Песнь II

Песнь II

Зазвенело в ушах.

Н.Минаев.

На вилле у прелестной Нэти

Все вкуса тонкого полно.

В ее никитинском буфете

Есть драгоценное вино

Из лоз профессора Бабенки

И славный шиловский коньяк.

Как жар блестят под желтый лак

Отполированные стенки.

Везде порядок, чистота.

Хоть есть звонок, но дверь открыта

И никому не заперта.

Ковром передняя обита.

В гостиной под стеклом висит

Поклонников огромный список.

В железном ящике лежит

Переплетенный том записок

Предсмертных от самоубийц,

Известных и почтенных лиц,

С собой покончивших от страсти

К жестокой Нэти.

«Барин, слазьте.

Приехали! Я ванну вам

Сейчас живым манером сам

Устрою, ежели хотите.

Что ж, дело плевое для нас:

Возьму мочалку, мыло, таз.

А вы маленько обождите,

Покуда я для куражу

Еще бутылку осажу,

Меня ведь знает вся Европа!..»

И у двуглазого Циклопа

Сползает кресло прямо с рук:

Не человек и не паук,

А нечто вроде домового.

То литератора хромого

Миненков в Нижнем отыскал,

Чтобы хозяйку развлекал

И сочинял ей мадригалы.

Поэты вообще нахалы.

И наш герой Борис Санпье

Не из последних в их числе,

Засев за стих, он не выходит

И глаз от книги не отводит:

Так за рулеткою крупье

Вслед шарику глазами водит.

Бумаги пропасть переводит,

Но в честь хозяйки – хоть бы стих!

Спит много, ест за семерых

И каждый вечер пьян как стелька.

Спустились сумерки. Горят

На вилле люстры. Поварят,

Лакеев и не счесть. Постелька

Поэта спрятана в чулан.

Сегодня раут. Где же Нэти?

В гостиной, в зале, в кабинете?

Есть в доме комната. Диван

И скромный стол – вся обстановка.

А там у печки, при огне,

В кудрях подстриженных головка,

На круглом носике пенсне,

За спинкой крылья. На стене

Лук перламутровый и стрелы

В колчане легком. Плечи белы

И пышны. Розовый хитон

На грудь сползает. Кто же он,

Сей комнаты волшебный житель –

Дух, человек иль небожитель?

Нет, это просто Купидон.

Его воспел Анакреон.

Он в морфологии описан,

Но Марьей Кафровной прописан

В участке. Ах, в него влюблен

Санпье, но только в телефон

Он слышит, как божок смеется.

А ночью Купидон несется

Вдоль комнат, сея сладкий сон,

Чертя магические знаки.

В курильнице дымятся маки.

И сходит на мужей и жен

Дремота в коридорном мраке,

Где на стене изображен,

Подняв ладонь, гигант во фраке.

Что, Марья Кафровна больна?

Зачем так бешено она

Античные сжимает губки?

Она в алькове не одна.

Воркуя, точно две голубки,

Сидят две дамы у окна:

Хозяйка Нэти и… Не смею.

Нет, нет, боюсь, что не сумею

Вторую даму описать.

Она, коль попросту сказать,

Раисой Хитровной зовется.

Из тонких губ ее слегка

Яд незаметной струйкой льется,

И змейка вместо языка,

Как жало розовое, вьется.

Оккультной мудрости она

Когда-то в Киеве училась

И очень много добилась.

Евлашка, мелкий сатана,

Подвластен ей. В былую пору

На Лысую летала гору

Раиса Хитровна. С зари

До поздней ночи кобзари

При ней гопак плясали, пели,

Горилку пили, сало ели

И отдыхали под кустом.

Раиса Хитровна потом

Окончила пять факультетов,

Вполне освоила санскрит

И в обществе друзей-поэтов

На нем свободно говорит.

У Нэти личико горит:

«Ах, что мне делать, чтобы скромно

Санпье спровадить? Тяжкий крест

Несу я с ним. Всё только ест

Да пьет, а я ведь экономна

И каждый грошик берегу.

Клянусь, я больше не могу

С ним обходиться хладнокровно.

Съедает по семи котлет!

Да и какой же он поэт?

Когда ни строчки…» – «Погодите.

Не плачьте и волос не рвите,

Я научу Вас, что сказать,

Как выжить с виллы и прогнать

Отсюда грубого нахала».

И Марья Кафровна шептать

В ушко хозяйке тихо стала.

Раиса Хитровна шептала

В другое ухо между тем.

Тут Нэтн, радостная, встала,

Подпрыгнула, захохотала

И успокоилась совсем.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Волчья песнь

Из книги «Трубами слав не воспеты...» Малые имажинисты 20-х годов автора Кудрявицкий Анатолий Исаевич


Песнь Деворы (1)

Из книги Жить с Библией [адаптированное название] автора Даян Моше

Песнь Деворы (1) Иехошуа умер в 120-летнем возрасте. Сыны Израиля оплакали его и похоронили «в пределе его удела в Тимнат-Серахе, что на горе Эфраим, на север от горы Гааш». С его смертью Израиль лишился вождя, который мог объединить весь народ. «Сильные мужи», которые при


Песнь II

Из книги Морозные узоры: Стихотворения и письма автора Садовской Борис Александрович

Песнь II Зазвенело в ушах. Н.Минаев. На вилле у прелестной Нэти Все вкуса тонкого полно. В ее никитинском буфете Есть драгоценное вино Из лоз профессора Бабенки И славный шиловский коньяк. Как жар блестят под желтый лак Отполированные стенки. Везде порядок, чистота. Хоть


Песнь III

Из книги О чём поют воды Салгира автора Кнорринг Ирина Николаевна

Песнь III Роятся звездами корыта. И. Минаев Гремит оркестр. Кружатся пары. Меж пальм и кактусов стоят С жезлами бравые швейцары. Лакеев пудреных отряд Разносит лакомства. Кипят Из красной меди самовары. Вот мармелад и пастила, Вот барбарисные конфеты. Кругом художники,


Песнь IV

Из книги Соперницы. Знаменитые «любовные треугольники» автора Грюневальд Ульрика

Песнь IV Недаром сегодня так пальцы хрустели. Н. Минаев Окончен пир. Уходят гости Домой. Один Санпье-паук Задумчиво телячьи кости На кресле гложет. Легкий стук – И входит Нэти. Взоры блещут, Уста дрожат, алеет нос. Стан, плечи, шея, грудь трепещут. «Вы кто, поэт иль эскимос?»


Песнь V

Из книги Бальзак без маски автора Сиприо Пьер

Песнь V Как и вчера нам повезло. Н. Минаев Есть на Таганке серый дом, И есть квартира в доме том, А в той квартире печь и нары. На нарах, развалившись, спят Две подозрительные пары И, как извозчики, храпят. Сюда по улице свернула Карета – крытый дилижанс – И Нэти в серый дом


Песнь VI

Из книги История русского шансона автора Кравчинский Максим Эдуардович

Песнь VI И прошла знакомая эстонка. И. Минаев Вокзал. Сигнал на Нижний дан, И совершился ход событий: Пока Санпье прощался с Митей, Линяев стибрил чемодан. Увы, напрасно Ноки с Булькой За ним пустились, лая вслед, Явился жалкою сосулькой Домой ограбленный поэт. Линяев между


Песнь нищеты

Из книги Михаил Лермонтов. Один меж небом и землей автора Михайлов Валерий Федорович

Песнь нищеты Сквозь холодный туман загорелась заря, Бледный свет в полутьме расстилается, От молчанья ночного очнулась земля И в безмолвной тоске пробуждается. И сильнее печаль моё сердце гнетёт, Тише песня звучит безответная… Раб житейской нужды, раб житейских


Песнь узника

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

Песнь узника Завтра — казнь. Так просто и бесстрастно В мир иной душа перелетит. А земная жизнь так безучастно На земле по-прежнему шумит. То же встанет солнце золотое И осветит мой родимый край. О, прощай, всё милое, родное, Жизнь моя разгульная, прощай! Я не верю, что с


Песнь о Нибелунгах

Из книги Ты спросил, что такое есть Русь… автора Наумова Регина Александровна

Песнь о Нибелунгах В средневековой легенде о Нибелунгах две королевы – Брунхильда и Кримхильда – спорят о том, чей муж – Гюнтер или Зигфрид – лучше и сильнее, а следовательно, и выше рангом. Спору предшествовала игра мужчин, полная интриг: король Гюнтер сумел покорить


ПЕСНЬ ДЕ БЕРНИ

Из книги Гарсиа Лорка автора Бенсуссан Альбер

ПЕСНЬ ДЕ БЕРНИ Их история любви начиналась скверно. Бальзак знал, что он не похож на любовника: «ни голосом, ни манерами, ни обходительностью». Он знал, что с Адонисом ему не сравняться и что он скорее «китайский болванчик»: маленькие глаза, порой беспокойно блестящие,


«Песнь атамана»

Из книги автора

«Песнь атамана» Чулкову же принадлежит заслуга дебютной публикации цикла песен о Степане Разине. Замечу, что Михаил Дмитриевич выпускает «Разиниаду» (3-я и 4-я часть вышли в 1773 и 1774 гг.) в разгар крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева.До этого песни о


Песнь ангела

Из книги автора

Песнь ангела 1В Лермонтове, как ни в ком другом из русских поэтов, небо сошлось с землей.Можно только догадываться о том, как это произошло, но итог съединения, соития, сплава невозможно не ощутить: обаяние, магнетизм Лермонтова столь велики, что не тают с годами, река времен


Песнь о Москве

Из книги автора

Песнь о Москве Люблю тебя, моя столица, Люблю глаза твоих реклам, Люблю прохожих вереницы, И древний Кремль, и вечный Храм, Твои проспекты и бульвары — Твои ладони и лицо, Твои шаги и тротуары, Твоё Садовое кольцо, Нескучный сад и гул вокзалов, Тверскую, Сретенку люблю


Песнь души

Из книги автора

Песнь души Волны, будто знаками вопросов, До меня тянулись неспроста. Пеликаны, чайки, альбатросы… Закрывали к небу ворота. Тяжело молчал песок прибрежный. Крабы рыли норки пред ногой. Океан дыханием мятежным Обострял душевный непокой. На скалу взойдя, под небом


ПЕСНЬ ОБ АНДАЛУЗИИ

Из книги автора

ПЕСНЬ ОБ АНДАЛУЗИИ На этой песенной земле, на ее черной наковальне, мы раскаляем докрасна луну. Федерико Гарсиа Лорка Год 1928-й стал знаменательным в жизни Федерико. Летом он опубликовал «Цыганское романсеро» — самое успешное его произведение, которое ему самому