«Вычеркивали строчки черной тушью…»

«Вычеркивали строчки черной тушью…»

Вычеркивали строчки черной тушью,

Как будто вырубали топором.

И гром гремел. И был не слышен гром.

И мне переворачивал он душу.

И черной тушью белый лист пестрел,

Как в честном поле частые могилы.

Мы видели. Мы знали. И могли мы

Воображать, что это не расстрел.

А строй случайно уцелевших строк

Иное обретал существованье,

И лишь черновики хранились впрок,

В надежде на посмертные изданья.

Их оживят. И к ним проявят такт…

Но запоздало возвращенье к жизни:

В нелепом и смешном анахронизме

Не боль души —

литературный факт!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

В «ЧЕРНОЙ ШЛЯПЕ»

Из книги Сервантес автора Франк Бруно

В «ЧЕРНОЙ ШЛЯПЕ» Ему лечили грудь и руку в бараках Мессины и Реджио. С грудью хирургам не пришлось много мудрить — она зажила сама. Но левая рука Сервантеса превратилась под ножами живорезов в неподвижный и бесчувственный обрубок.Не было никаких средств заглушить боль.


Моя малая родина Строчки из сочинений

Из книги Шалва Амонашвили и его друзья в провинции автора Черных Борис Иванович

Моя малая родина Строчки из сочинений Ксения Панафидина:Кто-то скажет: «Деньги – главное». А я отвечу: «Деньги дело наживное».Сергей Непомнящих:Иногда я вспоминаю тот день, когда я с отцом на катере отправился порыбачить. Путь от причала длинный. От нашей улицы до мостика


НА ЧЕРНОЙ ЛЕСТНИЦЕ

Из книги Перед восходом солнца автора Зощенко Михаил Михайлович

НА ЧЕРНОЙ ЛЕСТНИЦЕ На ступеньках лестницы сидят рабочие. Они грязные, оборванные. Некоторые из них в лаптях.Это рабочие-сезонники. Они достраивают дом во дворе. И вот сегодня, в воскресенье, они пришли к домовладельцу, чтоб получить свой недельный, заработок.Кто-то из них


Пьеса в четыре строчки

Из книги Моя профессия [litres] автора Образцов Сергей

Пьеса в четыре строчки Вернувшись в двадцать шестом году из заграничной гастрольной поездки, я сделал куклу, внешне похожую на понравившегося мне Спейбла (о котором я расскажу в главе «Дневник памяти»), с той только разницей, что Спейбл – кукла на нитках, а моя надевается


Дом на Черной речке

Из книги Дом на Черной речке автора Андреева Вера Леонидовна

Дом на Черной речке Мне часто снится один и тот же сон. Он преследует меня. Стоит мне уснуть, как знакомое чувство тревоги охватывает душу. Делается душно, и больно колотится сердце. Я знаю, что сейчас будет.Летний вечер. Тишина. Зарево заката охватило полнеба. Я иду по


Дом на Черной речке

Из книги Эхо прошедшего автора Андреева Вера Леонидовна

Дом на Черной речке Мне часто снится один и тот же сон. Он преследует меня. Стоит мне уснуть, как знакомое чувство тревоги охватывает душу. Делается душно, и больно колотится сердце. Я знаю, что сейчас будет.Летний вечер. Тишина. Зарево заката охватило полнеба. Я иду по


От черной речки

Из книги Оставайтесь молодыми автора Кадочников Павел Петрович

От черной речки Утро выдается далеко не таким безоблачным, как на Урале, но это мое первое школьное утро в городе на Неве. И даже редкие проблески солнечных лучей подбадривают меня, говорят мне, что день этот будет чем-то сродни тому, когда я пришел в Бикбарде первый раз и


У ЧЕРНОЙ РЕЧКИ

Из книги По долинам и по взгорьям автора Медведев Александр Иванович

У ЧЕРНОЙ РЕЧКИ После небольшой остановки в Челябинске дружины поехали дальше и вскоре высадились в Троицке. Дутовские шайки почти полностью окружили Троицк. Они неоднократно пытались ворваться в город, разрушали железную дорогу, прерывали связь с Челябинском. Члены


НА ЧЕРНОЙ РАБОТЕ

Из книги Вспомнить, нельзя забыть автора Колосова Марианна

НА ЧЕРНОЙ РАБОТЕ Если всмотришься зорко и смело В сумрак наших бессмысленных дней, То найдешь настоящих людей И найдешь настоящее дело. Сколько их в наши черные дни Не-чужих и по-русски хороших! Как несут терпеливо они Ежедневные подвиги — ноши. Приходи, чтоб в работе


К ЧЕРНОЙ ГРИВЕ

Из книги Тайна Дантеса, или Пуговица Пушкина автора Витале Серена

К ЧЕРНОЙ ГРИВЕ Шепот горной студеной струи: Ай, темны вы, прошедшего ночи! За персидские брови твои И за смелые зоркие очи — Чья душа, не скупясь, отдала Без возврата и гордость и нежность Мчись, мой конь, закусив удила, В даль чужую, в глухую безбрежность. Это молодость в


Вычеркнутые строчки

Из книги Память о мечте [Стихи и переводы] автора Пучкова Елена Олеговна

Вычеркнутые строчки Соллогуб приехал повидаться с Пушкиным под вечер в субботу, 21 ноября. Поэт опять поднял вопрос несостоявшейся дуэли. «Вы были секундантом Дантеса более, чем моим, – пожаловался он снова, – но, тем не менее, я не хочу делать что-либо без вашего ведома.


К черной возлюбленной

Из книги Ещё вчера… автора Мельниченко Николай Трофимович

К черной возлюбленной Ах, Черная любимая моя, Ты не красавица, Но обладаешь Очарованием Превыше красоты. О, Черная любимая моя, Ты вовсе не добра, Но обладаешь Той чистотой, Что выше доброты. Ах, Черная любимая моя, Ты не светла, Но все ж на алтаре сокровищ Полна ты будешь


13. В ЧЕРНОЙ ШИНЕЛИ

Из книги Византийское путешествие автора Эш Джон

13. В ЧЕРНОЙ ШИНЕЛИ Винтовка грудь мою сдавила. Шинель на плечи мне легла. Фуражка, лента и кокарда Мою свободу отняла… (песенка из детства) Надеть ВСЁ! Равняйсь! Смирно! А форменные есть отлички: Погоны, выпушки, петлички! (кажется, Грибоедов) 4 февраля 1955 года получаю


К Черной горе

Из книги Оно того стоило. Моя настоящая и невероятная история. Часть I. Две жизни автора Ардеева Беата

К Черной горе Город Караман лежит в ста километрах от Коньи, на самой южной точке Анатолийского плоскогорья. Дорога петляет по краю широкой Конийской долины, оставляя справа цепь Исаврийских гор. Стекающие с них ручьи орошают поля, окружающие неолитическую стоянку


И мои любимые строчки

Из книги Последняя улыбка Серебряного века. Строчки и кумиры Ирины Одоевцевой, родившейся 120 лет назад автора Эрлихман Вадим Викторович

И мои любимые строчки Жирным шрифтом выделены главные слова: их, и почти буквально, я слышала с детства от своего отца. Он не пытался поставить меня на путь воина и никогда не заявлял, что идет по нему сам, но всегда следовал этому правилу. Поэтому путь воина сразу показался


Вадим Эрлихман Последняя улыбка Серебряного века Строчки и кумиры Ирины Одоевцевой, родившейся 120 лет назад

Из книги автора

Вадим Эрлихман Последняя улыбка Серебряного века Строчки и кумиры Ирины Одоевцевой, родившейся 120 лет назад Вернувшись в Россию на заре перестройки, она соединила нашу повседневность с далеким, почти нереальным Серебряным веком. И она же подвела под этим веком черту,