Война без чести и правил

Война без чести и правил

Вот и дембель, кажется совсем недавно провожали Сережку в Советскую Армию, и Юра не сходил у него с колен. А сейчас Юра висит на крепкой сержантской шее и не дает никому его обнять. Нежно, как цветок прижал Сережа мать, взял руки, поцеловал и добавил: «Часто видел я их в Афгане во сне». Людмила прослезилась. Отец, лобызая сына, буркнул: «Провожали парнишку, а встречаем парня».

А потом, как водится, гости, разговоры, планы. О работе раздумывать нечего, она ждет его в цехе КИПиА, там он работал после окончания училища. Но зато о службе, отношении афганцев к советским солдатам, их жизни расспрашивали с большой заинтересованностью. И Сережа передал отъезжающим напутствие замполита в последнем разговоре.

— Вы едете туда, где не свистят пули и не крадутся моджахеды, но знайте, там ужесточается война без чести, без правил. Ваша демобилизация совпала с тем, что американцы объявили крестовый поход против социализма, и 1983 год стал началом четвертой мировой войны, которая может длиться бесконечно. Они устанавливают в Европе ракеты с атомными боеголовками, нагнетая военный психоз и одновременно выделяют дополнительные средства на создание всевозможных фондов, сект и организаций под различным названием для подрывной деятельности, идеологических диверсий и создания армии влияния на территории социалистических стран и, в первую очередь, Советского Союза. Если мы этот увеличивающийся ком не разобьем вначале, прошлепаем, то он унесет много хороших людей и обрушится как социальное бедствие.

— Преувеличивает твой замполит, мы здесь не ощущаем ни малейшего влияния, — возразил Слава Новиков, — а наоборот, разворачивается патриотическое движение за сверхплановое повышение производительности труда на один процент и снижение себестоимости продукции дополнительно на полпроцента. Представляете, сколько по Союзу увеличится денег на социальные нужды и культурное строительство!

А последний пленум ЦК КПСС четко нацелил трудовые коллективы не на количественные показатели, а на качественные.

— Замполит, прибывший после окончания Высшей партийной школы говорил так, — как бы заканчивая мысль, продолжил Сережа, одергивая гимнастерку и поправляя ремень.

— Москва незаметно превращается в прифронтовой город. Линия фронта так же незаметна на фоне суеты и трудового ритма. Мы живем в том реальном мире, который нас окружает, но многие не предвидят, что нас ожидает. Если мы сдадим Москву Международному заговору насилия, то мы потеряем страну, где милиционеры не ходят по улицам не то что с автоматами, а даже с резиновыми дубинками, а при входе в государственное учреждение, дворцы, стадионы, кинотеатры, где перед сеансом исполняют песни эстрадные артисты, нас не прозванивают металлоискателем. Страну, в которой не взрывают дома и не бомбят собственные города. Прибалты начинают поднимать голос о выходе из Союза, а их фашисты называют нас оккупантами.

Я с большой радостью вспоминаю, — перешел на себя Сергей, — как в «Артеке» больше всех дружил с латышами, потом долго переписывались и никакого намека на плохие отношения или чувства пренебрежения.

В разговор вступил молчавший Эдуард Пруцких.

— Мы все больше наращиваем темп работы — напряженней работаем, а товаров не хватает, и молодежь гоняется за более лучшими престижными заграничными шмотками. Непонятно для кого мы работаем. Нам вдалбливают какой-то ленинский стиль руководства, смысл которого мало кто понимает.

— Да, в послевоенный период все восстановление разрушенного ориентировано на количественный выпуск товара, на удовлетворение необходимых потребностей, нужд людей, — парировал Славка и продолжал: — Мама рассказывала — валенок не хватало, их многократно подшивали, где там о модельной обуви думать. Ее младшие братья ходили в школу в одних и тех же штанах, валенках по очереди или в разные смены.

Молчит Эдуард. Накатали валенок, более лучшей обувью стали кирзовые сапоги, начали шлепать, лишь бы хватило, а затем хромовые, более лучшие, и так шли от количественного обеспечения к качественному улучшению.

— Нельзя забывать, что экономически нас бомбили всегда, — настаивал на своем Сережка, — пример с полковником Ген. штаба Пеньковским. Его предательство стоило стране десятки новых заводов, всю сеть расположения шахтных ракет стратегического назначения он выдал США, и пришлось в срочном порядке строить и обустраивать новые точки, а его расстрел — малое утешение.

Альберт Королев добавил:

— Разрабатывать ракетные бронепоезда и пускать их по БАМу.

Поддержал и Геннадий Хижняков:

— Прежде чем перейти на лучший пошив, модернизированный выпуск прессов или комфортабельных автомашин, нужно реконструировать и вывести промышленность на новый технический виток.

Славка подхватил:

— Это требует больших капитальных вложений, усилий и времени, а главное перестроить мышление людей, чем и занимается наша партия коммунистов.

Вячеслава Анатольевича Новикова партийное бюро рекомендовало начальником участка лаков и эмалей, который заработал значительно лучше, а его фамилия замелькала на страницах газет и в докладах, как перспективного руководителя.

— Открыли бы границы и пусть везут иностранные товары сколько надо, — не сдавался Эдуард. — Ездят наши туристы по центральным городам в Прибалтику, чтобы потратить деньжата на покупки дефицита, экскурсии их мало интересуют.

— А нам сложить ручки и ждать, ждать как нас иностранцы обеспечат, а когда им нужно — прекратят поставку. Просто не могут проявить гибкость и обеспечить Сибирь своими же товарами, а есть которые не хотят — искусственно создают дефицит. Нельзя допустить, чтобы они хозяйничали у нас, а мы у них — на побегушках, особенно сейчас, когда вся промышленность встала на путь технического перевооружения и мы начинаем пользоваться плодами этого труда. Подобные мнения — это результат усиливающейся пропаганды их идеологии и образа жизни, а навязывание воинствующего индивидуализма плодит паразитов и эксплуататоров, с апломбом закончил Славка.

Женщины позвали к столу и Геннадий подытожил:

— Все предыдущие годы шла активная подготовка, теперь началась массированная с нарастающим гулом бомбардировка перед решительным штурмом советской ментальности и, прежде всего, русского народа.

* * *

Юному читателю на заметку привожу сконцентрированное мнение автора книги «Правда об американских дипломатах» Аннабеллы Бюкар, выпущенной в 1949 году.

«Я, дипломатический работник американского посольства в Москве, приняла мучительное решение остаться в СССР, когда убедилась полностью, что правящие в США круги ведут мою Родину и весь мир к ужасной катастрофе. Шаг за шагом наши дипломаты, почитающие бандитизм, делают все от них зависящее, чтобы вызвать мировую катастрофу. Острие этой политики направлено против Советского Союза, который срывал и срывает их диверсионную работу против мира, против стремления народов к лучшей и более счастливой жизни. Мешает американским богачам завоевать мировое господство, поэтому, приписывая Советскому Союзу агрессивные настроения, пытаются дискредитировать его, тем самым оправдать подготовку к войне против него.

Я не смогла слепо выполнять все указания поджигателей войны, охваченных спекулятивной лихорадкой в неизлечимой степени, поэтому отказалась от работы в американском посольстве и осталась в стране, которая оказала неоценимую услугу человечеству в борьбе со смертельной опасностью со стороны фашизма. В стране, с которой американский народ надеялся развивать добрососедские отношения, но действия дипломатии США оказываются в вопиющем противоречии с ожиданиями американского народа. СССР — это молодой, здоровый, энергичный организм, который находится на заре своего развития.

Я вижу, как Дамоклов меч с упрямостью американских дипломатов опускается все ниже и ниже над человечеством, грозя снова затопить в крови миллионы людей, а политики США прославляют войну, как самое счастливое и выгодное ремесло.

Поэтому я не могу молчать.»

Пусть это будет эпиграфом к моему последующему повествованию. А вы проследите, что же будет через пятьдесят лет после описываемых американкой событий.

* * *

Отдыхать Сергей долго не стал, руки просили умной работы, а труд электрослесаря, сборщика контрольно-измерительных приборов был по душе. Порой не замечал конца рабочего дня, и только комсомольский секретарь отрывал его, приглашая на какие-нибудь спортивные соревнования, где участвовал с удовольствием и отдавал себя полностью.

Как-то в обычный, ничем не заметный день, к концу работы, в мастерскую пришла секретарша: «Маркина к начальнику цеха». Пока мыл руки, поднимался на второй этаж, раздумывал, за что же немилость? Может, заканчивая прошлый месяц сборка велась в спешке, комплектующие поступили поздно, мог напортачить. Но разговор оказался непредвиденный.

— Парень ты нашенский, есть мнение направить тебя учиться в Одесский политехнический институт на факультет «Автоматизация технологических процессов».

— Но я не готовился, как сдам вступительные экзамены, — промямлил Сергей.

— Предложи другого, — настаивал начальник.

— Вам видней.

— Раз мне видней, тогда слушай и исполняй. Комбинат организует подготовительные курсы с полным содержанием абитуриентов в разные вузы. Мы заботимся о нашей смене, наука и промышленность широко шагают, чтобы не отстать, не надо жалеть денег на их изучение и внедрение. Вам определять дальнейшую судьбу страны, а для этого ваше поколение должно быть выше по своему интеллектуальному потенциалу и профессиональным возможностям предыдущего и так до бесконечности.

А кого, как не тебя обучать — человека закаленного Афганистаном, хорошего рабочего, политически грамотного юношу. Иди к секретарю комсомола, если он даст хорошую характеристику, быть тебе студентом.

Мастера измерительной техники и комсомольского вожака Андрея Бритвина нашел в бассейне. Быстро разделся, ополоснулся в душе и… в парную. Сейчас он появится. Характеристика писалась в комнате отдыха за чашкой душистого травяного чая под общую диктовку. «Как письмо турецкому султану», — шутили ребята. Один подсказывает, что Сергей кинул гранату дальше всех, другой, что он чемпион комбината по пулевой стрельбе, третий — как он вытягивал план бригады, приходя всех раньше, а уходил всех позже.

А Андрей сожалеючи:

— Я хотел тебе сдать секретарские обязанности.

— Теперь после института, — загалдели ребята.

— У меня у самого есть сожаление, — сказал Сережа, — в политехническом техникуме хотел вести секцию рукопашного боя.

И, обращаясь к двум голым парнишкам — практикантам с училища:

— После учебки я служил в отдельном взводе охраны полка и рукопашный бой осваивал не только в спортзале, но и в схватках с духами. Каждый из нас гордился, если тебя выбрал в спарринг партнеры комбат. Мне дважды пришлось драться с этим моложавым полковником. После он сказал инструктору:

— Обрати внимание на этого сержанта.

Усиленно инструктор стал готовить нас, несколько человек, к армейским соревнованиям, но был ранен в одной из вылазок смешанного отряда моджахедов с наемниками. Эти отряды отличались особой жестокостью, соревнуясь друг перед другом. Когда им становилось туго, наемники разбегались, зато оставшиеся моджахеды бьются насмерть.

— Будешь студентов обучать, — сказал Андрей, подписывая начисто переписанную характеристику.

Так Сергею вымостили дорогу в замечательный институт по любимой специальности.

На комсомольском собрании, посвященном началу учебного года во всех формах обучения, начальник цеха Степан Федорович, по-отечески беседуя, сконцентрировал внимание:

— Время разрушенной войной промышленности и утраченной экономики давно прошло и слава создателю, что оно не коснулось вас. Снесены бараки, люди переселились в благоустроенное жилье, но имеется постоянная потребность в нем, потому что рождаются дети, и эта перспектива ожидает каждого желающего. В Бийске ускоренными темпами застраивается новый жилмассив на Зеленом клину. Домостроительный комбинат строит жилье в Горно-Алтайске, Белокурихе и по районам, прилегающим к Бийску.

Строительно-монтажный трест № 122 расширяет не только промышленность Бийска, а строит предприятия на половине территории Алтайского края.

У каждого повышается комфортабельность жизненных и бытовых условий, покупательная способность граждан на уровне стран, не подвергшихся военным разрушениям. Политическая обстановка в стране, экономическое состояние в семье стабильно улучшается.

Растет авторитет СССР, как высокоразвитой экономической державы.

И мы просим вас, выполняйте заветы Ленина «Учиться, учиться и еще раз учиться». Мы учимся у вас и передаем свой опыт вам, а всем нам нужны грамотные и преданные люди. Берегите себя, берегите что имеете и передайте в руки своих внуков более богатую и цветущую страну.

В институте Сережа адаптировался быстро. Его физические возможности привлекли внимание, и он одинаково себя чувствовал среди ребят всех курсов.

Первые каникулы провел дома, помог отцу перестроить домик в саду. Геннадий возил всю детскую ораву на рыбалку по островам. С азартом и усердием вытаскивали они садок с движущейся массой серебра или по утрянке удочкой карася, который на завтрак хватает все, что ему предлагается. Дядя Гена учит, как спиннинг бросить, место выбрать и вывести бьющуюся серебристую удачу, распустить самодур на несколько мушек и вывести санки на берег, снять вырывающихся красавцев и снова распустить на всю длину. У Вовки это получается лучше всех.

Сережа отметил большую дружбу Юрика с Вовой и поощрил несколькими показами приемов рукопашной схватки. Это было спасение от комаров и в высшей степени интересно пацанам. Разбившись по парам на полном серьезе оттачивали технику. И даже в дождь, выйдя из реки, они не лезли в палатку, а, сверкая мокрыми телами, продолжали ширять друг друга то кулаками, то палками. Им неведомо было чувство природы, но они радовались ей, не замечая ее вечную красоту, вечную обновляемость и вечную молодость.

Забыта городская жизнь, мощеные улицы, скрип автомобильных тормозов, трель трамвайных звонков. Есть только Сережа, его доброе участие и похвала. Как она нужна всем детям и взрослым тоже.

Последующие каникулы Сережа бывал дома проездом, то после работы в строительном отряде, то после рыболовецкой путины с острова Шикотан. И преддипломную практику выбрал в городе Саратове на военном заводе по производству телевизионной техники и контрольно-измерительных приборов. В каждый свой недолгий приезд он отмечал изменения в поведении Юры.

Год окончания института совпал с двумя немаловажными событиями. Трудовой народ чествовал поколение, которое приняло на себя удар чудовищной силы и испытало все ужасы войны. Страна отмечала сорок пять лет прорыва блокады Ленинграда. Собрания и митинги, классные часы в учебных заведениях с рассказами живых участников того страшного времени. Они бесконечно счастливы при встрече с оставшимися в живых, их на всю жизнь сплотили и сделали друзьями-побратимами слова клятвы: «…я клянусь, что умру в жестоком бою с врагом, но не отдам тебя, родной Ленинград, на поругание фашизму…».

Ни немецкие военные психологи — специалисты по СССР, ни их разведки, ни генералитет не смогли предвидеть, что может ждать немецкую армию в ее походе против Советского Союза.

Перед тяжелыми боями в партию коммунистов вступали двадцатилетний сын и пятидесятилетний отец. А всенародное партизанское движение не только уничтожало мосты, железные дороги, громили фашистские гарнизоны. Но как ручейки питают полноводные реки, так собранные разведанные образовывали лавину информации.

И второе — более значимое, но менее заметное — начало резкого размежевания умов и понятий, разделение на своих и чужих. Средства массовой дезинформации, оплачиваемые различными иностранными фондами, усиливают нападки на компартию и советскую власть, массовыми тиражами выпускаются книги предателей, порочащие славу воина победителя, честь и достоинство советского гражданина. Мегатонны лжи и грязи на СССР и советский народ оказались посильнее и страшнее атомных.

Необъявленная война против СССР приносит первую ощутимую победу Международному заговору насилия. К власти в 1984 году приходит изменник делу социализма, с выработанными американскими политтехнологами демагогическими лозунгами: перестройка, ускорение, гласность. К настоящим государственным делам они почти никакого отношения не имели, но способствовали консолидации всех антисоветских сил и под вывеской демократии засоряли умы гражданам и расшатывали советские устои. Залив улицы и тротуары грязью на все прошлое, зловонием отравили чистый ум советского человека.

Это способствовало второй победе злых сил — избрание председателем Верховной власти амбициозного властолюбца и пьяницы. Но до окончательной победы еще далеко, и враги усиливают обе силы, раскачивающие социалистический корабль внутри страны. Внимательно наблюдают, направляют и ждут, когда созреет обстановка, чтобы на кого-то из них поставить.

Обласканный королями и президентами, обвешанный их наградами Главный Изменник, уверенный, преспокойно восседает в Кремле.

Второй за это время успел по пьяни свалиться с моста в реку. Мокрого, американцы доставили его на свое телевидение, хорошо опохмелили и с заплетающимся языком показали всему миру. Это была проверка, как мы отнесемся к его пьяным выходкам — ничего, избрали правителем.

Конечно, эти выборы были не похожи на те, советские, когда народ после напряженного труда устраивал себе праздник. На этих — опробовалась американская предвыборная технология, по которой обезьяну можно сделать президентом.

Ощущая все это шкурой, но не умом, не понимая, что на карту ставится ради власти существование Советского Союза, студент Сергей Маркин голосовал не за того. Поверив демагогическим заявлениям Главного Похмельщика, он твердо уверовал, что главным фактором экономического роста является активизация научно-технического потенциала предприятий. Именно они должны предвидеть будущее развитие, определять приоритет направления и сконцентрировать на них ресурсы.

Не мог предположить Сережа, что скоро все это будет никому не нужно, потому что американские олигархи изначально планируют отчуждение Российской государственной собственности. А поездки для обучения, ни что иное, как подготовка агентов влияния для подразделений армии заговора насилия.

Многие наши экономисты, подпитанные деньгами из-за океана, работая на зарубежных политиков, подвергают уничтожительной критике плановую систему социализма. Сергей в своей дипломной работе так и написал: «…практически во всех развитых капиталистических странах осуществляется среднесрочное и долгосрочное планирование социально-экономического развития и наши специалисты, обучаясь за границей, по сути перенимают опыт социалистического хозяйствования…». А на словах добавил: «Советская система обучения используется всей капиталистической Европой, а Англия полностью переняла всю систему бесплатного медицинского обслуживания».

Вот она, юношеская непосредственность. Мнение аттестационной комиссии молча разделилось, а победу одержали они, эти солидные дяди с энтузиазмом подростков поливавшие грязью страну, которая их вырастила, дала ученые звания, и позволила оценивать способность к инженерному труду.

Но Сергею было все равно, на четыре или пять оценили. Диплом в кармане, впереди его ждет интересная работа и семейное путешествие по Телецкому озеру.

Дома он, как всегда, застал теплые отношения отца с матерью. Они как бы опережают желания друг друга, и тем самым укрепляют любовь. А вот Юру он не узнал: на просьбы матери отмалчивается, на замечания отца огрызается, с ним — насторожен и ко всем цепляется, как придорожный репей.

Людмила, после инженера-аналитика в группе по связям с научными институтами на производстве Полимеров, много лет работает преподавателем спец. технологии в политехническом техникуме, работой довольна. Виталий теперь начальник двух участков, в связи с сокращением объемов выпуска оборонной продукции участок регенерации кислот — когда-то был самостоятельный цех — и нитрации объединили. Точную причину сокращения никто не знает, предполагают, что наступает хаос — страна неуправляема, никому ничего не нужно.

Рвутся экономические связи, промышленность становится на путь развала, авторитет заводов и продукции на международной арене ухудшаются. Партнерские отношения с вышестоящими организациями и предприятиями встали на путь открытого цинизма, с неотъемлемым правом лгать для собственного спасения.

Не стало прежних отношений и у друзей отца, которые приходили поздравлять его с началом инженерной трудовой деятельности. Пруцких работает зам. директора по общим вопросам, свое мнение на происходящие события не говорит, но в делах поддерживает хулителей советской власти и раздрай в обществе. Новиков стал ярым демократом и слепо следует за разрушителями государства. Королев с семьей переведен на завод «Заря Востока» в Таджикистан в поселок Табошар в горах главным инженером, где производилось топливо для третьей ступени ракет стратегического назначения. Хижняков по-прежнему добросовестно трудится, не вникая ни в какие политические передряги.

С Меркуловыми предстоит совместная поездка на Телецкое озеро. Их связывает неизменившаяся дружба жен, несмотря на то, что он стал секретарем парткома комбината, да желание тети Иры свести дочку Дашу с Сережей.

Не знал Сергей какую душевную трагедию пережили Юрины родители. Отец не считал нужным загружать его своими проблемами и тем, как тлетворное влияние Запада докатилось и до их благополучной семьи.

Телевизионная порнография, плавно переходящая в порноагрессию, разглагольствования о раскрепощении души, свобода ничегонеделания, вкрадчивая реклама табака и алкоголя, все настойчивее обливание иностранными помоями жизни и дел старшего поколения сломала души многих, но школьников особенно.

Эти коварные действия Международного заговора насилия были проверкой на верность людей, пришедших к власти на волне так называемой демократии. И никто из простых людей не задумывался: где правда, а где ложь.

Успеваемость падает, посещаемость — когда хочу, тогда приду. Хороших учащихся, активных пионеров, комсомольцев делают посмешищем. А лидерами становятся те, кто крут в выражениях, смачно курит заграничные сигареты, пьет водку, отличительно от всех одевается, показывает самую безобразную кассету и, конечно, имеет деньги и всем этим бравирует. Не до школы и спортивных секций: прочь комсомольские обязанности, и даешь массовый секс, пиво и вакханалию порока!

Квалифицированное, настойчивое, с характерным цинизмом вдалбливание того, как их родители плохо прожили, а они, их дети, достойны лучшей жизни, обрушившиеся потоки лжеинформации породили у детей отрицательное чувство к трудовой жизни собственных родителей. А они, родители, оторвавшись от повседневных дел, увидели, что с собственными детьми разговаривают на разных языках, а между поколениями образовалась пропасть огромных размеров.

Так начался захват страны-победительницы. А вот и программа вдохновителей из книги английского литератора Дж. Сельдеса «Лорды прессы». «Все этические нормы журналистики теряют силу, когда речь идет о России. Тут мы можем делать что вздумается. Границ нет. Говори, что угодно, лги как хочешь — никто тебя не остановит».

И пришел на память фрагмент из советского кинофильма. Героиню, которую играет Нонна Мордюкова, спрашивают иностранные журналисты: «Что бы вы хотели для своих детей?». «Чтобы вы им не мешали жить», — ответила труженица полей.

Навалившийся вал информационно-психологической войны начал будоражить умы неискушенным советским гражданинам, и даже у многих коммунистов затрепетали нервы. А юношество куда позовут, туда и идет. Сначала убедили, что их родители со своими родителями шли не в ту сторону, строили не так и вообще рожали не оттуда. И позвали пиво пить, или строить дамбу, не построив которую, через год всех затопит. Молодости свойственен оптимизм. Кто смотрит далеко вперед? Старшее поколение, они прошли эту стадию и хорошо ее понимают, но юношество их не слышит, между ними пропасть и бурлящий поток обмана и коварных маневров. И они ринулись пить пиво, не задумываясь о последствиях. Прервалась энерго-информационная связь между родителями и детьми. Вот в чем будущая трагедия нашей Родины. Удар нанесен в самую болевую точку. Международный заговор насилия долго готовился к нему и скрупулезно изучал. Тщательно спланировал, скоординировал все средства массовой информации зарубежные и безбедно содержал внутри нашей страны и высоко оплачивал всех крикунов. Чтобы управлять своей судьбой необходимо фильтровать информацию.

Используя доверчивость и доброту советского человека, ложь стала важным средством обеспечения интересов эксплуататорских классов, акцентирование, утверждение несуществующего довершило это черное дело.

Так сказал основатель общества Кришны: «…С помощью средств массовой информации можно с невиданным мастерством создавать завесу обмана и иллюзии, что никто не сможет отличить истину от лжи, реальность от подделки».

Вот в такую мялку попала наша юность в последнем десятилетии двадцатого столетия.

И Юра вопреки желанию предков, как он стал их называть, не пошел в 10-й класс, а поступил в училище. Мать уговаривала поступить в свой техникум, но сколотившаяся компания вокруг какого-то Фандоры не позволяла ничего другого, а Юра мотивировал, что идет по стопам старшего брата.

Через полгода этот Фандора оказался в тюрьме за групповой грабеж и избиение одиноких и слабых учащихся — отбирали стипендию. Юрка случайно оказался в стороне от этих дел, но ликвидация лидера и нескольких друзей обескуражила его, лишила силы и авторитета. Училище стало ненавистным домом. Если до этого он плохо, но посещал, редко, но брал в руки учебники, теперь они с остатками свой кодлы предались порнографическому разгулу и мечтам, как разбогатеть.

Мастер производственного обучения пришел в техникум и обо всем рассказал Людмиле Никитичне. Как педагог она чувствовала резкие изменения в его сознании и с отцом пытались раскрыть и очистить его от иностранных помоев. Но разлагающее действие телевидения, окружающая среда не дали достучаться до его выпотрошеной души. Последнее время приходил поздно, избегал встречи с отцом, с матерью, отмалчивался и несколько раз пьяный… Много она не говорила Виталию, но сегодня, после ужина, кухня стала свидетелем горьких материнских слез, душевных вздохов и откровений. Нет, не упреки друг друга, а обоюдное возмущение налетевшим ветром перемен, сломавшим привычные добрые отношения родителей и детей, ругали возникшую социальную дезориентацию.

В эту ночь Юрик не пришел. Они по очереди прислушивались к каждому стуку. А на утро ушли на работу в смятении. Ни разум, ни сердце не могли терпеть неизвестности. Виталий звонил несколько раз домой, а Людмила, подменившись, пошла в училище и узнала: сын отчислен за не посещаемость. Куда же он уходил каждое утро с книжками и где же обедал?

Ах дети перестроечного периода, эти жертвы капиталистического монстра, как вас обаранили! Душа рвалась на части.

Отведя кое-как последнюю пару уроков, Людмила бежала домой отдать рвущиеся наружу слезы телефону, обзвонив всех, и Виталию. Услышала вставленный в замочную скважину ключ. Недоговорив, на полуслове, положила трубку и… к двери. В вошедшем она еле узнала сына: с резким перегаром, с сигаретой, измученный, с синевой под глазами, измятый как после соковыжималки.

— Ма, знакомься, моя жена, — произнес он развязным осипшим голосом.

Людмила остолбенела. Молодые прошли в комнату и закрылись. Вот тот случай, когда в трудную минуту есть на кого опереться, с кем поделиться и кому выплакаться в жилетку. Позвонила Виталию — его долго искали — и сказала:

— Юра привел жену.

Услышала в ответ длинное «Что-о-о!»

Встретив мужа на улице, они долго ходили по кварталу кругами, успокаивая друг друга, обсуждали что делать и как быть. В квартиру вошли в тот момент, когда молодая «жена» выходила их туалета. Они, не раздеваясь, прошли в их комнату. Виталий сел на койку рядом с сыном, долго молчал, разглядывая нервно мечущееся создание. Сын не выдержал и дрожащим голосом произнес:

— Я люблю Юлю.

Сам при этом пересел от отца подальше: если он зазвездит, то надолго лишишься разума. Когда на них напали хулиганы, пока они с мамой соображали, что делать, отец выбирал какое-то положение и если бил, то тот винтом шел наземь.

— Сколько тебе лет, доченька? — чужим голосом спросил.

— Скоро шестнадцать, — как первоклассница ответила она.

— А ему?

— Семнадцать, — дрожащим голосом, подумав, запинаясь, еле слышно проговорила.

Его разъяренный взгляд остановился на Людмиле. Вот что значит взгляд любимой жены, и он стал подбирать слова, что сказать дальше.

— Мы сейчас пойдем к твоим маме с папой и решим как с вами быть, — сказала Людмила.

Юрий попытался возмутиться, отец взял его за предплечье, лишив всякого маневра в движении, и так два квартала Юрий шел молча, не сопротивляясь.

Вошли в квартиру: Людмила, ведя за собой Юлю, Юрий продолжал находиться как в капкане.

— Здравствуйте, сказала Людмила.

— Приветствую вас, — ответил лет сорока мужчина.

Квартира была небогатой, но чистой, ухоженной. Увидев Юлю, воскликнул:

— Ты же, говорят, опять замуж вышла!

Из ванной появилась женщина в халате.

— Это мои мама с папой, — познакомила Юля.

— Шатаешься где попало, не слушаешься, откуда пришла, туда и иди! — резко отрезал халат.

— Я — представитель комнаты милиции по делам несовершеннолетних, — твердо сказала Людмила.

Как-то сникли оба родителя. Видя, что эта организация им знакома, она назидательно продолжила:

— В следующий привод в милиции будете отвечать, вы!

Всю дорогу, и дома не было произнесено ни слова о событиях этого дня. Юрий отлеживался до приезда Сергея.

* * *

Менее часа лету от Бийска — и они в Турочаке, а там вертолет и Телецкое озеро. Много раз Сергей летал на самолетах, но такого ощущения близости земли, красоты и очарования не испытывал. Змейками текут реки, а вот и вечные труженики их — рыбаки. А вон красавцы гор — маралы, и деревни прикорнувшие на полянах у подножия вечных гор. Дороги — как тропы, по которым бесконечно бегут машины. И везде судьбы людские. А вот и начало знаменитого Телецкого озера.

Ушли тревоги вчерашнего дня. На кромке вертолетного поля, ближе к лесу, несколько палаток диких туристов, там же выбрали место и поставили свои. Костровище было готово, молодежь пошла собирать дрова, женщины разбирать и раскладывать продукты, спальные принадлежности, Виталий с Владимиром, осмотрев все подходы, обойдя кругом, пошли рыбачить к ужину.

Так пошла двухнедельная беззаботная жизнь. Облазили ближние горы, попили медовухи — с особым ароматом — на меду из горных трав, гостеприимных пчеловодов, одичавших от одиночества. Набрали мешок третьегодишнего бадана, посетили прекрасный цветник в Яйлю, где климат совпадает с Крымом. Свернули палатки и поплыли на другую сторону озера.

Теплоход весело, без особых усилий, вез туристов и экскурсоводов, скользя по перевернутому отражению гор. Сережа, упершись в поручни борта, смотрел на медленно проходящие перед глазами громадины нагромождений скал и голые как яйцо горы Кара-Курума. Он понимал, что тете Ире хотелось его сблизить с восемнадцатилетней дочкой, но она его не зазнобила и потому он с Юрой постоянно удалялся от нее.

Энтузиаст зимнего туризма. руководитель многих зимних походов, участник нескольких спасательных экспедиций, оператор производства полимеров Юрий Ковригин летом водил плановых туристов, а в промежутках между походами набирал экскурсии «дикарей» и делился с ними огромными познаниями Алтайских гор и опытом выживания в экстремальных условиях.

Хорошо поставленным голосом, не мешая работе двигателя теплохода, он рассказывал:

— Совсем недавно граница двух государств проходила недалеко от левого берега озера. Слева — Республика Тува со столицей Кызыл — центр географической точки Азии. Справа — территория Алтайского государственного заповедника. Это второй по занимаемой площади в Союзе и его величина вмещает три Литвы. Теперь прдставьте, какую территорию занимал весь Западно-Сибирский край и как ею управлять. Поэтому в 1937 году советское правительство образовывает самостоятельную территориальную единицу — Алтайский край с Горно-Алтайской областью в его составе.

В 1944 году, боясь японского вторжения, Тува попросила вступления в дружную семью братских народов Советского Союза.

На той стороне озера практически постоянного населения нет. Зимой охотники по зимовьям своих участков обитают, да несколько человек на одном из кордонов.

Вон на той террасе несколько строений, это метеонаблюдатели, егерь, лесники с семьями.

Сережа то слушал внимательно, то отвлекался на причудливые скалы. Вдруг в поле его зрительного внимания попала она. Стоя у поручней, сосредоточенно глядела на темную воду озера.

Гудок теплохода оповестил о высадке на водопаде Корбу. Она вышла в окружении, по всему видно родителей, а вокруг нее крутился парень.

Безрассудное падение воды на камни, так что воздушной волной забивает дыхание, стремительное бурление и выход в озеро вдохновил Сережу, он заставил ее обратить внимание на себя. Дальнейший путь перемежался его наблюдением за отношениями ее со своим спутником, слушанием интересного рассказчика и собственным мироощущением.

В том месте в озеро впадает река Чулышман, самый крупный приток. В противоположной части впадает река Кыга, и образуется залив с микроклиматом. Расстояние между ними по прямой — километров пять. Это одно из самых спокойных и теплых мест.

Здесь-то и обосновался в 1928 году ленинградец Николай Павлович Смирнов и на весельной лодке много лет возил плодородную землю из Чулышманской долины для закладки фруктового сада на прибрежье.

Автор в конном турпоходе по Алтаю. Конюх даёт наставление участникам похода.

Живущую в движении природу трудолюбивый человек превращает в ее дары, которые не оценишь звоном серебра. А Смирнов Николай Павлович в составе частей особого назначения (ЧОН) гонял всевозможные банды по Алтайским горам. После закончил рабфак в Ленинграде и курсы политотдела. На рабфаке учился вместе с будущим председателем Ленгорисполкома, а впоследствии председателем Совета министров СССР Алексеем Николаевичем Косыгиным. После — Томск, войска ОГПУ, ранение. Безнадежно больному друзья порекомендовали эти места, ему было двадцать восемь лет. Работая смотрителем на метеопосте, он присмотрел невесту в ближайшей деревне — пятнадцатилетнюю алтайку. Она нарожала ему восемнадцать детей. Роды в основном принимал сам. Многие живут и работают здесь же по берегам озера в Артыбаше, Иогаче, на теплоходе и рыбацких катерах. Некоторые умерли или погибли при различных обстоятельствах. Если хорошо присмотреться — выше сада, под горой, стоят памятники.

Перед высадкой Сережа прошел по палубе и снова увидел ее. Юноша вытаскивал рюкзаки наверх, она посматривала на медленно двигающийся на нее причал.

Недалеко от туристского приюта поставили палатки и несколько дикарских компаний, объединившись, готовили ужин на одном кострище. Перерубая дрова на более короткие, чтобы расход был меньше, подходит она и приятным голосом просит помочь подвесить кастрюлю над костром. Сережа положил топор, убрал свою вскипевшую кашу, повесил чайник и, беря из ее рук кастрюлю, задержал, заглянул в глаза и молча водворил на перекладину.

Она ушла, а у него все больше разгорался огонек интереса и увеличивалось круговращение соков.

После ужина все собрались у костра и тут разъяснилось: Валерия — студентка пятого курса филиала Алтайского политехнического института, отдыхает с женихом и его родителями. Бренькая на гитаре и подпевая, жених поддерживал общее веселье.

Стреляли дрова в костре, при впадении шумела речка, свет лунной дорожки бежал по озеру.

Сережа раздумывал, что же ей лучше и полезней — на глазах жениха уделить внимание или подкарауливать. Встретившись взглядом на ярком огне костра, он увидел взаимный интерес и, уйдя в палатку, продолжал рассуждать: много женщин никогда не любили и не начинали любить, многие, прожив с мужчиной годы, не испытали радость удовлетворения. Вспомнил свои романы в институте, в стройотрядах, как легко он с ними расставался. Лежа на спальнике с поднятым пологом палатки, подперев подбородок руками, разглядывая яркие звезды, кажется — протяни руку и сними с неба, он думал о Валерии.

Утром с Юркой, пока комары спят, сбегали в деревню, купили канистру молока, разведали щучьи места в Чулышмане, угостили всех. Подавая Валерии кружку, Сергей опять заглянул в глаза, они встретились, а ее пальцы, взявшие кружку, он нежно прижал. Она не отрывала. Опередив его, Лера сказала: «Мы уезжаем». «Где тебя найти?» — непринужденно спросил он. «Факультет химической технологии», — игриво ответила она и побежала к теплоходу, подавшему гудок к отходу.

Уверенно крадется к пирсу теплоход, на берегу выстроена шеренга встречающих туристов, подготовленная к маршруту. Швартуясь, он гонит зеленую горбатую волну. Рапорт очередной благополучно прибывшей группы, приветствия новичков, шутки, пахнущий кострами юмор, традиционный компот. Счастливы проведенным временем в необычных горных условиях, их переполняют эмоции, а воспоминания будут долго доставлять живейшее наслаждение и отраду. Вечером перед туристами и «дикарями» они проведут отчетный концерт, делясь своим задором и добрыми чувствами — таков порядок.

Наблюдая за ритуалом встречи, Лера с потухшим интересом к своему кавалеру, думала о Сереже.

На автобусе они доехали до озера Куреево, и на пыхтящем теплоходе «Заря» под музыку Пахмутовой и песни Градского Лера в мечтательной задумчивости рассматривала, как нарисованные берега реки Бия.

Перед поездкой на Телецкое Сергей писал заявление «Прошу принять на работу мастером», а вышел начальником участка.

— Не до отдыха, — сказал вызвавший его начальник цеха. — Меня директор за несогласие с его экономической политикой отправляет на пенсию.

Сергей с удивлением разинул рот.

— Я считаю, настало время, когда люди вправе решительно спрашивать, а им нагло морочат головы, — с резкой откровенностью добавил Степан Федорович.

— На мое место я рекомендую Бритвина Андрея Константиновича, а он тебя на его должность.

И как бы между прочим продолжал:

— Директор со своим окружением меняет облик коммуниста, растлевает, ведет к перерождению нестойких товарищей, расшатывает ряды партии.

Перед ноябрьскими праздниками проходили отчеты и выборы в комсомольских организациях. Большие перемены заметил Сергей Витальевич в настроении людей всех возрастов, а у молодежи особенно. С первого раза собрание не состоялось из-за неявки. Инертность и безразличие к делам цеха, потухающий огонек в глазах комсомольцев превратил их в серую скучную массу, пораженную хворостью и леностью. Для советского человека, воспитанного на трудовой и батальной романтике фильмов и книг, благородный труд — святое, а войны — отвергаемы, тем более внутренние чужды.

Но средства финансовых олигархов действуют по всему земному шару и войны не только разрушительные, а особенно войны невидимые становятся главными между глобальными системами.

И наш человек, как провалившийся в предательскую ловушку медведь, сел на днище, сложил передние лапы на груди, жалостливо застонал, точно заплакал.

Виталий сравнил: молодежные рабочие шумные собрания в те времена, когда искры летели и копья ломались, а в этих разрешаемых деловых конфликтах заложено развитие, — с этим собранием и представил потери в этой неявной войне, прежде всего утрата национального достоинства. Он попытался разъяснить сидящим тихо в красном уголке, что они становятся заложниками, пленниками не афишируемой войны международных корпораций за свои экономические интересы.

С рассеянностью склеротика выслушали и с абсолютным безразличием проголосовали за его кандидатуру секретарем комитета ВЛКСМ цеха и рекомендовали в штаб МЖК (молодежно-жилищный комплекс).

С присущей ему добросовестностью, с инженерной настойчивостью он исполнял обязанности начальника участка. Но чем глубже погружался в молодежные проблемы комбината, тем больше убеждался, что процесс разложения комсомола становится необратимым, потому что проблемы загоняются внутрь и являются опасными разрушителями. С упорством человека, верного идеалам социализма, он боролся за сохранение его мировоззрения, поднимая упавших, направляя заблудших, являясь активным участником важного события на земле.

Схема жизни была до крайности проста. Отработай шесть-восемь часов с полной отдачей по поговорке «Сделал дело — гуляй смело» и иди себе кто в волейбол играй, на лыжах по лесу бегай, на санках с сыном с горки катайся или во Дворце культуры пой, пляши, играй на любимом инструменте, только прояви желание, интерес и ты будешь принят с распростертыми объятьями. Четко аванс и получка — планируй покупки, поездки, отдых.

Взял учеником на свой участок и Юрия, но не подозревал Сергей Витальевич, какие трудности его поджидают в связи с этим.

Несмотря на всеобщую доступность культурно-спортивных сооружений и мероприятий, редеющий комсомольский актив все с большим трудом собирает молодежь на заводские соревнования по лыжам, игровым видам спорта или на смотр художественной самодеятельности.

Как бы ни старались комсомольские, профсоюзные работники и активисты, но они не могли понимать суть происходящих событий. А депутаты так называемой региональной группы Верховного Совета СССР, эти легальные высокооплачиваемые агенты влияния кричат и пишут про заботу о советских гражданах. Сулят горы привилегий и хорошую жизнь при ничего неделании. Мажут грязью заборы лучших тружеников и преданных людей, а из школьников начинают готовить поколение потребителей, девиз которых — прожить — не притомиться. Так начиналось практическое изменение образа жизни, как наркотическая ломка со всеми последствиями.

Упадок в обществе наступает не с первым обвалившимся зданием, а раньше, когда люди начинают думать только о сегодняшнем, прошлое их не занимает, будущее не интересует. Здравый смысл должен был бы обратить внимание на обложенное тучами небо. Но голос Сергея и каждого рассудительного человека был забит треском о перестройке, гласности, ускорении, которые стремились к реформам, углубляющим разрушение социалистического сознания. И главной опять стала проблема отцов и детей, которых не просто необходимо разделить, а нужно поссорить, да так, чтобы они отринули все прошлое вместе со своими родителями и не поняли, что с ними произошло. При этом простодушные несут потери, а ушлые наживаются.

Все для блага человека, во имя человека — таков девиз реального социализма. Вам же начали внедрять другой девиз — все во имя Доллара, остальное второстепенное, малозначительное. Смысл человеческой жизни не в стремлении создать условия для всестороннего развития всех участников общества, а в неустанном стремлении заслужить благосклонность Доллара и постоянно ему служить, он то и обеспечит царствие земное.

Доходчиво пытался разъяснять все это Сергей Маркин не только молодым рабочим, но и некоторым ветеранам, поддавшимся разглагольствованию о свободомыслии, райской жизни в капитализме.

Демагоги начали муссировать тему — почему победители живут хуже побежденных? Многих на этом сбили с толку и хорошо пообливали грязью коммунистическую партию.

С наслаждением садиста, с удовольствием алкоголика издевались враги над коммунистами, кто первыми в атаку поднимался, кто организовал всенародную борьбу с лютым врагом.

И не по долгу службы и общественным обязанностям, а по собственному разумению Маркин терпеливо и настойчиво убеждал тронувшихся умом коллег.

— Всего сорок пять лет мы прожили без войны, наслаждались красотой и гармонией окружающего мира. Сейчас вас сбивают на тропу войны, ставят под сомнение вашу искренность, клевещут на вашу жизнь. Ни Европа, ни Япония вместе взятые, за всю историю своего существования не подверглись такому разрушению, как Советский Союз в Великую Отечественную войну. Десятки миллионов молодых трудоспособных людей погибли «не долюбив, не докурив последней папиросы», угнаны в рабство, искалечены. Тысяча семьсот городов представляли развалины и груды камня, от семидесяти тысяч деревень, рабочих поселков остались одни печные трубы, по которым и можно определить, что здесь стоял чей-то дом, а оставшиеся в живых его домочадцы вырыли землянки, приспособили погреба.

— Ну и что! — с дебилирующим апломбом возражает открывшийся ненавистник советской власти.

— А то, что только в этом столетии каждому поколению досталось по войне, — продолжал спокойно Сергей. Прадед моей матери с японской вернулся без ноги, но был забит до полусмерти в царских застенках революционных событий 1905 года. Проводил в 1914 году на фронт старшего сына, прадед моего отца — участник этой революции, и от не проходящей хвори умер. Восемь лет терзали молодую республику богатеи земли русской, а на помощь позвали тех же японцев, да немцев со своими друзьями. От окраин до окраин пылала Российская империя, а земля пропиталась кровью и потом от рытья траншей, окопов и строительства блиндажей — вот куда была направлена богатырская сила нашего народа. Израненный пришел мой прапрадед, но руки-ноги целы. Начал поднимать покосившееся домашнее хозяйство: отремонтировал скотный двор, заготовил лес на новый дом. Да Колчак — царский адмирал, верховный правитель Сибири объявился — не пошел он по ранению в партизаны, а зря. Колчаковский офицер приказал забрать лес. Лег израненный солдат — защитник отечества — поперек аккуратно сложенных бревен, да так и не поднялся, пристрелил в упор его колчаковец.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Правила войны без правил

Из книги Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны... автора Козлов Сергей Владиславович

Правила войны без правил Естественно, при ведении контрпартизанской войны имеются свои основные направления, ее нельзя вести «как бог на душу положит». Но эти направления необходимо умело применять, исходя из конкретной ситуации. К ним относятся:– работа с местным


Техника правил безопасности

Из книги Житница сердоболия автора Смирнов Алексей Константинович

Техника правил безопасности По случаю дня медработника, который, как считают многие медики, не есть какой-то конкретный день, а просто третье воскресенье июня-месяца, угар накануне рабочего дня - медицинские будни. Сейчас (2004-й год) пишу и соображаю: вдруг он уже вообще


Игра без правил

Из книги Пуанкаре автора Тяпкин Алексей Алексеевич

Игра без правил Рубеж веков французское общество перевалило в состоянии сильнейшего возбуждения. Это был один из тех моментов в его истории, когда вся нация взбудоражена политическими страстями. Страна раскололась на два враждующих лагеря.Началось все с того, что во


Эпоха анализа и правил

Из книги Лев Толстой автора Шкловский Виктор Борисович

Эпоха анализа и правил Самостоятельность, о которой говорил Мейер, пришла к Толстому неожиданно. Он получил задание от Мейера написать реферат о «Наказе» Екатерины II. Реферат этот малосамостоятельный, он состоит в сопоставлении «Наказа» Екатерины и его французских


В отступление от правил

Из книги С Антарктидой — только на "Вы": Записки летчика Полярной авиации автора Карпий Василий Михайлович

В отступление от правил Экспедиции на Шестой континент никто еще не отменял, и нам со Скляровым пришлось снова тащить на себе обычную, надоевшую до чертиков, работу по подготовке летного отряда 28-й САЭ до тех пор, пока Голованов не вышел из отпуска. Надежды на то, что в эту


Нина Морозова Без правил

Из книги Против течения автора Морозова Нина Павловеа

Нина Морозова Без правил 1. Котлован В ветреный и прохладный июньский день продолжали срываться, улетать и кружиться над яркой и свежей весенней травой белые лепестки яблоневых цветов. Они облетали с последней яблони. Остальные были срублены. Корни небольшой пинии,


Игра без правил

Из книги Братья Старостины автора Духон Борис Леонидович

Игра без правил В своих мемуарах Николай Петрович Старостин детально рассказывал об аресте и пребывании на Лубянке. А вот в книгах Андрея Петровича об этом нет ни малейшего упоминания. Объяснять это принято тем, что старший из братьев создавал «Футбол сквозь годы» во


4. ВЫ БЕЗ ПРАВИЛ? И МЫ БЕЗ ПРАВИЛ!

Из книги Штурмовик автора Кошкин Александр Михайлович

4. ВЫ БЕЗ ПРАВИЛ? И МЫ БЕЗ ПРАВИЛ! Абхазы воюют, как умеют. Грузины, в общем-то, тоже не удивляют военным мастерством. Поэтому потери с обеих сторон серьезные. А я вот и сам помирать не собираюсь, и ребят своих не дам пожечь. Хорошо запомнил, как десять лет назад, еще в Арцызе,


Глава третья Годы сороковые… Суды чести для чести не имевших…

Из книги Великий Сталин автора Кремлев Сергей

Глава третья Годы сороковые… Суды чести для чести не имевших… Перу Антона Макаренко принадлежит, кроме знаменитых его произведений, и менее известная повесть с ёмким названием «Честь», впервые опубликованная в 1937–1938 годах в журнале «Октябрь». В конце её


Одиннадцать сатанинских правил на Земле

Из книги Тайная жизнь сатаниста. Авторизованная биография Антона Шандора ЛаВея [Maxima-Library] автора Бартон Бланш

Одиннадцать сатанинских правил на Земле 1. Не высказывай своего мнения и не давай советов, если тебя не просят.2. Не говори другим о своих проблемах, если ты не уверен, что другие хотят о них услышать.3. Когда ты в чужом логове, покажи хозяину свое уважение, либо не ходи туда


Приложение. Десять правил лагеря 14

Из книги Побег из лагеря смерти автора Харден Блейн

Приложение. Десять правил лагеря 14 (В лагерной школе Шина и других детей заставили выучить эти правила, чтобы они могли в любой момент прочитать их наизусть по требованию охранников.)1. Не пытаться бежать. Задержанные при попытке к побегу расстреливаются


ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ПРАВИЛ

Из книги Из ГУЛАГа - в бой автора Черушев Николай Семенович

ИСКЛЮЧЕНИЕ ИЗ ПРАВИЛ Среди высшего комначсостава РККА был один человек, повороты судьбы которого были просто удивительны. Ему исключительно везло, особенно в самые опасные моменты жизни. Это Мерецков Кирилл Афанасьевич. Его можно назвать счастливчиком, если не баловнем


Политика – бой без правил

Из книги Виталий Кличко автора Кокотюха Андрей Анатольевич

Политика – бой без правил На фоне секретаря Киевсовета Олеся Довгого, наделенного от природы ростом ниже среднего, лидер «Блока Виталия Кличко» выглядел не просто высоким мужчиной, а настоящим гигантом. По иронии судьбы, основные дебаты в стенах Киеврады и за ее


Глава 3 Война без правил

Из книги Чеченский рецидив. Записки командующего автора Трошев Геннадий Николаевич

Глава 3 Война без правил Глобализация террора Как и всю страну, меня потрясли события в Москве в конце октября 2002 года. Чудовищный теракт, проведенный бандой Мовсара Бараева, наверняка войдет в анналы истории террора как одна из самых мрачных его страниц. Около полусотни


Война без чести и правил

Из книги Его «величество» ГРАБЁЖ автора Камнев Алексей Ермолаевич

Война без чести и правил Вот и дембель, кажется совсем недавно провожали Сережку в Советскую Армию, и Юра не сходил у него с колен. А сейчас Юра висит на крепкой сержантской шее и не дает никому его обнять. Нежно, как цветок прижал Сережа мать, взял руки, поцеловал и добавил: