Глава 3. ЛУЧШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Глава 3. ЛУЧШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Идя навстречу пожеланиям Черчилля, в начале октября началась реорганизация отрядов коммандос. Остатки отдельных рот, используя выражение лорда Ловата, все еще «удрученно сидевшие по грязным палаткам в горных долинах», объединившись с отрядами коммандос № 5,6 и 11, укомплектовали три десантно-диверсионных батальона (Special Service Battalion). Каждый батальон состоял из двух рот по 500 человек, каждый формировался из уже существующих отрядов коммандос. Затем из отрядов коммандос № 3, 4, 7 и 8 набрали еще два батальона. Реорганизация завершилась в начале ноября созданием Бригады специального назначения.

Перемены означали окончательное исчезновение отдельных рот. Процесс их расформирования вызывал горечь у людей, отправленных в свои прежние подразделения. Это настроение отражено в дневнике майора Билла Копланда, покинувшего Отдельную роту № 4: «Итак, в новую структуру берут сливки Отдельных рот, рожденных в неразберихе, выстрадавших хаос Норвегии, терявших драгоценное время дома, когда другие части проваливали дела, в которых они преуспели бы… Надеюсь, что новое командование будет достойнее того, что контролировало их судьбы в Норвегии».

Роналд Суэйн признавал трудности момента:

«Мы избавились от офицеров и солдат, которых считали недостаточно подготовленными, негодными из-за плаксивости или пьянства, и тех, кто нам просто не нравился. Структура коммандос становилась похожей на закрытые клубы. Когда у нас появлялась вакансия, мы просто обращались с предложениями к полковнику. Решение принималось, как в системе черного шара при баллотировке, и у каждого подразделения были свои особенности. Офицеры, сержанты, рядовые всех отрядов отбирались очень тщательно. Мы, большинство из нас, были хорошо развиты физически, занимались спортом и теперь наслаждались долгими пробежками по горам, что приходилось делать очень часто. Нам ничего не стоило пробежать 20–30 миль в день по пересеченной местности, и мы стали еще сильнее».

Был еще один интересный результат призывов Уинстона Черчилля к созданию многоцелевых, повсюду проникающих частей. Кроме коммандос, Черчилль потребовал сформировать парашютно-десантный полк численностью, по меньшей мере, в 5000. Первоначально предполагалось, что руководить его созданием будут ВВС, но они все силы отдавали «битве за Англию». Не хватало самолетов для бомбардировок, не говоря уж о том, чтобы предоставлять самолеты парашютистам. Поэтому проект был передан армии, а ВВС должны были предоставить инструкторов. В результате отряд коммандос № 2 составил ядро первого парашютного подразделения Британии под названием 11 — й специальный воздушно-десантный батальон (11 Special Air Service Battalion). Коммандос передислоцировались в Рингуэй около Манчестера, где строился первый национальный парашютный учебный центр. Впоследствии батальон переименовали в 1-й парашютный батальон, позднее Парашютный полк, а название «специальный воздушный» подхватил молодой отчаянный офицер Дэвид Стерлинг, по мнению многих, слишком честолюбивый, однако создавший САС (Спешиэл Эйр Сервис). Итак, за несколько месяцев из личной заинтересованности Черчилля и идеи десантно-диверсионных частей родились четыре еще не оперившиеся, но жизненно важные структуры, которым предстояло решительно повлиять на исход войны и изменить мышление военных на остаток столетия: коммандос, Парашютный полк, Спешиэл Боут Сервис (СБС) и Спешиэл Эйр Сервис (САС).

К новому году решения все еще принимались вслепую, методом «тыка». В январе подполковник Боб Лейкок получил приказ немедленно собрать соединение, официально называемое «Отряд Зед» (Force Z). Передвижения были засекречены: не допускалось никакой утечки о месте назначения. Высшее военное командование (Chiefs of Staff) приняло решение захватить остров Родос, чтобы обеспечить Британию промежуточным аэродромом в восточном Средиземноморье. В группу из 100 офицеров и 1500 рядовых и сержантов вошли представители отрядов коммандос № 7, 8 и 11, взвода из отряда коммандос № 3 и взвода СБС Роджера Кортни. Войска отплыли с острова Арран 31 января на кораблях коммандос «Гленрой» и «Гленгайл». Уже в пути Лейкок получил сообщение Военного министерства о переименовании его отряда в «Лейфорс» и о том, что отныне категорически запрещается произносить слово «коммандос» в любом контексте. К ним должен был присоединиться третий корабль «Глен» — «Гленеарн» со специалистами из Мобильного соединения защиты военно-морских баз (Mobile Naval Base Defence Organisation), сформированного под покровительством Королевской морской пехоты за несколько месяцев до описываемых событий.

Десант должен был прибыть в Суэц в начале марта и соединиться с двумя другими отрядами коммандос — ближневосточными № 50 и 52, созданными в июне 1940 года на Ближнем Востоке, где уже появлялись симптомы надвигающихся тяжелых времен. Однако мы еще вернемся к Лейфорс, а сейчас поговорим о тех, кто остался в Британии. Они, возможно и к лучшему, не подозревали о происходящем и жаловались на бездействие. Им предстояли многочисленные рейды в начале года, большинство из которых были отменены или прекращены в самом начале на стадии боевой готовности. Проводились учения к операции «Уоркшоп», высадке отряда коммандос на остров Пантеллерия у побережья Сицилии, и операции «Бриск», захвату Азорских островов. Ни одна из них не состоялась, однако в феврале был дан зеленый свет и коммандос стали планировать свой первый после провала десанта на Гернси рейд в Норвегию, в район Нарвика. Операция получила название «Клеймор», целью были Лофотенские острова, лежащие в 850 милях к северу от Оркнейских островов близ Нарвика. Эти острова имели очень важное значение для немцев, так как там находились нефтяные хранилища для обслуживания перевозок. Однако еще большее значение имели фабрики, перерабатывающие селедочные и тресковые вытяжки, из которых в больших количествах производился рыбий жир для самых различных целей, включая производство нитроглицерина, применяющегося в производстве взрывчатки. Фабрики поменьше производили рыбий жир в бутылках: витамины, предназначенные помочь немецким войскам выдерживать холода Заполярья.

Приказ был четким: взорвать нефтяные хранилища и любой попавшийся на пути вражеский транспорт, освободить узников, взять в плен предателей и привезти норвежцев, решивших вступить в базирующееся в Британии подразделение норвежских добровольцев. Никакой пощады и транспорту, перевозившему местные продукты под давлением немцев. «Продукты сжигать без угрызений совести» приказал лорд Ловат, назначенный в отряд коммандос № 4. В рейд отправлялись этот отряд и отряд коммандос № 3, по 500 человек каждый плюс 50 норвежцев. Из-за разногласий в Лондоне по поводу тактики начало операции дважды откладывалось, и десантники отплыли по Клайду через залив Скапа-Флоу на Оркнейские острова для учений, а затем на Фарерские острова для окончательного инструктажа и подготовки. Военные корабли «Куин Эмма» и «Принсесс Беатрикс», затемненные и битком набитые войсками, обремененные десантно-высадочными средствами, боролись с бушующим Северным морем. Многие солдаты, особенно новички, страдали морской болезнью. В водах, где часто появлялись немецкие подводные лодки, корабли конвоировались двумя эсминцами, а подводная лодка «Санфиш» ушла вперед, чтобы оказывать помощь в навигации. В Скапа-Флоу на борт поднялся морской офицер-штурман, хорошо знавший эти воды. Никто вначале и не подозревал, что он один из уцелевших в катастрофе прошлой осени, когда авианосец «Ройал Оук» был торпедирован в заливе и погибло 800 человек.

Рано утром 4 марта 1941 года конвой достиг Лофотенских островов, и в мороз дюжина катеров начала перевозить на берег вооруженных до зубов десантников с зачерненными лицами по 35 человек в катере. Этому рейду предстояло стать самым крупным и успешным с момента основания коммандос, хотя они не встретили серьезного сопротивления. Первыми высадились разведчики и патрули, которым предстояло точно указать подрывникам расположение фабрик и хранилищ. Боевые патрули с тяжелым оружием заняли позиции на случай осложнений. Были реквизированы все транспортные средства, попавшиеся под руку. Одной группе из отряда № 4, например, достался старый грузовик из-под рыбы, и они водрузили на кабину ручной пулемет Брена. Лорд Ловат вспоминал о вскоре свалившихся на них неприятностях, с которыми, впрочем, они вполне справились:

«В темноте мы свернули в узкий проход между домами и налетели на колонну немцев. Норвежский офицер от изумления спустил курок, и револьверная пуля ударилась в приборную доску рядом с моим коленом. Кабина наполнилась пороховым дымом. Грузовик вильнул и ударился о парапет низкого моста… отчего пулеметчика и его второй номер выбросило на утрамбованный снег. Марширующие оказались невооруженными матросами немецкого торгового флота… один из них, посмелее других, закинул в ручей свой рюкзак».

В последовавшей потасовке одного немца, оказавшегося капитаном судна, сшибли через парапет в ручей. Ловат говорил, что пулеметчик в ярости оттого, что сломал зубные протезы, готов был пристрелить пловца, причем его подбадривали матросы, ненавидевшие капитана, ярого нациста. В конце концов капитана выловили из воды. Патрули вошли в город. К тому времени, через час после высадки, подрывники уже работали. Для Бернарда Дэвиса, молодого ветерана эвакуации из Дюнкерка, это был первый рейд с коммандос, к которым он присоединился через три недели после возвращения из Франции:

«После эвакуации из Дюнкерка 10-я пехотная бригада, в которой я служил, почти месяц стояла в Чичестере. Мы по горло были сыты происходящим: никакого оружия, достойного упоминания, муштра и тому подобное. И вдруг прибыл энергичный молодой офицер, объявивший набор добровольцев в войска специального назначения. Нас вызвалось человек двадцать. Офицер сформировал роту «В» отряда коммандос № 4, и 5 июля мы все собрались в Уэймуте, где серьезно тренировались три или четыре месяца. Мы знали только, что будем участвовать в налетах на врага в прибрежных районах, и это нас, глупых юнцов, необыкновенно увлекало. Мы жаждали действий: надоело терпеть унижения. Моя рота полностью состояла из солдат регулярной армии, ребят, прекрасных во всех отношениях — высоконравственных, увлеченных. Они пришли из самых разных полков. Коммандос требовались всевозможные военные специалисты. Командиры были очень разборчивы. Кто не годился, того быстренько вышвыривали.

Лофотенский рейд был именно тем, ради чего мы записывались добровольцами, хотя должен сказать, что серьезного сопротивления мы почти не встречали. На острове размещались в основном части Люфтваффе, техники, и мы взяли в плен очень много немцев, уничтожили множество машин. Потерь было мало, во всяком случае с нашей стороны. Нескольких немцев мы убили, на мой взгляд, без всякой необходимости. Они все равно сдались бы в плен, хотя некоторые пытались бежать. Среди нас были и кровожадные парни, к счастью очень мало. Многие думают, что все коммандос такие, но это скорее исключение, чем правило. Может, кровожадных один из десяти, остальные вполне нормальные люди. Я мог бы убить довольно много немцев, но я спас их от смерти. Некоторые из наших парней при необходимости убили бы и раненых».

Как только норвежцы поняли, что пришли британцы, они вышли из домов и наблюдали за первыми взрывами фабрик. Когда солдаты вошли в зону администрации, местные указали на предателей, сотрудничавших с немцами (квислинговцев). Как вспоминал лорд Ловат, толпа патриотов, собравшаяся в гавани, разразилась аплодисментами. 315 норвежцев, в основном молодых мужчин и женщин с тощими рюкзаками за спиной, в лыжных брюках и ветровках, стремились в Великобританию, к свободе. Не отставая от десантников, они карабкались в катера, оставляя позади заснеженный остров, освещенный пылающими зданиями и пропитанный дымом горящей рыбы и нефти. В рапорте был подведен итог: взято в плен 216 немцев; арестовано 60 норвежских квислинговцев; прибыло в Англию 315 норвежских добровольцев; вооруженный вражеский траулер захвачен и приведен в Англию с командой, из которой 14 человек убиты или ранены; потоплено 11 кораблей (водоизмещением 22 000 тонн); взорвано 18 фабрик; 7 рыбных, масляных и нефтяных хранилищ сожжено дотла или взорвано, спасен один управляющий-англичанин.

Единственная потеря британцев — офицер из отряда коммандос № 4, который беспечно сунул свой кольт 45-го калибра в карман и, поскользнувшись на льду, выстрелил себе в бедро. На обратном пути возбужденные десантники обменивались впечатлениями. Одна группа чуть не попала под обстрел артиллерии одного из своих же кораблей. Несколько солдат, обыскивавших административное здание, нарвались на двух немецких чиновников, мирно спящих в постелях. Открыв выстрелом запертую дверь, десантники увидели под одной из кроватей ночной горшок и выстрелили в него, не в силах справиться с искушением. Уже поднявшись на борт, сержант военной полиции Билл Читти, конвоировавший группу квислинговцев, нажав не на ту кнопку на своем пистолете-пулемете Томпсона (одном из двух, имевшихся в том рейде), дал очередь прямо между ступней своего командира Джона Дернфорд-Слейтера. «Поосторожнее с этими чертовыми штуковинами» — спокойно сказал командир.

На этот раз рейд заслужил детальных сообщений, которые так не нравились Черчиллю, когда не было реальных успехов. Хотя операция прошла без особых боев, ее значение стало очевидным после еще двух рейдов в Норвегию в 1941 г. В одном из них целью возвращения на Лофотенские острова был захват немецкого гарнизона, размещенного там после первого налета коммандос. 300 человек из отряда коммандос № 12 захватили гарнизон врасплох, взяли в плен и перебили множество немецких солдат, управившись за 24 часа. Вскоре, в конце декабря 1941 г., после пары переносов начала операции, еще более сложная миссия была поручена отряду коммандос № 3 при поддержке двух взводов отрядов № 2 и № 4. На этот раз целью был стратегически важный остров Ваагзе у входа в Нордфьорд, с объектами на Южном Ваагзе и острове Мелой, где находились нефтяные хранилища и размещался немецкий гарнизон. Как и ожидалось, для коммандос этот рейд оказался самым тяжелым.

Транспортные корабли с коммандос швыряло в бурном море. На этот раз высадку десанта прикрывали самолеты ВВС, сбрасывая дымовые бомбы и атакуя пикирующие с небес немецкие самолеты. Одно из десантновысадочных судов получило серьезную пробоину. В него ударила фосфорная бомба со сбитого немцами британского самолета. Отряд разделился на пять групп, каждая со своей боевой задачей. Местоположение хранилищ, которые предстояло взорвать команде подрывников, было разведано заранее, но они находились достаточно далеко. Майор Джек Черчилль, помощник командира отряда № 3, вел своих людей к берегу в свойственной только ему манере: играя на своей знаменитой волынке и вращая над головой клеймором (палашом шотландских горцев). Каждой группе пришлось вступать в ожесточенные бои, часто сражаясь за каждый дом и врукопашную. Поскольку подрывники занимались своим делом, все происходило под грохот взрывов и освещалось ярким пламенем. В журналах Объединенных операций, в рамках которых проводился этот рейд, описывается один из боев коммандос отряда № 3:

«Нам приходилось пробираться по улицам, а снайперы, засевшие в пакгаузах, задерживали наше продвижение. Согласно приказу, мы должны были пересечь город и соединиться с другими частями. Нас вел в атаку капитан. Хотя дело продвигалось медленно, нам удавалось уничтожать снайперов. Один из наших сержантов получил три пули в спину от пропустившего нас вперед снайпера. Мы открыли огонь по окну, прикончили снайпера и бросились к следующему дому. Там засел упрямый немец. Капитан просунул голову в дверной проем и выстрелил одновременно с немцем. Оба промахнулись, и мы бросили ручные гранаты, много гранат. Фриц просто подошел к двери и уронил к нашим ногам две гранаты с рукоятками. Один из наших офицеров, уже раненный в плечо, вошел в дом с автоматом Томпсона. Фриц выстрелил, но офицеру удалось выбраться.

Тогда один из наших ворвался в дом и, разрядив магазин, прострелил фрицу бедро, однако тот скрылся в глубине дома. Тогда мы решили выкурить его, плеснули бензина, подожгли дом, и, когда фриц, наконец, вывалился на улицу, мы оставили с ним одного из наших.

Мы с боем пробирались от дома к дому, потеряли несколько человек и, наконец, оказались на другом конце города, где соединились с другими частями. Весь город был очищен, и сражение закончено».

На Ваагзе коммандос понесли свои первые серьезные потери: 17 убитых и 53 раненых. Они взяли 98 пленных и арестовали четырех предателей. Несомненно, рейд был успешным во всех отношениях, а особенно в выполнении своей главной цели: заставить Гитлера усилить немецкие гарнизоны в Скандинавии, ослабив войска в других частях Европы. Как указывал лорд Ловат, необходимо было создать условия, в которых Гитлеру и его командованию приходилось бы постоянно иметь в виду вероятность вторжения союзных войск в Норвегию. План сработал. Через неделю после рейда на Ваагзе Гитлер выпустил директиву, в которой утверждал, что «Норвегия является судьбоносной зоной в этой войне. Я требую беспрекословно подчиняться всем моим приказам и директивам относительно защиты этого района». По рекомендации личного представителя Гитлера, совершившего инспекционную поездку по Норвегии, там были размещены еще три дивизии и оборудовано множество новых огневых позиций, прикрывающих подступы к фьордам и гаваням. Ловат отмечал: «Наши рейды заставили немецкое главное командование подчиниться директиве Гитлера и укрепить норвежское побережье… однако союзники так никогда и не вернулись в Скандинавию. В день высадки союзных войск в Европе, 6 июня 1944 года, немецкий гарнизон в Норвегии насчитывал 300000 человек. Дух захватывает, когда думаешь, как эти силы могли бы повлиять на боевые действия в Нормандии. В общем… Гитлер совершил огромную ошибку».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

РЕЗУЛЬТАТЫ

Из книги автора

РЕЗУЛЬТАТЫ В результате всего этого блата я к 28 июля имел: две командировки в разные стороны для себя самого, что было сравнительно несложно.Две командировки на тот же срок и тоже в разные стороны для Юры, что было при наших статьях и одинаковых фамилиях чрезвычайно сложно


Глава 13 Без границ: Как идеи стали влиять на финансовые результаты

Из книги автора

Глава 13 Без границ: Как идеи стали влиять на финансовые результаты В декабре 1989 года во время запоздалого медового месяца со своей второй женой Джейн, я сидел под зонтом на пляже Барбадоса и думал о работе. Программа «тренировок» в GE стала несомненным успехом. С ее помощью


V Результаты самоанализа

Из книги автора

V Результаты самоанализа В 1893 году, когда я сблизился с друзьями христианами, я был совсем новичком в вопросах религии. Они усиленно старались растолковать мне слово Иисуса и заставить принять его, и я был смиренным и почтительным слушателем с открытой душой. В то время я,


Глава 2 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ: РЕЗУЛЬТАТЫ — «СУХОЙ ОСТАТОК»

Из книги автора

Глава 2 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ: РЕЗУЛЬТАТЫ — «СУХОЙ ОСТАТОК» Решения и действияПрежде всего Михаил Горбачев и премьер Николай Рыжков с самого начала перестройки с апреля 1985 г. сделали ударение на экономической реформе. Развернулась большая организационная деятельность


Глава 5 «Еще до стартового свистка мы знали результаты всех матчей московского «Локомотива»

Из книги автора

Глава 5 «Еще до стартового свистка мы знали результаты всех матчей московского «Локомотива» Юрий СёминЯ вышел из тюрьмы в мае 2006-го. За несколько недель до освобождения заключенных переводят в другой блок, где разрешается смотреть телевизор и читать свежие газеты. В


Глава 16. «Ричард III». — Психология и монологи. — Способность Шекспира перевоплощаться. — Презрение к женщине. — Лучшие сцены. — Классическое направление трагедии

Из книги автора

Глава 16. «Ричард III». — Психология и монологи. — Способность Шекспира перевоплощаться. — Презрение к женщине. — Лучшие сцены. — Классическое направление трагедии В 1594–1595 гг. Шекспир возвращается к сюжету, бывшему у него под руками в то время, как он переделывал вторую и


II. Результаты

Из книги автора

II. Результаты И война 1914 года не была войною между русскими и немцами, а была войною между Монархией и Анархией, между Христианством и собирательным Антихристом – еврейством. И революция не была выражением "народного гнева против Царя и Его правительства", а была она лишь


Глава шестнадцатая. «ТЫ ПОДАРИЛА МНЕ ЛУЧШИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ»

Из книги автора

Глава шестнадцатая. «ТЫ ПОДАРИЛА МНЕ ЛУЧШИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ» Появление на пороге маленькой комнаты Шаламова молодой женщины из отдела комплектования ЦГАЛИ (Центрального государственного архива литературы и искусства) пришлось на очень неподходящее время. Это было 2 марта 1966


Глава 2 Лучшие годы

Из книги автора

Глава 2 Лучшие годы Говорят, что все началось в 1878 году и виной тому был эксцентричный Йоэль Моше Соломон, выходец из семьи, обосновавшейся в Иерусалиме три поколения назад. Соломон отличался неистовостью и постоянной готовностью нарушить традиции. Чувствуя себя


Глава вторая. Лучшие и блистательнейшие

Из книги автора

Глава вторая. Лучшие и блистательнейшие 1Ко дню вступления в должность президента Джону надлежало сформировать кабинет — новую администрацию. Это было непросто. Ибо состав нового правительства должен был устроить не только президента, но и могучие группы интересов,


ГЛАВА 7 ЛУЧШИЕ ГОДЫ НАШЕЙ ЖИЗНИ

Из книги автора

ГЛАВА 7 ЛУЧШИЕ ГОДЫ НАШЕЙ ЖИЗНИ Все покупки я делаю сам. Я выхожу, заказываю обеды, беру видео напрокат, посещаю кинотеатр — почти все, что мне действительно хочется. Принц Уильям о своей жизни в университете Примерно три тысячи наблюдателей выстроились на улицах


Результаты 1913 г.

Из книги автора

Результаты 1913 г. Одновременно с ”Грандом” в течение зимы 1912/13 г. на РБВЗ строились и другие самолеты. Особое внимание уделялось машинам, которые готовились на конкурс. В этот период были выпущены бипланы С-10 и С-10-А, представлявшие собой дальнейшее развитие С-6. 10 июля 1913 г.


Глава 44: Лучшие моменты баскетбола # 12

Из книги автора

Глава 44: Лучшие моменты баскетбола # 12 Съёмки в Орландо проходили для программы "Всемирный Рестлинг", которую показывали на мелких телеканалах по всему миру. Шоу было малозначимым для компании и там вообще не выступали топовые звезды.У WCW был огромный ростер. Более ста