Глава 1 Общая система политического розыска в России

Глава 1

Общая система политического розыска в России

Предлагая вниманию читателя эту главу, автор должен предпослать ей два замечания:

1) Под понятием «политический розыск» подразумеваются действия, направленные лишь к выяснению существования революционных и оппозиционных правительству партий и групп, а также готовящихся ими различных выступлений, как то: убийств, грабежей, называемых «экспроприациями», агитациями и пр., а с 1914 года в особенности шпионажа и пропаганды в пользу австро-германского блока.

Розыск по политическим преступлениям — одно, а возмездие по ним совершенно другое, почему никаких карательных функций у политического розыска не было, а осуществлялись они в ином порядке, о чём речь ниже.

2) По времени эта глава не охватывает всей истории политического розыска в России, с момента его возникновения, с XVII века (Преображенский приказ при Петре I, Тайная канцелярия при Бироне, III отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии при Аракчееве[189] и т.д.), а рассматривает лишь период от 1900 до 1917 года.

Высшее руководство розыском, как политическим, так и уголовным, сосредоточивалось в Департаменте полиции при Министерстве внутренних дел.

Как тем, так и другим ведали отдельные делопроизводства, действовавшие самостоятельно друг от друга. В числе различных отделов департамента существовало делопроизводство регистрации, заключавшее в себе фамилии, клички, фотографии, дактилоскопические и антропометрические данные, относящиеся ко всем без исключения лицам, проходившим по политическим и уголовным делам империи.

На должность директора Департамента полиции в большинстве случаев назначались лица прокурорского надзора, имевшие по своей прежней службе опыт в ведении политических дел. По существу своих обязанностей директор департамента близко стоял к министру внутренних дел, почему и назначался по его избранию. Таким образом, с уходом последнего оставлял свой пост и директор. За 15 лет, предшествовавших революции, их сменилось 12 человек.

Подчинёнными Департаменту полиции на местах, по политическому розыску, являлись жандармские управления и охранные отделения, но донесения в Департамент полиции поступали не только от этих учреждений, но и от губернаторов и градоначальников. В последнем случае они касались главным образом политических настроений и общественных движений их губерний и градоначальств.

Поступившие таким образом сведения регистрировались в департаменте, который по существу их давал соответствующие указания и при надобности рассылал свои циркуляры.

Жандармские управления территориально покрывали всю Россию, охранные же отделения находились лишь в некоторых пунктах.

Соображения революционных партий и групп при создании ими своих областных и районных комитетов послужили основанием к организации таких же районов по розыску. Общность и однородность географических, промышленных, этнографических и других условий в обоих случаях послужила главным доводом при распределении.

Жандармские управления, входившие в район, согласовывали свои действия с районным жандармским управлением или охранным отделением. Районы были введены директором Департамента полиции М.И. Трусевичем в начале 1900-х годов, а с принятием должности товарища министра внутренних дел В.Ф. Джунковским начали упраздняться, мотивом к чему послужили главным образом трения между районами и жандармскими управлениями.

Руководителями политическим розыском в охранных отделениях и жандармских управлениях были офицеры Отдельного корпуса жандармов.

Корпус жандармов комплектовался офицерами армии и гвардии, и поступление в него обусловливалось предварительным прохождением особых курсов. Унтер-офицеры принимались из запаса; чиновники же — на общих основаниях поступления на государственную службу. Кроме того, на всех требовалась особая аттестация.

Вопреки упорным слухам следует отметить, что никакой особой присяги жандармы не давали.

Организация розыскного органа была такова.

Во главе стоял начальник; ближайшими его помощниками являлись жандармские офицеры и чиновники. Канцелярия его обслуживалась обычным штатом, причём при ней находился регистрационный отдел с антропометрическими и дактилоскопическими данными, а также библиотека всех революционных и вообще запрещённых изданий. На постоянной службе состояли также агенты наружного наблюдения, в общежитии называвшиеся «филерами», а враждебно «шпиками». Они составляли особую команду, подчинённую чиновнику, заведовавшему наружным наблюдением. Филеры вели «слежку», а особые агенты производили выяснение фамилий и адресов наблюдаемых лиц и назывались надзирателями, или агентами по выяснению. Лица, которые подлежали наблюдению филеров, указывались начальником розыскного органа по поступившим в его распоряжение «агентурным» или «секретным» данным. Первые поступали от «секретных сотрудников», вращавшихся в обследуемой среде. Эти сотрудники у революционеров назывались «провокаторами».

Свидания с ними осуществлялись на особых частных квартирах, называемых «конспиративными», куда начальник розыска приходил в штатском платье. Так называемые «секретные сведения» поступали от Департамента полиции из «отдела почтовой цензуры», т.е. учреждения, известного широкой публике под названием «чёрного кабинета»[190].

По окончании обследования данной группы таковая ликвидировалась, т.е. лица, в неё входившие, обыскивались, а когда нужно было по ходу дела, то и арестовывались, преимущественно в порядке статьи 12 Положения об охране 1881 года[191]. На основании этой статьи начальникам жандармских управлений и их помощникам предоставлялось право задержания подозреваемых сроком на две недели. Этот срок мог быть продлён губернатором или градоначальником до одного месяца, а затем задержанный или освобождался, или зачислялся за Министерством внутренних дел до окончания о нём дела. За правильностью содержания под стражею задержанных наблюдал участковый товарищ прокурора.

При каждом жандармском управлении и охранном отделении находилось одно или несколько лиц прокурорского надзора, которые наблюдали за ходом и направлением всех политических дел. Часть их, при наличии уличающих данных, передавалась для производства формального дознания или же предварительного следствия, в порядке статьи 1035 Устава уголовного судопроизводства.

Все расследования, производимые охранными отделениями и жандармскими управлениями, принимали одну из следующих трёх форм:

1) Предварительное следствие, производимое следователем по особо важным делам округа судебной палаты.

2) Формальное дознание, производимое жандармским офицером в порядке статьи 1035 Устава уголовного судопроизводства, которое по окончании передавалось прокурору для направления в судебную палату.

3) Административное расследование, или «переписка», производившаяся на основании положения о государственной охране.

В первом и втором случаях дело разрешалось судебною палатою, или Сенатом, в последнем же оно шло с заключением губернатора на решение в особое совещание при Министерстве внутренних дел. По рассмотрении переписки составлялось заключение, — дело или прекращалось с освобождением задержанных лиц, или же «подозреваемые» высылались в отдалённые места империи на срок не свыше 5 лет. Больным высылка в отдалённые места заменялась выдворением в местности, климатические условия которых были бы не вредны для их здоровья. В последние годы, по ходатайствам высылаемых, им разрешался взамен высылки выезд за границу с запрещением въезда в Россию. Зачастую дела по административным перепискам прекращались вовсе по Высочайшему повелению в ответ на поданные Государю прошения о помиловании.

Достоверность получаемых розыскным учреждением сведений, правильность донесений, ведение «административных переписок», постановка всего розыскного дела, денежных расчётов и т.п. контролировалась Департаментом полиции в лице его чинов, приезжавших на места и имевших, между прочим, даже свидания с «секретными сотрудниками» на конспиративных квартирах.

Из изложенного явствует, что организация розыскного дела и роль в нём чинов Корпуса жандармов была значительно менее той, которую ему придавали, ибо деятельность розыскных органов заканчивалась гораздо ранее самого разрешения дела, а потому приписываемое им значение «вершителей политических дел» неправильно.

Точно так же неправильно заключение таких лиц, как профессор Мякотин и др., о том, что для современной большевистской «чека» прототипом явилась «охранка». Последние были только розыскными органами, «чека» же является универсальным учреждением розыска, расследования, вынесения смертных приговоров и приведения их в исполнение. Фактически «чека» даже не учреждение по означенным функциям, а просто орган, при посредстве которого выполняется партийное постановление, имеющее целью: а) уничтожить русскую буржуазию, б) кадровое офицерство и в) в частности, офицеров Отдельного корпуса жандармов, из коих в живых осталось менее 10%.

Что же касается смертных приговоров по старым до революции делам, то они выносились судом, почти всегда за преступления, связанные с убийствами, и исполнение их производилось без участия и даже ведома розыскных органов.

В местностях, объявленных на военном положении, начальнику края предоставлялось право объявлять постановления, согласованные с требованием данного момента, которые получали значение и силу закона. В связи с этим ему же принадлежало право единоличного решения дел без суда, даже с вынесением смертного приговора.

По прошлой службе мне известно только два разрешённых таким образом в 1906 году дела, а именно: по уголовному розыску было приговорено генералом Скалоном в г. Варшаве 17 человек к смертной казни. Они составляли группу, именовавшуюся «анархистами-коммунистами», в действительности же являвшуюся шайкой бандитов, совершивших ряд убийств с целью грабежа; по второму делу, политическому, по постановлению лодзинского генерал-губернатора[192] было расстреляно 11 рабочих, принадлежавших в большинстве к Польской социалистической партии[193], которые, подвергнув ряду возмутительных истязаний владельца лодзинской фабрики Зильберштейна на глазах его рабочих, затем его тут же убили.

Конечно, и в розыскных учреждениях, как и во всяких других, случались ошибки и совершались злоупотребления, но всегда обнаруженные виновные подвергались преследованию, до предания их суду включительно. Во всяком случае, злой воли и злоупотреблений со стороны руководителей не констатировалось, что подтвердилось и результатами работ Следственной комиссии Временного правительства[194]. Продолжавшееся несколько месяцев изучение этой комиссией агентурного и другого материала, находившегося в Департаменте полиции и подчинённых ему органах, не дало никаких уличающих данных, которые могли бы послужить основанием для привлечения к судебной или другой ответственности хотя бы одного жандармского офицера. Естественно, что это обстоятельство настолько веско, что обвинение розыскных органов в «злостной провокации» и прочих преступлениях является плодом не только больного воображения, но и заведомой клеветы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 16 ОБЩАЯ КАРТИНА И ГЛОБАЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ

Из книги Шахматы как модель жизни автора Каспаров Гарри Кимович

Глава 16 ОБЩАЯ КАРТИНА И ГЛОБАЛЬНОЕ ВИДЕНИЕ Утратить образ, значит, утратить смысл. Поль Валери Нужно видеть всю доскуСуществуют разные мнения о том, кто скрывается в пресловутых деталях — Бог или дьявол. Молодой Альберт Эйнштейн, желая продемонстрировать свои высокие


Глава VIII. Закат жизни и общая оценка

Из книги Томас Карлейль. Его жизнь и литературная деятельность автора Яковенко Валентин

Глава VIII. Закат жизни и общая оценка Избрание ректором Эдинбургского университета. – Смерть жены. – «Шумящая Ниагара». – Письмо по поводу франко-прусской войны. – «Первые норвежские короли». – Аудиенция у королевы Виктории. – Германский орден. – Ни баронетства, ни


Глава III Некоторые размышления по поводу политического курса

Из книги Неповторимое. Книга 7 автора Варенников Валентин Иванович

Глава III Некоторые размышления по поводу политического курса Сложившаяся ситуация. Вначале о СМИ. Внешнеполитический курс Путина. Пережитое дает нам право думать — каким должен быть глава страны. Открытое письмо Путина избирателям — тоже клятва народу. Навалиться на


Система отсчета, система судейства

Из книги Феномен игры автора Ворошилов Владимир Яковлевич

Система отсчета, система судейства Наглядность, объективность, простота, гласность — вот принципы, на которых должна строиться система отсчета любой игры.Прекрасно, когда зрители не ждут решения судейской коллегии для того, чтобы понять, оценить тот или иной игровой


Глава XIV. «Особое совещание»: вопрос о перемене политического курса. Наказ правительству

Из книги Вооруженные силы Юга России. Январь 1919 г. – март 1920 г. автора Деникин Антон Иванович

Глава XIV. «Особое совещание»: вопрос о перемене политического курса. Наказ правительству Осенью 1919 года с особенной остротой встал вопрос о дальнейшем существовании «Особого совещания».После признания мною Верховной власти адмирала Колчака вместе с приветственным


Глава XV. КОНЦЕПЦИЯ МИРНОГО РЕШЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА

Из книги Великая Российская трагедия. В 2-х т. автора Хасбулатов Руслан Имранович

Глава XV. КОНЦЕПЦИЯ МИРНОГО РЕШЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В августе 1992 года, находясь в непродолжительном отпуске в Сочи, я написал небольшую книжку “Власть”. Некоторые ее фрагменты я решил включить в данную книгу, поскольку, как мне представляется, читателю будет


Глава 6 Конец политического сионизма

Из книги Бен Гурион [Maxima-Library] автора Бар-Зохар Михаэль

Глава 6 Конец политического сионизма В августе 1935 года во главе сионистского движения стоят два лидера: Хаим Вейцман и Давид Бен-Гурион. Первый переизбран на пост председателя Сионистской организации, второй — председатель сионистского Исполнительного комитета и


ГЛАВА ВОСЬМАЯ Катерина Брешковская. — Григорий Гершуни. — Гершуни и Зубатов. — Рабочая Партия Политического Освобождения России. — Образование Партии Социалистов-Революционеров

Из книги Перед бурей автора Чернов Виктор Михайлович

ГЛАВА ВОСЬМАЯ Катерина Брешковская. — Григорий Гершуни. — Гершуни и Зубатов. — Рабочая Партия Политического Освобождения России. — Образование Партии Социалистов-Революционеров Григорий Андреевич Гершуни ворвался в мою заграничную жизнь внезапно, наподобие того,


Глава XI Общая деятельность в Михайловском

Из книги Жизнь и труды Пушкина [Лучшая биография поэта] автора Анненков Павел Васильевич

Глава XI Общая деятельность в Михайловском Приезд Дельвига в Михайловское (1825). — Отрывок из письма к брату о приезде Дельвига, отъезд его и соседей. — Пушкин в деревне с няней и трагедией. — Пушкин в Пскове изучает народность. — Слова Киреевского о его сборнике песен. —


Эдуард Дроздов «Черный Ворон» Записки о сотруднике уголовного розыска

Из книги «Черный Ворон» автора Дроздов Эдуард

Эдуард Дроздов «Черный Ворон» Записки о сотруднике уголовного розыска ОТ РЕДАКЦИИ Герой «Записок», которые редакция предлагает читателям, — ветеран советской милиции Г. А. Трояновский. 35 лет служил он своему нелегкому делу. Немало раскрытых дел на его счету, четыре


ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЫСК В РОССИИ: СИСТЕМА И ЛЮДИ

Из книги Из воспоминаний жандарма автора Новицкий Василий Дементьевич

ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЫСК В РОССИИ: СИСТЕМА И ЛЮДИ Книгой воспоминаний генерала В. Д. Новицкого издательство МГУ начинает публикацию серии, название которой — «Записки жандармов» — говорит само за себя. Читатель сможет познакомиться с произведениями, вышедшими из-под пера


Глава девятая Общая теория относительности. 1911-1915

Из книги Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная автора Айзексон Уолтер

Глава девятая Общая теория относительности. 1911-1915 Свет и гравитация После того как Эйнштейн в 1905 году сформулировал специальную теорию относительности, он понял, что теория была неполной по крайней мере по двум причинам. Во-первых, в ней утверждалось, что никакое


Глава пятнадцатая ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ОДИНОЧЕСТВА

Из книги Эйнштейн автора Чертанов Максим

Глава пятнадцатая ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ОДИНОЧЕСТВА Осенью 1948 года у него начались приступы боли в животе, сопровождавшиеся рвотой; 20 декабря хирург Рудольф Ниссен из еврейского госпиталя в Бруклине обнаружил аневризму брюшной аорты. Инфельд: «Я позвонил в больницу; к телефону


«Инспектор уголовного розыска»

Из книги Леонид Быков. Аты-баты… автора Тендора Наталья Ярославовна

«Инспектор уголовного розыска» Однажды кинорежиссер Суламифь Цыбульник (одна из самых известных режиссеров Украины, которую довженковцы прозвали матерью Терезой украинского кино) предложила Леониду Федоровичу сняться в небольшом эпизоде в ее картине «Инспектор