Кампания в Северной Африке

Кампания в Северной Африке

Генерал кавалерии в отставке Вестфаль

10 июня 1940 года в войну вступила фашистская Италия. Предполагалось, что Муссолини немедленно начнет наступление в Средиземноморском регионе. Не приходилось сомневаться, что итальянцы сначала захотели бы взять угрожавший коммуникациями с итальянскими колониями в Северной и Восточной Африке британский островной форпост Мальту. Однако соответствующие действия заставляли себя ждать. Со стороны германского Верховного главнокомандования не последовало никакого давления: Гитлер не желал ни при каких обстоятельствах задеть чувства Муссолини. Средиземное море было для него итальянским, и Гитлер не желал вмешиваться. Эта тактичность вплоть до свержения Муссолини оказывала парализующее влияние. Гитлер говорил: севернее Альп командуем мы, а южнее — итальянцы. Дальнейшее разграничение не нужно. Так был оставлен без внимания фундаментальный закон союзнической войны.

Ситуация на Средиземноморье в начале лета 1940 года и первые военные уроки итальянцев

Каково было военное положение итальянцев в начале лета 1940 года? После капитуляции Франции оставался один противник — Великобритания. Стратегическим объектом было Средиземное море. Для Англии короткий морской путь от Гибралтара через Суэцкий канал был жизненно важным. К тому же было необходимо при всех обстоятельствах удержать в своих руках Мальту. Итальянцы стремились сохранить свои колониальные владения в Северной и Восточной Африке. Их стране ничего не угрожало. Итальянские вооруженные силы также должны были наладить собственные связи с колониями и помешать Великобритании использовать морской путь через Суэцкий канал. Для этого нужно было начать наступательные действия, и прежде всего захватить Мальту. Англия, как противник на суше, могла быть опасной, в первую очередь в колониях. Ситуация в воздухе и на море могла со временем измениться для Британской империи только к худшему. Требовались срочные действия. Что же предприняли итальянцы?

Неудачное наступление итальянцев на Египет. Контрнаступление англичан

13 сентября 1940 года в Ливии маршал Грациани силами 10-й армии с восемью пехотными дивизиями начал наступление на Египет. (У маршала Грациани было пять дивизий и отдельная полковая группа, усиленные шестью танковыми батальонами. Два соединения находилось в армейском резерве. Всего в Киренаике было сосредоточено 9 итальянских дивизий. — Ред.) Помощь немцев Муссолини отверг, ибо полагал, что итальянцы справятся сами. Сначала Грациани атаковал только слабые британские опорные пункты и без особого труда продвинулся до Сиди-Баррани. Там он остановился, вместо того чтобы двигаться дальше. Основной причиной задержки стало недостаточное снаряжение его войск, в значительной мере укомплектованных местными жителями. (В составе 10-й армии было 2 колониальные дивизии. — Ред.) 9 декабря началось контрнаступление англичан, почти полностью уничтожившее его армию. Одно поражение следовало за другим. Уже 16 декабря пал Эс-Саллум, вскоре после этого Бардия. 21 января в руках англичан оказался Тобрук, самая укрепленная из ливийских крепостей. Британские танки вторглись в Киренаику. Передовые английские отряды пересекли пустыню и отрезали итальянским войскам путь к отступлению. Был взят Бенгази. Часть итальянских войск достигла позиций (на подступах к Эль-Агейле) Мерса-эль-Брега на берегу залива Сидра (Большой Сирт). Триполи также готовился к обороне. После потери значительной части территории и 130 тысяч пленных (а также 400 танков и 1290 орудий) итальянцам можно было надеяться удержать этот последний оплот в Северной Африке только на ограниченное время, тем более что на новые, хорошо оснащенные войска из Италии рассчитывать не приходилось. Именно недостаточность материальной базы в первую очередь привела к таким плачевным результатам. Не только местные солдаты без современного оружия оказались беспомощными перед британскими танками, но и итальянские дивизии были не в силах дать достойный отпор прекрасно вооруженному противнику. (Итальянцы прежде всего быстро впадали в панику и не смогли оказать сопротивление вдвое уступавшему им противнику. — Ред.) Именно эта слабость явилась главной причиной отсутствия боевых побед итальянских солдат во Второй мировой войне. Итальянский солдат не был ни вооружен, ни подготовлен для борьбы против европейских противников, оснащенных по последнему слову техники. Итальянская армия, как правило, уступала противнику в танках, противотанковых орудиях, артиллерии, орудиях противовоздушной обороны, а также в оснащенности средствами связи. Транспортных средств было недостаточно, что не позволяло везти с собой большое количество боеприпасов. Не было даже полевых кухонь. Питание солдат было скудным.

Авиация Италии также была слабой — почти все типы самолетов были устаревшими, исключение составляли торпедоносцы. При строительстве флота ради высоких скоростей экономили на броневой защите. Подготовка к ночным сражениям была неудовлетворительной. Но и в таких условиях солдаты всех видов вооруженных сил Италии демонстрировали мужество, особенно экипажи легких морских кораблей. Последние, сопровождавшие транспорты в Африку, буквально приносили себя в жертву. Да и в армии потери были довольно высоки.

Положение итальянцев в конце 1940 — начале 1941 года и первая германская помощь

Слабость итальянских вооруженных сил не была тайной для германского командования, однако Гитлер был убежден, что фашизм сделает итальянских солдат способными на великие свершения.

Уже через несколько месяцев после вступления в войну итальянцы оказались в чрезвычайно серьезном положении в Северной Африке. Наступавшим в Грецию и отброшенным оттуда итальянским войскам тоже грозила опасность не удержаться даже в Албании. Флот понес тяжелые потери, и ему постоянно сопутствовали неудачи. Германским союзникам пришлось срочно вмешаться, чтобы по возможности предотвратить полную катастрофу. Сначала следовало стабилизировать ситуацию в Северной Африке, чтобы она не ухудшалась дальше. Первоначально речь шла только об обороне — об отправке германского заградительного отряда. Однако изучение обстановки подсказало Гитлеру, что заградительного отряда силой до бригады недостаточно для удержания Триполи. И он приказал сформировать экспедиционный корпус из двух дивизий. Так был создан Африканский корпус. Кроме того, на Сицилию перебазировался 10-й авиакорпус.

В феврале 1941 года командир германского Африканского корпуса генерал-лейтенант Роммель отправился на новый театр военных действий, где ему предстояло пережить тяжелейшие испытания в своей жизни. В Триполи мнения разошлись. Итальянское командование вооруженными силами в Северной Африке придерживалось оборонительной позиции, тем более что оставшиеся их собственные силы едва ли были способны наступать. Роммель не видел в обороне перспектив быстрой стабилизации положения. Поэтому он хотел как можно скорее перейти в наступление, насколько получится, прежде чем генерал Уэйвелл сможет наступать на запад. Роммель решил действовать по обстоятельствам и по собственному усмотрению. Он постарался ускорить высадку войск с морских судов. К концу марта 5-я легкая дивизия уже находилась на африканской земле.

Рейд Роммеля от Мерса-эль-Брега до египетской границы

Разведка подтвердила правильность предположений Роммеля. Британские войска были рассредоточены в глубину. Надо было использовать благоприятный момент, и Роммель его использовал. 31 марта, преодолев отчаянное сопротивление противника, удалось прорвать британские позиции в солончаках между населенными пунктами Марада и Мерса-эль-Брега. У Адждабии немцы и итальянцы снова столкнулись с сопротивлением. 4 апреля был взят Бенгази. Далее Роммель планировал пересечь Киренаику. Это был огромный риск, потому что впервые войскам предстояло преодолеть 300-километровый отрезок пути по безводной пустыне. В довершение всего началась песчаная буря.

Но железная воля Роммеля гнала людей вперед. Он летал на «Шторьхе» над расстилавшейся внизу пустыней, следя, чтобы движение не останавливалось. В районе Эль-Макили в плен было взято шесть английских генералов и 2 тысячи солдат. План Роммеля заставить британцев сдать Киренаику, чтобы не оказаться отрезанными, удался. Несколькими часами позже была взята Дерна. Здесь Роммель не думал задерживаться. Уже 9 апреля была взята Бардия, и через день немцы вышли к египетской границе. Всего лишь за 12 дней Роммель вернул все то, что генерал Уэйвелл завоевывал более 50 дней, за исключением одного: 5-я легкая дивизия, с учетом итальянского подкрепления, была слишком слаба, чтобы взять Тобрук (в котором засел британский гарнизон из полутора дивизий. — Ред.). Это имело негативные последствия.

Образовалось два фронта: один восточнее, по линии Эс-Саллум — Бардия, другой западнее — вокруг Тобрука. Эта крепость стала следующей оперативной целью. Английское командование обдумывло проблему ее деблокирования, а Роммель делал все возможное, чтобы ее взять. Правда, сначала думать об этом было рано: активизировалась война на море. Один за другим были потоплены крупные транспорты. Поэтому пока было невозможно доставить основные части обеих танковых дивизий Африканского корпуса, так же как и нужные транспортные средства и необходимые части тыловых структур. С топливом и боеприпасами в 1941 году особых трудностей не было. Но их доставка из Триполи и Бенгази по суше к фронту стала проблемой.

Бои на границе Ливии и Египта, бои за Тобрук и отступление сил оси до Агейлы

Контрудар противника не заставил себя долго ждать. Однако Роммелю удалось, ведя затяжные кровопролитные бои, отразить наступление англичан в боях за Эс-Саллум. Здесь впервые в бой вступила сильная авиация противника. Роммель отлично понимал, что при новом наступлении противника представлялось весьма сомнительным, что он сможет удержать оба фронта. Поэтому в августе он начал готовить штурм Тобрука. Дата начала штурма зависела от прибытия необходимой тяжелой артиллерии и боеприпасов, а кроме того, конечно, пехоты. Однако ситуация на море стала еще тяжелее, так что штурм в конце концов был отложен до декабря. Угнетало и сомнение, что новый противник Роммеля — генерал Окинлек — даст ему столько времени. Тем не менее начавшееся 18 ноября 1941 года наступление англичан — около 100 тысяч человек, 800 танков и 1000 самолетов сформированной летом 8-й армии — оказалось тактически неожиданным. Это были самые крупные вооруженные силы, которые доселе видела эта пустыня. (У англичан было 118 тыс. чел., 924 танка (из них более 200 поддержки пехоты с мощной броней), 760 артиллерийских и зенитных орудий, 1072 самолета. — Ред.) В распоряжении Роммеля имелось около 40 тысяч человек, 300 танков и 200 самолетов и примерно 40 тысяч плохо вооруженных итальянских солдат. (У Роммеля было 552 танка, но из них только 174 немецких пушечных танка и 146 устаревших итальянских танков. Остальные танкетки; 520 орудий и 340 самолетов. Официально итало-германскими войсками в это время командовал итальянский генерал Э. Бастико, которого Роммель фактически игнорировал, а в феврале 1942 г. отстранил от дел. — Ред.)

Дни ожидания английского наступления прошли для танкового корпуса «Африка» и итальянцев в томительной неизвестности. Никто не знал, где последует главный удар. Воздушная и наземная разведка не принесли желаемой ясности, тем более что британцы осуществляли развертывание скрытно. Многочисленные попытки прорыва гарнизона Тобрука отражались с изрядным трудом, так что настроение было тревожным, тем более что начиная с 16 октября караваны судов перестали приходить. Но после начала британского наступления 23 ноября немцам, наконец, улыбнулась удача. В танковом сражении у Сиди-Резега британцы понесли серьезные потери. (30-й английский корпус потерял 430 танков из 500, немцы свыше 70 из 160.) Но теперь Роммель, переоценив свои достижения, совершил серьезную ошибку. Вместо того чтобы 24 ноября начать атаку до полной ликвидации противника, он устремился к египетской границе, чтобы отрезать британской 8-й армии путь к отступлению. Тем самым Африканский корпус на шесть дней вышел из боя, что и решило судьбу Тобрукского фронта. Силы осаждавших, состоявшие из пяти итальянских дивизий и частей 3-й германской дивизии, не смогли выдержать постоянный натиск как изнутри, так и извне, так что кольцо окружения становилось все тоньше. Уже 27 ноября новозеландцам удалось первым установить связь с осажденным гарнизоном крепости. Возвратившийся Африканский корпус был настолько измотан, что не смог принести ожидаемых перемен к лучшему. 6 декабря осада была снята. Но «крысы Тобрука» навязали немцам арьергардные бои, которые после потери Дерны, Бенгази и Адждабии, при повторной потере Киренаики, окончились только у Эль-Агейлы. (7 декабря, узнав, что подкреплений не будет, т. к. 5 декабря Красная армия начала контрнаступление под Москвой и все резервы немцев были брошены на Восточный фронт, Роммель начал отход из Киренаики. — Ред.)

В канун Нового года Африканский корпус в районе Адждабии нанес преследовавшим его британцам большие потери (15 декабря у Роммеля оставалось 30 танков против 200 английских, но, получив последнее подкрепление — 30 танков, прибывших в порт Бенгази перед его оставлением, разгромил преследовавших его англичан, уничтожив 65 танков, и отступил к Эль-Агейле). При Бардии и на перевале Хальфайя стояли только малочисленные, но очень храбрые немецко-итальянские гарнизоны, которые почти до середины января не позволяли 8-й армии использовать прибрежное шоссе. Между тем два события несколько ослабили напряжение. Перевод 2-го воздушного флота под командованием фельдмаршала Кессельринга с Восточного фронта на Сицилию привел к некоторому смягчению доселе подавляющего господства противника в воздухе (в декабре 1941 г. количество германских самолетов на Средиземном море увеличилось с 464 до 798). Кроме того, после почти двухмесячного перерыва 19 декабря 1941 года в Триполи снова прибыл конвой, а с ним долгожданные танки и артиллерийские батареи (5 января прорвавшийся конвой судов доставил более 100 танков). Они должны были составить основу контрудара Роммеля. Британское наступление нанесло ощутимый урон материальной части немецких и итальянских войск — немцы потеряли 33 % личного состава и 200 танков, итальянцы 40 % личного состава и 120 танков.

Второе наступление Роммеля до позиций у Айн-эль-Газала

10 января Роммель прибыл на позиции Марада— Мерса-эль-Брега. С оставшимися силами удержать эти позиции не представлялось возможным, поскольку требовались недели на их оборудование. Где противник атакует, там он и прорвется. Тщательно выполненное сравнение собственных сил с силами противника показало наличие на ближайшие две-три недели легкого преимущества. (У Роммеля в составе ударной группировки было всего 35 тыс. солдат и офицеров, в т. ч. 117 тыс. немцев. 117 немецких и 79 итальянских танков, 310 орудий, однако англичане разбросали свои силы в глубину на 450–600 км. — Ред.) Было необходимо использовать благоприятный момент и действовать быстро. И Роммель решился на контрнаступление — по меньшей мере будет замедлено развертывание сил британцев, а значит, выиграно время. При благоприятном начале можно было подумать даже о том, чтобы использовать шанс и взять Бенгази, а может быть, и часть Киренаики. Важно было не упустить фактор внезапности. Все необходимые меры Роммель осуществлял со свойственным ему мастерством. Начавшееся 21 января наступление было неожиданностью для противника. Правда, не удалось перерезать пути для его отхода. На второй день наступления немцы вошли в Адждабию, а уже 26 января подошли к Завията-Мсусу — почти к южному краю Киренаики. Роммель хотел во что бы то ни стало взять Бенгази. Противник имел все основания ожидать, что захват Бенгази будет происходить по образцу прошлого года. Он вряд ли мог предположить, что наступление на Бенгази пройдет через пустыню с юга на север. Именно это и произошло. Сформировав смешанную боевую группу, которую возглавил лично, Роммель выступил из района южнее Завията-Мсуса. Сначала казалось, что операция была задумана под несчастливой звездой. Песчаная буря сменилась тропическим ливнем, превратившим сухие вади (временные водотоки, считаются реликтовыми долинами рек, возникших в более влажные времена) в топкие болота, так что войска ночью безнадежно увязли в грязи, да к тому же потеряли ориентацию. Однако почва удивительно быстро высохла, так что Роммель, следовавший в головном отряде, уже во второй половине дня 29 января захватил аэродром Бенина. 30 января германские войска вступили в Бенгази.

Роммель не задержался здесь, а немедленно организовал преследование противника, на этот раз через Киренаику. В итоге его войска дошли до залива Бомба, приблизившись непосредственно к позициям Айн-эль-Газала. Он не мог не обдумать вариант захвата этих позиций и попытки более или менее внезапного захвата Тобрука. Но для этого у него не хватало ни сил, ни топлива.

Проблема дальнейшего ведения боевых действий в Северной Африке

Поскольку оба противника находились на пределе своих сил, в боевых действиях наступила пауза. Роммель улетел в Европу, чтобы прояснить для себя ряд важных вопросов. Он хотел определить, какая роль предназначается Африканскому театру военных действий в общем ведении войны в 1942 году. Однако ему не удалось получить точных сведений от Гитлера и Йодля. Намек на необходимость срочного захвата Мальты впечатления не произвел. Также не удалось выяснить конкретную позицию при посещении Рима. Там склонялись к мнению, что было бы лучше дождаться следующего британского наступления на достигнутых позициях. Итальянцы рассчитывали, что оно произойдет не раньше осени. У Роммеля было совершенно иное мнение. Он считал, что вражеское наступление начнется не позднее июня. Поэтому он предложил в середине апреля прежде всего взять Мальту, чтобы обеспечить условия для безопасного снабжения войск морским путем, а затем атаковать Тобрук. Будет ли после падения этой крепости продолжено наступление в глубь Египта, можно будет решить только на основе сложившейся ситуации. Чтобы опередить новое британское наступление, операцию следует начать в конце мая. Если приготовления к захвату Мальты не будут завершены достаточно рано, приемлемым вариантом станет захват Тобрука, за которым сразу же последуют бои за Мальту, которая должна быть взята при любых обстоятельствах.

С учетом фактора времени последнее решение показалось наиболее разумным. Приготовления к обеим операциям шли полным ходом. И если планирование наступления на Тобрук находилось под немецким руководством, подготовкой захвата Мальты занимались итальянцы. В последней операции должны были участвовать германские парашютные части и авиация.

Атака Роммеля на позиции у Айн-эль-Газала и битва за Тобрук

После полудня 26 мая Роммель начал действовать. (У Роммеля было 130 тыс. чел. (2 танковые и 1 пехотная немецкие дивизии, 5 пехотных, 1 танковая и 1 моторизованная итальянские дивизии), 610 танков (на переднем крае 560, из которых 230 устаревших итальянских, а из 330 немецких 50 были легкими, 30 танков в ремонте и 20 только что выгрузили в Триполи), 600 самолетов (в т. ч. 260 немецких). У англичан было 130 тыс. чел., 1270 танков (в т. ч. 420 в резерве), 604 самолета.) Его план заключался в следующем: тремя германскими и двумя итальянскими мобильными дивизиями обойти южный фланг британцев в районе Бир-Хакейма, чтобы атаковать 8-ю армию с тыла, в то время как фронт будет скован итальянским пехотным корпусом. Этот замысел не удался. Фронтальное сковывание было неэффективным, так что англичане смогли всеми своими силами обрушиться на группу Роммеля. Нападающие оказались сами блокированными в тылу противника. Положение Роммеля представлялось совершенно безнадежным. И все же он возмущенно отклонил все предложения об отступлении. Он удерживал круговую оборону до тех пор, пока противник не ослаб настолько, что танковая армия (22 января 1942 г. танковый корпус «Африка» был переименован в танковую армию «Африка») смогла снова перейти в наступление. Не раз казалось, что Роммель ведет себя неправильно, поскольку одна кризисная ситуация сменяла другую. Это касалось, в первую очередь, переменчивого сражения, которое велось за Бир-Хакейм, стойко обороняемый до 12 июня французской бригадой генерала Кёнига. Спустя шесть дней этот опорный пункт оказался в руках немцев. Путь к Тобруку был открыт.

И снова Роммель доказал свое непревзойденное мастерство. В светлое время боевая группа двигалась на восток, в направлении Бардии. Таким образом Роммель создавал видимость того, что хочет прорваться в Египет и оставить Тобрук в своем тылу. Однако, когда стемнело, танковые дивизии Роммеля повернули и снова направились к Тобруку. Ровно в 5 часов утра германские орудия загрохотали на старых позициях прошлого года, где обнаружились еще тогда завезенные боеприпасы. Противник ответил. Через два часа, благодаря активной поддержке 2-го воздушного флота, была пробита первая брешь в обороне британцев. В нее ворвались танки и разорвали фронт. Уже вечером Роммель въехал на одном из первых танков в порт и в город. Позиции британцев в крепости были рассечены на две части. Цель была достигнута. Впервые германские солдаты ступили на землю Тобрука. Защитники, как и осаждающие, больше года находились в сухой безводной каменистой местности, страдая от туч насекомых и адского солнца, без укрытия, не имея возможности двигаться. Теперь ад закончился. Еще до полудня 21 июня комендант крепости генерал Клоппер со своими генералами и 33 тысячами солдат сдался в плен. Добыча была воистину неоценимой. (Немцы захватили в Тобруке 30 танков, 2 тыс. автомашин и 1400 т горючего.) Без нее обеспечение танковых армий питанием и вещевым довольствием в предстоящие месяцы было бы невозможным. Морским путем только единственный раз — в апреле 1942 года — было доставлено то, что армия рассматривала как месячную норму. Больше всего не хватало топлива, перспектив доставки которого, из-за многочисленных потоплений танкеров, не было.

Атака Мальты снова отложена, Роммель наступает в Египет до позиций у Эль-Аламейна

Теперь путь на Египет был открыт. Удастся ли противнику создать новый фронт перед Нилом? При оперативных действиях, возможно, путь окажется свободным вплоть до Каира. Так считал Роммель. Итальянцы и Кессельринг твердо придерживались прежнего намерения взять Мальту непосредственно после падения Тобрука. Однако военно-воздушные силы могли обеспечить только одну из двух операций. Гитлер поддержал позицию Роммеля. С его согласия и против убеждения итальянского Верховного командования Роммель вторгся в глубь территории Египта, остановившись только у Эль-Аламейна. (Начиная вторжение в Египет, Роммель имел всего 60 немецких танков, четверть из которых легкие T-II, 2500 чел. германской и около 6 тыс. чел. итальянской пехоты. С 24 по 30 июня он продвинулся до Эль-Аламейна.) Позже он сам посчитал счастьем то, что был вынужден остановиться именно там.

Теперь самый серьезный кризис во всей Северо-Африканской кампании достиг высшей точки. Если англичане, застигнутые врасплох, лишь с большим трудом могли удержать свои позиции, у Роммеля больше не было сил для решающего удара. Его пути подвоза теперь бесконечно удлинились, зато у противника стали короче. Кроме того, снабжение по морю ухудшилось. В июле оно сократилось до одной пятой от потребности. К тому же порт Тобрука не обладал необходимыми мощностями для выгрузки. Он не мог заменить Бенгази. Путь подвоза по суше также стал значительно длиннее.

Сражение за Эль-Аламейн

Началось сражение за Эль-Аламейн. Прилетевший в Каир Черчилль назначил командующим 8-й армией Монтгомери и позаботился о существенных подкреплениях, которые непрерывно прибывали. В середине августа 8-я армия прочно удерживала фронт между побережьем и впадиной Катара (у англичан было 935 танков, у Роммеля 440). Удар Роммеля 30 августа потерпел неудачу, прежде всего из-за нехватки бензина. Поэтому Роммель подумывал о необходимости отказа от попытки захватить важную гавань — Александрию. Однако в конце концов он поверил обещаниям Кессельринга доставлять ему ежедневно до 400 куб. м бензина воздушным путем. Фактически, конечно, было доставлено значительно меньшее количество топлива. Воздушный транспорт истощил свои силы. Однако Роммель почувствовал себя брошенным на произвол судьбы, и не забыл этого.

Прорыв Роммелю не удался — завязался тяжелый бой. Непосредственно перед заходом в Тобрук был торпедирован крупный танкер с горючим, и дивизии Роммеля почти 7 дней неподвижно стояли за вражеским фронтом. То, что довелось вынести войскам во время воздушных налетов, превосходило все последующие тяготы такого рода. День за днем германские дивизии подвергались почти беспрерывным бомбежкам. Потери армии в орудиях, танках и другой технике уже не могли быть возмещены, поскольку снабжение только ухудшалось. От соображений отвести войска за египетскую границу пришлось отказаться, поскольку не было транспортных средств для итальянских солдат. Перед своим вылетом в сентябре в срочно необходимый ему отпуск Роммель указывал на огромную опасность неудовлетворительного снабжения. Он заметил, что, если не удастся доставить танковой армии «Африка» необходимое снабжение, она будет не в состоянии противостоять объединенным силам Британской империи и Соединенных Штатов. И тогда, рано или поздно, ее постигнет весьма незавидная участь.

Наступление Монтгомери в конце октября началось с массированного воздушного налета. Все, чтобы отразить вражеский удар, было сделано. Из-за недостаточного снабжения пришлось ограничиться укреплением позиций и подготовкой резервов. На фронте чередовались немецкие и итальянские пехотные батальоны. Позади стояли три группы по одной германской и одной итальянской танковой дивизии в качестве резерва. (На 23 сентября 1942 г. итало-немецкие войска под Эль-Аламейном насчитывали около 80 тыс. чел., в т. ч. 27 тыс. немцев, 540 танков, в т. ч. 260 немецких (из них 20 в ремонте, 30 легких и лишь 30 T-IV с длинными 75-мм пушками) и 280 устаревших итальянских, 1219 орудий, 350 самолетов. Британские войска насчитывали 230 тыс. чел., 1440 танков, 2311 орудий, 1500 самолетов. — Ред.) В ночь на 24 октября штурм начался. Атакующие британцы прежде всего устремились на позиции итальянской пехоты, чтобы затем окружить оставшихся немцев. 25-го вечером на фронт снова прибыл Роммель после смерти его заместителя генерала Штумме (он попал под артобстрел, выпал из автомобиля и умер от сердечного приступа). Вследствие больших потерь он был лишен возможности закрывать все новые бреши в линии фронта. Материальное превосходство противника с каждым днем становилось ощутимее. Чтобы предотвратить прорыв на широком фронте, надо было срочно отступать. 2 ноября Роммель сообщил свое мнение ОКВ и итальянскому командованию. (К концу дня 2 ноября у Роммеля в двух танковых дивизиях осталось 30 боеготовых танков. У англичан, несмотря на потери, было более 600. Итальянские танки с их тонкой броней были почти полностью уничтожены.) К его немалому удивлению, на следующий день поступил приказ фюрера, в котором тот полностью игнорировал создавшуюся критическую ситуацию. «Силы врага на исходе. Речь идет о том, чтобы на позициях Аламейна, обороняя каждый метр пустыни, победить или умереть». Тем не менее после того, как фронт был прорван в четырех местах, 4 ноября Роммель приказал отступать. Гитлер так никогда и не простил ему это «неповиновение». Впрочем, после Эль-Аламейна Роммель также внутренне отвернулся от Гитлера.

Отступление немцев из Египта

Привязанная к единственной дороге, день и ночь подвергаясь бомбежкам, плохо моторизованная и часто не имеющая даже необходимого минимума горючего, армия (громко сказано — у Роммеля оставалось 5 тыс. немецких и 2,5 тыс. итальянских солдат, 11 немецких и 10 итальянских танков. Еще у 10 тыс. немецких солдат, ускользнувших от англичан, практически не было вооружения. — Ред.), проедая все, что удавалось раздобыть, совершила грандиозный переход протяженностью 1500 километров и при этом не распалась. Однако все шло к концу. И яснее чем кто-либо другой это понимал Роммель. Поэтому он решился обратиться лично к Гитлеру с требованием об оставлении театра военных действий. Тогда удалось бы отправить в Европу примерно две трети личного состава. Это был бы «немецкий Дюнкерк» (разные масштабы. — Ред.).

28 ноября Роммель вылетел к Гитлеру. Он не сумел вызвать даже искры понимания. В крайне напряженной беседе Гитлер категорически отверг предложение Роммеля. Он был уверен, что по теперь открытому морскому пути на Тунис можно гарантировать необходимый объем снабжения. Роммель понял, что армии не удастся избежать трагического конца.

Высадка союзников в Северной Африке и контрмеры немцев

Высадка союзников в Северной Африке 8 ноября 1942 года ошеломила германское Верховное главнокомандование. Итальянское командование и фельдмаршал Кессельринг знали, что союзнические десантные плавсредства находятся на переходе. Однако ОКВ ожидало высадки на юге Франции. Роммель опасался большого десантирования в Триполи или Бенгази, которое могло оборвать жизненные нити его армии. Тем не менее его опасения были сочтены командованием безосновательными. Теперь немцы получили удар с тыла. Поскольку высадки в Тунисе не последовало, немецкий «главнокомандующий на юге» получил возможность, со своей стороны, «наложить руки» на Тунис. Фельдмаршал фон Кессельринг был назначен на эту должность, оставаясь командующим 2-м воздушным флотом. Однако ему подчинялись только части 2-го воздушного флота, а позже и слабые военно-морские силы немцев на Средиземном море. Командующим сухопутных сил в Африке и Италии он станет только в начале 1943 года.

Медленное продвижение союзников в 1943 году позволило укрепить и расширить на запад тунисский плацдарм. Французский гарнизон Бизерты был склонен к капитуляции мирным путем. Постепенно удалось перебросить в Тунис части пяти дивизий. Ощутимый недостаток артиллерии сохранялся до конца. Эти войска были объединены со слабыми итальянскими формированиями в 5-ю танковую армию.

Если ситуация в Тунисе в конце 1942 года и могла быть стабилизирована, то при Роммеле этого не произошло. Снабжение продолжало поступать крайне скудно. На позициях у Эль-Буайрата-эль-Хасуна и у Триполи союзники обошли Роммеля с юга и продолжили движение вперед. Он был вынужден отойти на линию Марет на ливийско-тунисской границе. Местные французские укрепления, к сожалению, были снесены в 1940 году итальянцами. Потеря Триполи (23.01.43) и почти всей Ливии оказала воистину ошеломляющее влияние на итальянцев. В феврале 1943 года Роммель снова перешел в наступление. Чтобы помешать развертыванию противника, он 14 февраля ударил с юга Туниса на северо-запад и занял важные аэродромы в Алжире. Дальнейшие удары в направлении на Эль-Кеф пошатнули весь фронт противника. Поэтому британский командующий организовал контрудар силами двух элитных дивизий. Однако у Роммеля больше не было сил, чтобы продолжить наступление, и он планомерно вернулся на исходные позиции, затем повернул на юг, чтобы задержать развертывание армии Монтгомери против линии Марет. Однако неудачная танковая атака одного из его подчиненных привела к большим потерям и крупному провалу. (Роммель потерял у Меденина 40 танков (так пишет Лиддел Гарт, Черчилль утверждает, что 52) из 160, англичане, имевшие большое количество противотанковых орудий (ок. 500), устояли. Кроме того, британцы имели в этом районе 400 танков.) Роммель тем временем принял командование группой армий «Африка», созданной из его и 5-й танковой армий. Вскоре после этого ему пришлось, подчиняясь категорическому приказу Гитлера, покинуть театр военных действий. Гитлер настоял на его возвращении, потому что после трагической судьбы Паулюса ни один фельдмаршал больше не должен был очутиться в плену.

Завершение боев в Тунисе

В апреле началось решающее наступление союзников. 7 апреля союзники развернули военные действия в долине реки Меджерды. Еще раньше, 5 апреля, Монтгомери нанес мощный удар по 1-й итальянской армии на юге Туниса. После тяжелых и принесших большие потери обеим сторонам боев Монтгомери удалось прорвать фронт, пользуясь подавляющим преимуществом в силах. Пока он «наступал на пятки» в основном состоявшей из немецких войск 1-й итальянской армии, британская 1-я армия наносила решающий удар. 7 мая был взят город Тунис; в этот же день пала Бизерта, и германский фронт полностью развалился. Отсутствие какой бы то ни было воздушной поддержки и подвоза боеприпасов значительно ускорило процесс. 10 мая началась капитуляция на полуострове Бон, 13 мая прекратилось последнее сопротивление. 250 тысяч пленных, из которых почти 140 тысяч немцев, попали в руки союзников. Это был трагический для германских и итальянских войск конец двухлетней войны в Северной Африке. Без удовлетворительного снабжения, без достаточной возможности противодействовать военно-воздушным и военно-морским силам противника немцы и итальянцы не могли продержаться дольше. Существенным фактором явилось то обстоятельство, что немцы и итальянцы, ведя военные действия на другом континенте, не смогли обеспечить безопасность морских путей.

Командиры и солдаты, воевавшие в Северной Африке

Роммель имел высочайший авторитет среди всех немцев и итальянцев, которые сражались под его командованием. Это объяснялось характером личности этого прирожденного лидера. Именно его сильная и непреклонная, даже по отношению к самому себе, воля помогала армии побеждать наперекор всем трудностям. При всем стремлении к успеху он делал все, чтобы потерь было по возможности меньше, предпочитая, чтобы солдаты в безнадежной ситуации лучше попали в плен, чем бессмысленно погибли. Роммель был душой и движущей силой боевых действий в Северной Африке. Его сжигало, пожирало пламя, пылавшее глубоко внутри. Ответственность за театр военных действий и за своих солдат лежала на его плечах тяжким бременем. К тому же его ни на секунду не покидала мучительная тревога о судьбе своей страны. Страстное желание быть со своими солдатами в гуще сражения — вот что ежедневно вело его на передовую. Между ним и его солдатами существовали нерасторжимые узы, которые дарованы только истинному лидеру. Роммеля уважали даже итальянские солдаты. Его часто называли «полководцем передовой», подчеркивая, что он отдавал всего себя фронту, бою. Конечно, и он совершал ошибки, но подавляющее большинство проведенных им боевых операций говорило о его необычайном военном таланте. Оставалось только удивляться, как быстро он оценивал сложные ситуации, улавливая их самую суть. Роммель был прямым и смелым человеком, но под суровой оболочкой таилось мягкое сердце. Ни на одном театре военных действий не применялись наказания так редко, как в Африке. Безукоризненная порядочность Роммеля давала ему силы иногда не выполнять приказы самого Гитлера. До последнего вздоха он оставался истинным рыцарем без страха и упрека.

В люфтваффе своим профессионализмом выделялись Кессельринг и Марсель. Стремление Кессельринга помочь наземным войскам не превзошел ни один из командиров люфтваффе. Внимание к собственной персоне было свойственно Кессельрингу так же мало, как и Роммелю. Количество его полетов над вражескими территориями достигло двухсот, пять раз его сбивали.

Другим знаменитым и уважаемым «африканцем» был Й. Марсель. Когда этот юный ас погиб в пустыне, в войсках воцарился настоящий траур. С его гибелью (из-за технической неисправности в полете) атакующая мощь немецких истребителей заметно снизилась (всего Марсель (потомок уехавших в Германию французских гугенотов), по немецким данным, сбил 158 самолетов англичан и их союзников, в т. ч. за один сентябрь 1942 г. — 61 самолет, и за один день 1 сентября — 17 британских самолетов. — Ред.). Марсель был единственным немцем, который стал кавалером высшей итальянской награды за храбрость.

Итальянский главнокомандующий в Северной Африке генерал-полковник Гарибольди и позднее маршал Бастико старались предоставить Роммелю максимальную свободу действий. Иногда в этом стремлении они даже заходили слишком далеко. Лежащее в основе такого поведения самоотречение может быть оценено по достоинству только по прошествии времени. В конце концов, этот театр военных действий был итальянским.

Среди молодых офицеров, как и среди рядовых итальянских солдат, были грамотные и храбрые люди. Их было немало и в сухопутных войсках, и в военно-морском флоте, и среди экипажей истребителей и самолетов-торпедоносцев. Но им все же не хватало необходимых, особенно в серьезных ситуациях, упорства и постоянства. Итальянский солдат легко вдохновлялся, но быстро падал духом. Кроме того, плохое вооружение и оснащение, недостаточная подготовка, так же как и отсутствие ясного понимания военных целей, с самого начала отодвинули итальянские вооруженные силы на второстепенные роли.

Иным было положение противника. Он всегда соблюдал воинскую дисциплину, целеустремленность, несмотря на неудачи, был убежден, что в конце концов одержит победу. К тому же уже осенью 1941 года в его распоряжении было первоклассное вооружение, а в 1942 году — лучшие танки. (Правда, перед концом в Тунисе у немцев появилось несколько тяжелых танков T-VI «Тигр», но они не смогли, естественно, что-либо сделать, хотя и уничтожили 75 танков противника. — Ред.) Его превосходство в воздухе только укреплялось. Трудности со снабжением у союзников возникали редко. Чисто английские дивизии обладали высокими боевыми качествами и получали равноценное пополнение. Имперские войска, за исключением новозеландцев (и, наверное, австралийцев. — Ред.), по своей «боевой ценности» им уступали.

Американские войска впервые появились в Тунисе и смогли приспособиться к самым тяжелым условиям современной войны.

В Северной Африке к чести обеих сторон военные действия велись по унаследованным от предков военным традициям.

Последствия Северо-Африканской военной кампании для стран оси

Поражение в Африке стало для Гитлера второй военной катастрофой после Сталинграда (видимо, все же третьей — после битвы под Москвой и Сталинградом. Масштабы сражений в Северной Африке и в Сталинградской битве несравнимы. См. «Война с Россией». — Ред.) Она принесла Германии потерю почти десяти дивизий, большого количества военных материалов, включая потопленный морской тоннаж, и тяжелые людские потери люфтваффе. Многие командиры утратили доверие к приказам Гитлера и не стремились удержаться на своих постах. Итальянский фашизм подвергся тяжелому испытанию из-за потери колониальной империи. Муссолини также чувствовал, что еще одного удара такого же масштаба политическая система Италии не выдержала бы. Германские и итальянские войска в Африке были южным форпостом оси, который теперь оказался сметен. Они понесли военное поражение в основном по двум причинам. Первая — это отсутствие надежных путей подвоза по морю. Кроме того, ощущался огромный недостаток военно-морских и военно-воздушных сил для обеспечения надежной защиты конвоев.

Вторая важнейшая причина поражения заключалась в том, что, не получая необходимой поддержки с моря и воздуха, армии все больше и больше приходилось рассчитывать только на себя. Военно-морские и военно-воздушные силы старались прикрывать наземные войска, но их сил было явно недостаточно.

Противник же располагал значительно более благоприятным соотношением сил — достаточным числом армейских дивизий, сильным и превосходящим по численности военно-морским флотом и военно-воздушными силами. В итоге жертвы немецких и итальянских солдат, которые в Африке потеряли только убитыми 25 тысяч человек, оказались напрасными.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Британское наступление в Северной Африке

Из книги Я был адъютантом Гитлера автора Белов Николаус фон

Британское наступление в Северной Африке 23 октября началось ожидаемое Роммелем английское наступление в Северной Африке. Командовал им генерал Монтгомери. Вел он его силами, вдвое превышавшими силы армии Роммеля, с большим количеством танков «Шерман». Гитлер положение


7. «Меня цитируют даже в Африке»

Из книги Непарадные портреты автора Гамов Александр

7. «Меня цитируют даже в Африке» 6 августа 2003-го в биографии моего героя случился (правда, сам он об этом не подозревал) необычный юбилей: исполнилось десять лет с тех пор, как он впервые произнес фразу: «Хотели как лучше, а получилось как всегда...»Разумеется, я не мог


Генерал – он и в Африке…

Из книги Прощай, КГБ автора Яровой Аркадий Федорович

Генерал – он и в Африке… Говорят: «Генерал – он и в Африке генерал». То есть, генерала с офицером не спутаешь. Гитлер вот хоть и всю Европу покорил, но генералом не был – потому и отношение к нему как к ефрейтору. Генерал – он везде генерал, даже если он и свадебный.В


Индийцы и их бизнес в Африке

Из книги Личный пилот Гитлера. Воспоминания обергруппенфюрера СС. 1939-1945 [litres] автора Баур Ганс

Индийцы и их бизнес в Африке Когда мы появились в городе, то не могли поверить собственным глазам. Магазинчики, типично индийские по виду и обслуживавшиеся индийскими торговцами, тянулись вдоль улицы. Примерно равное число индийских и африканских детей бегало вокруг. Мы


ПОПЫТКИ В АФРИКЕ

Из книги Банкир в XX веке. Мемуары автора

ПОПЫТКИ В АФРИКЕ Создание плацдарма в недавно получивших независимость африканских странах на юге от Сахары оказалось труднейшей задачей. Совершив путешествие через Африканский континент в 1959 году, я увидел целый ряд возможностей, однако столь же много препятствий для


Военные действия в Африке

Из книги Цезарь [С иллюстрациями] автора Этьен Робер

Военные действия в Африке Злосчастный поход КурионаОптиматов прогнали с Востока, из Иллирии и из Эпира. Они стекались на Коркиру,[427] где Катон располагал пятнадцатью тысячами человек пехоты и тысячью шестьюстами человек конницы, спасенными Лабиеном. Катон[428] был вождем


ПУБЛИЙ СЦИПИОН В АФРИКЕ (206 г. до н. э.)

Из книги Сципион Африканский автора Бобровникова Татьяна Андреевна

ПУБЛИЙ СЦИПИОН В АФРИКЕ (206 г. до н. э.) События последних месяцев стоили римлянам страшного напряжения сил. Поэтому сейчас все вздохнули спокойно, радуясь, что ужасная война закончена. «Все поздравляли Публия с изгнанием карфагенян из Иберии и уговаривали его отдохнуть


Русские в Африке

Из книги Дембельский альбом автора Мажарцев Юрий

Русские в Африке  Дакар - одна из основных баз советского рыболовного флота на Атлантике. Сдав улов, рыбаки заводят сюда свои МэРээСы (МРС - малый рыболовный сейнер) для отдыха экипажа и мелкого ремонта судна. За неделю стоянки они пропивают все, в буквальном смысле, до


Часть 5: Полеты в Америке и Северной Африке

Из книги Ханна Райч - жизнь немецкой летчицы автора Пройсс Армин

Часть 5: Полеты в Америке и Северной Африке Август 1938 года. International Air Races (Всемирные воздушные гонки) в Кливленде, штат Огайо. Эрнст Удет, который уже на более ранних мероприятиях воодушевлял американцев своим мастерством, снова должен был принимать участие. Но по служебным


Глава 13 Поражение в Северной Африке. 1943 год

Из книги На острие танкового клина. Воспоминания офицера вермахта 1939-1945 автора фон Люк Ханс Ульрих

Глава 13 Поражение в Северной Африке. 1943 год Как-то незадолго до Рождества во второй половине дня, около четырех часов, я решил отправиться на высоту примерно в 12 километрах к югу, чтобы осмотреть местность. Непредусмотрительно я поехал на легком бронеавтомобиле без рации,


Высадка западных союзников в Северной Африке

Из книги Война на море. Внимание рейдеры! [HL] автора Маршалль Вильгельм

Высадка западных союзников в Северной Африке Основной целью всех боевых действий обоих противников на Средиземном море по-прежнему продолжало оставаться нарушение морских коммуникаций друг друга. С течением времени потери англичан при перевозках предметов снабжения


В АФРИКЕ БОЛЬШИЕ КРОКОДИЛЫ

Из книги Вожделенное отечество автора Ерохин Владимир Петрович

В АФРИКЕ БОЛЬШИЕ КРОКОДИЛЫ — Выпустили пятнадцать тысяч обормотов, — с усмешкой повествовал отец Александр, — они пишут возмущённые письма: почему правительство допускает демонстрации и забастовки, как газеты пропускают такую информацию. А работать по-настоящему не


Что там, в Африке?

Из книги Океан веры [Рассказы о жизни с Богом] автора Черных Наталия Борисовна

Что там, в Африке? Танзания. Вид на озеро Виктория. Фото Hansueli Krapf.Как выглядит православный храм в Тропической Африке, скажем, в Кении или Танзании? Где-нибудь на берегу огромного озера Виктория, этого африканского внутреннего моря, полного опасной живности, и не только


В Южной Африке

Из книги Великий Ганди. Праведник власти автора Владимирский Александр Владимирович

В Южной Африке Но адвокатская практика Ганди в Индии — сначала в Бомбее, потом в Раджкоте — складывалась не очень удачно. Ганди пытался преподавать английский, на котором теперь говорил и писал свободно. Профессия преподавателя позволила бы ему относительно безбедно


Че в Африке

Из книги Че Гевара, который хотел перемен автора Войцеховский Збигнев

Че в Африке Для того чтобы понять, каким образом вообще Че Гевара очутился в Африке, напомним читателю несколько печальных страниц из ее истории.Среди африканских стран Конго является одной из самых жутких и мрачных. Каннибализм, шаманство, ритуальные убийства – эти