Заключение

Заключение

Из всего того, что было рассказано на предыдущих страницах, вытекает целый ряд выводов, важнейшие из которых сводятся к следующему:

В предвоенные годы, которые охватывают эти воспоминания (1932–1939 гг.), Советский Союз искренне и настойчиво стремился к наилучшим отношениям с Англией. Это диктовалось, с одной стороны, его общей политикой мира и мирного сосуществования с государствами иных, чем СССР, систем, а с другой — конкретным политическим расчетом Советского правительства создать вместе с Англией и Францией прочный барьер против агрессии фашистских держав — Германии и Италии в Европе.

К сожалению, однако, добрые стремления Советского Союза не встретили сочувственного отклика в Англии. Правда, в стране имелось немало элементов (рабочие, значительные группы интеллигенции, более дальновидные представители буржуазии), сочувствовавших созданию тройственного барьера против фашистской агрессий, которая угрожала также Англии и ее мировым позициям, но государственную власть в описываемый период прочно удерживали в своих руках наиболее реакционные слои буржуазии, ослепленные классовой ненавистью к СССР, как стране социализма. Руководящим политическим центром этих наиболее реакционных слоев являлась так называемая «кливденская клика», собиравшаяся в салоне леди Астор, а их общепризнанным вождем был Невиль Чемберлен. «Кливденская клика» из-за крайней враждебности к Советскому Союзу была решительно против создания тройственного барьера для зашиты британских позиций от фашистских агрессоров и напала, как ей казалось, на «счастливую» идею — столкнуть Германию и СССР и, когда обе эти державы истекут кровью в тяжелой войне, продиктовать Европе такой мир, который был бы выгоден Великобритании. Постепенно набирая силу, эта глупая и преступная концепция достигла своего апогея после 1937 года, когда премьер — министром Англии стал Невиль Чемберлен, а министром иностранных дел — лорд Галифакс Из названной концепции, вдохновлявшей «кливденскую клику», вытекла политика «умиротворения» агрессоров, в первую очередь Гитлера, и ради успеха такой политики (успеха, который так и не был достигнут) Англия и Франция, при поддержке определенных кругов США, в 1938–1939 годах пожертвовали Австрией, Испанией, Чехословакией.

Несмотря на столь неблагоприятные условия, Советский Союз все-таки продолжал свои усилия по укреплению отношений с Англией, а в 1939 году — по созданию барьера против Германии и Италии в форме тройственного пакта взаимопомощи, усматривая в нем наилучшую гарантию против фашистской агрессии. Фактически именно СССР выступил с инициативой такого лакта. «Кливденская клика», относившаяся к подобным планам резко отрицательно, под давлением широких кругов британской общественности и некоторых иностранных государств, особенно опасавшихся Гитлера и Муссолини, вынуждена была маневрировать и время от времени делать вид, будто она готова стать на путь создания тройственного барьера против агрессоров. Такое маневрирование приняло наиболее широкий характер в 1939 году, после того как Гитлер изорвал в клочки мюнхенское соглашение Отсюда вытекло предоставление Польше, Румынии и Греции в марте — апреле 1939 года односторонних гарантий со стороны Англии (и Франции) на случай нападения на них фашистских государств. Отсюда же вытекла и необходимость для правительства Чемберлена (а также правительства Даладье) принять участие в тройных переговорах о заключении пакта взаимопомощи с СССР. Но то были переговоры, предпринятые против воли, из-под палки, ради обмана масс, и поэтому они фактически свелись к чигтому саботажу переговоров, примеры которого в изобилии приведены на предыдущих страницах. Главной заботой Чемберлена (и Даладье) было не стремление возможно скорее заключить тройственный пакт, а поиски путей к тому, чтобы избежать его заключения. Неизбежным следствием такой линии поведения британского (и французского) правительства явилось то, что в августе 1939 года тройные переговоры окончательно зашли в тупик. Стало совершенно ясно, что создание действительно эффективного тройственного барьера против фашис?ских агрессоров благодаря саботажу Чемберлена и Даладье (и только благодаря ему!) оказывается невозможным.

Поскольку наилучшая форма борьбы с агрессией фашистских держав вопреки нашей воле оказалась неосуществимой, Советскому Союзу пришлось подумать о других путях для обеспечения (хотя бы временного и непрочного) своей безопасности. Великий Ленин в первые месяцы после Октябрьской революции дал гениальный образчик маневрирования на международной арене. Стремясь обеспечить только что родившейся Советской России «передышку», в чем она тогда больше всего нуждалась, Ленин сначала предложил всем воюющим державам заключение общего демократического мира без аннексий и контрибуций. Это Ленин считал наиболее желательным способом получения Советской страной «передышки», которая могла превратиться даже в длительный период мира. Однако когда выяснилось, что призыв Советского правительства пал на каменистую почву, Ленин решил заключить сепаратный мир с германской коалицией. Это был, как называл его Ленин, «похабный» мир, крайне невыгодный для Советской России, но он давал ей все-таки временную «передышку» и, как показали дальнейшие события, оказался исторически полностью оправданным. Памятуя об этом замечательном политическом примере, Советское правительство в 1939 году решило «последовать ему. Конечно, обстановка и условия теперь были несколько иные, чем за 22 года перед тем (и прежде всего с тех пор в огромной степени выросло могущество Советской страны), но все-таки в мировой ситуации 1939 года было немало элементов, роднивших ее с ситуацией 1917–1918 годов. Надо было во что бы то ни стало предупредить создание единого капиталистического фронта против СССР; надо было, если не предотвратить совсем, то по крайней мере на возможно более длительный срок оттянуть нападение фашистских держав на нашу страну Это диктовалось элементарным чувством самосохранения, свойственным каждому государству, независимо от его природы Это диктовалось также соображениями более общего характера. Ведь Советский Союз в рассматриваемое время был не просто одной из великих держав, существующих на нашей планете Советский Союз представлял собой нечто гораздо более важное он был тогда единственной на земле страной, которая являлась отечеством социализма и несла в себе зародыш коммунистического будущего всего человечества. На плечах советских людей того времени, в особенности на плечах Советского правительства, лежала величайшая ответственность за сохранение целостности и независимости страны столь исключительного исторического значения. Величайшая ответственность требовала и величайшей смелости, гибкости и решительности.

В середине августа 1939 года Советское правительство окончательно пришло к выводу, что политика Чемберлена и Даладье исключает возможность подписания эффективного тройственного пакта, и решило изменить курс своей политики, прекратить переговоры с Англией и Францией, ставшие беспредметными, и заключить соглашение с Германией Наши недруги за рубежом пустили в обращение клеветническую легенду, будто бы весной и летом 1939 года Советское правительство зани — малось двойной игрой вело открытые переговоры с Англией и Францией о тройственном пакте взаимопомощи против агрессоров, а за их спиной тайно договаривалось с Германией о дружественном соглашении и в конце концов предпочло Германию «западным демократиям». Для доказательства этих злостных измышлений государственный департамент США даже издал в 1948 году сугубо тенденциозную подборку из немецких дипломатических документов, захваченных американцами в Германии Однако подробный анализ названных документов, относящихся к периоду тройных переговоров, произведенный на предшествующих страницах, с несомненностью свидетельствует о полной лживости подобных утверждений. Напротив, вплоть до середины августа, несмотря на вопиющий саботаж тройных переговоров правительствами Англии и Франции, СССР оставался вполне лояльным их партнером и давал отпор всем попыткам Германии (которых было немало) вбить клин между СССР и «западными демократиями». Когда же к середине августа 1939 года Советское правительство пришло к выводу о полной безнадежности тройных переговоров, оно приняло решение изменить курс своей политики и действительно его изменило. Советское правительство использовало здесь законное право всякого правительства о смене одной политической линии другой, если к тому его вынуждают обстоятельства. В данном же конкретном случае смена курса была тем более оправдана, что она была навязана Советскому правительству глупо преступным поведением Чемберлена и Даладье.

Советско-германское соглашение от 23 августа 1939 г., конечно, не было актом совершенства (да Советское правительство никогда и не считало его таковым), но оно во всяком случае предотвратило возможность создания единого капиталистического фронта против СССР, избавило 13 млн. западных украинцев и белорусов от страшной участи стать гитлеровскими рабами, обеспечило национальное воссоединение всех украинцев и белорусов в единое целое, быстро идущее по пути социалистического развития, и продвинуло советские границы на несколько сот километров в западном направлении, что имело большое стратегическое значение. Как показали последующие события, названное соглашение почти на два года оттянуло нападение Германии на СССР, сильно облегчило защиту основных центров страны и переход советских вооруженных сил в победоносное контрнаступление, сделало возможным разгром гитлеровской Германии и создало предпосылки для более быстрого восстановления СССР в его нынешних границах.

* * *

В качестве последнего слова мне хочется привести здесь две цитаты из высказываний двух людей, принадлежащих к двум противоположным лагерям.

27 ноября 1958 г. Н. С. Хрущев адресовал тогдашнему президенту США Д. Эйзенхауэру большую ноту, в которой, между прочим, коснулся мировой ситуации, как она сложилась накануне второй мировой войны.

«Известно, что США, а также Великобритания и Франция, — говорил в этой ноте глава Советского правительства, — далеко не сразу пришли к выводу о необходимости установления сотрудничества с Советским Союзом в целях противодействия гитлеровской агрессии, хотя со стороны Советского Правительства постоянно проявлялась готовность к этому. В столицах западных государств в течение длительного времени брали верх противоположные стремления…

Только когда фашистская Германия, опрокинув близорукие расчеты вдохновителей Мюнхена, повернула против западных держав, когда гитлеровская армия начала свое движение на Запад, раздавив Данию, Норвегию, Бельгию и Голландию и повергнув Францию, правительствам США и Великобритании не оставалось ничего иного, как признать допущенные ими просчеты и стать на путь организации совместного с Советским Союзом отпора фашистской Германии, Италии и Японии. При более дальновидной политике западных держав такое сотрудничество Советского Союза, США, Великобритании и Франции могло быть установлено намного раньше, в первые же годы после захвата Гитлером власти в Германии, и тогда не было бы ни оккупации Франции, ни Дюнкерка, ни Пёрл-Харбора (подчеркнуто мной. —Я. М.)»[87].

Тогда стало бы возможным сберечь миллионы человеческих жизней, отданных народами Советского Союза, Польши, Югославии, Франции, Англии, Чехословакии, США, Греции, Норвегии и других стран для обуздания агрессоров.

У. Черчилль в своих военных мемуарах, касаясь тройных переговоров 1939 года, пишет

«Не может быть сомнения, даже в свете исторической перспективы, что Англия и Франция должны были бы принять русское предложение… Но Чемберлен и министерство иностранных дел были точно заворожены загадкой сфинкса Когда события несутся с такой быстротой и таким огромным массовым потоком, как было в то время, правильнее всего делать последовательно один шах за другим. Союз Англии, Франции и России в 1939 году вызвал бы в сердце Германии глубочайшую тревогу, и никто не может доказать, что война тогда не могла бы быть предупреждена Следующий шаг мог бы быть предпринят при наличии превосходства сил на стороне союзников. Дипломатия вернула бы себе инициативу. Гитлер не мог бы позволить себе ни ввязаться в войну на два фронта, которую он сам всегда так сильно осуждал, ни допустить неудачу Жаль, что он не был поставлен в столь трудное положение, которое могло бы стоить ему жизни… Если бы, например, мистер Чемберлен по получении русского предложения сказал «да, объединимся вместе все трое и сломаем Гитлеру шею» или какие-либо иные слова того же содержания, парламент это одобрил бы, Сталин это понял бы, и история могла бы принять иное течение… Вместо того (в ответ на русское предложение — И.М.) последовало долгое молчание, а тем временем подготовлялись разные полумеры и крючкотворные компромиссы»[88].

Несмотря на все различия между авторами приведенных цитат (а мне едва ли нужно доказывать, что они очень велики), оба едины в своем мнении, что вторая мировая война могла бы быть предотвращена, если бы СССР, Англия, Франция и США (а как минимум — СССР, Англия и Франция) быстро, твердо и решительно образовали эффективный барьер против агрессии фашистских держав.

Кто помешал образованию такого барьера? Советский Союз? Нет, Советский Союз в этом невиновен Наоборот, Советский Союз сделал человечески все возможное для создания барьера против агрессии Сказанное на предыдущих страницах не оставляет в этом ни малейшего сомнения Образованию тройственного барьера в действительности помешали «кливденская клика» в Англии и «200 семей» во Франции. А если говорить о лицах, которые помогали Гитлеру, которые наиболее полно олицетворяли эти реакционные силы и наиболее активно проводили угодную им политику, то надо в первую очередь назвать Невиля Чемберлена и Даладье. Трудно переоценить всю глубину их исторической ответственности за развязывание второй мировой войны и за бесчисленные жертвы, потери и страдания, которые она принесла с собой человечеству.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Григорий Сковорода автора Лощиц Юрий Михайлович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ февраля 1795 года в своем деревенском уединении Михаил Ковалинский дописал последнюю строку биографии покойного учителя. После этого он недолго прожил в Хотетове. Возвратившись в столицу, вскоре получил назначение губернатором в Рязань, а в начале нового века


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Сталин и заговор Тухачевского автора Лесков Валентин Александрович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Главная военная прокуратура явно поспешила со своим заключением о необоснованности обвинения Тухачевского и его коллег. Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла 31 января 1957 г. крайне сомнительное и плохо мотивированное решение о полной реабилитации


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Арина Родионовна автора Филин Михаил Дмитриевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Давным-давно пора воздвигнуть в лице Арины Родионовны прочный вещественный памятник этой светлой силе русского простонародья. Е. Поселянин Много воды утекло с тех пор, немало режимов и поколений миновалось, но кардинально менявшая свой облик Россия — «земля


Заключение

Из книги Незабываемое.1945 - 1956 автора Краснов-младший Николай Николаевич

Заключение Умом Россию не понять, аршином общим не измерить;У ней особенная стать! В Россию можно только верить!Ф.ТютчевОставив границы СССР, я увез в сердце громадную, глубокую, неизмеримую любовь к России, к ее народу, терзающую тревогу за нее и за ее будущее.Партия, МВД,


Заключение

Из книги Гаршин автора Беляев Н. З.

Заключение Смерть Гаршина вызвала широкий отклик в самых разнообразных кругах читающей России. Потрясенный и скорбный Репин два дня провел у изголовья Гаршина; он писал его последний портрет. Своего друга он изобразил лежащим в гробу, усыпанном красными цветами; по


Заключение

Из книги Мои путевые записи автора Джоли Анджелина

Заключение В начале хартии Организации Объединенных Наций написано: «Мы люди».Это одна из самых замечательных вещей, которые я когда-либо читала: мы живем бок о бок друг с другом, все люди мира, защищая нашу историю, наши культуры, и учимся друг у друга.Беженцы, их семьи —


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Суриков автора Гор Геннадий Самойлович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Нам дорого имя каждого художника-реалиста.Шишкин, Саврасов, Левитан помогают нам еще сильнее полюбить родные леса, поля, реки, почувствовать их неповторимую красоту и прелесть.Крамской и Ярошенко дают нам возможность ощутить особенности их времени, характер


Заключение

Из книги Генерал Брусилов [Лучший полководец Первой Мировой войны] автора Рунов Валентин Александрович


Заключение

Из книги Ян Гус. Его жизнь и реформаторская деятельность автора Филиппов Михаил Михайлович

Заключение Учение Гуса и его историческая рольГус был сожжен не за ересь, а за свою устную и письменную проповедь, содержавшую резкую критику господствующей церковной системы. Необходимо поэтому сказать несколько слов об этой критике.Нравственная сторона учения Христа


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Записки о прошлом. 1893-1920 автора Марков Анатолий Львович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Прошло более двадцати лет c того памятного дня, как участники белой Вандеи покинули родину. За эти долгие годы я много и мучительно думал о том, в чём кроются причины и корни того, что Белое движение потерпело неудачу, в результате которой Россия на десятки лет


Заключение

Из книги Исповедь тайного агента автора Горн Шон

Заключение Одно мучило меня все эти годы. Это моя тайна. И в первую очередь я должен был рассказать все моей жене. Но это не так легко. Именно поэтому я сел писать эти записки, чтобы в первую очередь дать их прочесть ей. По другому у меня не получалось, я не мог сказать обо


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Вернадский: жизнь, мысль, бессмертие автора Баландин Рудольф Константинович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ … Жизни годы Прошли не даром, ясен предо мной Конечный вывод мудрости земной: Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идет на бой! И. Гёте, Перевод


Заключение

Из книги Гоголь: Творческий путь автора Степанов Николай Леонидович


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из книги Л. Н.Толстой. Его жизнь и литературная деятельность автора Соловьев Евгений

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Толстой начал свою литературную деятельность в 1851 году, выступив “Детством” в “Современнике” Некрасова. “Детство” обратило на себя внимание, хотя преимущественно лишь в кружках, прикосновенных к литературе. “Севастопольские рассказы” сделали имя


Заключение

Из книги Сталин – Аллилуевы. Хроника одной семьи автора Аллилуев Владимир

Заключение В 1955 году за рубежом одним из русских эмигрантов-политологов, Александром Уайтом, была написана небольшая работа под названием "Русская политика самосохранения". Через два года она была опубликована, но не полностью, в парижском журнале "Грядущая Россия", а в 1959


Заключение

Из книги Осажденная Одесса автора Азаров Илья Ильич

Заключение «У меня чудное настроение. Капитан представил меня к награждению орденом «Румынская корона», — писал в дневнике в середине июля 1941 года младший офицер 89-го румынского пехотного полка. — Еще десять дней, и я впереди своих солдат войду в Одессу».Но сбылась не