ТЕПЕРЬ ГОЛУБО-СИНЯЯ ЗАПИСНАЯ,

ТЕПЕРЬ ГОЛУБО-СИНЯЯ ЗАПИСНАЯ,

о к<отор>ой уже сказано):

— Почему Бог не сделал уродов еще и злыми, а красивых еще и добрыми. Так бы лучше было.

* * *

— Почему Вы меня так незнатно назвали — Георгий Сергеевич?

— А что ты думаешь — знатно?

— Чтобы все знали.

— Ну, какое имя например?

— Иван Сергеевич.

— Иван самое простое имя, крестьянское.

— Большое имя, по-моему.

* * *

Мёдон, 15-го ноября 1931 г.

* * *

Валяясь на диване и закрывая глаза, торжественно:

— Je — dorme.

Je — morte.

Je — squelette![158]

* * *

После рассказа про братьев Кесселей, сломавших в автомобильной катастрофе один — хребет, другой — ногу.[159]

— Так он теперь всю жизнь будет хромать спиной?

(Синтез)

* * *

Разговор про чуму. Человек чернеет и т. д.

Мур: — И нельзя смыть?

— Нельзя, п. ч. это кровь — черная. Вот М<аргарита> Н<иколаевна> — врач, спроси у нее.

— Она не таких вещей — врач.

* * *

О деревьях: — Думают — раз склонились!

* * *

— Жен много, Мур, а мать одна.

— Не одна. Другая жена.

— Так жена другая, я про мать говорю.

— Папы — жена, ведь папа же женится, когда Вы умрете.

— Ну, даже если — какая это мама? Ничего твоего знать не будет, ни твоих Мумсов ни Barnrn…

— Но Вы же ей, когда будете умирать, скажете!

* * *

…Только уж я сам буду выбирать жену.

— Конечно. Умные спрашивают у родителей, а глупые сами выбирают.

— Не свою. Папину жену — когда Вы умрете.

* * *

— А ты знаешь, что такое — умирать?

— Да, да, сначала полежать, а потом все эти скелеты встанут и пойдут на небо.

— Не скелеты — души, скелеты, это кости, к<отор>ые на небе не нужны.

— Но души — это ведь мы? А в раю яблоки будут? А можно будет гладить тигров? (Утвердительно) Пантеров.

* * *

Мёдон, 15-го — 17-го ноября 1931 г.

* * *

Мур — 27-го ноября 1931 г.

— Знаете, какие я сочинил стихи?

Хлынет дождь,

Нахлынет ночь.

* * *

Лавка закрывается —

Бесы появляются.

Бесы появляются —

* * *

Аля: — Мура покрывается.

Мур: — А можно и:

Мура ухмыляется!

* * *

Я

Гнать писателей на стройку ж<елезной> д<ороги>,[160] — лучше людей науки! Свидетельство писателя ведь само по себе — о чем бы ни было — не внушает доверия.

— Ишь, расписал!

…Время само спросит, без всяких своих временных представителей.

* * *

(Первая запись: Езжай, мой сын, в свою страну!)

* * *

— Vous ?tes d?senchant? de trouver le po?te d?senchantant? Que n’?tes vous — une page blanche! (de mon cahier).[161]

* * *

Myp, 6-го дек<абря> 1931 г.

Кто-то: — Ты и его знаешь?

Мур: — Я всех знаю, только кабана зеленого не знаю!

* * *

— А меня никто не зовет в гости…

— Еще бы! Ты в гостях картины раскрашиваешь.

— Один раз!!! (Пауза) У других картины за стёклами…

— И что же?

— Ну, а у этих — нет: вот я и пользуюсь.

* * *

(Расписал у А<ртемо>вых «pot de fleurs»[162] — натюрморт. «Картина отвратительная, между прочим» — 12-го мая 1938 г., Ванв — больше чем вдв?е, ибо на 7 лет старше.)

* * *

Мечта о доме с плоской крышей — с садом — и павильон будет прилеплен.

— В нем я буду жить.

— Да. И себе такой же построю, из него будет дверь в Вашу комнату.

— Вот, Мур, попируем когда ты женишься!

— Да, и индюки будут. А что Вы мне дадите в приданое?

— Не знаю. В приданое в общем дают что-нб. из дому. Выбери.

Долго оглядывает кухню — и:

— Утюг для жены — чтоб гладить мои штаны!

* * *

Мёдон, декабрь 1931 г. Идем с ним в Кламар — очевидно, в четверговую школу.

— Какая девочка худая! У-ужас! Стянуть пояс — и ничего не останется. А от меня (самодовольно, но скромно) — если стянуть — все-таки останется!

* * *

— Ехать на Северный Полюс и делать там деньги, чтобы полиция не увидела.

(До этого — разг<овор> о фальшивомонетчиках.)

* * *

Я — мысленно — P. M. Р<ильке> (†29-го дек<абря> 1926-го г. — запись в дек<абре> 1931 г.)

Da ich zu Haus nie Zeit habe, nie zu Haus bin — weil immer drin, lese ich Deine Briefe immer nur im Untergrund (das herrliche, heim<?> — unheimliche Wort!) und, wie ich mich innerlich vor Allem und allen mit Dir sch?tze, so list Du — <пропуск одного слова> — Dein Buch mit meinem, ja unter meinem Arm — Fl?gelarm — Rainer, gesch?tzt.

* * *

Goethe und Rilke — nie обратно. Denn Einen am Letzten nennen ist ihn am n?hsten f?hlen — nennen — haben.[163]

* * *

Так как дома у меня никогда нет времени, да и дома я никогда себя не чувствую — ибо всегда внутри, я читаю твои письма только в метро <букв.: под землей> (прекрасное, <?>[164] — жуткое слово!), и когда я внутренне тобой от всех и всего огораживаюсь, ты тоже начинаешь читать — <пропуск одного слова> — свою книгу вместе с моей, под моей рукой — крылом — укрывшись, Райнер.

* * *

Отсутствие зубов на молодом лице — то же, что целые зубы на черепе: <фраза не окончена>

* * *

Мур — кому-то, указывая на автомобиль:

— Moi ?tre tr?s content quand cette machine ?crasera moi: parce que plus de pas-bonheur, plus — guerre.[165]

* * *

— A по-моему — умирать очень выгодно: больше не будет несчастий!

* * *

— Да, Мур, Христос говорил: добром за зло.

— О-о! Гораздо наоборот!

* * *

31-го дек<абря> 1931 г. — 1-го января 1932 г.

* * *

(В голубо-синей еще есть записи, возвращусь.)

* * *

Здесь — таинственный перерыв, не могу, пока, обнаружить — ни черновых, ни записных — начала 1932 г. Придется вписать потом. Здесь — перескок.

* * *

Мур, 15-го апреля 1932 г. — злобно:

— Все скрипят — и птицы, и b?b?, и куклы.

* * *

— Гадкие коляски, и b?b? гадкие, и матери плохие.

* * *

Мои реплики моим оппонентам на докладе (нужно же как-нибудь назвать!) Поэт и Время.[166]

Поплавскому:

«Гамлетическая позиция поэта…» Я думаю Гамлет — философ, а не поэт, т. е. человек вопросов, а не ответов.

Я сказала: всякий поэт есть эмигрант, а П<оплав>ский из этого извлек, что вся эмиграция есть поэт. С чем не согласна.

(Смех)

Оцупу:

«Я хуже всякого сапожника». Да, но я говорила о сапожнике — судящем. Этого я — не хуже.

«Притворяясь, что он охватывает другие планы…»

Я о притворщиках не говорила.

Дипломов я тоже не раздавала, я только назвала Пастернака и Маяковского, которым мой диплом не нужен.

* * *

Эйснеру я отвечаю: спасибо за защиту и прибавляю, что так себя защитить, как он — меня — я бы не посмела. Обывателя я не трогаю — пока он меня не трогает, т. е. — не судит.

Слониму:

— «Поэт — вне порядка вещей».

Я бы сказала: он в ином порядке вещей, в порядке иных вещей, остается установить — каких. И еще прибавила: он — единственный порядок вещей, всё остальное — непорядок.

Отход от общества не есть отход от человечности, от человечества. Есть — приход к нему.

«Под колпаком…»

Рильке жил под колпаком целого неба, т. е. под куполом.

* * *

Газданову:

— Я вовсе не предполагаю, что отлично разбираюсь в современности. Современность — вещь устанавливаемая только будущим и достоверная только в прошлом.

* * *

Сергею Я<блонов>скому:

— Благодарность за непосредственный привет, пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить его за длительность его внимания, он приветствовал мою первую книжку в 1911 г.

(В зале эффект, ибо автором книжки в 1911 г. — не выгляжу.)

* * *

Первый образец мужского хамства я получила из рук — именно из рук — поэта.

Возвращались ночью откуда-то втроем: поэт, моя дважды с половиной меня старшая красивая приятельница[167] — и 14-летняя, тогда совсем неказистая — я. На углу Тверского бульвара, нет — Никитского — остановились. Мне нужно было влево, поэт подался вправо — к той и с той.

— А кто же проводит Марину? — спросила моя очень любезная и совестливая приятельница.

— Вот ее провожатый — луна! — был одновременный ответ и жест занесенной в небо палки в виде крюка.

Из-за этой луны, ушибшей меня как палкой, я м. б. и не стала — как все женщины — лунатиком любви.

Seit diesem Augenblick, lieber Rainer, hat sich meiner der Mond angenommen.[168]

* * *

Мёдон, 16-го февраля 1932 г. — в 21/2 раза старшая я. А нынче в 2 раза младший тогдашней меня Мур в первый раз пришел с вокзала один домой.

* * *

Поэт не может воспевать государство — какое бы ни было — ибо он — явление стихийное, государство же — всякое — обуздание стихий.

Такова уже природа нашей породы, что мы больше отзываемся на горящий, чем на строящийся дом.

Б.[169] (разбой).

Разбой и богатырство — та же стихия, и он в России — воспет.

* * *

Я позволяю «организовывать свои страсти» только своей совести, т. е — Богу. Чем государство выше меня, нравственнее меня, чтобы оно организовывало мои страсти?

Il faut ob?ir ? Dieu — plut?t qu’aux hommes.

(St. Paul)[170]

* * *

(Затем — просьба об авансе — чего никогда не делаю — и об этом пишу — и заключение:)

— Как неприятно просить! По мне — и квартиры и статьи должны были бы идти даром.

* * *

Il n’y a qu’un seul enfant, une seule vieille, une seule jeune fille, un seul po?te.[171]

* * *

Nicht ich liebe den Dichter, aber jedesmal habe ich das Gef?hl, dass er mich liebt: dass er mich liebt.[172]

* * *

Que la terre est dure quand on tombe![173]

* * *

…Воскресные брюки — с воскресною юбкой

(Воскресные загородные поездки парижских любящих)

* * *

Реплики моим оппонентам на моем чтении «Искусство при свете Совести».[174]

Слониму: — Природа не бесстрастна, ибо закон ее (один из ее законов!) борьба, со всеми ее страстями. Бесстрастно правосудие, знающее добро и зло и не прощающее.

* * *

Я вовсе не говорила, что искусства судить нельзя, я только говорила, что никто его так осудить не сможет, как поэт.

* * *

Человечество живо одною

Круговою порукой добра

стихи моей монашки я отстаиваю и формально. На всякого мудреца довольно простоты. М<арк> Л<ьвович> до этой простоты — не дошел.

М. Л. говорит, что я говорю о себе лично, но говоря о себе лично, я говорю о поэте, о всей породе поэтов, поэтому это не мой личный случай, а личный случай всей Поэзии.

* * *

Бальмонту.

Моя тема не нова. Я не хочу нового, я хочу верного.

Милый Бальмонт, твои слова: «Гроза прекрасна, а сожженный дом и убитый человек — такая мелочь» — есть слова одержимого стихией. Твоими-то устами и гласят стихии.

* * *

Адамовичу:

— Если Адамович мне не верит — дело в нем, а не во мне.

* * *

Г. П. Ф<едотову>

«Добро отмирает в Царствии Небесном».

А я думала, что Царство Небесное — абсолютное добро, т. е. Христос.

С точки зрения красоты я совести — не вижу. Из-за совести — красоты не вижу. Совесть для меня, пока я на земле, высшая инстанция: неподсудная.

Стремоухову:[175]

О каких правах я говорила? Только о праве суда над собою.

* * *

Поплавскому:

Я была занята не грехом всей твари, а собственным грехом поэта.

Насчет древности я ничего не говорила. Совсем.

В чем увидел Поплавский мое благополучие? В том, что я столкнула искусство — с совестью?

Вопрос личной морали я не затрагивала, я затрагивала вопрос поэтовой морали: личной морали всей Поэзии.

А в общем Поплавскому я не могу возразить, п. ч. не знаю в точности о чем он говорил.

(NB! Никто — никогда — и меньше всего — он сам.)

А Эйснеру — спасибо за полноту внимания.

* * *

Строки (о доме)

…Где покончила — тихо,

Как с собою — с любовью

* * *

Где покончила — пуще,

Чем с собою: с любовью.

* * *

Дом, с зеленою гущей:

Кущ зеленою кровью…

Где покончила — пуще

Чем с собою: с любовью.

* * *

14-го июня 1932 г. Кламар

* * *

Quand je suis n?e toutes les places ?taient prises. Peut-?tre le sont-elles toujours, mais rien que pour ceux qui le savent.

Donc, il ne me restait que le ciel — celui o? les avions n’ont rien avoir (2) celui que nul avion n’atteint).

* * *

N’oublie jamais que chaque instant de ta vie tu es ? l’extr?me limite du temps et qu’? chaque point du globe (place que tes deux pieds occupent) tu es aux derni?res limites de l’horizon.

C’est toi — l’extr?me limite du temps.

C’est toi — l’extr?me limite de l’horizon.

Лучше: — C’est toi — l’extr?me limite du temps.

C’est toi — les confins de l’horizon.

* * *

14-го июня 1932 r.

* * *

Quand j’ai vu derni?rement sur l’?cran le grouillement <пропуск одного слова> de la Chine — j’ai reconnu ma vie.

Pauvres Chinois! Pauvre de moi!

Trop de barques. Trop peu d’eau.

* * *

Toute la pi?ce du monde se joue entre quatre, cinq personnages — toujours les m?mes.

La Jeunesse n’est qu’un v?tement qu’on se passe les uns aux autres. Non. Ce sont les uns et les autres qui sont le v?tement que rev?t et laisse, et remet et laisse la jeunesse ?ternelle.

* * *

Mon amour n’a jamais ?t? qu’un d?tachement de l’objet — d?tachement en deux sens: se d?tacher et ?ter les taches. Je commence par le d?tacher — de tout et de tous, puis, une fois libre et sans taches, je le laisse — ? sa puret? et solitude.

* * *

Le plaisir le plus vif de ma vie a ?t? d’aller seule et vite, vite et seule.

Mon grand galop solitaire.

* * *

Les Fran?aises n’ont pas honte de se d?colleter (d?poitrailler) devant les hommes, mais elles ont honte de le faire devant le soleil.

(Toilettes du soir et robes ferm?es du midi-Juillet.)[176]

* * *

(Здесь кончается голубо-синяя записная книжка с металлическими скрепами.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Синяя птица удачи

Из книги Комбинат Эскулапа автора Смирнов Алексей Константинович

Синяя птица удачи Есть категория исключительно неприятных депрессивных больных: они депрессивные, но не до конца, не до греха.Звонит жена, вызывает бригаду: Муж стоит на подоконнике и орет: "Все, блядь! Бросаюсь, блядь!"Он уже часто бросался - то руку сломает, то ногу.Третий


ЛИЛОВАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА

Из книги Тетрадь третья автора Цветаева Марина

ЛИЛОВАЯ ЗАПИСНАЯ КНИЖКА — начало 1930 г. — МёдонМур, видящий похороны: — А покойник — с открытыми глазами! (и т. д. — Эта запись, в полном виде, уже имеется.)* * *— А лошади — тоже покойники?* * *— А Л<ебеде>в, мужчина-Л<ебеде>в[152] — тоже будет? А то всё дамы да дамы.* *


ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1938 Г

Из книги Тетрадь четвертая автора Цветаева Марина

ЗАПИСНАЯ КНИЖКА 1938 Г 9-го мая 1938 г. (переписываю год спустя — 28-го мая 1939 г.) еще Ванв.Говорим с Муром об идолопоклоннической любви некоторых к собакам — сажают за стол, повязывают салфетку — как ребенку, к<оторо>го — нет.Мур: — По-моему — для себя нелестно: породил —


ПОСЛЕДНЯЯ (ЛИ?) ЗАПИСНАЯ КНИЖКА:

Из книги Улыбка фортуны автора Мюге С Г

ПОСЛЕДНЯЯ (ЛИ?) ЗАПИСНАЯ КНИЖКА: Осень 1938 г. — весна 1939 г. — толстая, клеенчатая, трепаная,с черновиками стихов к Чехии — верный спутник* * *Выписки:Вокруг — грозные моря неуюта — мирового и всяческого, мы с Муром — островок, а м. б. те легкомысленные путешественники,


Синяя папка

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Синяя папка В конце ноября или начале декабря меня ознакомили с синей папкой дела (на столе обычно лежала и желтая папка, в которой находились агентурные данные). Тут я узнал, что привлекали меня по статье 7/35 — социально опасный. В постановлении на арест было сказано:


СИНЯЯ ТЕТРАДЬ

Из книги Дневники автора Гиппиус Зинаида Николаевна

СИНЯЯ ТЕТРАДЬ Пещерной пылью, синей плесенью Пещерной пылью, синей плесенью Мои испачканы стихи. Они рождались в дни воскресные — Немногословны и тихи. Они, как звери, быстро выросли, Крещенским снегом крещены В морозной тьме, в болотной сырости. И все же выжили


Синяя тетрадь

Из книги Неужели это я?! Господи... автора Басилашвили Олег Валерианович

Синяя тетрадь «Пещерной пылью, синей плесенью…». Впервые: Литературная Россия, 1987, 3 июля.«Я беден, одинок и наг…». Впервые: Смена, 1988, № 88.«Не суди нас слишком строго…». Впервые: Дружба народов, 1987, № 3.«Робкое воображенье…». Впервые: Смена, 1988, № 88.Заклятье весной. Впервые:


Синяя книга

Из книги Ревность автора Милле Катрин

Синяя книга О Синей книге Эта книга — первая половина моего Дневника, «Современной Записи», которая велась в Петербурге в годы войны и революции. Часть, здесь напечатанная (Авг. 14 г. — Ноябрь 17), уже в начале 18 г. не находилась в СПБ-ге, и затем в течение 8-9 лет считалась


«Синяя птица»

Из книги Мертвое «да» автора Штейгер Анатолий Сергеевич

«Синяя птица» Еще до войны я был в Художественном театре.Допустим, это был 1941 год: январь или февраль. Но мне кажется, это было раньше. Итак, мне шесть-семь лет.Мама привела меня на «Синюю птицу» во МХАТ.Спектакль я помню отчетливо. Поразило меня Царство Ночи, с Ужасами,


Синяя комната

Из книги Возвращение в Яблочное королевство. Стив Джобс, сотворение Apple и как оно изменило мир автора Мориц Майкл Потреро-Хилл


Синяя рубашка [3]

Из книги Синий дым автора Софиев Юрий Борисович

Синяя рубашка[3] 1. «Вряд ли это лишь воображенье…» Вряд ли это лишь воображенье: Сквозь бессонницу и темноту Вспоминаю каждое движенье, Каждый жест и каждую черту… Папиросу вечную во


Маленькая синяя коробка

Из книги Записки кинорежиссера о многих и немного о себе автора Татарский Евгений

Маленькая синяя коробка Правила Американской телефонно-телеграфной компании, изложенные казенным языком викторианской Англии, ясно и однозначно гласили: "Запрещается подсоединять или подключать оборудование, аппараты, сети, приборы, не поставляемые телефонной


II. «Синяя прорезь окна…»

Из книги Стив Джобс. Тот, кто думал иначе автора Секачева К. Д.

II. «Синяя прорезь окна…» Синяя прорезь окна — Монастырь святого Франциска. Смотрит на нас с полотна Средневековый епископ. В зарослях тёмных колонн Чьи-то согбенные плечи. У розоватых мадонн Плавятся жаркие свечи. Память камням отдана — На полустёртых плитах Гордые


1. «Синяя прорезь окна…»

Из книги автора

1. «Синяя прорезь окна…» Синяя прорезь окна. Монастырь святого Франциска. Смотрит на нас с полотна Средневековый епископ. А за стеною — простор, Камни и белые башни, Море и линия гор, Рокот прибоя всегдашний. Эдакую тишину Дал же Господь в утешенье! К башенному окну — С


«Синяя птица»

Из книги автора

«Синяя птица» После картины «Под каменным небом» была «Синяя птица».Уговорил меня директор киностудии «Ленфильм», к которому я до сих пор отношусь с большим уважением, Виктор Викторович Блинов.Работать на картине «Синяя птица» я не хотел, но он сказал:— Женя, я тебя


Синяя коробочка

Из книги автора

Синяя коробочка В сентябре 1971 года Возняк, сидя на кухне за кухонным столом, читал статью в Esquire, где в одной из статей под названием «Тайны синей коробочки» описывалось, как хакеры и телефонные мошенники научились бесплатно звонить по междугородней