Был ли Толстой суеверен?

Был ли Толстой суеверен?

Я уверена, спроси у моего отца — суеверен ли он, и он сказал бы решительно: нет.

Однако я часто подмечала, что бывали случаи, когда он некоторым приметам придавал значение. Несколько раз я ощущала, как его сильные руки, опустившись на мои плечи, заставляли меня обернуться, чтобы я именно справа увидела нарождающийся месяц.

Если он надевал, как славный король Дагоберт6, свою блузу наизнанку, он явно испытывал досаду и ожидал неудач или неприятностей.

Задумывая что-нибудь, он часто говорил себе: «Если сбудется, сделаю это; не сбудется, не стану делать».

Однажды мы ехали верхом из Ясной Поляны к моему дяде Сереже Толстому. Его имение было в тридцати пяти километрах от нашего. По дороге мы проехали несколько деревень. Русские деревни расположены вдоль одного длинного ряда, и эта единственная, всегда очень широкая улица тянется иногда на несколько километров.

Мы ехали по одной из таких улиц крупной рысью, как вдруг отец повернул вправо лошадь и объехал бочку на колесах, стоявшую перед избой. Затем он продолжил путь.

Я следовала за ним и, когда мы поравнялись на большой дороге, спросила:

— Скажи, зачем ты объехал бочку?

— Разве ты не видела, что черная кошка перебежала дорогу и спряталась под колесами бочки?

— Значит, ты сделал это, чтобы не проехать по дороге, которую перебежала кошка?

Отец не ответил мне, и мы продолжали свой путь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Толстой

Из книги Прекрасные черты автора Пугачёва Клавдия Васильевна


Суеверен я иль нет — не знаю

Из книги Колымские тетради автора Шаламов Варлам

Суеверен я иль нет — не знаю Суеверен я иль нет — не знаю, Но рубаху белую свою Чистую на счастье надеваю, Как перед причастьем, как в бою. Асептическая осторожность — Древняя примета разных стран, Древняя заветная возможность Уцелеть после опасных


Л. Н. Толстой

Из книги Чехов автора Соболев Юрий Васильевич

Л. Н. Толстой Осенью 1901 года в Гаспре жил Л. Н. Толстой, медленно оправлявшийся после воспаления легких. Болезнь Толстого чрезвычайно волновала Чехова. Он говорил, что ни одного человека не любил так, как Льва Николаевича — «если бы умер Толстой, в моей жизни образовалось бы


Лев Толстой

Из книги Том 5. Воспоминания автора Вересаев Викентий Викентьевич

Лев Толстой Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Тургенев, Достоевский. Все — огромные, как снеговые горы, и, как горы эти, такие же далекие и недоступные, такие же неподвижные, окутанные дымкою сверхчеловеческого величия. Среди них — такой же, как они, Лев Толстой. И странно было


АЛ. ТОЛСТОЙ

Из книги Иван Бунин автора Рощин Михаил Михайлович

АЛ. ТОЛСТОЙ Бунин сам рассказал об их взаимоотношениях в едких воспоминаниях «Третий Толстой»: «…Я познакомился с Толстым как раз в те годы, о которых (скорбя по случаю провала „первой революции“) так трагически декламировал Блок: „Мы — дети страшных лет России —


ЛЕВ ТОЛСТОЙ

Из книги Книга о русских людях автора Горький Максим

ЛЕВ ТОЛСТОЙ Поскольку новой и главной работой этого времени уже была книга «Освобождение Толстого», Иван Алексеевич как бы испытывал некую неловкость перед памятью Льва Николаевича, не имевшего Нобелевской премии, может быть, чуть лукавил перед собою, но сравнивал,


Лев Толстой

Из книги Чехов в жизни: сюжеты для небольшого романа автора Сухих Игорь Николаевич

Лев Толстой Эта книжка составилась из отрывочных заметок, которые я писал, живя в Олеизе, когда Лев Николаевич жил в Гаспре, сначала — тяжко больной, потом — одолев болезнь. Я считал эти заметки, небрежно написанные на разных клочках бумаги, потерянными, но недавно нашел


ТОЛСТОЙ

Из книги Козьма Прутков автора Смирнов Алексей Евгеньевич

ТОЛСТОЙ …Насколько я успел заметить, у Чехова не было «богов» в литературном мире. Анализируя всякую человеческую личность, он всегда делал спокойный, замечательно правдивый вывод. Вот это, дескать, его хорошие черты, а вот это — дурные. <…>Я уверен, что если бы,


Толстой

Из книги Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды автора Басинский Павел Валерьевич

Толстой Может быть, художник начинается с памяти на ароматы, как утверждают, самой устойчивой и тонкой из всех наших памятей. Чтобы впечатление стало художественно осмысленным, оно должно всплыть из глубины души: случиться, забыться и воскреснуть. Момент забытья


Толстой

Из книги Тайная жизнь великих писателей автора Шнакенберг Роберт

Толстой По словам одной из близких родственниц Софьи Андреевны Толстой, ее «первая мимолетная встреча» с будущим мужем произошла в 1848 году, но никаких последствий не имела.В течение трех последующих лет обстоятельства не сводили их ни разу. Это не удивительно хотя бы


Толстой

Из книги Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа. автора Чернавин Владимир Вячеславович

Толстой Лирика — дело тонкое не только на Востоке, но и на Западе, но и в наших родных палестинах тоже. Один неудачный «словостык», одно неблагозвучие способны вызвать кислую мину на лице знатока, а одно неточное слово — погубить все стихотворение. Между тем доказать,


Толстой

Из книги автора

Толстой В 1863 году, в тот самый год, когда душа директора Пробирной Палатки переселилась с петербургской Казанской улицы, 28, в мир иной, в Дрездене состоялась свадьба Алексея Толстого и Софьи Миллер, принявшей фамилию Толстая. Шаферами со стороны жениха были его друг граф


ТОЛСТОЙ

Из книги автора

ТОЛСТОЙ Толстой-студент. Самое раннее из известных изображений Л.Н.Толстого. Середина 1840-х годов Тетушка Л.Н.Толстого Александра Ильинична Остен-Сакен Тетушка Пелагея Ильинична Юшкова Силуэт матери (слева). Внизу подпись рукой Л.Н.Толстого: «Моя мать. Л.Т.» П.И.Юшкова в


ЛЕВ ТОЛСТОЙ

Из книги автора

ЛЕВ ТОЛСТОЙ [23]До произошедшего с ним посередине жизненного пути духовного перерождения Лев Николаевич Толстой жил как обычный русский дворянин, хоть и написал два самых занудных классических романа в мировой литературе. Вот как он описывает свои повседневные дела:«Я


15. В. К. Толстой

Из книги автора

15. В. К. Толстой Останавливался я в Москве всегда у В. К. Толстого, с которым мы вместе выросли и дружили с детства. Работали мы в одной специальности, которой я увлекся еще в юношеские годы, и это сближало нас еще больше.Несмотря на громкую фамилию, Толстой не был ни графом,