Рецензии на рукописи книг Ирины Озеровой, которые были «зарублены» редзаключениями и так и не вышли в свет

Рецензии на рукописи книг Ирины Озеровой, которые были «зарублены» редзаключениями и так и не вышли в свет

Павел Антокольский. Во власти внутренней тревоги

«Он оглушен был шумом внутренней тревоги», – сказал Пушкин о герое своего «Медного Всадника». Я думаю, что такая внутренняя тревога в большой степени свойственна всему нашему молодому поколению, да и всегда не чужда молодежи. Что же касается поэтов и музыкантов, то она – решающее условие их роста, возмужания, свежей оглядки на мир, их чуткости. Для тех и других – это черный хлеб познания и творческой работы.

Для поэта, выступающего здесь, Ирины Озеровой, она характерна в высокой степени. Внутренняя тревога определяет содержание ее стихов. Озеровой свойственен напряженный и всегда нелегкий поиск. Поиск самостоятельной дороги. Поиск средств выражения, совсем не сногсшибательно новаторских, – скорее уж наоборот: ясной и точной мысли, соответственной чувству. Мысль молодого поэта, по праву возраста, клубится метафорами, представляет собой некую туманность с едва брезжащими краями. Однако Озерова не дорожит такой мыслью. Она ищет формулы – ясной и в то же время многозначной, как формула алгебраическая.

Содержание ее стихов многообразно и объемно. Тут и любовь, и свой дом, и свое место в рабочем строю общества, и космическое пространство, устрашающее молодой ум, но требующее разгадки, и еще более привлекательные загадки и разгадки точных наук, и еще многое теснится в этих строфах, сделанных интересно и уверенно.

Ирине Озеровой предстоит хорошая, хотя и нелегкая дорога. Ей еще неоднажды предстоит меняться – вплоть до того момента, когда утихомирится ее внутренняя тревога. Хочется пожелать, чтобы она не покидала поэта никогда.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

События, которые должны были изменить мир

Из книги Сон сбылся автора Боско Терезио

События, которые должны были изменить мир Смерть, голод, неуверенность. Первые воспоминания ребенка, который станет позже отцом многих сирот и обеспечит в своих домах хлебом бесчисленное множество бедных ребят.Маленькая трагедия семейства Боско где-то на затерявшемся


18. Были учителя, которые чинили препятствия твоим занятиям спортом?

Из книги 100 пенальти от читателей автора Акинфеев Игорь

18. Были учителя, которые чинили препятствия твоим занятиям спортом? Учился я в обыкновенной районной школе, но педагоги во времена моего детства подобрались там на редкость доброжелательные. Конечно, в первую очередь нужно сказать спасибо моей маме, которая бессчетное


Те, которые были отправлены столь далеко…

Из книги Татьяна Доронина. Еще раз про любовь автора Гореславская Нелли Борисовна

Те, которые были отправлены столь далеко… А ведь после раздела труппы МХАТа Дорониной досталась не «звездная» ее часть, «звездную-то» Ефремов оставил себе. Однако эта «не звездная» часть, которую Ефремов посылал «в клуб завода «Каучук», тоже состояла из замечательных


Рецензии на опубликованные книги Ирины Озеровой

Из книги Леонардо да Винчи [Настоящая история гения] автора Алферова Марианна Владимировна

Рецензии на опубликованные книги Ирины Озеровой Вл. Масик. У истоков поэтической весны Ирина Озерова «Это, правда, весна!..» Стихи и поэма. Воронежское книжное издательство, 1960 г. «Это, правда, весна!..» – так назвала свою первую книгу стихов молодая воронежская поэтесса


Юлия Друнина. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Стремления» 27 февраля 1963 г.

Из книги автора

Юлия Друнина. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Стремления» 27 февраля 1963 г. Хочу начать с цитаты: Не в ученической тетради, Мне было негде взять тетрадь, А на листах военной «Правды» Тогда училась я писать. Доев в обед промерзший пончик, Бралась я снова за перо. И


Аделина Адалис. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Обряды» 25.09.68 г.

Из книги автора

Аделина Адалис. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Обряды» 25.09.68 г. С первых страниц у Озеровой примечаешь качество столь необходимое любому поэту и столь не часто, к сожалению, встречающееся. Особенно редко это качество, или свойство, наблюдаешь в рукописях, книгах


Николай Рыленков. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Клинопись» июль 1968 г.

Из книги автора

Николай Рыленков. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Клинопись» июль 1968 г. Говорят, что с годами притупляется острота ощущений. Ей на смену приходят зрелость и мудрость, опыт и знания. Но временами тревожит память об утраченном умении ежесекундно открывать мир –


Николай Леонтьев. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Клинопись» 29 июля 1968 г.

Из книги автора

Николай Леонтьев. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Клинопись» 29 июля 1968 г. Первое, что радует в стихах Ирины Озеровой – несомненная поэтическая культура. У большинства молодых поэтов она заменена лишь версификационными навыками. Здесь же господствуют точность


Николай Леонтьев. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Вечный миг» 30 июня 1973 г.

Из книги автора

Николай Леонтьев. Рецензия на рукопись Ирины Озеровой «Вечный миг» 30 июня 1973 г. Мне приходилось знакомиться не с одним поэтическим сборником Ирины Озеровой, как и с рукописями ее стихов. Они неизменно оставляли у меня искреннее уважение к их автору. Дар проникновения в


Елена Пучкова Памяти Ирины Озеровой

Из книги автора

Елена Пучкова Памяти Ирины Озеровой Маме Жизнь проходит. Остались в прошлом, Пошлом, словно блатной юнец, Отец, любимый, родня, собака… Однако это еще не конец. Свинец ударов судьбы, клоака Жизни тошной остались в прошлом. А мама рядом. И, словно живая, Переживает мои


Памяти русского поэта Ирины Озеровой

Из книги автора

Памяти русского поэта Ирины Озеровой Пока существует насильственная смерть, Поэты должны умирать первыми. Элюар Пепел Клааса стучит в мое сердце. Шарль де Костер, «Легенда об Уленшпигеле» Костер потух. Под ним остыли камни. Оставили престиж жестоких гнезд Зеваки,


Светлой памяти Ирины Озеровой[5] (1) / из цикла «Соприкосновение» Из далекой юности

Из книги автора

Светлой памяти Ирины Озеровой[5] (1) / из цикла «Соприкосновение» Из далекой юности – 1 — Как Сапфо[6] мне любовь не воспеть: ни таланта, ни страсти гречанки. Я в любви буду только сопеть, чтоб не стать проигравшим в «молчанке». А хотелось бы, честно скажу, разделить славу


Светлой памяти Ирины Озеровой* (2) / из цикла «Соприкосновение»

Из книги автора

Светлой памяти Ирины Озеровой* (2) / из цикла «Соприкосновение» Безвременно ушедшей дорогой Ире Расскажи, какие взяты рубежи? Не расскажешь! И стихом итожа жизнь, в книжку не завяжешь. В переводах утопать больше ты не будешь. И не будешь проклинать серость буден. Со стихом


Предисловие. Как были заново открыты рукописи Леонардо

Из книги автора

Предисловие. Как были заново открыты рукописи Леонардо Эта книга – рассказ о самом гениальном человеке, когда-либо жившем на Земле. Он был одарен от природы как никто другой, он раздвинул представления о том, на что способен человеческий разум. Чем бы он ни занимался: