26. Загадка

26. Загадка

Первого октября 1939 года Уинстон Черчилль произнес знаменитую речь, в которой рассматривал вероятность вступления Советского Союза во Вторую мировую войну: «Я не могу предсказать действия России. Это загадка, окутанная тайной, скрытой за семью печатями. Если к ней существует ключ, то это национальные интересы русских».

Перенесемся теперь в 2008 год. Наблюдения Черчилля о России все еще верны, но с одной большой оговоркой: действиями российского государства движут не национальные интересы, а деньги, вернее, алчные чиновники-казнокрады.

Все в нашей ситуации было загадкой. Зачем Карпову и трем его коллегам понадобилось лететь за тысячу километров от Москвы, в Калмыкию, и возбуждать против меня уголовное дело? Ради мести? Зачем они продолжали дело против Ивана, зная, что оно ничего им не дает? Зачем им понадобилось устраивать все эти обыски в банках, если у фонда Hermitage не осталось в России активов?

Я не мог найти ответа.

Чем больше я размышлял об этом, тем больше убеждался в том, что разгадка кроется в наших бывших компаниях, мошеннически перерегистрированных на новых владельцев. Большой экономической ценности они не представляли, но если бы мы смогли каким-то образом вернуть их обратно, то получили бы право запросить интересующую нас информацию в любых государственных инстанциях. А это позволит увидеть всю картину и узнать наверняка, кто именно стоит за этим мошенничеством (было очевидно, что нити тянутся гораздо выше Кузнецова и Карпова).

Поэтому мы подали иски в московский арбитражный суд с целью вернуть компании фонда. Похоже, мошенники этого не ожидали, поскольку тут же подали ответные иски, но уже в арбитражный суд Казани — в результате дело пришлось рассматривать в Татарстане. Возможно, они полагали, что суд в Казани будет к ним более благосклонен.

Я не знал, каковы наши шансы в региональном российском суде, но сам факт, что наши противники заняли круговую оборону, меня порадовал. Мы определенно задели их за живое. Эдуард и еще один юрист помоложе сразу же вылетели в Казань. Они прибыли на место холодным мартовским днем и отправились в суд, располагавшийся в импозантном здании на территории Казанского кремля. Эдуард привык работать по уголовным делам в мрачных судах общей юрисдикции, где люди агрессивны и царит напряженная атмосфера, но это был другой суд — арбитражный, где рассматриваются гражданские споры между юрлицами. Внешняя обстановка здесь была приятнее, а люди спокойнее.

За день до слушаний Эдуард подошел к секретарю и запросил материалы по делу. Та ввела названия наших компаний в базу данных и с готовностью уточнила:

— По этим компаниям есть два иска. Вам нужны оба?

Эдуард впервые слышал о втором иске, но решил не подавать виду и улыбнулся:

— Да, оба, спасибо.

Секретарь вышла и вскоре вернулась с полной коробкой документов, подсказав, что изучать их будет удобнее за столом дальше по коридору. Эдуард поблагодарил ее и пошел знакомиться с материалами.

Первое дело касалось ответного иска, из-за которого Эдуард сюда и прилетел. Второго он никогда прежде не видел, но по нему уже было вынесено решение о взыскании с одной из похищенных у нашего фонда компаний — «Парфенион» — около пятисот восьмидесяти одного миллиона долларов.

Эдуард просмотрел материалы и поразился: это дело в точности повторяло петербургское. Мошенники задействовали того же адвоката и такие же поддельные контракты с использованием сведений из документов, изъятых МВД во время обысков у нас и в офисе нашей юридической фирмы.

Услышав об очередном решении суда, в этот раз на пятьсот восемьдесят один миллион долларов, я задумался: а сколько еще подобных судебных решений против украденных у нас компаний могло быть вынесено по всей России? Я поделился опасениями с коллегами, и Сергей занялся поиском в базах данных российских судов. В течение недели он нашел еще одно такое решение — на этот раз в московском арбитражном суде на сумму в триста двадцать один миллион долларов.

В целом по одной и той же схеме против компаний фонда были вынесены постановления о взыскании несуществующих долгов на общую сумму приблизительно в один миллиард долларов.

Все эти открытия только усложнили поиски ключа к разгадке. Нам было непонятно, как преступники собирались обогатиться на взысканиях по этим искам. То, что кто-то якобы им «должен» на бумаге, не означало, что эти средства волшебным образом появятся на их счетах. Денег попросту не было! Я был уверен, что у них существовал какой-то другой план. Но какой?

Очевидного ответа не было, поэтому я решил еще раз взглянуть на ситуацию с самого начала в надежде обнаружить какие-нибудь детали и совпадения, которые мы упустили.

Субботним утром в конце мая 2008 года я попросил Ивана приехать в офис и собрать все юридические документы компаний фонда, банковские выписки и судебные иски. Мы разложили все бумаги по стопкам на длинном деревянном столе в большой переговорной комнате: отдельно по каждому судебному решению, по каждому обыску в банках и по каждому уголовному делу. Рассортировав документы, мы начали восстанавливать хронологию событий.

— Когда Кузнецов в последний раз проводил обыски в банках? — спросил я.

Пролистав пачку бумаг, Иван произнес:

— Семнадцатого августа.

— А какими числами датированы судебные решения по фальшивым договорам?

— В Петербурге — третьего сентября, в Казани — тринадцатого ноября, а в Москве — одиннадцатого декабря.

— Подожди, правильно ли я понимаю, что мошенники побывали во всех этих судах и потратили кучу денег на получение этих решений уже после того, как точно знали, что в этих компаниях не осталось ни денег, ни активов?

— Получается, что так, — ответил Иван, впервые обратив внимание на эту нестыковку.

— Зачем же они это сделали?

— Может быть, хотели воспользоваться судебными решениями в качестве залога для получения займа, — предположил Иван.

— Вряд ли. Ни один банк не ссудит деньги на основании этих дилетантских решений.

— А что, если они попытаются истребовать возмещение по этим решениям с твоих личных средств за рубежом?

Звучало очень неприятно, но такой возможности у противника не было. Это подтвердили мои британские юристы, как только мы узнали об исках в Петербурге.

Мы какое-то время сидели молча, а потом меня вдруг озарило:

— Каков был доход российских компаний фонда Hermitage в 2006 году?

— Секундочку… — Иван включил ноутбук и открыл нужный файл. — Девятьсот семьдесят три миллиона долларов.

— И сколько налогов с дохода они уплатили в тот год?

Он опять сверился с данными на компьютере:

— Двести тридцать миллионов долларов.

— Это, наверное, прозвучит дико, но… как ты думаешь — вдруг они хотят, чтобы им возместили эти двести тридцать миллионов долларов?

— Билл, это исключено, налоговики на это не пойдут.

— Как знать… Думаю, стоит спросить Сергея.

В понедельник Иван позвонил Сергею, чтобы проверить эту гипотезу. Сергей, как и Иван, счел ее абсолютно неправдоподобной.

— Исключено, — уверенно заявил он. — Идея, что кто-то может украсть уже уплаченные налоги, более чем абсурдна.

Однако час спустя Сергей перезвонил:

— Возможно, я был слишком категоричен. Я сверился с налоговым кодексом: теоретически такое возможно. Но на практике я это себе с трудом представляю.

В течение нескольких недель, пока я, находясь в офисе, перебирал в голове одну теорию за другой, Сергей шаг за шагом вел тщательное расследование на передовой. Прежде всего он пытался выявить, кто замешан в этом преступлении. Он направил официальные письма в налоговые инспекции Москвы, куда были перерегистрированы похищенные у нас компании, с просьбой сообщить все имеющиеся сведения. Ответа он не получил, зато мошенники предприняли красноречивый ход: они тут же перерегистрировали украденные компании в малоприметный городок Новочеркасск в Ростовской области. Обращение Сергея явно их спугнуло. Следующее письмо Сергея, с аналогичным запросом, ушло в Новочеркасск. Пока налоговики молчали, преступники вновь сменили адреса регистрации наших компаний, в этот раз на Химки — пригород Москвы. Игра в кошки-мышки явно заставляла мошенников трудиться, так что следующим шагом Сергея было обращение в химкинскую налоговую инспекцию.

Сергей понимал, что люди, с которыми мы столкнулись, ни во что не ставят закон, зато четко следуют всем бюрократическим процедурам. Он заставил их понервничать с переводами компаний на новые адреса и решил, что надо вынудить соучастников преступления оставить побольше улик и свидетельств, которые сгодятся в уголовном деле. Сергей знал, что как только нечто попадает в уголовное дело, оно согласно процедуре остается там навсегда. Он надеялся, что даже несмотря на то, что расследование кражи компаний фонда застопорилось, в будущем найдется честный следователь, который примет дело к производству и поступит по совести и по закону. Одна вероятность этого будет постоянно держать мошенников в страхе.

В оговоренный день пятого июня 2008 года Сергей прибыл в Следственный комитет для дачи показаний. Его встретил следователь, ведущий дело, и проводил к своему кабинету. Перед тем как следователь взялся за ручку, чтобы открыть дверь, Сергей обратил внимание, что тот нервничает, а его рука заметно дрожит.

Стоило двери открыться, как стало ясно, почему: в кабинете за столом сидел подполковник Артем Кузнецов.

Сергея передернуло. Глядя следователю прямо в глаза, он спросил:

— А он что здесь делает?

Следователь, стараясь не встречаться взглядом с Сергеем, ответил:

— Подполковник Кузнецов назначен помогать в расследовании по этому делу.

Сначала Карпову поручили расследовать собственное участие в мошенничестве, а теперь то же самое делает Кузнецов!

— Я не буду разговаривать с вами в его присутствии, — решительно заявил Сергей.

— Хорошо, — неуверенно произнес следователь, — в таком случае вам придется подождать в коридоре, пока мы не закончим.

Сергей целый час просидел на жесткой лавке, сжимая в руках документы. Вероятно, следователь и Кузнецов рассчитывали, что Сергей откажется от намерения давать показания, но они ошиблись. Когда Кузнецов наконец ушел, Сергей встал и прошел в кабинет. Он изложил факты и дал свидетельские показания, обличавшие Кузнецова и Карпова. Следователь, подчиняясь установленному порядку, был вынужден подшить показания Сергея к материалам дела.

Выйдя из здания Следственного комитета, Сергей спустился в метро. Произошедшее не укладывалось в голове. Он был готов к тому, что его показания будут проигнорированы. Даже предполагал, что следователь примется его запугивать. Но никак не ожидал увидеть в кабинете следователя человека, против которого он дает показания, да еще узнать, что тот принимает участие в расследовании.

Дорога в офис не заняла много времени, и Сергей решил еще пройтись, чтобы успокоиться. Войдя в свой кабинет в «Файерстоун Данкен», он обнаружил еще кое-что неожиданное. На столе лежал ответ химкинской налоговой инспекции на запрос о похищенных компаниях.

Вскрыв конверт, Сергей внимательно прочитал справку. Это был редкий случай, когда кто-то должным образом выполнил свою работу: в бумаге были запрашиваемые сведения и имена, а самое главное, содержалась информация о том, что лица, похитившие наши компании, открыли счета в двух неизвестных московских банках — «Интеркоммерце» и «Универсальном банке сбережений».

Это был настоящий прорыв. Зачем мошенникам банковские счета для украденных компаний без активов и с задолженностью в миллиард долларов? Сергей зашел на сайт Центробанка, ввел в строке поиска «Универсальный банк сбережений» и выяснил, что его капитал составляет всего лишь полтора миллиона долларов. «Интеркоммерц» оказался не намного крупнее — двенадцать миллионов долларов капитала. Они-то и банками назывались с натяжкой.

Вдруг Сергей обнаружил нечто исключительное: поскольку эти банки были крохотными, любое движение больших клиентских сумм четко прослеживалось по отчетности, которую они представляли Центробанку. На сайте были видны все пики таких денежных поступлений. В конце декабря 2007 года, вскоре после того, как мошенники открыли похищенным у нашего фонда компаниям новые счета, в «Универсальный банк сбережений» пришло девяносто семь миллионов долларов, а в «Интеркоммерц» — сто сорок семь миллионов долларов.

Тут-то Сергей и вспомнил, как мы спрашивали о возможном возврате уплаченных налогов. Сумма средств, полученных этими двумя банками, примерно совпадала с суммой налогов, уплаченных в 2006 году компаниями фонда Hermitage. Это не могло быть простым совпадением. Сергей немедленно достал все судебные решения и разложил их рядом с налоговыми декларациями наших компаний — тут-то вся картина и сошлась.

Вынесенное в Петербурге по фальшивым договорам судебное решение против украденной у фонда компании «Махаон» было на сумму около семидесяти одного миллиона долларов, и именно такую сумму дохода получила эта компания в 2006 году. Полученное мошенниками решение против компании «Парфенион» в казанском суде было на пятьсот восемьдесят один миллион долларов, что совпадало с суммой дохода этой компании в том же 2006 году. История повторилась и в Москве с еще одной похищенной у фонда компанией — «Рилэнд». Преступники получили судебные решения по фальшивым договорам, превышающие девятьсот семьдесят три миллиона долларов. Тем самым на бумаге они свели к нулю реальную прибыль компаний, которая составляла те же девятьсот семьдесят три миллиона.

Сергей тут же позвонил Ивану, чтобы поделиться открытием, и уже через несколько минут Иван, приподнявшись с места, взмахом руки подозвал Вадима и меня.

— Ребята, вы только взгляните, — взволнованно произнес он, указывая на экран.

Там были видны всплески сумм клиентских депозитов в этих банках, обнаруженные Сергеем.

— Вот сукины дети… — пробормотал я.

— Сергей — молодец, смог во всем разобраться, — сказал Иван.

— Все это прекрасно, но как мы сможем доказать, что отраженные на депозитах средства пришли от налоговых органов? — спросил я.

— Я уточню у нескольких источников в Москве, могут ли они подтвердить банковские переводы, — предложил Вадим. — Теперь, когда известны банки, вероятно, мы сможем определить, откуда пришли деньги.

Два дня спустя Вадим поспешно вошел ко мне в кабинет и положил на стол несколько документов.

— Это те самые банковские переводы, — сообщил он, довольный собой.

Я схватил бумаги, но там все было по-русски.

— Что здесь сказано?

Он перелистнул на последнюю страницу:

— Здесь подтверждается возврат компании «Парфенион» налога на сумму в сто тридцать девять миллионов долларов из налоговой инспекции. Здесь — семьдесят пять миллионов — это возврат компании «Рилэнд», а тут — шестнадцать миллионов — компании «Махаон». Итого двести тридцать миллионов долларов.

Это была та самая сумма налогов — двести тридцать миллионов долларов — которые уплатили компании фонда. Копейка в копейку.

Мы собрались в моем кабинете и позвонили Сергею, чтобы поздравить с невероятным успехом в расследовании. Вот только Сергей был расстроен: разгадка не принесла ему радости. Эти деньги были украдены у российских налогоплательщиков, а значит, у него, его семьи, его друзей, у всех, кого он знал.

— Это, пожалуй, самое гадкое, с чем я сталкивался в жизни, — сказал он.

Это был крупнейший возврат налогов за всю историю России! Хищение было столь велико и совершено с такой наглостью, что мы были уверены в том, что сможем привлечь мошенников к ответу. Такое преступление не могло быть санкционировано на самом верху, а у нас теперь были доказательства, чтобы участники этой аферы предстали перед законом.

И именно это мы были намерены осуществить.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Неразгаданная загадка

Из книги Фритьоф Нансен автора Кублицкий Георгий Иванович

Неразгаданная загадка Потрескивает жировая лампа. Фитили, свернутые из аптечных бинтов, чуть освещают хижину. Пахнет угарным чадом горелого сала. Этот запах держится даже в самые сильные метели.Стены покрыты иголками инея: внутри никогда не бывает так тепло, чтобы не


ЗАГАДКА МОРЕЙ

Из книги Адмирал Макаров автора Островский Борис Генрихович

ЗАГАДКА МОРЕЙ «Существовали одни догадки, а Степан Осипович представил вполне точную, весьма поучительную картину всего, что происходит в Босфоре, во всех его слоях». Академик М. А. Рыкачев Полный новых впечатлений и идей, приехал Макаров в середине 1881 года в Петербург.


Великая загадка

Из книги Сама жизнь автора Трауберг Наталья Леонидовна

Великая загадка Зимой 1977 года, в канун Прощеного воскресенья, скончалась моя бабушка Мария Петровна. Я была у друзей, на Масленице. Мама позвонила туда и попросила немедленно приехать, потому что бабушка спит и никак не просыпается. Было бабушке 95 лет. Четыре года она


Загадка

Из книги Записки психиатра [вариант без иллюстраций] автора Богданович Лидия Анатольевна

Загадка Издательский работник Борис Николаевич Малов слыл культурным человеком и интересным собеседником. Он пользовался уважением окружающих. Осень 1941 года была напряженной. Все ближе слышалась орудийная пальба. Малов работал, не жалея себя, когда в соседний с


Загадка

Из книги Сталин и органы ОГПУ автора Рыбин Алексей Трофимович

Загадка Другое дело Лаврентий Берия. Какое его прошлое? Следствие по делу Берии в 1953 г. в бункере вел Генеральный прокурор СССР С. Руденко. Оно продолжалось почти полгода. Было установлено, что Л. Берия в 1919 г. являлся агентом муссаватистского правительства в


ЗАГАДКА ЛОБ-НОРА

Из книги Пржевальский автора Хмельницкий Сергей Исаакович

ЗАГАДКА ЛОБ-НОРА 14 января 1876 года Николай Михайлович представил в Совет Русского географического общества план нового путешествия. В этот первоначальный план входило исследование Восточного Тянь-шаня, Кашгарии, бассейна озера Лоб-нор и Тибета. Путешественник собирался


Загадка ПВУ

Из книги На космической верфи. Поиски и свершения автора Борисов М.

Загадка ПВУ Любой космический аппарат, отправляясь в далекий и трудный путь, несет в своем чреве небольшой, но очень важный прибор — программно-временное устройство — ПВУ.Иногда этот прибор называют «сердцем» станции, иногда — ее «мозгом». Правда, если поговорить с


„Загадка" Горбачева

Из книги Сугубо доверительно [Посол в Вашингтоне при шести президентах США (1962-1986 гг.)] автора Добрынин Анатолий Фёдорович

„Загадка" Горбачева Итак, вместо того, чтобы осуществлять постепенный эволюционный процесс, Горбачеву понадобилось только полгода, чтобы сдать все позиции. Почему он так спешил? Он, конечно, понимал, что объединение Германии исторически неизбежно. Но этот процесс должен


ЗАГАДКА H. Ф. И

Из книги Избранные произведения в двух томах (том первый) автора Андроников Ираклий Луарсабович

ЗАГАДКА H. Ф. И Я не могу ни произнесть, Ни написать твое названье: Для сердца тайное страданье В его знакомых звуках есть; Суди ж, как тяжко это слово Мне услыхать в устах другого. Лермонтов ТАИНСТВЕННЫЕ БУКВЫ На мою долю выпала однажды сложная и необыкновенно


 Загадка местопребывания

Из книги Трава, пробившая асфальт автора Черемнова Тамара Александровна

 Загадка местопребывания  В моем многострадальном детстве и отрочестве, терпя все тычки и плевки от разных людей, я и не предполагала, что это безобидные цветочки и что очень скоро судьба-злодейка попробует согнуть меня в бараний рог.  Я хорошо запомнила солнечный


ЗАГАДКА H. Ф. И

Из книги Я хочу рассказать вам... автора Андроников Ираклий Луарсабович

ЗАГАДКА H. Ф. И Я не могу ни произнесть, Ни написать твое названье: Для сердца тайное страданье В его знакомых звуках есть; Суди ж, как тяжко это слово Мне услыхать в устах другого. Лермонтов ТАИНСТВЕННЫЕ БУКВЫ На мою долю выпала однажды сложная и необыкновенно


ЗАГАДКА ТАЛЯ

Из книги Загадка Таля. Второе «я» Петросяна автора Васильев Виктор Лазаревич


Загадка ПЛН

Из книги Тайна болезни и смерти Пушкина автора Костин Александр Георгиевич


«Загадка черных дыр»

Из книги Космонавт № 34. От лучины до пришельцев автора Гречко Георгий Михайлович

«Загадка черных дыр» В 1975-м году я опубликовал заметку в журнале «Техника – молодежи». Название было броское – «Загадка черных дыр решена!». И рубрика соответствующая – «Сенсации наших дней». Приведу часть текста: «Астрофизики обнаружили связь ядер галактик, где


26. Загадка

Из книги Красный циркуляр автора Браудер Билл

26. Загадка Первого октября 1939 года Уинстон Черчилль произнес знаменитую речь, в которой рассматривал вероятность вступления Советского Союза во Вторую мировую войну: «Я не могу предсказать действия России. Это загадка, окутанная тайной, скрытой за семью печатями. Если к


Загадка

Из книги Мерилин Монро. Право сиять автора Мишаненкова Екатерина Александровна

Загадка Где Мэрилин была, на что жила и чем занималась восемь месяцев после ее увольнения со студии «XX век-Фокс» – до сих пор остается загадкой.Большинство биографов просто пропускают этот период. Словно не восемь месяцев прошло между уходом с одной студии и приходом на