Глава Десятая Нечаянная глава

Глава Десятая

Нечаянная глава

Все мои главные мысли приходили вдруг, нечаянно. Так и эта. Я читал рассказы {37}.

Выходило, что теория подтверждалась практикой. И только много позже, на четвертом десятке, Блок пишет Дельмас: «Из бури музыки — тишина, и нет, не тишина; старинная женственность, — да и она, но за ней еще, какая-то глубина верности, лежащая в Вас; опять не знаю, то ли слово: «верность»? — Земля, природа, чистота, жизнь, правдивое лицо жизни, какое-то мне незнакомое; все это, все-таки, не определяет. Возможность счастья, что ли? Словом, что-то забытое людьми, и не мной одним, но всеми христианами, которые превыше всего ставят крестную муку; такое что-то простое, чего нельзя объяснить и разложить. Вот Ваша сила — в этой простоте»{38}.

В распятии Христа раскрылась великая тайна Бога: то, что Он страдает в каждой твари; и потому страдание должно быть принято не от Бога, не против Бога, а вместе с Богом. Но Бог — не только распятие, Он страдает вместе с Христом, ликует вместе с Кришной, уходит от мира в тишину созерцания, как Будда. Живой Христос знал это. Он умел приносить людям праздник; а в памяти о Нем страдание, крестные муки, распятие слишком выдвинулись на первое место. Атмосфера христианской культуры располагает всякую неудачу, всякое банкротство растягивать в бесконечность, в вечные антиномии Космоса. Тут и теория Блока, и теория Толстого в «Крейцеровой сонате»…

Очень немногие христиане поняли Евангелие как религию радости. Основной поток православного предания шел по другому пути. Церковь широко раскрывает свои двери потерпевшим кораблекрушение, она утешает мать, похоронившую своих детей, и калеку, никогда не знавшего любви. После смерти Иры только случай помешал мне войти в эти двери (тогда это еще не было модой). Но очень редко церковные люди учат, как уподобиться Отцу нашему небесному и творить счастье. Эти записки — для тех. кто хочет не только утешения в несчастье, кто готов до смертной черты бороться за счастье, быть ангелом счастья. Для тех, кому я пишу, условного, отделенного от всей полноты жизни Божьего мира, замкнутого в церковные стены — мало. Мало исторического христианства, оставившего мир лежать возле. Я думаю, что Бог либо выйдет из церкви и разольется — с нашей помощью — по всему миру, или в обезбоженной природе не останется места и для людей.

В каждом из нас заложена воля сделать кого-то счастливым. Научившись прежде самому, как быть счастливым. Счастье не сводится к талантливому браку. В нем бесконечно много возможностей. Но без нашей воли, без нашего упорства, без нашего мужества и готовности пройти через страдание и смерть невозможно никакое счастье; с природой, с книгой или с любимой. Без нас радость на Земле не воскреснет. И зрелая душа знает это и ликует, не отворачиваясь от тьмы, и Вий опускает перед ней свои глаза:

Я счастлива сквозь боль, я счастлива сквозь муку.

В прорывах ада — рай, в прорывах бездны — свет.

И к вечной жизни путь — сквозь вечную разлуку.

Тот, кто прошел сквозь смерть, тот свел ее на нет.

Тот, кто прошел сквозь смерть… Ну а нельзя иначе?

Быть может, как-нибудь полегче, стороной?

Не сквозь, а мимо — так, чтоб эти волны плача

Не в сердце у меня, а рядышком со мной?

Пусть духу моему судьба предел очертит,

От сих, мол, и до сих, как тварям суждено…

Да разве можно жить, соседствуя со смертью.

Когда ни жив, ни мертв? — нет, что-нибудь одно.

Единый океан, в котором нету края,

Единый небосвод, в котором нету дна

Когда приходит смерть, я с каждым умираю.

Когда ликует дух — вся смерть побеждена.

О Господи, прости за малодушье наше,

За этот вечный страх у роковой черты…

Да, все еще звучит моление о чаше.

Но не как я хочу, а так, как хочешь Ты.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава десятая

Из книги Волшебник из Гель-Гью автора Борисов Леонид Ильич

Глава десятая Кто мальчиком еще таился и любил Портьеры тяжкие и запах фолианта, Роб Роя, Зигфрида и Капитана Гранта, Кто плакал без причин, был нежен, был без сил, — Того отметил бог проклятием таланта. А. К. Лозина-Лозинский – Вот, Веруша, приехал в город цирк. Семья


Глава десятая

Из книги Петрашевский автора Прокофьев Вадим Александрович

Глава десятая Ни толчки на ухабах, ни вскрики ямщика, ни даже колючий репейник снега, бьющего в лицо, не могли вывести Михаила Васильевича из неподвижности.В последний раз мелькали перед ним окраины Петербурга.Он еще не пытался заглянуть в будущее, но и не рвался назад к


Нечаянная радость

Из книги Летчик испытатель [Издание 1939 года] автора Коллинз Джимми

Нечаянная радость Джонни Вагнер пришел ко мне держать экзамен на диплом транспортного летчика. Я был в то время инструктором Департамента торговли. Джонни знал, что я — строгий экзаменатор. В его представлении я был, собственно, гораздо строже, чем на самом деле.Я знал


Обитель "Нечаянная Радость"

Из книги Путь моей жизни. Воспоминания Митрополита Евлогия(Георгиевского), изложенные по его рассказам Т.Манухиной автора Георгиевский Митрополит Евлогий


20 сентября. Родился Сергей Нечаев (1847) Нечаянная гадость

Из книги Тайный русский календарь. Главные даты автора Быков Дмитрий Львович

20 сентября. Родился Сергей Нечаев (1847) Нечаянная гадость 160 лет назад в России родился человек, которым сегодня следовало бы гордиться больше, чем Лобачевским и Менделеевым, вместе взятыми. Отец бизнес-образования, тимбилдинга и корпоративной идеологии Сергей


Глава десятая

Из книги Десять десятилетий автора Ефимов Борис Ефимович

Глава десятая Как из маленького желудя вырастает развесистый дуб, так из небольшого вначале журнала «Огонек», задуманного и созданного Михаилом Кольцовым, выросло огромное Журнально-газетное объединение (ЖУРГАЗ), соединившее в себе десятки журналов и газет на


Глава десятая

Из книги Александр Блок. Биографический очерк автора Бекетова Мария Андреевна

Глава десятая В мае Блоки стали готовиться к отъезду за границу. 12-го июня 1913 г. они выехали из Петербурга по направлению к Парижу. Послав матери открытку с германской границы, Ал. Ал. написал ей из Парижа всего два письма – оба вялые и невеселые. «В общем – мне скучно, –


Глава десятая

Из книги Александр Иванов автора Анисов Лев Михайлович

Глава десятая 14 марта 1835 года в Рим приехал А. И. Тургенев заняться разысканием и изучением исторических бумаг в Ватиканском архиве. Друг Н. М. Карамзина, долгие годы живший за границей, он искал в архивах документы, относящиеся к истории России.Бывший директор


Глава десятая

Из книги Русская любовь. Секс по-русски автора Фингер Фердинанд

Глава десятая Вечерняя пора — почти уснувший городок. В отличье от больших, довольно чистый и опрятный. А что живут в раю, всем жителям там невдомек, Они ведь думают — в Париже жить приятней. Удар в лицо от проститутки даром не прошел, Убил и задушил несчастную девчонку, И


Нечаянная революция

Из книги Меланхолия гения. Ларс фон Триер. Жизнь, фильмы, фобии автора Торсен Нильс

Нечаянная революция В пригородах дует по полу и очень, очень тихо – все это я выясняю, когда просыпаюсь в девять утра в детской, встаю и начинаю убирать следы вчерашних возлияний. Над кухонным столом до сих пор включен свет, и в гостиной тоже продолжает гореть одна из белых


Глава десятая

Из книги Что глаза мои видели. Том 2. Революция и Россия автора Карабчевский Николай Платонович

Глава десятая В числе подсудимых процесса 193-х было лишь нисколько выдающихся личностей.Во главе их наиболее энергичный и талантливый — Мышкин. Своими речами на суде он «зажигал сердца» молодежи, выступая убежденным, до фанатизма, революционером-пропагандистом. Я сам


Глава 37 Нечаянная встреча

Из книги Елена Блаватская. Интервью из Шамбалы автора Бурдина Анна

Глава 37 Нечаянная встреча Говорят, «старая любовь не ржавеет», но и не блестит, как новая. В конце лета для Елены настал печальный день – дедушка покинул этот мир, последовав за бабушкой. Их похоронили рядом. Андрей Михайлович Фадеев оставил по себе на Кавказе светлую


Глава десятая

Из книги Восемь лет среди пигмеев автора Патнем Энн

Глава десятая Однажды вечером, спустя несколько недель после того как в лагере Патнем появился Уильям Д., я услышала доносящиеся из леса звуки сигнальных барабанов. У них нет ничего общего с маленькими барабанами и там-тамами, которыми пользуются пигмеи-танцоры. Бой


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Из книги Эйзенхауэр. Солдат и Президент автора

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


«ЖИЗНЬ! НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ!.. (глава заключительная)

Из книги Анатолий Жигулин: «Уроки гнева и любви…» автора Ланщиков Анатолий Петрович

«ЖИЗНЬ! НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ!.. (глава заключительная) Итак, дав некоторый фон, хотелось бы сделать еще несколько легких уточняющих штрихов к общему изображению.В критике уже говорилось, что поэзия Жигулина близка поэзии Есенина, Бунина, Блока, Тютчева, Коль цова. Все это


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Из книги Костер рябины красной автора Лаптев Михаил Петрович

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Сначала Фаина не обращала внимания на то, что Василий Георгиевич очень редко заходит в палату, хотя его можно было видеть проходящим по коридору хирургического отделения. Не было его и тогда, когда Дорогавцев предупредил ее о предстоящей пластической