Глава 5 Пекло коммунистического ада — штраф-изолятор на горе Секирной

Глава 5

Пекло коммунистического ада — штраф-изолятор на горе Секирной

Что такое Секирка?

Свое повествование о Соловецкой каторге, мягко именуемой большевиками «лагерь принудительных работ Особого назначения ОГПУ», я закончу кратким описанием шедевра коммунистической карательной системы, — штраф-изолятора на гopе Секирной...

Тоже довольно приличное и мнимо-закономерное название...

В действительности это кошмарное место, в общей серии Соловецкого эксперимента, есть самое ужасное — это своего рода пекло коммунистического ада.

Это страшное место прозвано арестантами, да и в России оно слывет под тем же названием — «Секирка».

* * *

На Соловках для провинившихся арестантов установлены два вида ареста: кратковременный и продолжительный.

Для кратковременного ареста, до одного месяца, в каждом отделении лагеря и на каждой командировке имеются карцеры.

Я воздержусь описывать в подробностях эти катакомбы Соловецкой каторги, гораздо мрачнее и суровее, чем клетки для диких зверей...

Обычно арестантов, подвергнутых карцерному содержанию, или запирают в каком-либо мрачном подвале, или набивают ими какое-нибудь чердачное помещение.

Помещения, занятые под карцеры, не имеют нар, часто без света, холодные, сырые...

В своем месте было указано, что соловчане имеют над собой многочисленный начальствующей персонал (командный, административный и производственный).

Каждый начальствующий тип стремится с одной стороны показать свою энергию, свое рвение на службе перед старшими такими же типами, а с другой стороны, — желает проявить свою власть над забитыми уже узниками. Вот причина, почему всегда много соловчан подвергнуто карцерному содержанию.

И карцеры не только не пустуют, а сплошь и рядом переполнены до последней крайности, лишь можно с трудом сидеть на полу плотно один к другому. Из этого мрачного человеческого улья постоянно идет спертый зловонный воздух, напоминающий смрадный воздух свинного гайна (логовища) с примесью могильного запаха.

Само собой, во время карцерного содержания не может быть и речи о выполнении гигиенических потребностей. Бывает, что арестанты-карцерники не умываются в течение всего карцерного заключения (неделя, две недели, месяц), если не удастся спрыснуть лицо водой где-нибудь на работах вблизи воды.

* * *

Для продолжительного карцерного содержания ГПУ учредило на Соловках особый штраф-изолятор на горе Секирной.

Сюда посылают для заточения не только из отделений на островах, но и из отделений с материка и даже из Вишеры (Пермской губернии). Срок заключения в штраф-изоляторе установлен от одного месяца до одного года; обычно не менее трех месяцев.

* * *

Продолжительным опытом в культурных странах, как в тюрьмах, так и в армиях, определено, что человеческий организм может без ущерба для здоровья выдержать карцерное содержание только в течение не более месяца.

Такой срок, определенный медицинскими наблюдениями, для ГПУ неприемлем, как своего рода буржуазный предрассудок.

Оно установило свои сроки, сугубо пролетарские, до года включительно.

Да еще при каком режиме!.. Перед которым меркнут самые суровые условия карцерного содержания, какие только есть где-либо.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

На Секирной горе в скиту Савватия Соловецкого

Из книги Норильские рассказы автора Снегов Сергей Александрович

На Секирной горе в скиту Савватия Соловецкого Мы изнемогали. Свежий воздух переставал радовать, в нем дыхание моря и леса заглушалось едким потом наших обессиленных лет. Многие, добредя до площадки будущего аэродрома, сразу валились на песок – только брань майора


ШТРАФНОЙ ИЗОЛЯТОР

Из книги Вацлав Дворжецкий - династия автора Гройсман Яков Иосифович

ШТРАФНОЙ ИЗОЛЯТОР Конец зимы 1931 года. Седьмой рабпункт Пинежского участка УСЛОНа ОГПУ. Это строительство железной дороги Пинега – Сыктывкар. Концлагерь. Лес, зона, ограда из колючей проволоки, вышки-будки на ограде. Внутри десять бараков. В самой середине еще один барак,


ГОД 1990. «ВЗБЕСИВШИЙСЯ» ИЗОЛЯТОР

Из книги Спецназ против террора автора Болтунов Михаил Ефимович

ГОД 1990. «ВЗБЕСИВШИЙСЯ» ИЗОЛЯТОР …Порядком уставший от суточного дежурства постовой Козмава, гремя ключами, идет коридором первого этажа. Сейчас он повернет ключ в замке двери седьмой камеры, потянет железную ручку на себя, передаст ведро и веник. Обычное дело — уборка


Глава 11. СВЕРДЛОВСКИЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ ИЗОЛЯТОР: «НА СПЕЦУ»

Из книги Записки диссидента автора Амальрик Андрей

Глава 11. СВЕРДЛОВСКИЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ ИЗОЛЯТОР: «НА СПЕЦУ» Двое суток до Свердловска[6] я провел в отдельном купе — лучше сказать, в отдельной камере столыпинского вагона. Где-то на полпути в соседнюю камеру посадили мордовку, молодую, очень толстую, с тяжелым лицом, она села


УДАРНИК КОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА

Из книги Эрнесто Че Гевара автора Григулевич Иосиф Ромуальдович

УДАРНИК КОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА Строительство социализма основано на плодах труда, на растущем производстве и производительности труда. Было бы бесполезно развивать нашу сознательность, если бы мы не смогли повысить наше производство, если бы у нас не было товаров


В ПЕКЛО!

Из книги Повесть о чекисте автора Михайлов Виктор Семенович

В ПЕКЛО! В этот день Анна Гефт ездила с Курманбаем в Переменовку: дед сдавал молоко на маслозавод, а она меняла китель и фуфайку мужа на продукты. В Ауле, где она жила, базара не было. В тряской телеге, запряженной полинявшим верблюдом, двадцать пять километров туда и


Горе-прорицатель и горе-атаман

Из книги Трубачи трубят тревогу автора Дубинский Илья Владимирович

Горе-прорицатель и горе-атаман Вскоре после похода на Махно Федоренко, вернувшись из Белой Церкви, где стоял штаб дивизии, голосом, в котором одновременно звучали и радостные и грустные нотки, заявил мне: — Нам, старикам, пора на покой. Я в седле с тысяча девятьсот


Глава 8 Опять изолятор и одиночка

Из книги Бродяга. Побег автора Зугумов Заур

Глава 8 Опять изолятор и одиночка В один из дней моего пребывания «на кресту», а это был первый день, когда я самостоятельно смог дойти до туалета, меня тут же перевели к себе на «тройку» и посадили в одиночку. К сожалению, я даже не смог как следует проститься с корешами:


Центральный «изолятор»

Из книги И время ответит… автора Фёдорова Евгения

Центральный «изолятор» Итак, год 1937-й, осень, Центральный изолятор Белбалтлага, куда меня водворили после моего импульсивного, отчаянного, и жизненно непрактичного побега.Камера изолятора — деревянного одноэтажного барака — большая светлая комната, с окнами, безо


Марксист ли Мао, или «Товарищ Сталин, вы бог коммунистического движения!»

Из книги Сталин умел шутить автора Суходеев Владимир Васильевич

Марксист ли Мао, или «Товарищ Сталин, вы бог коммунистического движения!» «У вас нет свободы личности» Американский корреспондент Сталину:— У вас нет свободы личности. У нас каждый гражданин может в Вашингтоне выйти на улицу и кричать: «Долой президента


«Астраханское пекло»

Из книги Артемий Волынский автора Курукин Игорь Владимирович

«Астраханское пекло» За успешное выполнение миссии Петр I в марте 1719 года произвел молодого офицера в полковники и назначил начальником только что основанной Астраханской губернии{86}. Это был скачок в карьере — Волынский вошел в круг принимавших важные решения лиц из


I. Центральный изолятор

Из книги На островах ГУЛАГа. Воспоминания заключенной автора Фёдорова Евгения Николаевна

I. Центральный изолятор Итак, год 1937-й, осень, центральный изолятор БелБалтЛага, куда меня водворили после моего импульсивного, отчаянного и жизненно непрактичного побега.Камера изолятора — деревянного одноэтажного барака — большая светлая комната, с окнами, без всяких


«Базарное пекло раздело по пояс…»

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

«Базарное пекло раздело по пояс…» Базарное пекло раздело по пояс. Мы так нереально запутались в ценах. Ты, чёрный и чистый, так дорого стоишь, Что трачу полжизни за каждую сцену. Прости мне отверженность жестов небрежных, Но гордость – как масло в пожаре фиаско. Как дом


Глава девятнадцатая Политический изолятор и трудовой лагерь

Из книги Белое внутри черного, черное внутри белого. Главы из книги автора Син-Лин

Глава девятнадцатая Политический изолятор и трудовой лагерь О смерти матери я ничего не знала, Су Мин запретил сестрам и брату сообщать мне что-либо о ней. Но после ее смерти вокруг меня начали сгущаться тучи. Поведение окружающих, отношение даже близких мне сотрудников


ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ КОММУНИСТИЧЕСКОГО СОЮЗА МОЛОДЕЖИ СОВЕТСКОЙ БЕЛОРУССИИ

Из книги Письма на волю автора Биографии и мемуары Коллектив авторов --

ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ КОММУНИСТИЧЕСКОГО СОЮЗА МОЛОДЕЖИ СОВЕТСКОЙ БЕЛОРУССИИ Дорогие товарищи!Много раз мы уже пытались завязать с вами тесную и регулярную связь. Но до сих пор по различным, понятным и вам, конечно, известным причинам связи этой у нас нет.В декабре