Луч из детства

Луч из детства

Густой белесый туман, идущий волнами, скрыл находившуюся под косогором деревеньку Слобода. По дороге медленно двигалась телега, запряженная пегой лошаденкой. В телеге сидел старик, а на соломе лежал мальчонка лет восьми.

— А не заблудимся, батя? Чай, столица-то далеко, — спросил мальчонка. Для него это была первая поездка в далекие и неведомые края.

Поежившись от утреннего холодка, бородатый мужчина глухо ответил:

— Не трусь, Коля, разве можно в родных краях заблудиться?

Он замолчал, а парнишка сильнее стянул отцовский зипун веревкой, подбросил на ноги, обутые в лапти, побольше соломы, всмотрелся в дорогу.

Слева вдруг поднялись стеной громадные деревья. Тяжелые кроны их как-то таинственно раскачивались из стороны в сторону, и мальчонке казалось, что он попал в сказку.

Раздался четкий цокот копыт. За поворотом, где дорога спускалась к логу, телегу нагнали всадники на добрых конях, в буденовках. Топот копыт теперь уже гулко отдавался на длинном деревянном мосту.

— Послушай, отец, — наклонился низко один из них, видимо, командир. — Как нам перебраться на ту сторону реки?

— Да не река это. Болото! Понимаешь, болото, — вскинул голову бородач.

— А нам все равно! Скорее бы к своим присоединиться.

Возница долго рассказывал, как объехать гиблые места, терпеливо объяснял, какими тропами двигаться.

— Ну, спасибо, отец! — почти выкрикнул всадник. — Зовут-то тебя как?

— Ефим!

— А по отчеству?

— Ефим Егорович, — уже полностью произнес бородач. — Ефим Егорович Лавицкий.

— Будь здоров, Ефим Егорович!

Всадники скрылись в тумане, а отец вновь повернул голову к сыну:

— Вон за этим парком большие дома стоят. Так вот, жил там помещик Михайло Васильич Потоцкий. Из старых польских фамилий. Ох, и лютовал, когда узнал, что к власти Советы пришли. Приказал тогда разрушить деревянный настил через озеро. Мы тот настил мостом называли. С полверсты был он длиной. Считай, несколько тысяч дубовых свай вогнали мужики, чтобы потом по ним проложить бревна. А сколько людей сгинуло? Тут, если посмотреть, кладбище на кладбище. Дед твой рассказывал, что стали ладить ту дорогу сразу, как царь «крестьянскую свободу» объявил, и подходила она к церкви. В ней венчались. Отпевали покойников. Крестили детей. Да что там… Так вот, и лютовал этот Потоцкий, но видел, что власть его уже кончилась. Сбежал куда-то за границу со своими чадами.

Ефим Егорович задумался, перестал понукать лошаденку. Она остановилась и, повернув исхудалую морду, скосила глаза в сторону, куда смотрели Ефим Егорович и Коля. Ей была непонятно, почему это вдруг смолк привычный окрик: «Но-о-о, милая!»

— Пусть отдохнет! Считай верст двадцать отмахали, — произнес Ефим Егорович.

— Пусть! — согласился Коля. — Трава тут сочная. Пощиплет.

Постепенно туман рассеялся, и Коля увидел, что они остановились у огромных деревьев. Остроконечные вершины елей, словно шишаки русских богатырей, выделялись среди белой кипени берез.

Ефим Егорович смотрел на свои огрубевшие от непосильной работы руки:

— Батрачил я, сынок, у попа. Со мной — твоя мать. Это вот сейчас ее зовут Анастасия Федоровна. А тогда все больше Настей. Настя, подай! Настя, принести надо! Настя, скотину напои! Настя, за детьми присмотри! Доставалось ей! Платить, конечно, не платили. За харчи работали. А я ведь и плотник, и шорник, да на сенокосе редко кто за мной мог угнаться. И звали меня тоже только по имени: Ефим да Ефим! А то и вовсе просто: «Эй, мужик!» И хотя духовного звания был мой хозяин, а как загнет иной раз в бога и в анафему. Да к соленому словечку еще и кулаком так пригладит, что искры из глаз сыплются. Когда Советская власть пришла, стал я товарищем. И ты слышал, как командир назвал меня по имени-отчеству. Вот только тогда и стали мы людьми. Получила семья землю. Выделили нам надел, помогли избу поставить.

И услышал Коля от отца рассказ о том, как враги поднимали мятежи, устраивали заговоры. Особенно лютовали они в период коллективизации.

Мерно двигалась телега, и куда-то удалялся голос отца. И Николай уже ничего не воспринимал. Глубокий сон уводил его опять в какой-то мир смутных видений.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ДВА ДЕТСТВА

Из книги Судьба и ремесло автора Баталов Алексей Владимирович

ДВА ДЕТСТВА


Воспоминания детства

Из книги Как это было: Объединение Германии автора Горбачев Михаил Сергеевич

Воспоминания детства Когда разразилась война, мне едва исполнилось 10 лет. Я отчетливо помню, как все начиналось. Помню напряженные, окаменевшие лица родителей, узнавших по радио, что немецкая авиация бомбила наши города, а немецкие войска вероломно, без объявления войны,


Два детства

Из книги Ахматова: жизнь автора Марченко Алла Максимовна

Два детства Но это все предыстория. А история для Ани Горенко, как и для любого ребенка, начиналась с первоначальных впечатлений. В «Автобиографической прозе» они рисуются в идиллически-розовых тонах. Избыток розовых интонаций особенно резко бросается в глаза, когда


III. Обстановка детства

Из книги Суриков автора Волошин Максимилиан Александрович

III. Обстановка детства «В Сибири народ другой, чем в России: вольный, смелый, — рассказывал он. — И край-то у нас какой. Енисей течет на пять тысяч верст в длину, а шириною против Красноярска — верста. Берега у него глинистые, розово-красные. И имя отсюда — Красноярск. Про


ДВА ДЕТСТВА

Из книги Судьба и ремесло автора Баталов Алексей Владимирович

ДВА ДЕТСТВА


СТРАНА ДЕТСТВА

Из книги Игорь Тальков. Стихи и песни автора Талькова Татьяна

СТРАНА ДЕТСТВА Пухом выстлана земля У истоков наших лет, И не скошены поля, И безоблачен рассвет У истоков наших лет. У истоков наших лет... Зимней сказкой пахнет снег, Дождь струится золотой В босоногой той стране, Всем нам милой и родной. В босоногой той стране Дождь


Все мы родом из детства

Из книги Счастье мне улыбалось автора Шмыга Татьяна Ивановна

Все мы родом из детства Как-то во время одного интервью меня спросили: «Чего в жизни вы боитесь больше всего?» Я ответила, что самое страшное для меня — это терять близких, друзей… Таких потерь, увы, пришлось пережить немало. Дорогие тебе люди уходят, и ты с особой остротой


ДВА «ДЕТСТВА»

Из книги Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды автора Басинский Павел Валерьевич

ДВА «ДЕТСТВА» Как жаль, что отец Иоанн не написал своего «Детства»! Как жаль, что ни один выдающийся священник в России не обладал литературным даром, соизмеримым с талантами Толстого, Бунина, Ивана Шмелева.Мы хорошо знаем о религиозных переживаниях детства Толстого. Мы


Родом из детства

Из книги Инна Гулая и Геннадий Шпаликов автора Полухина Лиана Степановна

Родом из детства В автобиографии при поступлении во Всесоюзный государственный институт кинематографии Шпаликов писал: «Я, Шпаликов Геннадий Федорович, родился в сентябре 1937 года в г. Сегеже Карело-Финской ССР, где мой отец, Шпаликов Федор Григорьевич, строил Сегежский


Река детства

Из книги Угрешская лира. Выпуск 3 автора Егорова Елена Николаевна

Река детства Не многоводна ты, не широка, И не на каждой карте ты пока, Но снишься мне в квартире городской, Сияя первозданной красотой. Луга в цветах лежат по берегам, Волной ты нежно ластишься к ногам. Я так хочу вернуться в отчий дом: Во мне не гаснет память о


Трагедия детства

Из книги Принцесса Диана. Жизнь, рассказанная ею самой автора Диана Принцесса

Трагедия детства Наша семья была самой обыкновенной семьей, близкой к королевскому двору. Эту близость обеспечили принадлежность отца к роду Спенсеров и дружба бабушки Рут Фермой с королевой-матерью. Рут Фермой дружила со старшей Элизабет еще тогда, когда никто не


Воспоминания детства

Из книги Заметки о русском (сборник) автора Лихачев Дмитрий Сергеевич

Воспоминания детства Он шел со станции с двумя подростками, радостно глядел по сторонам и объяснял – где и что было.Подростки с любопытством слушали, о многом они уже слышали раньше.Наконец пришли «туда».Он огляделся и поразился, что все стало меньше.Младший из его «пары»


Друзья детства

Из книги От фарцовщика до продюсера. Деловые люди в СССР автора Айзеншпис Юрий

Друзья детства Я достаточно рано начал различать просто знакомых и друзей. Куда более романтичный и сентиментальный, чем теперь — таким меня воспитали семья и школа, — я свято верил в понятие «дружба» Честную, открытую и, конечно, слегка наивную. Здесь уже подразумевался


Я с детства традиционалист

Из книги Поколение одиночек автора Бондаренко Владимир Григорьевич

Я с детства традиционалист Беседа с Владимиром Бондаренко Владимир Бондаренко. Все знают писателя Юрия Полякова, но никто не знает, как он пишет свои нашумевшие повести и романы?Юрий Поляков. У меня ничего не получалось с первого раза. Ни «Сто дней до приказа», ни


Всё из детства?

Из книги Ницше. Для тех, кто хочет все успеть. Афоризмы, метафоры, цитаты автора Сирота Э. Л.

Всё из детства? Если перечислять в хронологическом порядке все болезни Ницше, то получится отдельная биография «с медицинским уклоном». Удивительное явление: родители Фридриха словно распределили свое здоровье между детьми без малейшего намека на равномерность и


Эхо детства

Из книги Анна Герман. Сто воспоминаний о великой певице автора Ильичев Иван Михайлович

Эхо детства Лидия Ундерберг, жила по соседству с Анной Герман в 1942–1944 годах в Киргизии, в Орловке (Таласская долина) (Хюрт, Германия) «Бог не дал погибнуть Анне, её маме и бабушке»Село Орловка было основано в конце XIX века немцами-переселенцами. Их предки приехали в Россию