IX. «Нет, не зови меня к весельям…»

IX. «Нет, не зови меня к весельям…»

Нет, не зови меня к весельям,

Ни к буйным откликам страстей,

Ни к утомительным похмельям

Далеких и счастливых дней.

Мне лучше нравится молчанье

И вечер поздний под окном,

И слабое воспоминанье

О всем любимом и былом.

6 мая 1927

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

«Прости меня, прости меня, Господь…»

Из книги автора

«Прости меня, прости меня, Господь…» Прости меня, прости меня, Господь, Что я в гармонии твоей не понял сладость: Не духом принял я твою земную плоть, Не духом принял я твою земную радость. Я чувственно смотрел, я чувственно алкал, Я слушал чувственно не утончая слуха, Я


Зови, зови глухую тьму

Из книги автора

Зови, зови глухую тьму Зови, зови глухую тьму И тьма придет. Завидуй брату своему. И брат


I У МЕНЯ ЕСТЬ СОБАКА, У МЕНЯ БЫЛИ КУРЫ

Из книги автора

I У МЕНЯ ЕСТЬ СОБАКА, У МЕНЯ БЫЛИ КУРЫ Быть может, вы охотник?Быть может, у вас есть куры?Быть может, вашей охотничьей собаке случалось — когда она действовала с самыми лучшими намерениями и считала, что имеет дело с фазанами или куропатками, — душить ваших кур?Последнее


«Печального безумья не зови…»

Из книги автора

«Печального безумья не зови…» Печального безумья не зови. Уйдём опять к закрытым плотно шторам, К забытым и ненужным разговорам О вечности, о славе, о любви. Пусть за стеной шумит огромный город, — У нас спокойно, тихо и тепло, И прядь волос спускается на лоб От ровного и


«Не вспоминай, не сетуй, не зови…»

Из книги автора

«Не вспоминай, не сетуй, не зови…» Не вспоминай, не сетуй, не зови… Воспоминанье только растревожит: — Что прежде было сказкою в любви           Теперь нам сказкой быть не может. Она прошла – та светлая пора, А память в сердце чувства не пробудит, И то, что радовало нас


IX. «Нет, не зови меня к весельям…»

Из книги автора

IX. «Нет, не зови меня к весельям…» Нет, не зови меня к весельям, Ни к буйным откликам страстей, Ни к утомительным похмельям Далеких и счастливых дней. Мне лучше нравится молчанье И вечер поздний под окном, И слабое воспоминанье О всем любимом и былом. 6 мая


Без меня меня… похоронили

Из книги автора

Без меня меня… похоронили Вот что я узнала от Елены Георгиевны Смолинской, учительницы, которая вела математику в том же лицее, где мама преподавала французский и английский. Они очень дружили.Маму убедили, что меня нет в живых: меня-де взяли в армию и я была убита под


«У меня есть собака, значит, у меня есть душа...»

Из книги автора

«У меня есть собака, значит, у меня есть душа...» Эту главку моей книги я бы хотела посвятить их памяти. Вашей – бодер-колли Чак Гордон Барнс из Нортумберленда, и Вам, друг мой, душа моя, любовь и скорбь моя, Чак Гордон Барнс, сын благородной колли Чейни и пограничной овчарки


Андрею Мягкову на его надпись на стыке стены и потолка ресторана МХАТа: «Кто любит МХАТ больше меня, пусть напишет выше меня»

Из книги автора

Андрею Мягкову на его надпись на стыке стены и потолка ресторана МХАТа: «Кто любит МХАТ больше меня, пусть напишет выше меня» И Микеланджело творил под потолком. Для вас обоих это место свято. Лишь Бубка мог — и то с шестом — Побить твою любовь ко МХАТу. Какое откровенье


«Скажи, что любишь меня!», или «Люби меня…»

Из книги автора

«Скажи, что любишь меня!», или «Люби меня…» 1Сентябрь в Венеции — время утонченной печали и внезапно прорывающегося ликования. Все зависит от движения туч. Мгновение назад темные под сумрачным небосводом каналы и палаццо вспыхивают в лучах прорвавшегося солнца с


Без меня меня… похоронили

Из книги автора

Без меня меня… похоронили Вот что я узнала от Елены Георгиевны Смолинской, учительницы, которая вела математику в том же лицее, где мама преподавала французский и английский. Они очень дружили.Маму убедили, что меня нет в живых: меня-де взяли в армию и я была убита под


«У меня есть такие преступления, за которые меня можно расстрелять...»

Из книги автора

«У меня есть такие преступления, за которые меня можно расстрелять...» Письмо Сталину«Дорогой тов. Сталин!23 ноября после разговоров с Вами и с тт. Молотовым и Ворошиловым я ушел еще более расстроенным. Мне не удалось в сколь-нибудь связной форме изложить и мои настроения, и


Глава 39. Война 1914 года и иркутская общественность. Мой арест по нелепому обвинению меня в принадлежности к иркутской группе анархистов-коммунистов. Меня освобождают по требованию генерал-губернатора Князева. Успешная деятельность Иркутского трудового отдела Союза городов. Возникновение еженедельн

Из книги автора

Глава 39. Война 1914 года и иркутская общественность. Мой арест по нелепому обвинению меня в принадлежности к иркутской группе анархистов-коммунистов. Меня освобождают по требованию генерал-губернатора Князева. Успешная деятельность Иркутского трудового отдела Союза


9. Жди меня

Из книги автора

9. Жди меня — Ты спишь?— Сплю. А ты?— Я тоже…— Эх, дьявол, какой сон перебил!.. В Киеве у матери был, а ты все испортил…Застонала железная никелированная кровать. Димка перевернулся на другой бок и затих, пытаясь досмотреть хороший сон. В черном окне видна Большая


А меня

Из книги автора

А меня Еще вспомнилось. Ближе к полуночи Лена с Хоккой провожает меня до пересечения 5-й Красноармейской и Московского проспекта. На углу прощаемся. Мы подшофе. Хокка прыгает вокруг. Склоняюсь и целую его в крутой лобик и, еще не успев разогнуться, слышу негодующий возглас