Глава 25 Путешествие в Гималаи продолжается

Глава 25

Путешествие в Гималаи продолжается

На четвертый день Рамдас и Рамкинкер начали подъем в горы. По мере того как они взбирались все выше и выше, простирающиеся перед ними виды и ландшафты становились все более волшебными. С правой стороны священная Ганга низвергалась вниз во всей своей славе, а слева высокие утесы, сплошь покрытые зеленой листвой, являли собой потрясающее по красоте зрелище. Сам воздух был напоен божественным присутствием Рама. Отдаленные горы и долины, разных оттенков небо, на котором белые пушистые облака принимали фантастические очертания, вдали, на сотни миль, снежные шапки горных вершин, ослепительно яркие в лучах солнца, словно покрытые листами серебра, – все это представляло поистине великолепную картину. О чарующая красота горных видов! О Рам! Бедный Рамдас не находит нужных слов, чтобы описать величие, красоту и славу картин, которые предстали перед его восхищенным взором.

Он шел дальше, впитывая в себя все глубже и глубже сияние беспредельности Рама и, опьяненный этим, терял, терял, терял себя. О Рам! Твоя доброта к Твоему смиренному невольнику поистине безгранична. Рамкинкер и Рамдас день за днем шли вверх быстрым шагом. Рамдас не чувствовал усталости, боли, неудобств. Он, как всегда, ощущал себя бодрым, и все это благодаря милости Рама, чье имя было всегда у него на устах. Так одолевали они одну гору за другой, и во время подъема их изумленному взору открывались все новые и все более удивительные картины. Это было путешествие в зачарованный мир. Это был завораживающий сон, полный славы и величия Рама. Здесь проявились Его могущество и Его сила чародея. Одно видение за другим пролетает в танце перед вашими глазами, и вы бессознательно попадаете под колдовские чары этого великого волшебника. Ты забываешь, кто ты и где ты. Тебя просто поглощает все окружающее, и ты растворяешься в нем. Так легкую струйку дыма уносит ураган.

Рамдас шел очень быстро. Да нет, он просто летел. Даже трудные подъемы он одолевал, не моргнув глазом. Большую часть времени он не сознавал своего тела. Его ум был полностью погружен в Рама, который один лишь являлся ему в этих чарующих картинах.

Выше и выше поднимались неутомимые паломники. Рамкинкер, несущий тяжелую поклажу, просил Рамдаса поумерить скорость, так как не мог поспеть за ним. Но Рамдас не распоряжался собой. Его господином был Рам. В одном месте они потеряли друг друга, и это вызвало у обоих большое беспокойство, однако Рам снова свел их в Рудрапрайяге.[63]

Тысячи паломников поднимаются каждый год в эти горы, а во время сезона, то есть от марта по июнь, вверх и вниз движется беспрерывный поток людей.

Все паломники, садху и другие странники, которых Рамдас встречал на пути, были очень добры к нему, а иные богатые купцы, например из Бомбея, проявляли к нему заботу и внимание. Рам добр, и поэтому и все добры, ведь Рам обитает во всех.

В горах живут племена горцев. Это крепкие люди со светлой кожей, они возделывают землю и занимаются скотоводством, разводят овец и коз. Их жизнь проста и естественна, их вера в Бога очень сильна. «Рам, Рам» – всегда у них на устах. Если вы поговорите с ними, они с пылкой гордостью скажут, что они потомки риши, живших когда-то в этих горах. Одежда их из чистой шерсти. Мужчины носят длинные шерстяные балахоны, широкие штаны и черную шапочку, а женщины – плотные шали и юбки вместо сари. Эти шали связаны из овечьей шерсти. Тем самым и пища, и одежда – предметы первой необходимости в жизни – являются продуктом их собственного труда. Даже отправляясь куда-то, каждый мужчина и каждая женщина берут с собой какое-то количество шерсти и прядут или вяжут прямо на ходу. Поскольку их образ жизни свободен от губительного влияния современной цивилизации, они живут простой, чистой, благочестивой и честной жизнью.

Во время подъема в горы в маленьких хижинах, в пещерах или под деревьями можно было увидеть садху, погруженных в глубокую аскезу. Искать общения с ними или находиться с ними рядом хотя бы самое короткое время – большое благо. Общество садху – это столь необходимое очищение ума. Атмосфера чистоты, которую он создает вокруг себя с помощью медитации, – это река, в которой ум совершает омовение, избавляясь от дурных мыслей и впечатлений. Среди этих священных гор находятся ашрамы таких великих святых, как Нарада и Агастья Муни.[64] Есть там и место под названием Пандукешар, где, по преданию, делали привал Пандавы[65] в своем путешествии к Кайласе, легендарной обители Шивы. Здесь есть храм и несколько старинных надписей на медных плитах.

Первое высокогорное место, которое посетили Рамдас и Рамкинкер, был Триюги Нараян.[66] Подъем к нему – по крутой, скользкой тропе. Это плато, окруженное горами со снежными вершинами. Здесь было очень холодно. Паломники провели здесь один день.

Затем, спустившись на некоторое расстояние, они начали подъем на следующую горную цепь. Здесь тропа была тоже узкой, неровной и опасной. Нужно было переходить через ненадежные шаткие мостики, а в некоторых местах пришлось перебираться через большие снежные завалы. Из-за того, что этот маршрут очень рискованный, каждый год сообщается о том, что многие паломники соскальзывают с обрыва, и их уносит бурный поток реки, текущей в ущелье на много сотен футов ниже. Здесь можно упомянуть об одном случае, когда паломнице чудом удалось избежать гибели.

Примерно на середине подъема Рамдас сидел на тропе, поджидая Рамкинкера. Это был край крутого обрыва, а далеко внизу неслась река. Тропа была очень узкой. Девушка лет 16, полная бодрости и энергии, шла вниз по крутому спуску. Она спускалась быстрым шагом, а крутизна горы к тому же увеличивала скорость ее шагов. Как ни старалась она удержаться, ее увлекало вниз с неудержимой быстротой. Вниз, вниз, все вниз бежала она! Лицо ее пылало от волнения и напряжения, она понимала, что ее автоматически несет вниз, но затормозить у нее не было сил. Вместо того чтобы бежать в сторону горы, она неслась прямо к обрыву, к самому краю пропасти.

У Рамдаса перехватило дыхание, когда он увидел эту сцену. Он молча призывал Рама спасти ее. Только Раму было это под силу, и больше никому. Теперь девушка понеслась к самому обрыву, но, сделав нечеловеческое усилие, удержалась. Часть ее левой ноги была уже за краем обрыва. О Рам, какой ужасный это момент! О Рам, да славится имя Твое! Рамдас видит, как девушка падает поперек тропы и слышит, как она повторяет «Рам, Рам»! Спасена, спасена! Рам спас ее. Она поднялась и, не медля ни секунды, продолжила спуск. Бесстрашная девушка! Какой чудесной верой в Рама ты обладаешь!

По-другому случилось со старой женщиной, путешествовавшей в специальной корзине, которую нес на спине нанятый для этого носильщик, крепко сбитый горец. Время от времени носильщик опускал свою ношу, чтобы передохнуть. Последний раз он сделал это в том месте, где на краю тропы отдыхали Рамдас и Рамкинкер. Носильщик поставил корзину на камень и сказал женщине, что она может вылезти на какое-то время. Не получив ответа, он заглянул в корзину и издал потрясенный и горестный крик.

«Бедняжка умерла!» – воскликнул он.

О Рам! Твоя воля свершилась.

Поднимаясь все выше и выше, Рамдас и его добрый проводник наконец достигли Кедарнатха. Это было поистине величественное место – небольшая плоская долина в сердце высоких, уходящих в небо горных пиков, покрытых вечными снегами. Стоял пронизывающий холод. О Рам, Твоя доброта к своему невольнику так велика, что Ты сделал его почти нечувствительным к холоду.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Наше путешествие продолжается

Из книги автора

Наше путешествие продолжается …Вот лизосомы — своего рода маленькие мешочки, как бы желудки клетки, потому что они наполнены переваривающими ферментами, совсем как наш желудок, и способны переварить все клеточное содержимое. Мы плывем, полностью слившись с


XXXIII «Ошибка огромная, как Гималаи»

Из книги автора

XXXIII «Ошибка огромная, как Гималаи» Почти сразу же после митинга в Ахмадабаде я уехал в Надиад. Тамто я впервые употребил выражение: «Ошибка огромная, как Гималаи», которому суждено было стать крылатым. Еще в Ахмадабаде у меня было смутное чувство, что я сделал ошибку. Но


Глава 8 Следствие продолжается

Из книги автора

Глава 8 Следствие продолжается Продолжается следствие. Изредка ко мне наведываются следователи и проводят следственные действия. Регулярно приходит адвокат. Когда стало понятно, что меня не выпустят на свободу под подписку о невыезде, забрезжила новая иллюзорная


Глава 11 Суд продолжается

Из книги автора

Глава 11 Суд продолжается Первое судебное заседание. Мы все в сборе. Судья уже знает нас в лицо и здоровается со всеми как со старыми знакомыми. Мы с Малаховским находимся в клетке, Вальдес-Гарсиа сидит, облокотившись на костыли, на скамейке, вытянув переломанные ноги


Глава III Участие в дуэли Шереметева с графом Завадовским. – Определение переводчиком в персидскую миссию. – Путешествие из Петербурга в Тифлис. – Дуэль с Якубовичем. – Путешествие из Тифлиса в Тегеран и далее в Тавриз. – Служебная деятельность Грибоедова. – Жизнь в Тавризе. – Вновь работа над комед

Из книги автора

Глава III Участие в дуэли Шереметева с графом Завадовским. – Определение переводчиком в персидскую миссию. – Путешествие из Петербурга в Тифлис. – Дуэль с Якубовичем. – Путешествие из Тифлиса в Тегеран и далее в Тавриз. – Служебная деятельность Грибоедова. – Жизнь в


Глава V Путешествие по Крыму. – Ипохондрия. – Возвращение на Кавказ. – Участие в экспедиции Вельяминова. – Арест. – Путешествие с фельдъегерем в Петербург. – Заключение и оправдание. – Жизнь на Выборгской стороне. – Поступление под начальство Паскевича. – Персидская кампания. – Неустрашимость Грибое

Из книги автора

Глава V Путешествие по Крыму. – Ипохондрия. – Возвращение на Кавказ. – Участие в экспедиции Вельяминова. – Арест. – Путешествие с фельдъегерем в Петербург. – Заключение и оправдание. – Жизнь на Выборгской стороне. – Поступление под начальство Паскевича. –


ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Из книги автора

ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ «Заинтересовавшись тропическими болезнями, он объездил чуть ни весь земной


Глава VII. Жизнь продолжается!

Из книги автора

Глава VII. Жизнь продолжается! Лучший друг Кто тебе настоящий друг, узнаешь, когда попадешь в скандал. Элизабет Тейлор Образцово-показательный союз Эдди Фишера и Дебби Рейнольдс вчера занесло на нескольких крутых поворотах, вернее, на выпуклостях Лиз Тейлор». Газета


Гималаи

Из книги автора

Гималаи Вот и французская экспедиция идет воздать честь Гималаям. Со всех сторон разные народы устремляются все к тем же высотам. Получается уже какое-то шествие за пределами состязания.Если бы кто-нибудь задался целью исторически просмотреть всемирное устремление к


Глава 10. ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Из книги автора

Глава 10. ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ За долгую службу в войсках винтовка системы С. И. Мосина неоднократно подвергалась модернизациям, делались попытки усовершенствовать ее, она становилась базой для создания новых образцов стрелкового оружия, но всегда неизменными оставались


Гималаи

Из книги автора

Гималаи Вот и еще две гималайские темперы ушли. Многие сотни их улетели. Иногда бывает жаль, что они так скоро бесследно исчезают. Не жаль самих вещей — пусть себе путешествуют. Может быть, порадуют кого-то! Но жаль, что нельзя по ним сложить панораму наших азийских


Отпустите меня в Гималаи!

Из книги автора

Отпустите меня в Гималаи! Прибыв туда, Кроули на некоторое время оставил свои магические изыски и включился в более земные мужские игры — принял участие в гималайской альпинистской экспедиции.Вообще-то все поклонники Кроули, упоминая о нем, не забывают вспомнить его


Гималаи: «проверка» западных учеников

Из книги автора

Гималаи: «проверка» западных учеников Оставив индийских братьев-санньясинов на Западе руководить центрами, в то же время Вивекананда взял с собой в Индию наиболее преданных западных учеников, а иные вознамерились приехать туда сами. Учитель ответил «Добро пожаловать!»,


Глава 24 Путешествие в Гималаи

Из книги автора

Глава 24 Путешествие в Гималаи Друзья из Джанси снабдили Рамдаса всем необходимым для поездки в Гималаи. И вот день отъезда настал. Много друзей пришло на вокзал, чтобы попрощаться со смиренным Рамдасом и Рамкинкером. После взаимного обмена добрыми пожеланиями наступило