62. Там, далеко…

62. Там, далеко…

Там, далеко братья бьются.

Стоны раненых несутся.

Выстрелы гремят.

На кровавое на поле

Вороны летят.

Всех, сроднившихся с тревогой

Бранной жизни, светлой воли

Ждущих впереди,

Всех, любви в чьем сердце много,

Жарко верующих в Бога,

Боже, соблюди!

1912

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

21. «Радость жизни былой далеко, далеко…»

Из книги автора

21. «Радость жизни былой далеко, далеко…» Радость жизни былой далеко, далеко… Я зажгу свой огонь глубоко, глубоко… В полусне, в полумгле там заветный есть сад, Там цветы без зимы, там любовь без утрат. Там в немой тишине, недоступные дню, Я сокровища сердца ревниво храню, И


62. Там, далеко…

Из книги автора

62. Там, далеко… Там, далеко братья бьются. Стоны раненых несутся. Выстрелы гремят. На кровавое на поле Вороны летят. Всех, сроднившихся с тревогой Бранной жизни, светлой воли Ждущих впереди, Всех, любви в чьем сердце много, Жарко верующих в Бога, Боже,


217. «Я шел один, я шел далеко…»

Из книги автора

217. «Я шел один, я шел далеко…» Я шел один, я шел далеко. Земля проснулась ото сна, И всею роскошью востока Дышала юная весна. Звучали окрики оркестра, В кустах спевалися ручьи, И точно мертвому маэстро Концерт кончали соловьи. Мне хорошо, мне жутко было, И вспомнил я в тот


Далеко

Из книги автора

Далеко Вдруг уехал Алёша — он уехал так же быстро и непонятно, как приехал!Я думала, что Анночка будет очень плакать, но она не плакала — сидела на своей кровати, рядом лежала книжка, у неё было грустное, задумчивое, но какое-то необычное для меня лицо.— Анночка, —


ДАЛЕКО ОТ СТОЛИЦЫ

Из книги автора

ДАЛЕКО ОТ СТОЛИЦЫ «Почти семь лет я не снимал с себя гимнастерку, сапоги и солдатскую шинель…» — вспоминал позднее Никулин.Так уж получилось, что, отслужив в армии по призыву два года, Юра не демобилизовался — не успел. Началась Великая Отечественная война, четыре


ДАЛЕКО В СТЕПИ

Из книги автора

ДАЛЕКО В СТЕПИ Обнялся Шура с Климом Ивановичем, с дядей Гришей, бросил на дно брички две самодельные штанги и, как писали тогда в романах, отправился навстречу своей судьбе.Судьба эта оказалась не слишком милостивой к подростку. Он должен был помогать пастуху пасти


НЕ СЛИШКОМ ЛИ ДАЛЕКО?

Из книги автора

НЕ СЛИШКОМ ЛИ ДАЛЕКО? Мирамон коленями, икрами, всем телом чувствовал, как мучительно напрягаются в каждом прыжке галопа сухожилия и мускулы коня. По закаменевшей шее и закидывающейся голове коня он понимал, что это последняя, смертельная скорость. Как будто дух его


Близко и далеко

Из книги автора

Близко и далеко Тихо падает крупный влажный снег. Коснувшись земли, он сразу исчезает, и земля остается мокрой, скользкой, а трава блестит, точно отлакированная. Но на досках, которыми укреплены стенки окопов и пулеметных гнезд, на камнях развалин, на шапках и ватниках


Далеко от Москвы

Из книги автора

Далеко от Москвы Вам сегодня, дорогие товарищи, придется провести весь вечер вместе со мной. Необходимо, чтобы вы знали, кто я, что я и какие у меня цели и задачи. Тогда во время самого концерта у нас с вами уже не будет никаких вопросов и недоумений…Фамилия моя, как вам,


V. Близко и далеко

Из книги автора

V. Близко и далеко 1«Дядя Федор» был переведен, Эдуард побывал в Финляндии. Эти два важных для меня события свершились. Были переведены и другие его книги, да и письма начали ходить между Хельсинки и Москвой после нашей встречи регулярно. Успенский расспрашивал и о моих


Видится далеко

Из книги автора

Видится далеко Под стеклом моего письменного стола лежит любопытный снимок. Взглянув на него, сразу не поймешь, где происходит действие. Вид необычный: человек, одетый в летно-космические доспехи, распластав руки, плывет под потолком. Так можно плавать только при


ДАЛЕКО ОТ МИРА

Из книги автора

ДАЛЕКО ОТ МИРА У серых стен тюрьмы Моабит день и ночь стояли часовые. Через решетчатые оконца чуть проникал дневной свет, но долетал городской шум и напоминал затворникам, что где-то есть люди, есть жизнь.Камера Георгия Димитрова была высокой и, как гроб, узкой; в ней едва


И далеко за его пределами

Из книги автора

И далеко за его пределами «Щупальца» Дома занимательной науки простирались далеко за его пределами. Сотрудники Дома усердно «экспортировали» занимательную науку. Лекторы ДЗН Б.И. Елуферьев, Э.П. Халфин, Ф.Я. Соболь и другие часто выступали на предприятиях, в школах,