ЛЬВОВА Надежда Григорьевна

ЛЬВОВА Надежда Григорьевна

8(20).8.1891 – 24.11(7.12).1913

Поэтесса, близкая к символистским кругам, к эгофутуристической группе «Мезонин поэзии». Публикации в журналах «Русская мысль», «Женское дело», «Новая жизнь», альманахах «Жатва», «Мезонин поэзии». Стихотворный сборник «Старая сказка» (с предисловием В. Брюсова, М., 1913; 2-е изд., 1914). Покончила жизнь самоубийством из-за любви к В. Брюсову.

«Надя Львова была не хороша, но и не вовсе дурна собой. Родители ее жили в Серпухове; она училась в Москве на курсах. Стихи ее были очень зелены, очень под влиянием Брюсова. Вряд ли у нее было большое поэтическое дарование. Но сама она была умница, простая, душевная, довольно застенчивая девушка. Она сильно сутулилась и страдала маленьким недостатком речи: в начале слов не выговаривала букву „к“: говорила „‘ак“ вместо „как“, „‘оторый“, „’инжал“.

Мы с ней сдружились. Она всячески старалась сблизить меня с Брюсовым, не раз приводила его ко мне, с ним приезжала ко мне на дачу.

Разница в летах между ней и Брюсовым была велика. Он конфузливо молодился, искал общества молодых поэтов. Сам написал книжку стихов почти в духе Игоря Северянина и посвятил ее Наде. Выпустить эту книгу под своим именем он не решился, и она явилась под двусмысленным титулом: „Стихи Нелли. Со вступительным сонетом Валерия Брюсова“. Брюсов рассчитывал, что слова „Стихи Нелли“ непосвященными будут поняты как „Стихи, сочиненные Нелли“. Так и случилось: и публика, и многие писатели поддались обману. В действительности подразумевалось, что слово „Нелли“ стоит не в родительном, а в дательном падеже: стихи к Нелли, посвященные Нелли. Этим именем Брюсов звал Надю без посторонних.

С ней отчасти повторилась история Нины Петровской: она никак не могла примириться с раздвоением Брюсова – между ней и домашним очагом. С лета 1913 года она стала очень грустна. Брюсов систематически приучал ее к мысли о смерти, о самоубийстве. Однажды она показала мне револьвер – подарок Брюсова. Это был тот самый браунинг, из которого восемь лет тому назад Нина стреляла в Андрея Белого. В конце ноября, кажется – 23 числа, вечером, Львова позвонила по телефону к Брюсову, прося тотчас приехать. Он сказал, что не может, занят. Тогда она позвонила к поэту Вадиму Шершеневичу: „Очень тоскливо, пойдемте в кинематограф“. Шершеневич не мог пойти – у него были гости. Часов в 11 она звонила ко мне – меня не было дома. Поздним вечером она застрелилась» (В. Ходасевич. Некрополь).

«Я познакомился с Львовой в 1911 году; тогда ей было лет двадцать. Настоящая провинциалка, застенчивая, угловатая, слегка сутулая…

Прошло два года. Встретившись с Надей проездом через Москву в Кружке, я чуть не ахнул. Куда девалась робкая провинциалочка? Модное платье с короткой юбкой, алая лента в черных волосах, уверенные манеры, прищуренные глаза. Даже „к“ она выговаривала теперь как следует. В Кружке литераторы за ужином поили Надю шампанским и ликерами. В ее бедной студенческой комнатке появились флаконы с духами, картины, статуэтки.

Во второй половине ноября 1913 г. я приехал в Москву и раза два видел Надю. 24 ноября в воскресенье был я на именинах. Надя меня вызвала к телефону. Из отрывистых слов я понял, что ей нестерпимо скучно. – „Скучно, прощайте!“ Домой я возвратился поздно. Едва успел сесть утром за самовар, как меня пригласила к телефону вчерашняя именинница. – „Слышали новость? Львова застрелилась“» (Б. Садовской. Записки. 1881–1916).

«Стихи были очень наивны, но хорошо сделаны, и за ними чувствовалась глубина. Такую глубину иногда ощущаешь, когда глядишь с берега на незнакомую реку. И знаешь, что дно глубокое-глубокое. Это чувство не обманывает…Мир был неоригинальный. Эротика и скорбь были печатями личных переживаний и литературных влияний. И скоро весь мир заполнился одной любовью. Так горизонт быстро заволакивает тучей. В глазах девушки была одна любовь, и в зрачках был отражен один человек с ломаными калмыцкими линиями лица, с тем обрезанным затылком, каким изобразил Брюсова портрет сходившего с ума Врубеля. Девушка была одинока. Она много писала и много любила» (В. Шершеневич. Великолепный очевидец).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Константин Шилов ТАТЬЯНА ГРИГОРЬЕВНА, АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ И БУЛАТ ШАЛВОВИЧ

Из книги Встречи в зале ожидания. Воспоминания о Булате автора Гройсман Яков Иосифович

Константин Шилов ТАТЬЯНА ГРИГОРЬЕВНА, АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ И БУЛАТ ШАЛВОВИЧ Воспоминание об одной встречеВстретившиеся поименованы в правильной последовательности – исходя из их же собственных понятий и обычаев. Оба поэта в любом случае пропустили бы вперед даму. Тем


Глава VIII. Освобождение Львова

Из книги Записки лётчика-истребителя автора Архипенко Федор Федорович

Глава VIII. Освобождение Львова Наступил день 13 июля 1944 года, когда 129 гвардейский авиаполк поэскадрильно перебазировался на новый аэродром с солдатским названием Окопы, в районе Шепетовки. Аэродром был очень большой по размерам, и там уже базировалась дивизия


Легенда о Божене Шрамек, или два Львова

Из книги Ярослав Галан автора Беляев Владимир Павлович

Легенда о Божене Шрамек, или два Львова И легенды во Львове тоже были страшные. Одну из них Галан записал:«Среди старожилов Львова ходила легенда о синеокой девушке Божене Шрамек, которую в памятный июнь 1902 года застрелили на улице гусары. Застрелили несмотря на то, что


ОСАДА ЛЬВОВА И ЗАМОСТЬЯ

Из книги Богдан Хмельницкий автора Замлинский Владимир Александрович

ОСАДА ЛЬВОВА И ЗАМОСТЬЯ Два дня праздновало казацкое войско Пилявецкую победу. Большой обоз с трофеями отослали в Чигирин для будущих нужд, но и для войска осталось достаточно.На третий день с раннего утра снова заиграли трубы, ударили литавры. Войско двинулось выбивать


Нянюшка Марья Григорьевна

Из книги Родные гнёзда автора Марков Анатолий Львович

Нянюшка Марья Григорьевна Сосной и земляникой Пахнет старый бор… Марья Григорьевна, в руки которой я попал, будучи отнятым от материнской груди, жила у нас в семье несколько десятков лет и до меня вынянчила мою матушку. Она была из крепостных крестьян моего деда, чем


Альбрехт Екатерина Григорьевна

Из книги Пушкин и 113 женщин поэта. Все любовные связи великого повесы автора Щеголев Павел Елисеевич

Альбрехт Екатерина Григорьевна Екатерина Григорьевна Альбрехт (рожд. ок. 1790) из старинного молдавского рода бояр Башота — жена К. Канта, затем А. Н. Бологовского и А. И. Альбрехта, командира лейб-гвардии Уланского полка, генерала.В салонах Кишинева она затмевала своей


Полетика Идалия Григорьевна

Из книги Проходные дворы биографии автора Ширвиндт Александр Анатольевич

Полетика Идалия Григорьевна Идалия Григорьевна Полетика (между 1807 и 1810–1890) — дочь португальской графини д’Ега, жены камергера испанской королевы Марии I и русского посла в Испании графа Г. А. Строганова. Родилась она до их официального брака (в 1828) и носила девичью


Письма из Одессы, Кишинёва, Львова, 1957 год

Из книги Стартует мужество автора Кожевников Анатолий Леонидович

Письма из Одессы, Кишинёва, Львова, 1957 год Одесса, 11 июля 1957Здравствуй, моя дорогая, любимая Кисонька!Страшно жарко и душно, работы очень много.Вчера было очень радостное событие. Шла «Первая симфония» впервые в Одессе. Как ты знаешь, Сережка Яковлев, у которого в ней


Письма из Минска, Львова и Донецка,1962 год

Из книги Достоевский без глянца автора Фокин Павел Евгеньевич

Письма из Минска, Львова и Донецка,1962 год Минск, 6–7 июняКися родная!Сижу, кашляю, соплю – разболелся намертво, а полежать некогда, надо играть. Два дня подряд «Завязанные», потом два дня подряд «Центр»[50]. Ужас.Вчера целый день шел снег, с диким ветром. Играем в Доме офицеров


От Львова до Сандомира

Из книги Тропа к Чехову автора Громов Михаил Петрович

От Львова до Сандомира Утром мы были в Румынии, вечером оказались под Львовой. Видимо, наступление на этом участке фронта началось раньше намеченного срока.На следующий день, 14 июля, полк был построен под боевым Знаменем. Майор Оборин зачитал обращение Военного совета


Вторая жена Анна Григорьевна

Из книги автора

Вторая жена Анна Григорьевна Александр Петрович Милюков (1817–1897), историк литературы, критик, педагог:Второй брак Достоевского был вполне счастлив, и он приобрел в Анне Григорьевне и любящую жену, и практическую хозяйку дома, и умную ценительницу своего таланта. Если


Бекетова Елизавета Григорьевна (1834–1902)

Из книги автора

Бекетова Елизавета Григорьевна (1834–1902) Переводчица рассказов Чехова на европейские языки, жена известного русского ботаника, ректора Петербургского университета А. Н. Бекетова, бабушка Александра Александровича Блока. 15 января 1899 года Е. Г. Бекетова писала Чехову: