54

54

Одной из таких «амазонок» была княгиня Дарья Христофоровна Ливен (1785–1857), жена русского посланника в Лондоне в 1812–1834 гг. X. А. Ливена (1777–1838), ставшая во второй половине 1830-х гг. возлюбленной и советчицей Ф. Гизо, в эту пору экс-министра и влиятельного депутата; парижский салон княгини Ливен был «местом сбора всех действующих честолюбцев» (письмо Моле Баранту от 20 августа 1837 г. — Souvenirs. Т. 6. Р. 47), а беседы на политические темы — любимым занятием княгини («Политику, — признавалась она, — я люблю гораздо больше, чем солнце» — цит. по кн.: Мартен-Фюжье А. Элегантная жизнь, или Как возник «весь Париж». М., 1998. С. 215). Во французской прессе середины 1830-х годов обсуждалось предположение о том, что русское правительство потому позволило княгине обосноваться в Париже, что она тайно собирает для него сведения и что в ее парижской гостиной, как в любом петербургском салоне, всякий вечер можно застать по меньшей мере двух шпионов (Sircle, 1 декабря 1837).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >