РАЗВЕДКА ВГЛУБЬ ОСТРОВА

РАЗВЕДКА ВГЛУБЬ ОСТРОВА

…Скудный наряд земли Визе скрашивают десятки долин и ручейков, сбегающих к морю. Илистая почва цепляется за кожаные сапоги, серым налетом застывает на голенищах. Ушаков, носивший всегда свободную обувь, негодовал, когда ему приходилось, поддерживая за ушки сапоги и согнувшись, переходить вброд небольшие ручьи.

— Завяз, подождите. Куда вы гоните!

Он еле поспевал за нами.

По склонам долин мы видели много оленьих рогов, костей полярных лисиц и даже нашли целый скелет белого медведя. Можно было заключить, что олени, занесенные сюда пловучими льдами, гибли от недостатка корма.

После однодневного исследования оказалось, что вновь открытая земля является островом, расположенным на 79°27? с. ш. и 76°40? в. д. от Гринвича. Остров тянется с северо-запада на юго-восток, имея в длину около 30 км и в ширину — около 15 км. Весь остров представляется в виде невысокой равнины, состоящей из наносов, главным образом песчаных. Плато острова покрыто своеобразными почвообразованиями, которые, в силу морозного выветривания, приняли форму многогранников, красиво расположенных на поверхности в виде мягких подушечек, похожих на очертания кошачьих лап.

Уже с первого взгляда можно было заметить, что остров Визе совершенно другого строения, чем Земля Франца-Иосифа.

На поверхности острова были обнаружены породы, относящиеся к так называемым „сибирским тропам“ (изверженные породы, распространенные в Сибири). Можно поэтому заключить, что движение ледников в древнее время повидимому было в направлении от Таймыра к этой суше.

Внешний вид острова Визе однообразен. Остров возвышается всего на 15—20 метров над уровнем моря и тянется сглаженной равниной, изрезанной довольно значительными ручьями и реками, текущими к югу с одной стороны, к северному берегу — с другой. Равнинная поверхность острова местами изборождена речными долинами, которые отчасти можно отнести к рекам, переставшим существовать или изменившим свое направление.

Самая большая долина принадлежит одной из рек, берущих свое начало на водоразделе острова, простирающегося с запада на восток. Эта река течет в северо-восточном направлении и впадает в море на северном берегу.

Эту изумительную по красоте будущую базу для воздушных сообщений между Америкой, Европой и Японией через Северный полюс, расположенную в центральной части острова, мы назвали, по моему предложению, долиной „Комсомольской правды“, а резвую речку, бегущую по этой долине, — „Комсомолкой“. В конце обследования острова, в честь ЦК ВЛКСМ, сложили на одном из выдающихся холмов груду камней в рост человека и оставили записку с указанием направления к долине „Комсомольской Правды“. Тщательно обследовав в течение дня остров, мы по проторенному пути вернулись обратно.

Последней с острова пришла группа топографа Войцеховского. За 36 часов, проведенных без сна и отдыха, ей удалось необыкновенно точно нанести на карту очертания открытой суши.

В кают-компании героем дня был проф. Визе. Десятки приветственных телеграмм лежали на столе.

Дежурный радист Гершевич принес телеграмму от правительства:

„…Ледокол „Седов“. Нач. экспедиции Шмидту.

Успех продолжает сопутствовать экспедиции. Шлем сердечный привет Визе и глубокую признательность экипажу, научным сотрудникам за проведение труднейших обследований острова. С нетерпением ждем прибытия на Северную Землю.

С. С. Каменев“.

Стальной трос, оплетенный вокруг ледяного стана розового ропака, извиваясь змеей, пополз обратно на палубу.

— Лево! На борт!

Ледокол „Седов“ обмял бортами серый лед и направился с запада в обход острова Визе.

Бледные, молчаливые многолетние торосистые поля в 9—10 баллов, стерегущие в течение неисчислимых веков девственность открытой суши, потрескивали зло и гулко.

Морские течения за время нашего похода к острову Визе нагнали к берегам огромное количество тяжелого льда. Кольцо на пути ледового броненосца замыкалось.

— Назад!..

Первый раз наш полярный Колумб — тов. Воронин решил отступить. Путь прегражден. Ледокол заметался, скрипя.

2400 лошадиных сил — 9600 копыт здоровых коней машинного отделения с остервенением бились внизу, стараясь в куски разбить перекоп Арктики. Лед тяжелел. Корпус дрожал.

— Полный назад!..

— Владимир Иванович, вам телеграмма из Архангельска:

„…Капитану Воронину.

Седьмой краевой съезд водников Севера поздравляет личный состав команды экспедиции с новым открытием, являющимся большим достижением страны Советов в области освоения далекого Севера. Съезд выражает уверенность, что задания правительства и трудящихся Союза экспедиция выполнит.

Президиум съезда“.

Архангельский помор стряхнул с каштановых усов мелкие сосульки, посмотрел с капитанского мостика на поле сражения.

— Задание правительства и трудящихся должно быть выполнено!

— Вперед!…

Задний ход освободил разгон.

„Седов“ рванулся, надавил приплюснутым носом первую льдину, скользнул по ней килем и с полного хода вклинился в береговой припай.

Положение серьезное. Сдержат ли шпангоуты натиск льда?

Ледокол, казалось, чувствовал волнение капитана. Он рвался вперед, но цепкие ледяные объятия, сжав его, сделали беспомощным.

За восемь часов непосильной работы продвинулись на два корпуса в сторону.

Траурная кайма береговой суши подвинулась к ледоколу.

— Расшибет о камни!..

Десятки раз обессиленный „Седов“ с разбегу налетал на ледяное препятствие и вновь отходил, расталкивая сверзающиеся льды.

Бессонная ночь состарила капитана.

— Право на борт!

           — Так держать!

                    — Бить перемычку!

                                   — Есть малый…

                                                — Есть назад…

                                                           — Есть полный…

Трехметровый лед не поддавался натиску корабля.

Солнечное утро глумилось над нами. Высокие торосы блестели серебряной чешуей инея. Направо, совсем недалеко, темнела полоса голубого неба.

На доске объявлений висела свежая телеграмма-„молния“ из Москвы:

„…Шмидту. Mуханову.

Приветствуем вас, сотрудников, команду в героической работе. Благодарим за присвоение долине на открытом острове Визе имени „Комсомольской Правды“. Желаем дальнейших успехов.

Редакция“.

„Седов“ во льдах.

К вечеру ледокол плотно засел во льдах.

Слово „зимовка“ стало все чаще и чаще повторяться среди команды.

Для экономии продовольствия был введен твердый паек. Ведь каждый час простоя увеличивал шансы зазимовать у пустынной суши, когда не закончена была еще основная работа — постройка дома для отряда Ушакова на Северной Земле.

Льды, громоздясь друг на друга, полезли по бортам на нижнюю палубу.

— Задание правительства под угрозой срыва…

— Товарищи, объявим аврал!

Команда, плотники, члены экспедиции с баграми спустились на лед, прибавили своей силы. Но работа не привела ни к чему.

Расталкиваемые льдины снова подходили к бортам. Команда краснофлотцев, объявившая себя ударной, освободила было правый борт. В это время напор перешел на левый бок. Все силы сосредоточились там. Как хорошо было участвовать в работе, помогать такой большой махине вырваться из ледяных сетей!

Капитан разрешил пользоваться паровой лебедкой. Сколько радости было у каждого, когда общими усилиями подточенная ледяная гора вытягивалась из-под ледокола!

Работа подвигалась крайне медленно, зато время летело незаметно. Наш повар, „профессор общественного питания“ тов. Малявкин с бутербродами обходил работающих.

— Подкрепитесь!

Ели тут же, стоя на льду. Бригада Московского, только что закончившая трудную вахту в кочегарке, пришла на помощь.

Ночью на три четверти разомкнули ледяной обруч, стягивающий наш корабль. Напрасно винты в бесконечном биении поднимали за кормой зеленую воду: она пенилась, кипела, била родником, — ледокол попрежнему был крепко зажат.

Самойлович и Урванцев [вступивший в партию ВКП(б) на 80 градусе северной широты] предложили испытать аммонал.

В 50 метрах заложили восьмикилограммовую банку этого взрывчатого вещества под лед.

— Берегись!..

Все попрятались за торосами. Ждем минуту, две, пять, десять, а взрыва нет.

„Георгий Седов“ был окружен ледяным кольцом.

— Отсырел!..

— Аманула обманула!

— Владимир Юльевич! Снаряд заложен, — кричит капитан. Невозмутимый Визе стоит на мостике и вешает Весмана (прибор для метеорологических наблюдений).

— Знаю, — буркнул Визе, продолжая смотреть за запущенным жужжащим прибором.

— Опыт не удался. Факир был пьян, — шутит наш доктор.

— Продолжение завтра, — закончил Московский.

— Как же возвращаться? А вдруг бабахнет, а?

Первое время жмемся. Пошел Самойлович. Оказалось — погас шнур, а во второй раз не взорвался капсуль.

— Пешнями верней! Айда на обколку вручную!

…К утру работа стала давать положительные результаты. Ледокол закачался, но сразу не мог сорваться с места.

Старый механик „Седова“ Матвеев и старший штурман Хлебников принесли электрический запал. В 30 саженях в трещину опустили пуд аммонала. Через три минуты раздался взрыв. В радиусе двух метров кашей взлетел лед. „Седов“ закачался, а затем, неожиданно, под ликование и крики „ура“ стал сползать кормой в разводье.

На сегодня мы снова победили Арктику. Правительству было отправлено сообщение:

„…Наконец „Седов“ вырвался из ледяных тисков. Кроме работы машины, доведенной до предельного давления, и обкалывания льдов вокруг зажатого ледокола руками людей, пришлось прибегнуть к взрыванию льда аммоналом. Сейчас мы все еще во льдах, но менее спаянных и поддающихся работе ледокола. Приходится лавировать, часто менять курс. Продвижение на восток, к нашей цели — Северной Земле — пока идет очень медленно.

Нач. экспедиции Шмидт“.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Разведка – не искусство, разведка – это ремесло

Из книги Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны... автора Козлов Сергей Владиславович

Разведка – не искусство, разведка – это ремесло За две недели было еще пять подобных задач, с разными результатами. Может, и было бы больше, но из-за последней нам пришлось сматываться в Кабул. Кто в этом виноват, неясно до сих пор. То ли разведцентр подставил нам


ГЛАВА 5 Отплытие из Гибралтара при помощи английского буксира. “Спрей” меняет курс и направляется, не через Суэцкай канал, а к мысу Горн. Меня преследует марокканский пират. Сравнение с Колумбом. Канарские острова. Острова Зеленого Мыса. Морская, жизнь. Прибитое в Пернамбуку (Ресифе). Счеты, с брази

Из книги Один под парусами вокруг света [с иллюстрациями] автора Слокам Джошуа


ГЛАВА 16 Необходимость осторожности, при кораблевождении. Три часа у руля за двадцать три дня. Прибытие на Кокосовые острова. Любопытная глава из истории общества. Приветствие от детей, островитян. Чистка и окраска «Спрея» на берегу. Благословение Магомета за банку джема. Кокосовые острова — райское

Из книги Путешествия на берег Маклая автора Миклухо-Маклай Николай Николаевич

ГЛАВА 16 Необходимость осторожности, при кораблевождении. Три часа у руля за двадцать три дня. Прибытие на Кокосовые острова. Любопытная глава из истории общества. Приветствие от детей, островитян. Чистка и окраска «Спрея» на берегу. Благословение Магомета за банку джема.


Экскурсия на острова Били-Били, Ямбомба и некоторые острова Архипелага Довольных людей

Из книги Пржевальский автора Хмельницкий Сергей Исаакович

Экскурсия на острова Били-Били, Ямбомба и некоторые острова Архипелага Довольных людей Из Били-Били отправился на о. Ямбомбу, дорогою туда остановился у островка Урему, или Урембу, как другие его называют. Здесь собственноручно посадил в разных местах по берегу 12


2. ВГЛУБЬ АЗИАТСКИХ ПУСТЫНЬ

Из книги Восставшие из пепла [Как Красная Армия 1941 года превратилась в Армию Победы] автора Гланц Дэвид М

2. ВГЛУБЬ АЗИАТСКИХ ПУСТЫНЬ


Разведка

Из книги Путешествие вокруг света автора Форстер Георг

Разведка Одним из наиболее важных управлений НКО являлось Главное разведывательное управление (ГРУ), которое этот наркомат напрямую контролировал только с октября 1942 года. Еще задолго до войны, 22 ноября 1934 года, наркоматом обороны было сформировано Разведывательное


Разведка

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

Разведка Рассказывая о вручении награды, я несколько забежал вперед. Вернусь к событиям, развернувшимся на земле Украины.Поздняя осень 1943 года. Позади форсирование Днепра. Войска Первого Украинского фронта собирают силы для нового стремительного броска. Такое положение


«Острова»

Из книги Гарсиа Лорка автора Бенсуссан Альбер


169. Острова

Из книги От Кяхты до Кульджи: путешествие в Центральную Азию и китай; Мои путешествия по Сибири [сборник] автора Обручев Владимир Афанасьевич

169. Острова Я взял у стройного японца, Как дерзкий гость, на всем лету Его изысканное солнце, Его воздушную мечту, — И под прозрачными огнями Тот путь с счастливых островов Осыпал крупными цветами Из экзотических садов. 26 августа


169. Острова

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

169. Острова Я взял у стройного японца, Как дерзкий гость, на всем лету Его изысканное солнце, Его воздушную мечту, — И под прозрачными огнями Тот путь с счастливых островов Осыпал крупными цветами Из экзотических садов. 26 августа


ВГЛУБЬ АМЕРИКИ, ИЛИ ИТОГ ОДНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Из книги автора

ВГЛУБЬ АМЕРИКИ, ИЛИ ИТОГ ОДНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЯ Река на заре здесь течет и поет спящим в его предместьях, но станет деньгами или цементом под лживым небом Нью-Йорка. Федерико Гарсиа Лорка Как и можно было предвидеть, созревание Федерико — в контакте с дружелюбной, но


Глава одиннадцатая. По Эцзин-Голу вглубь Центральной Монголии

Из книги автора

Глава одиннадцатая. По Эцзин-Голу вглубь Центральной Монголии Оазис Сучжоу. Вдоль хребта Пустынного. Русло Эцзин-Гола. Лак пустыни и работа песка. Горы Боро-Ула. Поиски проводника у князя Бейли-вана. Невольное изменение маршрута. Потеря двух рабочих. Унылая природа


Глава четырнадцатая. Опять вглубь Наньшаня

Из книги автора

Глава четырнадцатая. Опять вглубь Наньшаня Вверх по долине реки Цзинфохэ. Высохшее озеро. Цепь перевалов. В осадном положении. Золотые прииски и золотоискатели. Китайцы-охотники. Перевал через Толайшань. У охотников. Еще снеговые хребты. Долина реки Сулэйхэ. Приключение


«Земля, исхоженная вширь и вглубь…»

Из книги автора

«Земля, исхоженная вширь и вглубь…» Земля, исхоженная вширь и вглубь (В пространстве и во времени сегодня), Ты освежаешь бесконечных войн Уроки и сказанья о походах. Как «Илиада» и «Война и мир» Нам близки… Агамемнон и Ростовы, Как наши современники, живут. Когда от