Эпилог

Эпилог

В начале повествования я уже говорил о моем, воспитавшем меня отце, так искренне гордившемся своим древним казахским родом, своею Сарыаркой. Он учил меня, казахского парня, сыновней любви к нашим безбрежным казахским просторам, зимой укрывавшимся девственно белым снежным покровом, весной — пестрым ковром цветов и ярко-зеленых трав, учил любить необыкновенное казахстанское небо, голубым шаныраком покрывавшее степь.

Для моих отца, дедов и прадедов бескрайняя величина степи измеривалась временем перекочевки, шагом верблюда, пробежкой скакуна. Перекочевки тянулись медленно, неторопливо, не часами — неделями, целыми месяцами. В безмерности степных просторов все совершалось без никчемной здесь спешки. Именно эта необъятность степи, ее богатства, обильные пастбища, безбедная жизнь народа, реки и озера не давали покоя не только ближним соседям, но и совсем дальним, чужеземным захватчикам — начиная от Чингисхана, Хромого Тимура, жунгар и других. Они пытались захватить казахские земли или хотя бы отхватить кусок, поживиться их богатствами, насылали сюда свои полчища. Но из-за холмистой дали, из-за горизонта выметывались скуластые всадники на низкорослых быстроногих степных скакунах, будто на крыльях, почти не касаясь травы, стлавшихся по степи. Перемахивая через сопки, с шокпарами, пиками в руках, с яростными боевыми кличами устремлялись, бросались всадники на врага. Пришельцы в страхе пятились, бежали, возвращались восвояси ни с чем. А казахи оставались хозяевами степи, зеленых пастбищ, полноводных рек и упирающихся в небо пиками заснеженных гор. Так было и так оно есть. Сотни лет, испокон веков в жестоких битвах с алчными захватчиками отстаивал и отстоял казахский народ свои степи и горы, не уступив ни одной пяди земли. И мы, их потомки, глубоко благодарим своих предков за это, по их примеру бережем землю нашей Отчизны. Мне, летчику, не раз пришлось мерить величину Казахстана с небесной высоты при полетах на воздушных кораблях. Она действительно захватывает дух, заставляет замирать сердце.

С тех дальних памятных времен джунгарских и иных нашествий в наших реках утекло немало воды, произошли коренные изменения в жизни народа, изменилось лицо и самой степи, не узнали бы ее не только мои деды и прадеды, но и мой отец. Не узнаю я ее и сам. Не узнаю, пролетая над ее опять же бескрайними, но теперь уже вспаханными, возделанными казахстанцами полями, выросшими в степи городами, аулами, деревнями и рабочими поселками. Неузнаваемо изменилось само степное раздолье, расчерченное колеями железных и шоссейных дорог, водными каналами. И все-таки, она, моя степь, та самая, защищая которую шли на смертные бои деды и прадеды, отстаивая которую воевал я с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной. Да, да именно в Великой и Отечественной. Ибо, отстаивая объединявший тогда нас Советский Союз, мы защищали и свою священную казахскую землю, громили врага на земле и в небе, во имя этого совершались трудовые подвиги казахстанцев в тылу.

Великая Отечественная война раскрыла сущность сплочения и дружбы народов. Под знаменами Советского Союза мы, разноплеменные народы, отстаивали свои земли, свободу и независимость, а после завоевания Победы общими усилиями восстанавливали и развивали свое хозяйство, экономику.

Все было так, но потом, когда пришло время, мы совершили исторический прыжок в независимость, со дня которого начался новый отсчет времени в новой истории Республики, истории независимой, суверенной Республики Казахстан, знаменательной вехой в которой явилось первое десятилетие ее существования.

Теперь, оглядываясь на пройденный нами десятилетний путь, я будто с высоты своего очередного полета, окидываю взглядом уже проделанное суверенной Республикой, моим народом. И сразу главной вехой встает основа всего, произведенная нами государственная... Нет, не перестройка.

К уже совершенному, избитое и достаточно изношенное это определение не подходит. Сделанное, достигнутое нами пора назвать подлинной социальной революцией. Именно под него подходят создание, построение совершенно новой формы государственности, базирующейся на подлинно демократической основе с новым юридическим и идеологическим фундаментом, принятая Конституция, отвечающая требованиям международного сообщества. На основе этого сформировались такие демократические органы, как наш Парламент. Гарантом исполнения принимаемых ими законов, соблюдения требований Конституции, явился избранный всенародно Президент.

Следующим мощным проявлением внедрения в нашу жизнь подлинной демократии последовала замена диктатуры одной партии демократической многопартийностью, открывшей всему народу возможность свободного волеизлияния и непосредственного участия в управлении государством, право на свободу слова, печати.

Используя все эти институты, казахский народ, как и все другие народы, обретшие независимость, получил неограниченные возможности в решении сложных государственных задач и, главное, в развитии своего национального самосознания, стремления к экономическому развитию своей Республики, утверждению в мировом сообществе. Наглядным подтверждением успехов во всем этом может явиться то, что Казахстан уже является равноправным членом ООН, республика установила посольские связи со всеми значимыми государствами мира. Из года в год растет число иностранных посольств и консульств в столицах Республики, на основе чего растут и укрепляются экономические связи с зарубежьем.

Подытоживая все совершенное, я снова и снова возвращаюсь к тому, с чего начал, — к Великой Отечественной, чему посвящена книга, к войне, к трагическим бедам, принесенным ею людям разных национальностей, без малого каждому из оказавшихся на ее театре, в поле военных действий, каждому народу, городу, селу, поселку, почти каждому, причастному к ней человеку.

Пролетая на своем «ИЛе», я видел их, эти зияющие раны, нанесенные войной — страшные развалины, порушенные строения и взорванные мосты. Я пытался представить себе объем, величину человеческих усилий, которые потребуются для залечивания этих ран, для восстановления всеобщей разрухи, и у меня ничего не получалось. Нет, не получалось — столь велики были масштабы предстоящего поистине титанического труда. Представить в воображении восстановленными разрушенные дома, искореженные взрывами авиационных бомб и крупнокалиберных снарядов предприятия с покореженной арматурой, вырванной из фундаментов машинами, вновь отстроенными, восстановленными, было невозможно. Своими сомнениями я уже после окончания войны, в мирной беседе, поделился с рядовым немцем, владельцем небольшого, покосившегося от взрыва бомбы, дома-магазина — может быть, и моей, сброшенной в штурмовке, — что он думает делать с домом, выправлять или как?

— Снесу и построю новый, — уверенно ответил немец и пояснил. — Это очень тяжело — ломать, уничтожать свое старое, доставшееся от предков, но в нем, в этом старом, и наш позор — фашизм, приведший нас ко всему этому. Фашизм — он не только в этих развалинах, он в нашем сознании, этот яд нелепых убеждений о выдуманной фюрерами сказке о расовом превосходстве немецкой нации над всеми народами, о якобы закономерной необходимости захвата, установления мирового господства Германии. И самое позорное в том, что мы, не все, конечно, но большинство немцев, поверили в эти дикие бредни параноиков. Развязанная и проигранная нами же война, эти руины отрезвили нас, вернули из мира дикого бреда в действительность. Вот почему их нужно убрать и на их месте построить новые жилые дома, фабрики, заводы, построить новую жизнь безо всякого фашизма, без фюреров и прочих нелепостей, жить в добре и мире с соседями, со всеми народами мира.

Сказанное немцем запало в душу. Я часто вспоминаю его слова и полностью присоединяюсь к нему в отношении того, что война, именно она, просветила нас, освободила наши головы от химер однобокой идеологической и политической пропаганды, заставила реально взглянуть на окружающий мир, воспринять нашу реальную действительность. Особую роль война сыграла в укреплении единства и дружбы народов нашего многонационального Казахстана. Укрепляя самосознание, война разбудила закономерное стремление народа к самоопределению, выразившееся в том самом смелом его рывке к независимости. Народ создал новое независимое государство со всем присущими ему демократическими институтами, властными структурами, наукой, армией. Во всем этом тоже результаты нелегкой победы, завоеванной в Великой Отечественной войне. Нам, ее участникам, это очень важно, ведь мы стояли насмерть в обороне, шли в атаки, штурмовали врага во имя нашего народа, во имя свободы и счастья, во имя этой светлой идеи и умирали. Долг живых, всех нас, казахстанцев, сделать так, чтобы принесенные жертвы не были напрасными.

Теперь главное — не растерять, сберечь достигнутое, завоеванное в новой жизни, в самостоятельности независимого государства, по-фронтовому не отступить от завоеванных позиций, закрепиться на них и мобилизовать, сконцентрировать силы для новых штурмов, бросков к вершинам новых свершений, к исполнению наших надежд на полный экономический и общий расцвет нашей независимой Республики Казахстан.

Дважды Герой Советского Союза Талгат Якубекович Бегельдинов

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Эпилог

Из книги Верди. Роман оперы автора Верфель Франц

Эпилог I …Что вы мне оставляете на долгие дни мои в Сант Агате? Жить наедине с плодом своего труда было моим великим счастьем; но теперь оно уже больше не мое, это творение…Верди – либреттисту Бойто в день после премьеры «Отелло»Поездка маэстро Джузеппе Верди в Венецию


ЭПИЛОГ

Из книги Лев Рохлин: Жизнь и смерть генерала. автора Антипов Андрей

ЭПИЛОГ В течение менее чем двух недель после гибели Льва Рохлина в стране произошел ряд примечательных событий.Событие первое.В день убийства генерала совершено покушение на адвоката Юрия Маркина...Событие второе.Президент наградил всех руководителей силовых


Эпилог

Из книги Я – Настя! автора Заворотнюк Анастасия

Эпилог Если быть краткой, то настоящий период своей жизни я могу описать как «все наконец-то встало на свои места». Я привыкла к своей новой жизни, хотя время от времени у меня возникает ощущение, что я была пассажиром потерпевшего крушение «Титаника». Я справляюсь с


Эпилог

Из книги Хулио Кортасар. Другая сторона вещей автора Эрраес Мигель

Эпилог Что стало с Хулио Кортасаром потом? Какой след оставил он после себя? Получило ли его творчество признание в Аргентине? Если судить о творческом наследии писателя по количеству полученных им престижных премий, то при жизни у Кортасара их почти не было. А те, которые


Эпилог

Из книги Артигас автора Хесуальдо

Эпилог Из Итапуа Артигаса перевезли в столицу Парагвая Асунсьон и, по приказу Франсии, поместили в монастыре Мерсед. Диктатор только что раскрыл заговор, организованный Негросом и другими известными деятелями, которые были связаны с Артигасом дружескими отношениями.


Эпилог

Из книги Путешествие в будущее и обратно автора Белоцерковский Вадим

Эпилог В послесловии к рукописи «О самом главном», датированном 9 апреля 1971 года, я, напомню, писал: «Что представляет собой эта моя работа? Пробьется ли она в мир живых и я вместе с нею?». Сейчас уже можно ответить на этот вопрос: по форме вроде бы удалось — печатался,


Эпилог

Из книги Пике в бессмертие автора Бегельдинов Талгат Якубекович

Эпилог В начале повествования я уже говорил о моем, воспитавшем меня отце, так искренне гордившемся своим древним казахским родом, своею Сарыаркой. Он учил меня, казахского парня, сыновней любви к нашим безбрежным казахским просторам, зимой укрывавшимся девственно белым


Эпилог

Из книги Солёное детство автора Гезалов Александр Самедович

Эпилог В церковь я ходил всегда. Стоял у входа и смотрел на священников, на иконы… У меня никогда не возникало желания выставить вперед ладошку для милостыни. (Всегда провожаю взглядом бомжей: почему они так живут?) Но что-то тянуло в церковь меня, необразованного, темного,


Эпилог

Из книги Клавдия Шульженко: жизнь, любовь, песня автора Хотулёв Вячеслав Викторович

Эпилог 22 марта 1997 года в газете «Вечерняя Москва» появилась большая статья, озаглавленная: «Жорж. Одинокий рыцарь примадонны» и подзаголовок: «Пенсионер Епифанов живет наедине с портретом своей мечты». Это был рассказ о нем и о ней. Я решил, что лучше, чем Епифанов,


ЭПИЛОГ

Из книги Банкир в XX веке. Мемуары автора

ЭПИЛОГ В декабре 1987 года Михаил Горбачев, энергичный и талантливый генеральный секретарь советской Коммунистической партии, приехал в Вашингтон на свою третью встречу на высшем уровне с президентом Рональдом Рейганом для подписания договора о ядерных силах средней


ЭПИЛОГ

Из книги Изменник автора Герлах Владимир Леонидович

ЭПИЛОГ День 11 сентября 2001 г. оказался тем днем, который, как сказал президент Франклин Д. Рузвельт, «будет жить в бесславии».Я смотрел из окна своего кабинета на 56-м этаже здания «Дженерал электрик» в Рокфеллеровском центре в то утро и видел, как два столба дыма поднимаются


Эпилог

Из книги Опасные мысли. Мемуары из русской жизни автора Орлов Юрий Федорович

Эпилог Прошли года… Давно отзвучали пушки и замолкли самолетные стаи. Давно навеки успокоились и отмучились миллионы погибших. Страна лихорадочно залечивала свои страшные раны. Подрастало новое поколение, дряхлело и уходило с жизненной арены старое. Наступили опять


Эпилог

Из книги Владимир Басов. В режиссуре, в жизни и любви автора Богданова Людмила

Эпилог Попробуем по крайней мере извлечь урок из прошедшего. Величайший и наиболее трагический из человеческих экспериментов почти доведен до конца. Общество «научного социализма», задуманное служить вечным человеческим стремлениям к общности и к равенству интересов,


Эпилог

Из книги Крёстный отец «питерских» автора Шутов Юрий Титович

Эпилог Последние годы Басов прежде всего был отцом. Возможно, он хотел доказать, что сможет прожить один и воспитать детей без посторонней помощи. А может быть, он устал пытаться быть счастливым и хотел просто жить – работать в кино, растить детей. Во всяком случае, он все


Эпилог

Из книги Быть Леонардо Ди Каприо автора Уайт Дуглас

Эпилог Время тонет в тумане прошлого.Дух золотого тельца, выпущенный «демократами», как джинн из бутылки, за короткий срок обезумел и разложил сознание многих, растворив и уничтожив все культурные, а также иные жизненные приоритеты и ценности.Под шумок всеобщей эйфории


Эпилог

Из книги автора

Эпилог Шумиха началась заблаговременно. Был июнь, целых пять месяцев до релиза, но очертания «Волка с Уолл-стрит» уже можно было различить.В начале фильма мы видим Лео в роли Джордана Белфорта, который признается: «Когда мне было двадцать шесть лет, я заработал сорок