Разгул правителя

Разгул правителя

Каждый земной оборот поднимает людей солнечным светом, пробившимся сквозь космическую толщу, массу облаков и туч.

Проснулся Виталий Маркин при очередном обороте и обнаружил: все их сбережения на новую автомашину пропали, сгинули, превратились в копейку. За буханкой хлеба приходится идти с полными карманами бумажных денег.

А Славкина радость по удачно проданной краске своего кооператива, обернулась гримасой.

Более чем в сто раз подпрыгнула стоимость промышленных товаров и снова нажились торгаш и посредник, придержав на складе товар. Скоропалительно сделав свободной торговлю, власть не контролировала стоимость теплоносителей, электроэнергии, горюче смазочных материалов. Это взвинтило цены на транспортные расходы такой огромной страны и продукцию, сделало ее не конкурентоспособной.

Превратили каждого в дутого миллионера, при зарплате на прежнем уровне, обесценили труд и его хозяина — человека труда.

Славка, когда проходил через восточную, ближнюю проходную, любил прогуляться пешком. Заложив руки за спину, он размышлял:

— Во что верить, на кого положиться? На самого себя — нет никакой возможности, мной управляют, и я зависим от воли других. На судьбу — сел на печку и приказывай, но успех при этом мало вероятен. Остается надежда на власть, — и пнул попавший под ногу камешек. Он угодил в колесо проезжающей автомашины, оттуда раздались маты и угрозы. — Она разрушила страну, решила и отобрала все накопления своей шоковой терапией. Какой подлый удар и напасть от власти еще ждать? Каким образом она нас снова ошкурит и сколько лет катастрофического бытия предстоит дюжить?

Хорошенько подумав, он решил укреплять, а не ломать дружбу с Виталием, ибо в этом мире одинокому волку не выжить.

Дома Клава разговаривали с матерью.

— Что творится? — спрашивает Мария Сергеевна. — Лекари, негодяи и греховодники заполнили экран и дворцы с клубами. Эта свора сосущих оббирает нас, а мы им в услужение отдаем душу и деньги. Эти мелкие клопы пытались сосать Советский Союз, теперь вгрызаются в российские кровеносные артерии, поддерживая этот уродливый курс власти.

Сын мысленно проанализировал слова матери и добавил:

— Наверное, все это делается по заданию крупных хищников из-за океана, а местные соревнуются, кто больше ослабит нашего человека.

Все замолчали, Мария Сергеевна грустно подытожила:

— В военные сороковые страну не сдали, а в мирные девяностые нас предали. Цена предательства становится видна, а цель раскроется наверное чуть-чуть позже. Враг засел в царских палатах, а вражья сила черной тенью медленно заполняет солнечную поляну.

Чем знаменит пьяный хозяин в доме? Один спокойно спит, и домочадцы над ним потешаются. Другой дебоширит, скандалит и рушит все, а домочадцы плачут, уговаривают или разбегаются. По свидетельству специалистов алкоголь в крови разбойничает несколько дней после выпивки.

Отобрав у подданных сбережения, власть ультрарыночников приступила к дележу недвижимости и денег, организаций, служивших людям.

Всесильный еврейчик, по фамилии, связанной с березой, из социально активной еврейской диаспоры открывал дверь к Главному Похмельщику пинком. В один такой заход он подсунул указ, тот, не глядя, подмахнул. Общественные деньги многомиллионной партии коммунистов потекли на его заграничные счета, а недвижимость присваиваться и за бесценок продаваться нужным людям. Также поступили с молодежным достоянием комсомола и других запрещенных организаций. При этом многие хватали, каждый что мог, кто к чему ближе стоял.

А подкупленные средства массовой дезинформации день и ночь орали: куда остатки парализованного ЦК спрятали золото партии, нагнетая ненависть обвинением в сокрытии.

Народ, отравленный телевизионной дурью, наблюдал за началом грабительской наживы, не осознавая этот катастрофический для себя факт, который стал великим примером проматывания и дальнейшего разграбления.

Разрекламированный рывок к светлому рыночному прошлому остановился на огромных иностранных займах. Успешно их разворовали на различных стадиях появления, новоявленные реформаторы начали внедрять порождение сатанинских сил — волчьи законы рынка — и вдалбливать в головы естественный отбор. При этом надежно расположили займы на плечах сограждан, увеличив налоги, цены, да регулярно не выплачивая зарплату, пенсии.

Стадность — мощная защита у животных от зверей, коллективизм — исконная защита у истинно русского человека. Его-то и нужно уничтожить. Сначала отобрали идею и ее воплощение — идеологию — общество стало месивом, а люди превратились из созидателей в выживателей. Затем разрушили созидательную направленность в душе, а в руки вложили разрушительную силу.

Всех, кто не прошел звериный отбор, обвиняют:

— Не вписались в рыночную экономику.

Выбора не оставляют — иди воруй, умирай или бомжуй, поскольку работы с зарплатой тоже не представляют.

Зато хорошо вписали наркобизнес. С потрохами скупая влиятельных журналистов, депутатов, министров, отменили уголовную ответственность за потребление наркотиков, то есть открыли шлюзы, а затем прорвали плотины на пути наркотического потопа.

Опять не посчитались с мнением большинства родителей, выступающих категорически против этого безумного закона. Деньги оказались сильней и международная наркомафия со своим богатым опытом начала осваивать нетронутую целину российского наркотического рынка.

Опробование началось со школьников Москвы. Им предлагали первую дозу бесплатно, затем по сверхнизким ценам. Заманив детей в западню, дальше действовала хорошо отработанная технология. И вся схема, как чума, легко распространилась по всем уголкам страны с одиннадцатью часовыми поясами.

Миллионы юнцов, не испытав радости, не вкусив любовный поцелуй, умерли в страшных мучениях. Миллионы находятся в ежедневном кошмарном состоянии физической и душевной боли: где достать деньги на дозу. Кражи из дома, уличные грабежи, все что угодно, лишь бы скорей ширнуться. Наиболее доступной дозой является втягивание младшего брата, сестры, невесты. Наркоман за год жизни кладет на этот смертоносный конвейер до 15 человек, участь которых — до могилы страдать.

Эта эпидемия несет страшное горе еще в миллионы семей в виде проституции, когда за деньги на дозу ложатся хоть в навоз и без предохранения, а там новая эпидемия — ВИЧ-инфекция, и так по новому кругу. Выйти из него почти невозможно — дружки, подружки рады всучить ему новую порцию дурмана, чтобы уколоться самим.

Горькие рыдания, мольбы и проклятия родных не доходят. Значит, у наркотика есть такая сила, а у его хозяина — такое оружие, что каждая семья в одиночку не справится. А единственным избавлением для мученика и измученных близких является смерть. Не выдерживают человеческие органы или самоубийство. И, не смотря на это, навязанная потребность проникает во все поры общества, достав армию и войска МВД.

Средний возраст наркоманов приближается к 14 годам. В советское время в эти годы ребятишки с большой радостью вступали в комсомол, а там — серьезный спорт, различные увлечения в кружках и помощь пионерам. Социальная среда советского общества спасла юность от этой огромной беды, леденящей душу «прогресса», уносящего жизни как на войне.

Вдарив по народу шоковой неразберихой, затуманив глаза молодежи свободой отравлять себя табаком, алкоголем, наркотиками, олигархи Америки, воодушевленные успехом, готовили новый грабеж. Но их опередили сионисты, выдвинув в правительство своего, кого в народе прозвали «Рыжий ваучер».

Смысл этой еврейской аферы в общенациональном бедствии не имел примеров и нет сравнения.

Оценив советское достояние в выгодную им сумму, разделили на количество проживающих и выдали каждому бумажку, оцененную, как обещал Рыжий ваучер, в две автомашины «Волга».

Виталий пошел на пятую почту отправить письмо Марии Семеновне и видит длиннющую очередь кричащих, возмущенных жаждой скорей разбогатеть. Большаков В.М. живет в этом доме, пошел в магазин. Владимир Матвеевич электрослесарь высочайшей квалификации, признанный наставник молодежи, ветеран предприятия, последний секретарь партийной организации третьего цеха — самое тяжелое время секретарства ему досталось. Остановившись у очереди, начал говорить знакомым:

— Вы душу дьяволу продали и готовы подавить, задушить друг друга за очередной обман и ненужные бумажки, названные ваучером.

Десятки глоток, обозленные долгим стоянием за ваучерами, обрушились на него и рядом молча стоящего Виталия Сергеевича.

— Коммуняки! Мы на вас работали всю жизнь за нищенскую зарплату, а сейчас нам отдают все, что вы зажали.

Из центра очереди их настиг визжащий голос Миши-слесаря:

— Нам на семью дают шесть машин: на одной ездить будем, на остальные купим магазин и жить припеваючи!

— Вам навязали этот массовый денежный психоз, а обернется все первоапрельской шуткой, — успел сказать Владимир Матвеевич, и они пошли от этой беснующейся, одураченной толпы.

Бессмертные герои книги. Передовики порохового производства.

Они, беззаветным трудом помогли советской армии и флоту дать по «хрюльке» американским субмаринам. Автор в верхнем ряду третий слева.

В ноябре 1923 года группа рабочих Глуховской хлопчатобумажной мануфактуры города Ногинска привезли в Горки раненому отравленными пулями В.И. Ленину 18 саженцев вишни. Рассказали своим товарищам о встрече и собрание решило:

— В знак безграничной любви и уважения к великому вождю революции соорудить на территории комбината монумент Ильичу.

Художник рабочего клуба, сын крестьянина, Ф.П. Кузнецов закончил работу к открытию, намеченному на 22 января, а пришлось открывать памятник. Перестало биться сердце организатора Советского государства. И пролетариат стал увековечивать память своего вождя по всей стране и везде звучал партийный гимн «Интернационал».

Пришли ярые враги трудового народа и полетели с пьедесталов памятники.

У проходной производства «Полимеров» Владимир Ильич, утопающий в цветах, провожал уходящие смены и по утрам встречал гулкий поток смеющихся, здоровающихся, жизнерадостных людей.

И вдруг пустующее место и обезображенный газон с раздавленными трактором клумбами и поломанной сиренью. «Зачем, кто и куда девал?» — спрашивали друг друга привыкшие к его прищуренному взгляду люди. Не многие сразу поверили, что этот вандализм совершил мастер-технолог, когда-то рекомендованный лучшим аппаратчиком министерства Петя Булгаков. Он так и остался Петей, растеряв авторитет и уважение из-за высокомерия, злоупотребления водкой и неудавшейся личной жизнью. И вся его злость выплеснулась на безответную скульптуру в момент начала безответственности и хаоса.

Выбрасываются знамена, которыми гордились люди труда. Срезаются монументы при въезде в села «Серп и молот», «Породистый бык» или «Полная руна овца». Разносятся по ветру обгорелые в кострах страницы советских книг. Символы являются знаками событий, встречающиеся прежде в природе, затем — в народе. И постепенно становятся выразителями общественных, исторических процессов и явлений. Звезда на красном знамени — символ равноправия и надежды. Серп — металлический инструмент, значительно облегчивший жизнь сельского труженика, а молот — кующий этот серп, давал жизнь рабочему и т. д.

За бесценок покупаются дома культуры, оздоровительные центры — сиюминутная выгода берет верх над здравым смыслом. Появившиеся на ваучерах буржуины устраивают шабаш: выбивают деньги, внедряя безнравственность. На дверях школьных спортзалов повесили замки — так спокойнее. Как поступают с символами, так относятся к материальным ценностям и людям. Их осмеяние и разрушение ведет к уничтожению опорных точек менталитета и подавлению способности граждан к сопротивлению.

— Владимир Матвеевич оказался тысячу раз прав, — соглашались с ним потом его знакомые из очереди. — А нас надули в две тысячи раз каждого, а несметные богатства опять ушли к ушлым ваучеризаторам и их вдохновителям.

Красивейший уголок у проходной, радовавший взор и ласкающий душу, превратился в мусорную свалку, где бродячие собаки рвут друг другу глотку за выброшенную кость, пищат крысы, да рой мух разносит инфекции.

Один из тех, кто орал в ваучерной очереди, пишет письмо в деревню: «Мама, купи поросенка и назови Чубайсом. Я приеду и зарежу его».

Долго жаждущие разбогатеть метались — куда пристроить эту никчемную бумажку, на которую не купишь одну игрушечную машинку.

А продажное телевидение долго трещало о разбогатевших Петьках, да Мишках, сворачивая обывателю мозги набекрень. Только за городами начали появляться многоэтажные коттеджи почему-то других людей, и назвали их «новые русские», которые живут как бы по-старому, а грабят по-новому.

Механизм надувательства оказался прост.

Приватизационные чеки (ваучеры) должны быть именными на реальную собственность: рудник, совхоз, завод. Но воинствующие сторонники капитализма смяли закон и отшвырнули как ненужную бумажку. Подставными скупочными конторами, которые в основном исчезли, они за бесценок их собрали и обменяли на заводы, суда, самолеты.

В марте 1993 года проскочило сообщение, что за седым Уралом в Новосибирске появились первые миллиардеры, а легкие и быстрые деньги нажиты в результате захвата металла, леса и спекуляцией легковыми машинами при помощи ваучеризации.

Это начался первый этап незаконной смены шокированных хозяев общенародной собственности государства.

Удовлетворенные очередным грабежом, Рыжий ваучер и кампания приступили к новой афере для прикрытия названной приватизация, то есть раздача в частную собственность. И еще большая трескотня о новом обогащении Мишки с Петькой. И вешают им на уши продукты в виде лапши: как только приватизируют государственные заводы, они становятся их настоящими хозяевами, имея свою долю в виде акций.

По сути по указанию Главного Похмельщика начался откровенный разбой по технологии американских олигархов с сионистами.

Материальный ущерб, нанесенный новой аферой («прихватизацией» стали ее называть), превышает в два раза потери во всенародной войне за Отечество в 1941–1945 годах. И только огромный накопившийся потенциал не дает нам ощущения страшной беды при медленно ползущем разрушении.

А потери моральные превзошли все мыслимые и немыслимые предположения, особенно интенсивный процесс идеологического перерождения и морального вырождения бывших партийных, административных и государственных ответственных работников.

Сменились времена и все другое вместе с ними. Стремительная перебежка, активная раскольническая деятельность, убедительное превращение своих подчиненных в прислужников наступившего режима — все ради обеспечения своих карьерных интересов, основанных на алчности.

Забыли сладкие и напористые речи на собраниях, которыми, как дятел, долбили мозги народных масс. Отвергли призывы и лозунги, которыми звали товарищей на бой и на труд. Без следа в сердце отринули тех, с кем тропки торили на лыжах, валялись голые в чистейшем деревенском снегу после парной и встречали глазастое солнце на зорьке.

Душевный мрак заполнил их тела, исчезла насквозь прозрачная белая ночь.

Изгнали дух и атмосферу товарищества, поддержки, добрых деловых отношений, коллективный разум. Наступало время угодливости, господарства, чванства, цинизма и всепоглощающих интриг.

Ровно 50 лет исполнилось к этому времени со дня казни чешского коммуниста Юлиуса Фучика. С наступлением весны острей ощущается радость жизни, нежней становятся губы, тянущиеся к поцелую. А пламенный Юлиус на допросе — избиение, обливание водой и звериное рычание «отвечай, отвечай». Но вера в победу Красной Армии, товарищи по камере помогли выстоять более года издевательств. Не выдано ни одной фамилии, не названо ни одно событие.

— Я жил ради радостной жизни и умираю за нее.

В своем «Репортаже с петлей на шее» в застенках гестапо он написал: «Люди, я любил вас! Будьте бдительны!». А последними словами коммуниста-интернационалиста было пение «Интернационала».

Чья же мораль и откуда она взялась у тех продавшихся функционеров от партии и чиновничества. Они приватизировали и оборонное предприятие — химкомбинат. Директор отхватил десятую часть миллиардных народных богатств и стал называться президентом, а комбинат начал стремительно хиреть. Его ближайшее окружение — поменьше, а простым смертным фиктивно — в среднем досталось по тысячной дольке.

Людей заблудили и навязали «гражданское общество», которое противоречит нашему общинному мироустройству и мироощущению, вызванному необходимостью выживания в суровых климатических условиях и постоянных войнах с супостатами. Под видом демократии, различными голосованиями, превратили избирателей в родителей криминального обогащения своих начальников. А они разыгрывают с народом какое-то сверх демократическое общество и сеют семена сорняков, а не семена великих достижений.

Целые отрасли раздаются и заводы дарятся во владение тем, кто ближе находится к телу Главного Похмельщика. Другие буквально за копейки покупаются под видом приватизации.

Началась смертельная драчка при дележе убитого зубра. Создаются личные вооруженные охранные подразделения, Москва впереди всех. В ней охраняющих тела, как народное ополчение в войну, только те — в окопах, а эти — во фраках.

Новый хозяин цветной металлургии, хозяйчик пивного ларька, бывший домоуправ или фюрер какой-то партейки имеют из каких-то средств высокооплачиваемую собственную службу безопасности. Но это их не спасает: они расстреливают друг друга средь белого дня, взрывают из гранатометов под светофором бронированные по спец. заказу чудища.

А огромная армия молодых здоровых парней выведена из сферы созидания. Их содержание полностью ложится на пустеющие кошельки населения, потому что все эти расходы, в том числе на погребение убитых, лечение раненых, включаются в цену приобретенных нами товаров и услуг. При этом тот, кто их содержит — простой налогоплательщик — не защищен не только от явных бандитов, воров, мошенников и хулиганов, но что самое плохое, и от представителей все разрастающихся правоохранительных систем, врущего телевидения и обманывающей власти. А созидательное стремление вдруг превращается в стремительное разрушение.

Бывшая народная милиция из органа защиты трудового народа превращается в полицию — орган защиты взрослеющей буржуазии от угнетенного ими народа.

Вспоминая из древней истории как победители грабили и насиловали побежденный народ, так и Россия отдана на беспредел.

И тлеющее возмущение в Верховном Совете перешло в восстание большинства депутатов и сотрудников в октябре 1993 года.

Дунул вольный ветер, чтобы спасти оставшееся семя от суровой снежной вьюги. Законодательная власть, способствовавшая приходу в Кремль Главного Похмельщика, поняла: если не остановить падение, то страна подойдет к той стадии, когда верхи не смогут справиться с инстинктом собственной алчности, а ограбленные ими низы не захотят жить вовсе при коррумпированной диктатуре.

Без еды, воды и электричества неделю держались народные избранники с сотрудниками, охраной и общественными помощниками.

В последние дни перед вражеским штурмом защитники осажденного Дома Советов укрепили на флагштоке здания повыше три коллора — красный Советский флаг. Как цветок Иван-чая на луговине статной осанкой грел он душу защитников, но злил озверевших подручных Гл. Похмельщика.

Танки били прямой наводкой и после каждого залпа верх здания окутывал черный дым, после его рассеивания было видно — красный флаг весело и яростно бьется, трепеща на ветру. Удивительный цветок Иван-чай, приятель прохожих, он прорастает там, где другие цветы увядают.

Особенно один экипаж усердствовал сбить его, остальные беспощадно расстреливали незащищенные окна, а этот прицельно лупил по флагу.

— Давить их надо, давить, — верещал в слесарке визгливый голос Миши-слесаря.

— Что же это будет, сынок? — металась Мария Сергеевна с полными глазами слез.

Ушел в себя Слава, растрескалась его душа, и каждая часть не знала куда прислониться.

Геннадий Хижняков, далекий от политики, лемех его жизни столкнулся со скальной породой и остановился. А ум воспринимал все это где-то далеко в Москве, и нас не коснется.

Володя Фоменко признался Виталию Сергеевичу. Он открыто не ругал коммунистов, но всегда поддерживал демократов, а теперь открыто отвергает их действия и осуждает этот жестокий бессмысленный расстрел.

Весь коллектив дневной смены цеха и всех служб собрался в красном уголке, давно не собирались вместе. Его стены обшарпаны, как-то постарели стенды передовиков и участников войны, к ним никто не стал подходить и обновлять, многих уже нет, о других забыли.

Попеременно включали телевизор или радио, речей не было, а жуть выглядывала из глаз и остолбенение на лицах людей, которые ничем не могли помочь погибающему Верховному Совету.

Осторожен в оценке событий Владимир Васильевич Меркулов.

Зато директор А.В. Карпин по окончании кровавой расправы на оперативке заявил:

— С социализмом покончено!

Виталий знал, что в самый кульминационный момент он никого не принимал, а сидел на связи с Москвой, ежеминутно узнавая — чьи весы перевешивают.

В техникуме шли занятия и делали вид, что ничего не происходит. Только директор после заявил всем, что теперь его называть не Степан Георгиевич, а Стефан Гранатович.

В училище директор, член партии «Яблоко», ярый проамериканец, устроил торжественную линейку по поводу «Героической победы» над беззащитными избранниками народа.

Танки били и били, а флаг уже раненый, надорванный все вился, словно увертываясь от осколков и доказывал жизнеутверждающую силу: «Я живой. Им не удалось меня убить».

Какую злую шутку играет с нами жизнь. Ровно 50 лет в сентябре 1943 г. вышел Указ о присвоении звания Героев Советского Союза пятерым организаторам подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» посмертно в г. Краснодоне, а тридцать ее членов награждены различными орденами и медалями. И одним из ярких дел молодогвардейцев было водружение Красного флага на здании усиленно охраняемой фашистской комендатуры.

Представьте, подавленный беспределом оккупантов народ утром видит не фашистское полотнище со свастикой, а наше — красное с серпом и молотом — это надежда!

Какой переполох был в стане врага. С неимоверной поспешностью они его снимали, со злостью рвали, втаптывая клочья в грязь.

Ничто кроме совести и любви к Родине не заставляло ребят ежеминутно рисковать жизнью.

Они так же любили, как жеребенок взбрыкивать и тянуться к матери, как пара необъезженных саврасых мчаться наперегонки по цветущему лугу, кусая гривы. Но они оставили глубокий санный след. Молодежь всего мира восхищалась и подражала высокой нравственности их подвига.

И в бронзе их лица как бы говорят: «Мы так прекрасны, что нас нельзя не полюбить».

А теперь расстреливают этот же флаг свои доморощенные фашисты, а вместе с ним москвичей и гостей столицы, свидетелей происходящего, открыв автоматный огонь с крыш домов, окружающих здание Верховного Совета.

Все кинулись в разбег, оставляя раненых и убитых, но пока могли видеть, оглядывались и прощались. А он говорил, полыхая последней полоской: «Погибаю, но не сдаюсь!».

Красный флаг призывал на борьбу с несправедливостью и с особо опасным симптомом болезни власти под названием — произвол.

В самый тяжелый момент битвы с фашистами за Москву под Красным знаменем шли такие же рабочие, студенты, профессора, врачи и учителя по баррикадным улицам, готовясь к смертельной схватке в уличных боях. Под этим Знаменем они выстояли перед стальными чудовищами немцев, а перед изменниками, переменившими одежды на властителей капитала, перевертышами, стрелявшими в спину из всех видов оружия выстоять не смогли.

И вдруг в минутном затишье между канонадой танковых орудий разлился гул колокола. Может кто нечаянно или от страха опустил веревку колокольного языка, может попала шальная пуля. Бежавший со всеми вместе служитель церкви бухнулся с ходу на колени и, крестясь, шепчет: «Это знамение большой беды для матушки-России».

Пройдет время и купленный генерал с нерусской фамилией, изменивший присяге, будет проклят потомками, и найдут экипажи танков, выполнивших этот безумный приказ.

А с этой чужой власти, как со стриптизерши, будут сняты одежды и обнажится цинизм, обман, разжигание ненависти… и только останется несмываемый позор современной России.

Расстрельщики в качестве оправдания начали превозносить значимость расстрела и мучения бывшего царя и его семьи. Но умалчивают, что в это время он был обыкновенный гражданин, поскольку отрекся от престола и являлся знаменем для белого движения. А как царь в народе был прозван «Николай Кровавый» за массовые расстрелы мирных людей.

Почему же орган, выдвинувший Гл. Похмельщика, оказался помехой и устранение его потребовалось только через расстрел в совершенно мирной обстановке.

Основная масса депутатов — это плоть и кровь социалистической эпохи, привыкшая глядеть наверх, поддерживать лидера и верить ему. Они еще не осознали, что измена одного лидера и его подручных привела к развалу целой цивилизации.

Удовлетворяя все запросы второго и наделяя его неограниченными правами вдруг поняли, что являются заложниками иностранных покровителей и невольными исполнителями их политических и экономических желаний.

Зарубежные печатные средства и телерадиовещания безраздельно господствуют над нашими, полностью управляя общественным сознанием и категорически игнорируя их депутатское мнение.

Такое прозрение законодательного органа нужно или ослепить или его ликвидировать.

Всероссийский референдум избирателей для стабилизации обстановки запретил смещать власть до конца срока полномочий, то есть последующие три года. Но и терпеть этот просоветский парламент американцы не желали. И они двинули Гл. Похмельщика как короля в атаку совершить антигосударственный переворот. А затем вогнать страну в тот «цивилизованный мир», который живет за счет ограбления и успешно положить нас под этот грабеж.

И снова парадокс истории — война с парламентом и его танковый таран происходил в период празднования очередного Дня танкиста. Велики заслуги бронетанковых войск в Великой Отечественной войне, образцы мужества и отваги показывали эти промасленные и прокопченные ребята во все времена боевой или мирной службы.

Но чтобы воевать с гражданами, со слабыми, безоружными, подминать женщин гусеницами лучших в мире машин и растаскивать по центру столицы их кишки, мог только Иуда, предавший Христа, да и тот вскоре повесился. Как эти нелюди могут продолжать жизнь? И не боятся, что им будут сниться кровавые изуродованные тела дяденек и тетенек, когда-то служивших на этих танках. А предательские сребреники пусть превратятся в язвы и сплошные нарывы на их теле, — возмущался танкист Виталий Сергеевич Маркин в рекламные паузы у телевизора в переполненном зале Красного уголка.

Неведомо было ему, что в эти самые минуты его тетя, старшина танковых войск, Мария Семеновна закрепляла в разбитом окне 9-го этажа Дома Советов красный флаг.

Скоротечным было счастье колхозной девушки. Выйдя замуж за передового тракториста Никитку Попова, они не успели достроить свое родовое гнездо. Его призвали и направили учиться в Омск на механика-водителя. Часто приходили радостные солдатские треугольники. В них объяснение в любви, сладостные мечты и планы на будущее. Маша на единственной автомашине в колхозе делала всевозможные деревенские перевозки. А в буранные зимы садилась за рычаги трактора и пробивала путь лошадиным повозкам, да пешим путникам.

Часто слышался приглушенный плач, кому-то пришла похоронка и вся деревня замирала, даже собаки не лаяли. В душе комсомолка Маша не была религиозной, но на всякий случай молила святых, названных мамой, чтобы быстрей разбили супостата и Никитка вернулся домой.

Супостата погнали, а разрывающая душу бумажка пришла и в их со свекровкой осиротевший дом. Выплакав нетронутые слезы до остатка, она твердо решила мстить. В военкомате в призыве в Армию ей отказали.

В ту пору шел сбор средств-пожертвований в фонд обороны. И она решила купить… танк. Продала недостроенный дом, вложили какие были сбережения и поехала к секретарю райкома партии большевиков, раненому офицеру. «В боях за Родину погиб мой муж, хочу отомстить за его смерть, за советских людей, замученных и расстрелянных фашистскими варварами», — написала она твердой рукой в заявлении.

Тоже Омское училище, а экипаж на Челябинском тракторном заводе принимал участие в сборке танка. На новенькой башне с двух сторон белой краской красиво выведено нежное «Маша».

А дальше — фронт…

Как же ты, сержант, внук Марии Семеновны, хорошо видя эту седую бабушку с красным флагом в окне, смог выстрелить прямой наводкой из танка, в котором она громила фашистов.

После первого жесточайшего боя Маша пишет в письме: «Бью гадов. Иногда от злости не вижу света». Вот она, женщина из алтайского селения — танк на полном ходу остановит.

Ударом немецкого снаряда порвало гусеницу. Маша заняла место башенного стрелка и вместе с автоматчиками пехоты поддерживает огнем ремонт экипажем гусеницы, а немцы прут и прут.

Много боев прошла «Маша», меняя экипаж: одни — по ранению, другие…

При освобождении Праги с поля боя на солдатской плащ-накидке вытащили саму Машу. Сколько боев она прошла, столько и госпиталей сменила, но победила смерть, себя и воинское начальство. Добилась-таки и осталась в армии в подмосковной учебной танковой части инструктором по подготовке механиков-водителей.

А вот последний бой — он самый страшный, Мария Семеновна… Опознали ее по клочкам одежды оставшиеся в живых защитники Верховного Совета.

Лейтенант, майор или полковник, всмотрись в ее фронтовые фотографии, какие мужественные и красивые лица стояли насмерть и не за звезды на погонах. Подумай хорошенько и вспомни, что натворил Иуда!

Виталий Сергеевич выключил телевизор и, чтобы не оставить людей без внимания, подытожил:

— Нам всем должно быть стыдно, что своей нынешней жизнью мы стали недостойны их светлой памяти, их великого подвига.

Марина Софиевна закрыла траурный митинг. Неприветливо, робко застучали сидения и все понуро стали расходиться.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

12. Личная жизнь правителя

Из книги Последний император Китая. Пу И автора Усов Виктор Николаевич

12. Личная жизнь правителя Характеризуя действия Пу И в период Маньчжоу-Го, следует сказать, что он был человеком довольно неуравновешенным, жестоким, трусливым и подозрительным. Если мы посмотрим на обличительные сведения, поданные его домочадцами, когда они все сидели в


КРОВАВЫЙ РАЗГУЛ

Из книги Записки чекиста автора Смирнов Дмитрий Михайлович

КРОВАВЫЙ РАЗГУЛ Белополяки захватили Киев и Минск. Готовился к наступлению барон Врангель. Эти две силы были главной опорой международного империализма, затеявшего новый поход против Советской России. Антанта пыталась привлечь к участию в нем некоторые малые страны, но


Последние дни верховного правителя

Из книги Адмирал Колчак, верховный правитель России автора Зырянов Павел

Последние дни верховного правителя Камера невелика: восемь шагов в длину, четыре – в ширину. У стены – железная кровать, напротив – ввинченные в пол столик и табурет. На стене – полка для посуды. В углу – таз и кувшин для умывания, выносное ведро. В двери – окошко для


Разгул правителя

Из книги Его «величество» ГРАБЁЖ автора Камнев Алексей Ермолаевич

Разгул правителя Каждый земной оборот поднимает людей солнечным светом, пробившимся сквозь космическую толщу, массу облаков и туч.Проснулся Виталий Маркин при очередном обороте и обнаружил: все их сбережения на новую автомашину пропали, сгинули, превратились в копейку.


ПЕРВЫЕ ШАГИ ВЕРХОВНОГО ПРАВИТЕЛЯ

Из книги Адмирал Колчак: правда и мифы автора Хандорин Владимир Геннадьевич

ПЕРВЫЕ ШАГИ ВЕРХОВНОГО ПРАВИТЕЛЯ Реакция общества на переворот. – Эсеры «слева» и атаманщина «справа». Первостепенной задачей новоиспеченного Верховного правителя было добиться признания своей власти как населением и армией, так и другими белогвардейскими


Разгул антисоветской кампании в США

Из книги Сугубо доверительно [Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.)] автора Добрынин Анатолий Фёдорович

Разгул антисоветской кампании в США Через неделю после встречи Форда и Брежнева в Хельсинки состоялась моя беседа с Киссинджером.Президент Форд, сказал он, хотел бы в неофициальной форме просить Брежнева все же определиться с его визитом в США, так как президент хотел бы


Глава 10 Опричнина: «разгул террора» или борьба с подлинной изменой?

Из книги Правда об Иване Грозном автора Пронина Наталья М.

Глава 10 Опричнина: «разгул террора» или борьба с подлинной изменой? Не раз уже отмечалось выше: Эдвард Радзинский слишком утрирует описываемые события. Вот и то, что произошло в России более полугода спустя после бегства Курбского, он накрепко связал лишь с одним фактом


Выбор правителя

Из книги Цезарь [Maxima-Library] автора Геворкян Эдуард

Выбор правителя Исчезновение Ромула, не успевшего создать механизм династического наследования, привело к распрям и столкновением как между «властными элитами», говоря современным языком, так и между этническими группами, поскольку жители Рима еще не ощущали себя


Глава двенадцатая Разгул нацизма: чудовищные преследования

Из книги Черчилль и евреи автора Гилберт Мартин

Глава двенадцатая Разгул нацизма: чудовищные преследования В 1936 году, в разгар дебатов о разделе Палестины, Черчилль встретился с бежавшим из Германии евреем Эугеном Шпиром, который, спасаясь от нацистских преследований, получил убежище в Великобритании. Черчилль в этот


Глава XXXIX Покушение на Муссолини и разгул реакции. Смерть Серрати

Из книги Записки цирюльника автора Джерманетто Джованни

Глава XXXIX Покушение на Муссолини и разгул реакции. Смерть Серрати 7 апреля 1926 г. ирландка мисс Гибсон[104] выстрелила в Муссолини. Пуля чуть задела кончик носа «дуче». Гибсон была схвачена на месте преступления. Весь гнев и ярость фашистов обрушились на головы коммунистов:


РАЗГУЛ ЯПОНСКОЙ ВОЕНЩИНЫ

Из книги Лазо автора Губельман Моисей Израилевич

РАЗГУЛ ЯПОНСКОЙ ВОЕНЩИНЫ Правительство земской управы должно было заключить с японскими интервентами временный мирный договор, чтобы оградить себя от возможных провокаций.Интервенты подготовили очень тяжелые условия этого договора. В обкоме партии было срочно