. — Наш заводской митинг — живое свидетельство безграничной любви немецкого рабочего класса к Социалистической единой партии Германии. Никогда ещё партия и народ не были так сплочены и едины, как в эти дни, когда Западную Германию трясёт лихорадка военных приготовлений, когда дурман реванша пьянит сумасшедшие головы по ту сторону границы, когда до нас доносится лязг американских танков, передвигающихся по улицам Западного Берлина.

Руководитель бригады имени Юрия Гагарина двадцатилетний рабочий Дитер Вильш сказал:

— В нашей бригаде одиннадцать человек. Вместе с двумя моими товарищами я четырнадцать дней в составе рабочей дружины охранял границу. Все эти четырнадцать дней, которые мы пробыли на границе, за нас работали восемь оставшихся товарищей. Они значительно перевыполняли план бригады. Ребята работали не считаясь со временем потому, что этого требует родина. Я знаю, что и теперь, когда я уйду в армию, наша бригада будет работать так же отлично.

Мастер Ганс Барк говорил:

— Я беспартийный, но если нужно, хоть сейчас пойду в боевую дружину.

На трибуну, украшенную живыми цветами, поднялась женщина — мастер Элли Нучан.

— Мой сын — танкист Национальной народной армии. Он — моя материнская гордость так же, как армия на границе — гордость всего народа. Эс лебе геноссе Титов! — так закончила она своё краткое выступление, и десять тысяч голосов как один человек повторили:

— Хох, хох, хох!

В своём выступлении я рассказал о космическом полёте и закончил его любимыми строками Тельмана из «Фауста» Гёте, которые вождь немецкого народа привёл в своём письме:

Я предан этой мысли! Жизни годы

Прошли недаром, ясен предо мной

Конечный вывод мудрости земной:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них идёт на бой!

Я попросил показать мне Бранденбургские ворота, и наши машины направились туда. Невдалеке от них находилось здание Советского посольства. Над воротами на венчающей их колеснице, запряжённой четвёркой бронзовых коней, ветер во всю длину вытянул трёхцветный флаг Германской Демократической Республики с государственным гербом посередине.

В сорока метрах западнее ворот проходила оплетённая колючими спиралями Бруно граница с Западным Берлином. Там, по ту сторону проволоки, свили свои осиные гнёзда эсэсовцы, штурмовики, уцелевшие оберштурмбаннфюреры концентрационных лагерей.

Справа высилась громада рейхстага, выкрашенная светло-серой краской. На крыше бессильно повис запутавшийся в верёвках незаконно вывешенный там флаг ФРГ.

У меня хорошее зрение, но ни одной исторической надписи, оставленной советскими солдатами, я не увидел на стенах рейхстага. Они замазаны и заштукатурены. На крыше под флагом ФРГ оборудован наблюдательный пункт английских оккупационных войск. Офицеры в бинокли глядели на нашу группу, подошедшую к проволоке, и тотчас сюда подлетел чёрный броневик, вооружённый пушкой и пулемётами.

— На крышу рейхстага частенько поднимаются знатные туристы из-за океана и оттуда разглядывают демократический Берлин, — объяснили нам народные полицейские, одетые в удобную форму зелёного цвета.

Невдалеке от рейхстага в сквере стоит памятник советским воинам, павшим смертью героев в сражениях с фашистами. Англичане обнесли его стеной из колючей проволоки, оставив узкий вход для советских солдат, круглосуточно стоящих там в почётном карауле.

Колючей проволокой опутаны и знаменитые «тридцатьчетвёрки» — танки, штурмовавшие рейхстаг и поставленные на бетонный пьедестал.

От имени бойцов народной полиции, охраняющих границу возле Бранденбургских ворот, подполковник Курт Адольф сказал нам:

— Меры, принятые нашим рабоче-крестьянским правительством, необходимы и своевременны. Мы сознаём, что охраняем мир в Европе. Передайте советским людям, что мы с честью выполним свой долг!

У Бранденбургских ворот столкнулись два мира: светлый мир социализма, на знамёнах которого начертаны слова «Мир. Дружба. Равенство. Братство», и чёрный мир капитализма, где человек человеку волк.

Проехав по оживлённым улицам Берлина, мы направились на Маркс—Энгельс-плац. Более 200 тысяч берлинцев прибыли туда, чтобы выразить свою любовь к советскому народу, строителю коммунизма.

Одна за другой в чистое небо взлетали ракеты. Они взрывались в воздухе, и на землю медленно опускались парашюты, украшенные красными стягами, портретами Н. С. Хрущёва, В. Ульбрихта, советских космонавтов. Величаво прозвучали над огромной площадью звуки государственных гимнов Советского Союза и Германской Демократической Республики.

Митинг открыл председатель Национального совета Национального фронта демократической Германии Эрих Корренс. Он предоставил первое слово Вальтеру Ульбрихту.

Вальтер Ульбрихт говорил около часа, дав точный и ясный анализ международных событий. По отзывам немецких товарищей, находившихся на трибуне, это была одна из его сильнейших речей.

Вечером в актовом зале университета состоялось торжественное заседание Немецкой академии наук, на котором обстоятельный доклад о достижениях советских учёных в освоении космоса сделал профессор В. И. Яздовский. Я кратко сообщил о полёте и ответил на вопросы учёных.

Президент Немецкой академии наук профессор Вернер Хартке вручил мне памятную медаль имени Александра Гумбольдта, автора книги «Космос», написанной в прошлом веке.

На второй день мы отправились в поездку по новой Германии. На всём двухсоткилометровом пути от Берлина до Магдебурга нас приветствовало население посёлков и крестьяне, заканчивающие уборку урожая. По пути мы посетили сельскохозяйственный производственный кооператив «Единство». Ко мне, сияя от счастья, подбежала крохотная белокурая девочка. Я поднял её на руки. Крестьяне аплодировали советскому офицеру и немецкой девочке, доверчиво обнявшей меня.

Обычно по воскресеньям пустеет Магдебург. Жители его отправляются на берега Эльбы, в живописные рощи, на прохладные озёра. Но на этот раз, несмотря на тридцатиградусную жару, всё население осталось дома и вышло на улицы.

Магдебуржцы говорили:

— Нас с Советским Союзом так же невозможно разъединить, как знаменитые магдебургские полушария.

На центральной площади города, окаймлённой старинными зданиями, состоялся многотысячный митинг. В конце митинга секретарь местной организации Союза свободной немецкой молодёжи Э. Юнг доложил присутствующим на трибуне:

— Сформирован второй молодёжный добровольческий полк «Магдебург». Он готов к защите социалистической республики.

Роты полка сомкнули свои колонны перед трибуной. Над ними взвилось ярко-синее знамя Союза свободной немецкой молодёжи с эмблемой восходящего солнца. Полк запел «Интернационал», и это пение подхватила вся площадь.

Утром, распрощавшись с гостеприимным Магдебургом, мы направились в Лейпциг. На этот раз машины шли не по автостраде, а просёлочной дорогой, пересекающей многие рабочие посёлки и деревни. На полях заканчивалась уборка урожая. Тракторы с красными флажками вспахивали поля под зябь, комбайны убирали поля пшеницы.

— Дружба! Хрущёв! Ульбрихт! — неслось вслед машинам.

На дорогу вышли горняки калийных копей и медных рудников с плакатами, на которых были написаны рапорты трудовых побед.

На горизонте, окутанном лиловым дымом индустриальных химических гигантов, возник город Галле. За славное революционное прошлое, насыщенное непримиримой борьбой с фашизмом, его называют «красным сердцем» Германии.

Тысячелетний город словно помолодел. В центре города вспыхнул летучий митинг, на котором я рассказал о полёте «Востока-2».

Машины, засыпанные цветами, двинулись дальше. Они следовали по самой красивой улице города Галле, названной именем германо-советской дружбы. По улице с таким же гордым названием въехали мы и в город Лейпциг. Казалось, что весь путь от Берлина до Лейпцига — это сплошная нескончаемая трасса мира, дружбы и братства.

В Лейпциге мы побывали на международной ярмарке, а днём я и профессор В. И. Яздовский выступили на пресс-конференции, на которой присутствовало свыше шестисот журналистов, в том числе около ста из США, Англии, Франции и других стран Европы, Азии и Африки.

Среди многочисленных вопросов иностранных корреспондентов были и касающиеся краёв, где я родился и учился — о Советской Сибири. Пришлось популярно рассказать им о самых элементарных вещах.

Сибирь! Едва услышишь это слово, и перед глазами встают горы, укрытые плотной шубой лесов, раздольные степи, могучие реки. Теперь всё больше становится людей, кому довелось пересечь сибирские просторы по воздуху. Оттуда, с высоты, хорошо виден исполинский разлёт этой земли чудес, поражает властная, влекущая красота широких рек, величавая прелесть горных кряжей. Всякий, кому доведётся побывать в Сибири или только пролетать над её просторами, глядя в иллюминатор самолёта, невольно подумает: вот где непочатый край, вот куда следует добраться с ковшом экскаватора, со всей современной техникой нашего века, чтобы выполнить гигантские планы Коммунистической партии о преобразовании Сибири.

Отвечая на вопросы иностранных корреспондентов, я говорил только о том, что уже сделано нашим народом в Сибири. Этого было вполне достаточно, чтобы опрокинуть их примитивное представление о моих родных краях.

С Лейпцигом советских людей связывает много общего. Здесь по Руссенштрассе проходили овеянные славой казачьи полки, разгромившие полчища Наполеона в знаменитой битве народов под Лейпцигом. Здесь же, на Руссенштрассе, в маленьком домике зажглась ленинская газета «Искра». Её неугасимый огонь был движущей силой, поднявшей советские космические корабли на звёздную орбиту.

Свыше двухсот тысяч жителей собралось на площадь имени Карла Маркса на митинг, на котором выступил товарищ Вальтер Ульбрихт. Он кончил свою речь словами:

— Наш прекрасный город Лейпциг — город мирного сосуществования, город мирных встреч, мирной торговли, которая сближает народы и государства.

Там же на митинге я подарил товарищу Ульбрихту свои часы, которые были со мной в космосе.

Утром по прекрасной автостраде, вдыхая запах лугов, нагретых солнцем, мы отправились в Берлин и в тот же день самолётом вернулись в Москву.

* * *

…Море, будто устав от своей вековой работы, лениво накатывает слабую волну на песчаную отмель. Какого же оно цвета? Здесь, у самого берега, вода чистая, прозрачная, как хрусталь, и кажется голубой, чуть дальше — тёмная полоса, ещё дальше — настоящая лазурь, потом — зелёный массив, словно поле всходов кукурузы, а там, у самого горизонта, — светло-синяя полоска, сливающаяся с небом. Это — когда светит осеннее солнце. Но вот выплыло из-за гор белое облако, закрыло на несколько минут дневное светило, и на морской глади сразу поблекли краски.

— Давай ещё, — кивнув в сторону моря, говорит Юрий Гагарин и, поднявшись с гальки, делает несколько шагов к воде. Он, как всегда, улыбается, весел и бодр.

Трудно отказаться, и через мгновение, подняв фонтаны сверкающих брызг, мы ныряем. Заплываем далеко в море, ложимся на спины и долго смотрим на небо. Где-то там пролегли трассы наших космических кораблей. И вот такое же огромное, мохнатое облако, что сейчас наплывает из-за горизонта, казалось тогда с высоты орбиты всего лишь лоскутком, словно застывшим на месте.

Гагарин тоже смотрит в небо и тоже, умолкнув, задумался.

Мы возвращаемся на берег, садимся на тёплые камешки и продолжаем беседовать. Говорим о пережитом, о событиях, вернее, целом калейдоскопе событий, вспоминаем людей, с которыми довелось встретиться, людей многих стран мира. Юрий сказал, что вчера, спускаясь со склона горы, заметил в траве увесистый осколок от бомбы: в этих местах два десятка лет назад шли жестокие бои с фашистами. И этот осколок о многом напомнил. Я рассказал Юрию, что творилось в Берлине, за Бранденбургскими воротами, в те дни, когда мне довелось быть в гостях у немецких друзей.

Юрий оживился, стал вспоминать о том, что говорили Фидель Кастро и его боевые товарищи на Кубе, когда, беседуя с ним, они показывали в сторону своего далеко не дружественного соседа, привыкшего быть барином не только на американском материке и близлежащих островах, но и во многих других странах. Сейчас ведь в мире идёт великая битва света с темнотой и мраком, счастья с бесправием, битва двух миров. Какая радость сознавать, что в этой битве твоё скромное место — в лагере справедливости и самых светлых надежд человечества!

С думами не столько о свершённом, сколько о грядущем, о том, что ещё надо сделать, чтобы до конца выполнить свой долг рядового партии коммунистов, я сажусь за свои записки. В распахнутое окно смотрится южная ночь с её почти чёрным небом, на котором сверкают звёздные россыпи далёких Галактик. Мерцающий свет небесных миров манит таинственностью, он ждёт своих первооткрывателей, чтобы щедро одарить человечество такими сокровищами, о которых могут лишь предполагать учёные.

Уже прошло достаточно времени после двадцатипятичасового полёта вокруг Земли, сделаны обобщения, выводы, осмыслено это событие. И вот теперь, заканчивая свои записки, я снова задумываюсь над ним. Вспоминаются слова Никиты Сергеевича Хрущёва, сказанные им после моего возвращения из полёта на «Востоке-2», о том, что мы с Юрием Гагариным теперь носим славное звание лётчиков-космонавтов СССР. «Но вдвоём, — предупредил Никита Сергеевич, — только до следующего полёта, а там появятся и новые советские лётчики-космонавты. Можно не сомневаться, что ваша семья лётчиков-космонавтов будет расти и крепнуть».

И это сбудется, и сбудется скоро! Я нисколько не сомневаюсь, что мои друзья-космонавты будут успешно претворять в жизнь планы освоения космоса, начертанные нашей партией. Новые космические корабли, созданные гением советских людей, будут пилотировать такие же, как я, как мой прекрасный товарищ Юрий Гагарин, простые советские люди. Наш путь — к новым высотам.

Что позволило нам, советским людям, коммунистам, первыми в мире преодолеть земное тяготение и вырваться в космос? Что помогло создать мощную ракету, которая вынесла нас в просторы Вселенной? Передо мной лежит великий исторический документ нашей эпохи — проект Программы Коммунистической партии Советского Союза. Каждая строка её открывает новые перспективы, словно прожектором освещая важнейшие явления современности, волнующие всё человечество. «Прогресс науки и техники в условиях социалистической системы хозяйства, — говорится в проекте Программы, — позволяет наиболее эффективно использовать богатства и силы природы в интересах народа, открывать новые виды энергии и создавать новые материалы, разрабатывать методы воздействия на климатические условия, овладевать космическим пространством».

Вчитываешься в эти слова, и становится ясно, что ещё в грозовые Октябрьские дни 1917 года под руководством великого Ленина начала строиться та стартовая площадка, с которой взлетают нынче наши многотонные ракеты. Двухсотмиллионный советский народ — вот та сила, которая вздымает их в космос.

Веками, тысячелетиями небо, бесконечно далёкое, казалось человеку недоступным. А нынче уже покорены ближайшие к Земле пространства и пытливый ум человека проникает всё дальше и дальше в космос. Среди тех людей, чей разум прокладывал дорогу в этот загадочный мир звёзд и планет, мы с великой признательностью вспоминаем скромного русского учёного К. Э. Циолковского — создателя первых расчётов, первых чертежей и планов освоения космического пространства.

Советские люди способны на чудеса, и об этом знает весь мир. Наш талантливый народ совершил не одно величайшее деяние. Природа наших чудес — в нас самих, в нашей силе, в непобедимой вере в то, что раз и навсегда избранный нашим народом путь движения вперёд, к коммунизму, — единственно верный путь дальнейшего развития человеческого общества.

Началом новой эры называют народы всей нашей планеты день 12 апреля 1961 года, когда космический корабль-спутник «Восток» с человеком на борту за 108 минут облетел вокруг земного шара. «Восток» — советский космический корабль. Первый космонавт — гражданин Союза Советских Социалистических Республик, коммунист. Это не случайное совпадение. Только наша Отчизна, где впервые в истории творческие силы народа получили безграничный простор для своего развития, где ум, чувства, воля миллионов концентрируются партией коммунистов, оказалась способной совершить то, о чём веками мечтало всё человечество.

Великий Октябрь сместил прежние понятия об исторических эпохах, заставил время течь по-новому. История вывела на орбиту советский искусственный спутник Земли. Всего несколько лет понадобилось советским людям, чтобы тщательно исследовать околоземные пространства, выявить возможности полёта человека в космос, забросить вымпел на Луну, сфотографировать её обратную сторону, направить космический корабль в сторону планеты Венера. В Обращении ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Правительства Советского Союза к Коммунистической партии и народам Советского Союза, к народам и правительствам всех стран, ко всему прогрессивному человечеству полёт космического корабля «Восток» расценивается как беспримерная победа над силами природы, как величайшее завоевание науки и техники — торжество человеческого разума. В этом Обращении подчёркивается, что наша страна, опередив все другие государства, первой проложила путь в космос.

Успехами советской космонавтики положено начало величайшему штурму Вселенной. И человек, отправляющийся ныне в космос, не пассивный пассажир космического корабля, а активный исследователь и экспериментатор. Он может менять программу опытов, производимых автоматической аппаратурой, руководить астрономическими, физическими и биологическими наблюдениями и исследованиями. Изумительны и сказочны возможности современной радиотелеметрической, телевизионной и кибернетической аппаратуры, используемой в интересах космонавтики. Замечательны достижения новой науки — космической медицины, обеспечивающей жизнь человека в космосе. И нет сомнения в том, что с её помощью человек научится жить и работать в космическом пространстве. Это будет огромной победой над природой, над её биологическими закономерностями.

Ключи к глубинам мирового пространства выковал рабочий класс Советского Союза. Вдохновлённый Коммунистической партией, наш народ отдавал себе ясный отчёт в том, что только социалистическая индустриализация обеспечит стране все необходимые условия для мощного подъёма экономики, для неуклонного повышения благосостояния трудящихся. За годы Советской власти в нашей стране созданы десятки новых отраслей промышленности, организовано современное производство, без которого нет гармоничного развития тяжёлой индустрии. И в этом — решающая заслуга нашего рабочего класса, нашей технической интеллигенции, вышедшей из народа, кровно с ним связанной.

Лётчики-космонавты знают могучую силу миллионов своих собратьев по труду, близко ощущают тепло их сердец. Мы уверены в успехе космических полётов потому, что снаряжают нас в путь советские учёные, инженеры, техники и рабочие — товарищи по классу, единомышленники по партии, плечом к плечу борющиеся за претворение в жизнь идеалов коммунизма. Когда, затаив дыхание, мы внимали сообщениям, передаваемым Юрием Гагариным с борта космического корабля «Восток», каждый из нас восторгался безукоризненной работой сложнейшей техники, созданной советским народом. Мы произносили слова глубокой признательности в адрес тех советских людей, чей разум и труд создали могучие ракеты, построили космодром, отладили массу тончайших приборов и аппаратов, которые оказались в состоянии вынести человека за пределы планеты в космос, а затем бережно доставить его в заранее намеченный район родной советской земли.

Юрию Гагарину и мне выпала великая честь совершить полёты в космическое пространство, обозреть нашу планету с высоты сотен километров. Мы сознаём, что нас воспитала Коммунистическая партия, взрастила любимая Родина. Находясь на подзвёздных орбитах, мы чувствовали себя посланцами советского народа, посланцами всего прогрессивного человечества. Да, именно человечества, ибо советские люди во главе с Коммунистической партией идут в авангарде, прокладывая путь в светлое будущее. Полёты советских космических кораблей — ярчайшее подтверждение торжества бессмертных идей марксизма-ленинизма.

Я пишу эти строки накануне исторического XXII съезда Коммунистической партии Советского Союза. Советские люди рапортуют своей партии и правительству о новых творческих успехах. Трудятся не покладая рук и мои друзья-космонавты. Они настойчиво изучают сложную ракетную технику, проходят специальную тренировку, чтобы во всеоружии встретить все неожиданности, которые могут появиться в новых космических далях. Впереди у нас много дел. Надо многое познать, досконально изучить те области науки, которые нужны космонавту — специалисту новой, только ещё зарождающейся профессии, всесторонне подготовить себя к выполнению новых задач освоения просторов Вселенной. Такова наша боевая программа.

«Небесными братьями» назвал Никита Сергеевич Хрущёв нас с Юрием Гагариным. Да, мы друзья и братья, нас сроднило чистое небо Родины, а воспитала Коммунистическая партия и советский народ. Пока нас только двое. Но готов к полёту Космонавт Три. Готовы к новым полётам и другие друзья-космонавты. Советское «небесное братство» будет расти и умножаться. Ему по плечу новые, ещё более сложные взлёты к звёздам. Вместе со всем советским народом мы верим и знаем, что, как сказал Никита Сергеевич Хрущёв, «…Недалеко то время, когда космические корабли, управляемые человеком, проложат трассы к Луне, к планетам солнечной системы».

Мы, космонавты, полны решимости отдать все силы советской космонавтике, служащей делу мира, делу светлого коммунистического будущего всего человечества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

ЗАМЫСЛЫ О ПОЕЗДКЕ В ДЕРЕВНЮ ПИСЬМО 18-е

Из книги автора

ЗАМЫСЛЫ О ПОЕЗДКЕ В ДЕРЕВНЮ ПИСЬМО 18-е Любезный приятель! Теперешнее письмо расположился я наполнить почти сущими пустяками и безделками и рассказать вам в оном нечто смешное. Но наперед расскажу вам несколько и дела.Известие о кончине матери моей произвело во мне


ГЛАВА 14 Заявление об Октябрьской войне. «Черный сентябрь» в нашей квартире. Заявление о поправке Джексона. Вызовы Люси на допросы в Лефортово. Запрос о поездке в Принстон. Искаженная публикация. Больница АН СССР

Из книги автора

ГЛАВА 14 Заявление об Октябрьской войне. «Черный сентябрь» в нашей квартире. Заявление о поправке Джексона. Вызовы Люси на допросы в Лефортово. Запрос о поездке в Принстон. Искаженная публикация. Больница АН СССР В октябре на Ближнем Востоке началась так называемая война


МЕНЯ НАЗНАЧАЮТ РУКОВОДИТЕЛЕМ ЗАРУБЕЖНОЙ РАЗВЕДКИ

Из книги автора

МЕНЯ НАЗНАЧАЮТ РУКОВОДИТЕЛЕМ ЗАРУБЕЖНОЙ РАЗВЕДКИ Мое новое место службы — Разговор с Мельхорном — Враги и интриги — Американцы высаживаются в Исландии — Включение гестапо в систему 6-го ведомства — Полицейские атташе — Компетенция различных ведомств в РСХА —


ГЛАВА 17 О моей поездке на мурманское побережье

Из книги автора

ГЛАВА 17 О моей поездке на мурманское побережье Император Александр III имел влечение к русскому северу. Влечение это основывалось с одной стороны на том, что pyccкие люди на севере крестьянство - представляют собою тип чисто русских людей, как по крови своей, так и по истории;


Записка А.И. Микояна в Президиум ЦК КПСС о поездке в Китай в январе – феврале 1949 г.

Из книги автора

Записка А.И. Микояна в Президиум ЦК КПСС о поездке в Китай в январе – феврале 1949 г. Подлежит возвратуРазослано членам Президиума в ЦК КПССЦК КПСС и кандидатам в члены (Общий отдел, 1-й сектор)Президиума ЦК КПСС № П2375Сов. Секретно ОСОБАЯ ПАПКА ЦК КПССВ связи с выявившимися


Глава LXXII. 1917 год. Доклад Ея Величеству о поездке в Новгород. Высочайший рескрипт на имя начальницы Харьковского Женского Епархиального Училища Е.Н. Гейцыг

Из книги автора

Глава LXXII. 1917 год. Доклад Ея Величеству о поездке в Новгород. Высочайший рескрипт на имя начальницы Харьковского Женского Епархиального Училища Е.Н. Гейцыг Оправившись от болезни, я испросил Высочайшую аудиенцию у Государыни и поехал в Царское Село с докладом о своей


Глава пятнадцатая. Париж: в столице зарубежной России

Из книги автора

Глава пятнадцатая. Париж: в столице зарубежной России В Париже самая злостная эмиграция — так называемая идейная: Мережковский, Гиппиус, Бунин и др. В. Маяковский Переезд в Париж был не просто географическим перемещением для Бердяева; изменилось его отношение к


Глава девятая О предвоенной обстановке в Европе, выставках сюрреалистов в Париже и Лондоне, о том, как Дали чуть не задохнулся в водолазном скафандре, и о новой поездке в Америку

Из книги автора

Глава девятая О предвоенной обстановке в Европе, выставках сюрреалистов в Париже и Лондоне, о том, как Дали чуть не задохнулся в водолазном скафандре, и о новой поездке в Америку На политическом небосклоне не только Испании, но и всей Европы стали сгущаться мрачные тучи.


Известие «Ростовского летописца» А. Я. Артынова о поездке святого Александра Невского в Ростов Великий. 1883 год

Из книги автора

Известие «Ростовского летописца» А. Я. Артынова о поездке святого Александра Невского в Ростов Великий. 1883 год Под 1259 г. <…> Гордые новгородцы скоро забыли блистательную победу князя Александра Ярославича над варягами на берегу реки Невы, за которую он получил себе


ГОТОВЯСЬ К ПОЕЗДКЕ В КИТАЙ

Из книги автора

ГОТОВЯСЬ К ПОЕЗДКЕ В КИТАЙ После получения официального приглашения от китайского Народного института иностранных дел (НИИД) я решил, что мне необходимо больше узнать о китайской истории, а также о современной политической и экономической ситуации в стране. Мы


Часть 3: Планеристка в зарубежной экспедиции

Из книги автора

Часть 3: Планеристка в зарубежной экспедиции Когда в Германии из-за версальского диктата были запрещены полеты моторной авиации, Оскар Урзинус, со своей жаждой к полетам, обнаружил, что район реки Рёны — это идеальная территория для полетов на планере. На Вассеркуппе


С.Ф. Лучина Стахановец локомотивзавода II. Мои впечатления о поездке в вешенскую

Из книги автора

С.Ф. Лучина Стахановец локомотивзавода II. Мои впечатления о поездке в вешенскую Путь до Вешенской оказался довольно трудным. От Новочеркасска до станицы, в которой живет наш депутат Верховного Совета СССР, лучший представитель советской литературы МихаилАлександрович


ЗАРУБЕЖНОЙ МОЛОДЕЖИ

Из книги автора

ЗАРУБЕЖНОЙ МОЛОДЕЖИ Зарубежная моя Русь-разноголосица! Стон скитальческой души Далеко разносится. Диссонансами звучат Планы и мечтания, Как в России бы начать Общее восстание. Молодые удальцы — Головы горячие, Строят в воздухе дворцы И мосты висячие. Формируют в