В рукопашном бою…

В рукопашном бою…

Кровавый рассвет 22 июня 1941 года Арарата Аваковича Саакяна, заместителя командира 125-го стрелкового полка 6-й Краснознаменной дивизии застал в Кобринском укреплении Брестской крепости.

Он был ранен и контужен во сне, в кровати. Когда он проснулся, то в первую минуту не мог понять, что происходит. Кругом стоял сплошной грохот. В казарме первого батальона, где он находился, рушились стены, вылетали окна. Воздух наполнился гарью и кирпичной пылью. Он был ранен в голову и в ногу осколками снаряда. По лицу текла кровь. «Война!» — мелькнуло в сознании. Осмыслив обстановку, выпрыгнул на северную сторону казармы из окна старший лейтенант Саакян и стал командовать бойцами. Командование своими бойцами также принял на себя старший лейтенант Ландышев, командир первого батальона и капитан Шабловский, командир второго батальона. Бойцы полковой школы уже организовали оборону на Западном валу. Артиллерийско-минометный огонь из-за Буга был плотным и жестким. В Кобринском укреплении располагались приблизительно 800 бойцов, среди рядового и командного состава было много убитых и раненых. Везде шли бои с фашистами: и у Северных ворот, и у Северо-западных, и на Земляном валу.

Старший лейтенант Саакян — отличный снайпер полка, действовал на разных участках с ручным пулеметом в руках. Увидев, что Северо-западные ворота прикрыты плотным огнем фашистов и пробиться из крепости там не удастся, Саакян возглавил группу бойцов, численностью до роты, пытаясь пробиться через Северные ворота. Откуда ни возьмись, появился наш броневик, на котором Саакян и вырвался из крепости через Северные ворота, поддерживая на ходу огонь из крупнокалиберного пулемета броневика своим огнем из ручного пулемета. Бойцы 125-го стрелкового полка, соединившись с воинами 131-го артиллерийского полка, действовали решительно и отважно. Хорошо используя знание местности, они окружили группу противника, атаковали его и в коротком бою, одержав победу, забрав оружие врага, ретировались прочь.

Враг имел авиацию, танки, артиллерию, нещадно бомбил, но бесстрашные советские воины с оборонительными боями отходили на Кобрин.

Арарат Авакович Саакян, вспоминая те первые дни войны, говорит: «С 27 по 29 июня 1941 года я находился на реке Березине, в районе Бобруйска. Из отходящих мелких групп формировался сводный батальон. Я был назначен его командиром. Обороной на реке Березине руководил командир 47-го стрелкового корпуса генерал-майор Поветкин С. М. Левая рука у него была ранена. Гитлеровцы, форсировав реку на лодках и понтонах, не смогли прорвать нашу линию обороны, несмотря на неоднократные атаки. 28 июня 1941 года в 10.00 они организовали мощную переправу на левом фланге нашей обороны с целью окружить и захватить командный пункт 47-го стрелкового корпуса.

Генерал Поветкин со своим адъютантом прибыл на командный пункт моего батальона и приказал уничтожить противника. Он сам руководил атакой. Фашисты не ждали такой дерзости с нашей стороны. Развернулся тяжелый бой. Я сам лично принимал участие в этом рукопашном штыковом бою. И не только уничтожал гитлеровцев, но и одновременно защищал генерала. Штыком и прикладом я уложил несколько фашистов. Один из гитлеровцев хотел штыком пронзить генерала, я прикладом разбил ему голову, но не успел защитить себя от другого фашиста и получил штыковое ранение в грудь, но все же успел одновременно нанести свой штыковой удар, и мой штык попал ему в горло. Он упал. В этом бою мы победили. На поле боя осталось много трупов гитлеровцев. Немцы открыли по нам минометный огонь. Мы отходили на свой оборонительный рубеж.

Генерал шел впереди. За ним следом шел я и его адъютант. Это был молодой, энергичный, высокий лейтенант. Неожиданно осколок мины попал ему в шею, его голова повисла на груди и после трех шагов он упал и вскоре умер. Генерал приказал похоронить его на опушке леса… А в том жестоком, рукопашном, штыковом бою наши бойцы показали характер защитников Родины и силу русского штыка!..»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >