Урок и намек

Урок и намек

У меня было немало хороших учителей. Иногда и мне удавалось своим опытом помогать молодым коллегам. У нас так было принято. Когда возвращались на Землю экипажи, я каждого расспрашивал, что, как и почему. Поэтому в первом полете для меня по большому счету не было ничего неожиданного. Когда я возвращался, другим помогал. Иногда доводилось передавать свой опыт и прямо на орбите.

В третий полет я пошел, как говорят парашютисты, с «перворазниками». То есть с новичками, Сашей Волковым и Володей Васютиным. Мне было уже за пятьдесят, и когда я со своей комплекцией втягивался в кресло, они надо мной подшучивали. Я говорю: «Ничего, ребята, взлетим – и посмотрим, ху из кто».

И когда взлетели, я смотрю, мальчики мои притихли. «Вот сидите, говорю, и головами не вертите, а то затошнит. Поворачивайтесь всем корпусом». Они сидят, а я перешел в бытовой отсек и расконсервировал все устройства. Встал ногами на потолок, руки засунул под ремни какой-то мягкой укладки и уснул. В космосе так спать легче.

И Саша потом сказал: «Когда я посмотрел, как ты спишь на потолке – это дало мне столько, сколько не дает год подготовки». Потом он передавал другим то, чему научился у меня. А они – дальше, по цепочке. Так было.

А потом стали посылать в космос на МКС экипажи, в которых нет ни одного уже слетавшего космонавта. Зачем прервали преемственность – мне непонятно. Я не думаю, что это повышает качество работы в полете.

В третьем полете работы у нас было невероятно много. И вы представьте себе: станция Салют-7. Четверо мужчин трудятся без передышки, в колоссальном напряжении. По всему видно, что им нужна помощь. А пятый отдыхает и даже не предлагает помочь… Четверка – это Савиных, Джанибеков, Волков и я. А пятый – Володя Васютин, который оказался больным. Когда на карту был поставлен его полет, он скрыл от врачей свою болезнь и вот теперь на орбитальной станции оказался бесполезным. Вдруг я услышал странные позывные – какой-то писк. Бросился проверять – все ли в порядке с нашей радиосвязью? А это Володя увлекся электронной игрой «Ну, погоди!», в которой нужно ловко нажимать на кнопочки, чтобы Волк ловил зайца. Мы привезли эту игру для Виктора Савиных, который работал на орбите уже второй срок.

Во время ужина я вслух порассуждал, что надо бы изменить порядок приема в космонавты. Я бы сделал так. Приходит кандидат на экзамен, а ему говорят: комиссия будет через два часа. Подождите, располагайтесь на диване. Возле дивана – столик. Там и журналы, и книжки интересные, и электронные игры. А рядом какие-то люди работают в поте лица. Так вот того, кто сразу начнет помогать тем, кто работает, я бы без экзамена брал в отряд космонавтов! Саша Волков сразу все понял, после ужина мне подмигнул: «Тебе помочь?»

Когда главный конструктор Глушко ехал на встречу с нами, он в машине по радио услышал, что Васютину (который по болезни досрочно вернулся на Землю, сорвав программу) присвоено звание героя Советского Союза. Без представления главного конструктора! Стараниями военного руководства, которому честь мундира не позволяла стерпеть, что гражданским дадут звезду, а офицеру – нет. Глушко развернул машину и не поехал на встречу.

А недавно сын Саши Волкова и сын Юры Романенко тоже стали летчиками-космонавтами. Я очень рад за них. Хорошо, что профессия космонавта становится семейной традицией. Чем больше будет таких «звездных» династий, тем лучше.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

INNUENDO (Намек)

Из книги Полный путеводитель по музыке Queen автора Хоуген Питер К.


Урок

Из книги Откровения ездового пса автора Ершов Василий Васильевич

Урок Норильский рейс оккупировал спекулянт. А как иначе объяснить, что рейс, с базы, по расписанию, при летном норильском прогнозе, задержали на час -посадкой пассажиров. Естественно служба перевозок и грузовой склад организовали все так, чтобы получить дивиденды: в


Первый намек на государственный переворот

Из книги Мемуары 1942-1943 автора Муссолини Бенито

Первый намек на государственный переворот Следующая запись датируется 11 ноября, 12 часами дня: «Были у дуче, заканчивали обсуждение оборонительных позиций на Сицилии. Дуче говорит мне, что 1 декабря необходимо призвать тех, кто родился во вторые четыре месяца 1923 года,


Урок

Из книги Командиры крылатых линкоров (Записки морского летчика) автора Минаков Василий Иванович

Урок 22 февраля во второй половине дня наш экипаж выполнял разведку погоды в интересах групп бомбардировщиков, готовившихся нанести удар по скоплению войск в районе Тамани. Погода по всему маршруту оказалась неблагоприятной: низкая облачность, дождь. Ясно, что видимость


Еще урок

Из книги Грязь. M?tley Cr?e. Откровения самой скандальной рок-группы в мире автора Страусс Нейл

Еще урок 26 февраля после полуночи полк подняли по тревоге. — Разведка установила, что противник усилил перевозку своей техники в Крым через Керченский пролив, — коротко ознакомил с обстановкой Канарев. — Из Крыма в Тамань доставляются боеприпасы, горючее, снаряжение,


Глава 7. Винс «Об исключительно нерыцарском поединке с Экслом Роузом и о цветке с другим именем» (намёк на фамилию Эксла)

Из книги Сколько стоит человек. Тетрадь восьмая: Инородное тело автора Керсновская Евфросиния Антоновна

Глава 7. Винс «Об исключительно нерыцарском поединке с Экслом Роузом и о цветке с другим именем» (намёк на фамилию Эксла) Шариз (Sharise) была рестлером в среднем весе: белокурые волосы, большие титьки и потрясающе крепкое тело. Когда девочки из «Тропиканы» приходили ко мне


«Сказка — ложь, да в ней намек…»

Из книги Сколько стоит человек. Повесть о пережитом в 12 тетрадях и 6 томах. автора Керсновская Евфросиния Антоновна

«Сказка — ложь, да в ней намек…» Сколько лет с тех пор прошло! И до чего же все эти подробности запечатлелись в памяти!1640 вскрытий! 1640 трупов прошли через мои руки. И все-таки, а tout prendre[21], именно этот год с небольшим, что я проработала в морге, был, повторяю, самым беззаботным,


«Сказка — ложь, да в ней намек…»

Из книги Разговоры с Раневской автора Скороходов Глеб Анатольевич

«Сказка — ложь, да в ней намек…» Сколько лет с тех пор прошло! И до чего же все эти подробности запечатлелись в памяти!1640 вскрытий! 1640 трупов прошли через мои руки. И все-таки, а tout prendre[21], именно этот год с небольшим, что я проработала в морге, был, повторяю, самым беззаботным,


Урок

Из книги Мои футбольные годы автора Старостин Николай Петрович

Урок Ф. Г. преподала мне урок. Я был виноват: в воскресенье обешал позвонить в двенадцать, а собрался сделать это только в седьмом часу. Наш телефон испортился, но это не оправдание — я мог спуститься к автомату.Еще один факт невоспитанности? Если говорить откровенно —


НАМЕК НА БУДУЩЕЕ

Из книги Бридж – моя игра автора Горен Чарльз Генри

НАМЕК НА БУДУЩЕЕ Первое, что бросилось в глаза,— это то, что футбол делается все более нарядным и мелодраматичным, иначе говоря, усиливается его эмоциональное воздействие на аудиторию. Пестрее и ярче форма, в которую одеты команды, а вратари — так те просто в экзотических


Урок лжи

Из книги Откровения ездового пса автора Ершов Василий Васильевич


Урок

Из книги Воспоминания склеротика автора Смирнов Борис Натанович

Урок Норильский рейс оккупировал спекулянт. А как иначе объяснить, что рейс, с базы, по расписанию, при летном норильском прогнозе, задержали на час -посадкой пассажиров. Естественно служба перевозок и грузовой склад организовали все так, чтобы получить дивиденды: в


СКАЗКА  ЛОЖЬ,  ДА  В  НЕЙ  НАМЕК...

Из книги Эти четыре года. Из записок военного корреспондента. Т. I. автора Полевой Борис

СКАЗКА  ЛОЖЬ,  ДА  В  НЕЙ  НАМЕК... Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма! А. С. Пушкин      Я уже вспоминал о создании инсценировки пушкинской «Сказки о Попе и его работнике Балде». И о том, что министерство культуры после определенных сомнений эту инсценировку


Урок

Из книги Упрямый классик. Собрание стихотворений(1889–1934) автора Шестаков Дмитрий Петрович

Урок Редакция «Правды» мало изменила свой военный облик. То же небогатое существование, тот же холод в кабинетах и коридорах. Те же тщательно зашторенные окна, которые не расшториваются и днем. Только кабинеты уже не пустые. Из Куйбышева вернулись те, кто составлял там


60. «Робкий намек на томящее чувство…»

Из книги автора

60. «Робкий намек на томящее чувство…» Робкий намек на томящее чувство, Томные, чутко запевшие струны, — Вот оно, вечно живое искусство, Вот он, призыв ароматный и юный… Сладок тот шепот и сердцу понятен… Разве не в нем и восторг и забвенье, Сад весь в мерцаньи от


60. «Робкий намек на томящее чувство…»

Из книги автора

60. «Робкий намек на томящее чувство…» Робкий намек на томящее чувство, Томные, чутко запевшие струны, — Вот оно, вечно живое искусство, Вот он, призыв ароматный и юный… Сладок тот шепот и сердцу понятен… Разве не в нем и восторг и забвенье, Сад весь в мерцаньи от