Ю. Расулев БУНКЕР «АПОСТОЛА» ШЕЛКОВА

Ю. Расулев

БУНКЕР «АПОСТОЛА» ШЕЛКОВА

Нити к этому бункеру тянулись из Пятигорска. Тянулись давно, со времен второй мировой войны. Нащупать их никак не удавалось. Да и бункер «не открывался», хотя о его существовании догадывались. Были обнаружены следы, правда, весьма нечеткие. Они, как и догадка, конечно, не являлись ключом к тайне.

Однако обрести ключи надо было. Бункер жил, бункер действовал как опасный организм, плодоносящий яд, отравляющий души людей. Следы как раз и представляли собой капельки яда. Время от времени люди находили в своих почтовых ящиках состряпанные в бункере «писания».

Враг, если он умен, а обитателям бункера отказать в этом нельзя, использует все средства конспирации, причем современные. Годами можно находиться рядом с бункером и не подозревать о его существовании. Только нить, связывающая бункер с «внешним миром», способна навести на реальный живой след, стать ключом тайны.

Куда же повела нить, или, вернее, откуда повела к бункеру нить?

Если идти к истокам, то есть доискиваться до начала начал, то, наверное, надо остановиться на 1929 г. Именно в этом году на сборище адвентистов седьмого дня произошел раскол. Небольшая часть наиболее реакционных сектантов во главе с проповедником Унрау выделилась в самостоятельную группу, отмежевавшуюся от своих бывших единомышленников и перешедшую на нелегальное положение. Необходимость нелегальщины была вызвана не романтическими устремлениями, а характером деятельности группы, подчинена задачам, которые группа выдвигала.

В нашей стране существует свобода вероисповедания. Государство оставляет за верующими право исповедовать ту или иную религию, если это не идет вразрез с интересами советского народа, нашего социалистического строя. Группа Унрау теоретически и практически предавала интересы народа, ставила своей задачей борьбу с Советской властью. Раскольники проповедовали отказ от общественной деятельности, участия в строительстве социалистического общества, призывали свою паству к нарушению советских законов.

Отношения внутри группы строились на диктате, на беспрекословном подчинении паствы апостолам, «живым Христам». Как образно представляли эти взаимоотношения апостолы, видно из их правил: свободные адвентисты — «послушные пальцы», они не видят, не слышат, не рассуждают, не мыслят. Быть безмолвной тенью апостола — вот идеал адвентистов-реформистов.

Разработана была и психологическая основа подчинения — страх перед «живым Христом». Апостол мог, как во времена инквизиции, лишить верующего свободы, попросту говоря, содержать строптивого под замком, заставить отказаться от детей, подвергнуть пыткам и даже приговорить к смерти. Самым ужасным было проклятие. Над несчастным повисала, словно меч, кара божья, и он искал спасение в самоубийстве.

Изуверские методы воздействия на паству превращали ее в слепое орудие апостолов. Именно оно способно выполнять роль, которая отводится обычно нарушителям законности и правопорядка. «Послушные пальцы» творили черное дело, и оно благословлялось «живым Христом».

После смерти Унрау Всесоюзный совет адвентистов седьмого дня возглавил Манжура. Как у всякого «живого Христа», у Манжуры появились «ученики». Первым среди них оказался некто Гадюкин и не только по счету, первым по надежности, исполнительности, изобретательности. Имеется в виду изобретательность особого рода. Гадюкин мог «выпускать яд» незаметно, жалить душу с елейной улыбкой на лице. Он прошел «великую» школу лицемерия и ханжества, изучил науку растления человеческих душ. Это был дьявол в образе ангела. Ядовитая гадюка в самом обычном понимании слова.

Науку лицемерия Гадюкин познал в библейской школе в Германии. Талантливого ученика приметила кайзеровская разведка и в 1918 г. завербовала. Под видом военнопленного, возвращающегося на родину, он был переправлен на территорию РСФСР и приступил к выполнению заданий немецкой секретной службы. Положение одного из руководителей адвентистов давало ему возможность широко вести антисоветскую пропаганду, вовлекать паству в подрывную деятельность против молодой Советской республики.

В числе «учеников» Манжуры оказался и его сын Кузьма, получивший образование, как и Гадюкин, в той же библейской школе и ставший агентом немецкой разведки. Кузьма старался не отстать от отца, трудился на вражескую секретную службу в поте лица. Старания были так откровенны, что в момент ухода фашистских войск с оккупированной территории ему ничего другого не оставалось, как уйти вслед за гитлеровцами з Германию. Советские люди не простили бы ему службы фашистам. Да и отец посоветовал сыну поскорее скрыться.

«Ученики», а точнее единомышленники Манжуры, брали, естественно, пример со своего пастыря, своего «живого Христа». А пастырь не гнушался никакими средствами в достижении цели, не останавливался на полпути. Активности старшего Манжуры мог позавидовать любой из его соратников и единомышленников. «Активная деятельность, по нашему мнению, — заявил Манжура, — должна была ослабить Красную Армию, тормозить становление Советской власти, противником которой я был с самого начала ее возникновения». Откровенное признание врага как нельзя лучше выражает суть адвентистского движения — бороться с новым общественным строем, пришедшим на смену самодержавию и капитализму, всячески мешать утверждению социализма в нашей стране.

С распростертыми объятиями встретил Манжура гитлеровцев. Черная свастика была ему приятнее, чем крест Христа. Прикрываясь крестом, он целовал свастику. Он благословлял зверства фашистов, принимал как должное смерть и пепел, которые несли с собой оккупанты. Когда немецкие захватчики предложили ему сотрудничать с ними, он тут же подписал обязательство, превращающее его, Манжуру, в агента службы диверсий и шпионажа главного управления СС. Не простого агента, а с особыми полномочиями, которому разрешалось беспрепятственно перемещаться по всей оккупированной территории и вести враждебную пропагандистскую работу среди населения. Пропагандировать он должен был, конечно, не «учение Христа», а идеи фашизма, призывать к сотрудничеству с немецкими карателями. Мандат оккупанты выдали на имя Манжуры, а числился Манжура в секретных списках как «Старик». Эта кличка осталась за Манжурой до конца.

Учеником Манжуры был Шелков. Он превзошел учителя и как проповедник и как организатор подрывной деятельности против социалистического строя. Если Манжура только пытался теоретически обосновать реформистское движение в России, то Шелков разработал систему организации, ее многоступенчатую структуру, принцип подчинения, определил функции апостолов и членов братства, «живого Христа» он тоже придумал, вернее, утвердил такую «должность».

Когда и как рождается главарь, руководитель движения, апостол?

Унрау и Манжура были сформировавшимися идейными противниками народовластия и социализма. Они начали борьбу с Советами, собирая вокруг себя отребье старого мира. Шелков принял уже начатое. Ему не надо было собирать, искать, разъяснять. Его задача была проще и в то же время труднее: захватить власть во Всесоюзном совете адвентистов седьмого дня реформистского движения. Тщеславие и бешеная предприимчивость Шелкова заставила многих расступиться, освободить дорогу, а затем и место на верхней ступени иерархической лестницы. Оказавшись на самом верху, Шелков дал понять «соседям», что не потерпит «демократии», ему претила зависимость от кого бы то ни было, подчинение тем более. Диктаторские замашки жили в Шелкове с детских лет.

Откуда эти черты характера, этот нрав, такой несвойственный для религиозного проповедника, «живого Христа»? Отец Шелкова — кулак, деревенский богатей, хищник самого грубого толка. В его подчинении было восемь батраков, из которых он выжимал все, что может выжать ненасытный хозяин. Возражений не терпел, в гневе мог исколотить работника, кулаки пускал в ход постоянно. Семья жила в страхе. За столом никто без позволения рта не смел открыть.

Кулацкая закваска бродила в Шелкове-сыне. Он подминал под себя всех и вся. Расцветал на адвентистской ниве себялюбец, диктатор, властитель. Это характер, а каковы взгляды?

Крушение частнособственнического уклада, крушение самой системы эксплуатации человека человеком, а следовательно, самого класса эксплуататоров явилось и крушением надежд Шелкова-сына. Но желание эксплуатировать, потребность повелевать, вершить чужими судьбами остались. В новом мире социализма не видел Шелков себя в той роли, которую сулил ему отец, и он возненавидел этот мир, решил мстить Советской власти. Мстить везде и всегда.

Для борьбы нужны силы, нужны единомышленники, нужно оружие. В движении адвентистов-реформистов он нашел такую силу, нашел единомышленников. Оружием стали сами религиозные идеи. Шелков приспособил их к своей задаче и довольно ловко. В духовных книгах тьма всяких противоречий, инотолкований и не меньше туманных изречений. Они-то и дали возможность апостолу Шелкову создать «собственное» учение, в котором глава «братства» получал власть неограниченную и олицетворял собой «живого Христа». Паства отдавалась под его начало, как стадо, бездумное, бессловесное. Слепыми пальцами именовались рядовые адвентисты. Пальцы пастырь направлял туда, куда ему было надо. А бороться ему надо было с нашим обществом, нашим строем, нашими идеалами.

Обосновался апостол Шелков в Ташкенте. Когда он появился и как появился, никто не знал. Всякая подпольная деятельность замаскирована. Конспирация полная.

Сейчас время напомнить о нитях, которые тянулись к логову апостола. Сеть адвентистских организаций не слишком велика, но все же она была, и связь между ними существовала. Нити, если их нащупать, хотя бы одну, привели в логово Шелкова, в тот бункер, который был своеобразным штабом адвентистского реформистского движения.

Один конец ее повел в прошлое, которое раскрыло Шелкова как предателя Родины. Оказавшись на территории, временно оккупированной немцами, он стал подручным, хотел быть полезным гитлеровцам и изучил немецкий язык. Переводчикам он не доверял. Они могли исказить смысл того, что хотел донести Шелков хозяевам. Из всех завербованных сектантов Шелков оказался самым перспективным, фашистская разведка, отступая, оставила его резидентом, снабдила фальшивыми документами.

Сотрудничество с оккупантами, участие в акциях против социалистического государства и советского народа не остались безнаказанными. Приговором военного трибунала Ставропольского военного округа Шелков был приговорен к высшей мере наказания. Судебная коллегия Верховного суда СССР заменила эту меру десятью годами лишения свободы.

Возвратившись в 1954 г. из мест лишения свободы в город Джамбул, Шелков возглавил нелегальную сектантскую организацию и продолжил начатую в период войны антисоветскую деятельность. Призывая к неподчинению законам Советского государства, он старался оторвать верующих от общественной жизни, толкнуть их на путь свершения преступлений против нашего общества. Он снова был наказан и снова, отбыв срок наказания, вернулся к черному делу борьбы с нашим государственным и общественным строем. На этот раз для своей преступной деятельности Шелков избрал Ташкент. Здесь он обосновался и здесь стал собирать единомышленников из числа морально неустойчивых людей, антисоветчиков и уголовников.

Теперь он уже не Шелков, а Петр Андреевич Павлов. Шелков был похоронен в прямом смысле слова. Гроб с телом «апостола» отнесли на кладбище и опустили в могилу. Все, как того требует ритуал. Большинство «братьев» были уверены, что похоронили апостола и скорбели по поводу его безвременной кончины. Лишь узкий круг доверенных знал, что Шелков здравствует и продолжает действовать, а в гроб положено чучело.

Покойники, как известно, ведут себя тихо. Шелков же, позабыв об этом, начал вторгаться в судьбы здравствующих. Правда, из-под земли он не вылезал при свете дня. Для «апостола» был устроен бункер под одним из домов. Там он жил, оттуда руководил паствой, вернее, группой верных ему людей, осуществлявших его планы на поверхности земли.

Ниточка все же привела нас в бункер «апостола» Шелкова. Как говорится, сколько веревочке ни виться, а конец будет.

Бункер был оборудован со знанием дела. Войти в него можно было, лишь отыскав в дверном пороге секретную кнопку, которая открывала спрятанный под половицей замок. Дверь-люк вела на лестницу, по которой можно было спуститься в подвал. «Посетитель» оказывался в темном лабиринте ходов, ориентироваться в которых мог лишь знающий план проводник. В нескольких метрах от лестницы находился второй люк, искусно вделанный в деревянный пол. Поднятая крышка впускала человека в крошечную, не более полутора квадратных метров каморку.

Бункер посещали только доверенные лица. Если на прием к «апостолу» являлся рядовой верующий, что бывало крайне редко, его предварительно «просеивали» через четыре сита, иначе говоря, проверяли в четырех инстанциях. Попадая в бункер, такой верующий претерпевал фантастическое превращение, скажем, из инженера становился слесарем, из бухгалтера — шофером, причем все это фиксировалось в документах. Он мог выйти с новой трудовой книжкой, новым паспортом, новым аттестатом зрелости и даже институтским дипломом. «Документы» имели соответствующие подписи и печати. «Дедушка» (с переходом на нелегальное положение Шелков принял такую кличку) мог за определенную мзду даже фиктивно прописать человека в Ташкенте.

«Дедушка» создал подпольную нелегальную типографию «Верный свидетель», выпускал брошюры, порочащие наш государственный и общественный строй, возводящие клевету на Советский Союз. Из бункера эти, наполненные ядом ненависти к Советской власти «божеские писания» растекались по городу и дальше. Пачки «черных» брошюр были обнаружены при обыске в логове Шелкова. Здесь же хранились сотни магнитофонных кассет с записями передач радиостанций «Голос Америки», «Немецкая волна», «Свобода». Они производились на самых современных иностранных звукоаппаратах, полученных из-за рубежа. Аппараты и радиоприемники высшего класса также хранились в бункере. «Дедушка», его подручные слушали вражеские радиоголоса и, пылая лютой ненавистью к Советской власти, перекладывали услышанное в текст своих брошюр и проповедей.

Из бункера шли призывы к верующим не подчиняться советским законам, не посещать учебных заведений по субботним дням, не служить в рядах Советской Армии. Листки содержали советы, каким способом уклониться от призыва в армию, какие сильнодействующие лекарственные препараты принимать перед явкой на медицинский осмотр.

Именем бога прикрывалась и грабительская деятельность пастыря Шелкова. Во время обыска в логове был обнаружен список облигаций трехпроцентного займа на 268 тыс. руб. При себе Шелков держал небольшую сумму денег — 5500 руб., так сказать, на «мелкие расходы». По примеру отца, выжимавшего все из бедняков-крестьян, на него работавших, «дедушка» обирал верующих. Каждый заработок «брата» облагался налогом. «Десятина» и «двадцатина» шла в мошну «апостола». Даже копейку утаить было нельзя. Бог в образе Шелкова карал за утайку беспощадно. Виновного, как уже говорилось, сажали под замок, не поили, не кормили, не разрешали встречаться с женой, отнимали детей. Совет адвентистов-реформистов работал по системе иезуитского трибунала.

В доме Шелкова накапливались запасы продовольствия. Видимо, «апостол» ждал атомной войны и намеревался сохраниться под землей сытым. Подземелье было забито мешками с сахаром, крупами, ящиками с консервами, спичками. Спички хранились уже лет десять.

Представ перед судом, Шелков заговорил о правах человека. Угнетая духовно, истязая физически членов своей паствы, грабя близких, отравляя их сознание ложью и клеветой, он призывал правосудие к гуманности и доброте, к прощению «грехов». Мол, не я, Шелков, все это творил, мне «диктовал» поступки и слова всевышний. Так было угодно богу, человек — раб его.

Шелков обходил годы войны, будто их и не было в его биографии. Молитвами жил, дескать, и молитвы сохранили его в жестокое время. Когда же прозвучала на процессе кличка «Старик», «апостол» изменился в лице. Предательство, служба у гитлеровцев, подписка о принятии на себя обязанностей агента фашистской секретной службы — преступления, за которые надо расплачиваться по большому счету. Шелков оставался на вражеских позициях до самого последнего дня.

Все послевоенные годы он сотрудничал с «верными друзьями» за рубежом, по приказу которых вел борьбу с нашим строем, нашим государством, нашей идеологией.

Путь предателя закономерен — от сотрудничества с фашистскими палачами до пособничества спецслужбам империалистических государств. Закономерен и финал. Враг, как бы глубоко он ни забирался в землю, как бы ни бетонировал свой бункер, какими бы хитрыми замками ни запирался, будет обнаружен и разоблачен. Карающая рука народа была крепка и сурова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Затопленный бункер

Из книги Анафема: хроника государственного переворота автора Мусин Марат Мазитович

Затопленный бункер На «Объекте 100» — в спортзале размещался полк Маркова, там было очень тепло, даже жарко. Единственный выход из этого бункера на улицу до 6-го октября был закрыт изнутри. Дверь в тоннель метро была заблокирована ОМОНом со стороны метрополитена. Дверь в


Бункер для секретных бумаг

Из книги В бурях нашего века. Записки разведчика-антифашиста автора Кегель Герхард

Бункер для секретных бумаг Атмосфера в посольстве фашистской Германии в Москве характеризовалась недоверием.Осматривая дом, обойдя все помещения и располагавшиеся в них отделы, я заметил, что в посольстве было несколько комнат, вход куда был запрещен всем, кто там не


Бункер в степи

Из книги Катастрофа на Волге автора Адам Вильгельм

Бункер в степи Если не считать неприятных впечатлений в связи с прискорбным эпизодом из деятельности военной бюрократии, я радовался, что снова оказался вместе с Паулюсом. Он принял меня чрезвычайно сердечно. Уже при первом внимательном взгляде я мог заметить, как его


У «апостола»

Из книги Николай Вавилов автора Резник Семен Ефимович


Бункер в степи

Из книги Воспоминания адъютанта Паулюса автора Адам Вильгельм

Бункер в степи Если не считать неприятных впечатлений в связи с прискорбным эпизодом из деятельности военной бюрократии, я радовался, что снова оказался вместе с Паулюсом. Он принял меня чрезвычайно сердечно. Уже при первом внимательном взгляде я мог заметить, как его


21. Бункер Сомосы

Из книги Волчий паспорт автора Евтушенко Евгений Александрович

21. Бункер Сомосы Империализм — это производство вулканов.Я был в бункере, где прятался Сомоса, когда раскаленная лава революции подступила к Манагуа.Бункер, к моему удивлению, оказался вовсе не подземным. Внутри серого казарменного здания скрывалось несколько комнат —


Заксенхаузен, бункер «Целленбау» – «Героям слава!»

Из книги Я убил Степана Бандеру автора Сушко Юрий Михайлович

Заксенхаузен, бункер «Целленбау» – «Героям слава!» В начале 1942 года Проводнику пришлось покинуть уютную абверовскую дачу и переселиться в концлагерь Заксенхаузен, находившийся в 20 километрах от Берлина. Хозяева убеждали Бандеру: «Вы – знамя, но не пехотинец на отдыхе.


Заксенхаузен, бункер «Целленбау» — «Героям слава!»

Из книги Юрий Михайлович Сушко Я убил Степана Бандеру автора Сушко Юрий Михайлович

Заксенхаузен, бункер «Целленбау» — «Героям слава!» В начале 1942 года Проводнику пришлось покинуть уютную абверовскую дачу и переселиться в концлагерь Заксенхаузен, находившийся в 20 километрах от Берлина. Хозяева убеждали Бандеру: «Вы — знамя, но не пехотинец на отдыхе.


ОПЕРАЦИЯ — «БУНКЕР»

Из книги Сталин и контрразведка автора Терещенко Анатолий Степанович

ОПЕРАЦИЯ — «БУНКЕР» Отдел контрразведки СМЕРШ Зины Шепитько вместе с частями дивизии вошел на территорию Эстонии. Начальник ОКР СМЕРШа соединения подполковник Пастушенко собрал личный состав отдела и довел краткую справку по оперативной обстановке в регионе. А она


21. Бункер Сомосы

Из книги автора

21. Бункер Сомосы Империализм – это производство вулканов.Я был в бункере, где прятался Сомоса, когда раскаленная лава революции подступила к Манагуа.Бункер, к моему удивлению, оказался вовсе не подземным. Внутри серого казарменного здания скрывалось несколько комнат –


Перенесение главы апостола Андрея в Рим

Из книги автора

Перенесение главы апостола Андрея в Рим Когда в 1453 г. Константинополь пал под натиском турок и последний византийский император Константин XI Палеолог погиб в ходе безуспешной защиты города, брату императора Фоме Палеологу удалось собрать на севере Пелопоннеса, в


Гибель апостола СССР

Из книги автора

Гибель апостола СССР Когда Отчизна провожала Его в последний путь далекий, Была я только каплей малой В людском рыдающем потоке. М. Алигер Помню, 5 марта 1953 года из черного бумажного радиорепродуктора, висевшего на простенке между двух окон, помню как сейчас, прозвучал