Отступление

Отступление

Теперь уже все спустились вниз и собрались в лагере II. Но в каком состоянии! Инициатива теперь принадлежит Удо. Он производит беглый осмотр. При виде ужасного зрелища, которое мы собой представляем, на его лице попеременно отражаются то отчаяние друга, то суровое хладнокровие хирурга.

Меня он осматривает первым. Руки и ноги намного выше запястий и колен совершенно потеряли чувствительность. Руки в ужасном виде: в сущности, на них не осталось кожи, а немногие сохранившиеся куски свисают черными клочьями. Пальцы распухшие, искривленные. Ноги едва ли выглядят лучше: подошвы коричневато-фиолетового цвета и абсолютно нечувствительны. Я боялся, что рука, причинявшая мне такую боль, сломана, но как будто ничего серьёзного нет. С шеей тоже все в порядке.

Полный тревоги, я жажду узнать первое впечатление Удо. – Что ты об этом думаешь? – спрашиваю я его, готовый услышать худшее.

– Дело очень серьёзное. Вероятно, кое-что придется ампутировать и на руках, и на ногах. Пока я не могу сказать более определенно.

– Ты надеешься что-нибудь спасти?

– Уверен, что это удастся. Сделаю все возможное.

Это звучит не слишком ободряюще. Я не сомневаюсь, что руки и ноги придется ампутировать.

Удо измеряет мне кровяное давление. Кажется, он несколько озабочен. В правой руке давления нет, в левой также. Слегка отклоняясь, стрелка показывает, что в ногах сохранился слабый приток крови.

Положив мне на глаза повязку для предотвращения офтальмии, Удо говорит:

– Я хочу осмотреть Ляшеналя. Вернусь сразу же и сделаю тебе инъекции. Мне приходилось заниматься этим во время войны. Это единственное средство, помогающее при обморожении.

Состояние Ляшеналя немного лучше. Руки у него не повреждены, а на ногах почернели только пальцы, однако зловещие пятна появились и на пятках. Скорее всего, он потеряет большие пальцы, но это не помешает ему заниматься альпинизмом и по-прежнему быть проводником.

Состояние Ребюффа гораздо менее серьёзно. Его ноги обычного цвета, за исключением двух маленьких серых пятен на пальцах. В течение часа Ишак массирует ему ноги, и Ребюффа становится легче. Глаза у него ещё болят, но это пройдет через пару дней.

Террай невредим: как и Ребюффа, он страдает от офтальмии – очень болезненного, но непродолжительного заболевания. Кузи очень слаб и, очевидно, не сможет помогать.

Таково положение дел!..

Медленно наступает ночь. Удо готовит свои инструменты, привлекает Ишака и Шаца в качестве санитаров, и лагерь II превращается в госпиталь. В холоде, в самых неприспособленных условиях, под постоянный грохот лавин, эти люди до поздней ночи борются за спасение своих друзей. Вооружившись фонариками, они переходят из палатки в палатку, склоняясь над больными, оказывая им первую помощь. Прилепившийся на высоте 6000 метров, этот лагерь – лишь маленькая точка, затерянная на склонах одной из высочайших вершин мира.

Удо уже готов делать мне артериальные вливания. Операция сложная. При слабом свете лампы, в полутьме, Ишак старается, насколько это возможно, стерилизовать шприцы при помощи эфира. Прежде чем приступить к делу, Удо объясняет:

– Я хочу ввести тебе новокаин в бедренную и плечевую артерии.

Поскольку повязка на глазах мешает мне видеть, он прикасается пальцем к тем местам, куда введет иглу: к паху и к сгибам локтей.

– Будет больно. Может быть, с первого раза я не попаду в нужное место. Но, во всяком случае, ты не должен двигаться, особенно в тот момент, когда я попаду в артерию.

Все эти приготовления отнюдь не успокаивают: уколы всегда вызывали у меня чувство ужаса. Однако сделать их необходимо, это единственный выход.

– Давай, – говорю я Удо. – Но только предупреди меня, когда будешь колоть.

Может быть, в моем теперешнем состоянии я и не почувствую особой боли. До меня доносится шепот. Удо осведомляется, все ли готово, Ишак отвечает:

– Всё в порядке. Подавать?

Удо проводит пальцами по моей коже. Чувствую острую боль в паху, и ноги начинают дрожать, я пытаюсь взять себя в руки. Он пробует снова, так как артерия ускользает от иглы. Ещё укол, и все тело сводят судороги. Я напрягаюсь, хотя надо расслабиться, и чувствую, что нервы не выдерживают.

– Осторожней! – не могу я сдержаться.

Удо начинает сначала: кровь чрезвычайно густая и свертывается в игле.

– У тебя черная кровь – точь-в-точь как патока, – говорит он с изумлением.

Наконец-то! На этот раз попытка увенчалась успехом, несмотря на мои вопли, которые, я прекрасно это понимаю, ещё больше усложняют процедуру.

Сейчас игла в нужном месте.

– Не двигайся! – кричит на меня Удо и обращается к Ишаку: – Давай!

Ишак передает ему шприц. Я чувствую, как игла движется в моем теле и жидкость начинает вливаться в артерию.

Никогда в жизни не представлял я, что можно выносить такую невероятную боль. Изо всех сил стараюсь удержаться от дрожи – необходимо, чтобы операция прошла успешно. Жидкость продолжает поступать.

– Чувствуешь тепло? – меняя шприц, отрывисто спрашивает Удо.

Снова льется жидкость. Я стискиваю зубы.

– Чувствуешь тепло?

Удо настойчив – очевидно, это обстоятельство является решающим, и все же я ничего не чувствую. Несколько раз Шприц опорожняется, наполняется и снова опорожняется.

– Ну как, чувствуешь что-нибудь?

– Как будто стало немного теплее, но это едва ощутимо. Может быть, это самовнушение?

Игла резко вытаскивается. Ишак стерилизует инструменты, я пользуюсь кратковременной передышкой.

– Адская боль, – говорю я, как будто Удо это неясно!

– Я знаю, но нужно продолжать.

Вся процедура повторяется с другой ногой. Мои нервы совершенно измотаны. Это невероятное напряжение доводит меня до изнеможения. Укол. Я кричу и плачу и тщетно пытаюсь не двигаться.

Из-за повязки ничего не видно. Если бы передо мной были лица друзей, может быть, мне было бы легче. Но я во тьме – ужасной тьме, и, кроме как внутри себя, негде искать утешения.

Уже поздно. Все очень устали.

На сегодня кончено, и отряд скорой помощи отправляется в палатку Ляшеналя. Возможно, он перенесёт эту боль с большим мужеством.

Наконец по неясному шуму я понимаю, что процедура окончена. У Ляшеналя она, кажется, прошла быстрее. Террай спит в палатке Ляшеналя, а Кузи и Шац – около Ребюффа, который всю ночь бредит и стонет: – Мои ноги!.. Мои ноги!..

Удо ложится рядом со мной. Если что-нибудь случится, он будет на месте…

На следующий день окончательно принимается план эвакуации всего лагеря: троих больных будут везти на санях, двое могут идти с посторонней помощью, и четверо совершенно здоровы. Нам предстоит пройти километры ледника, спуститься со скальных стен, обойти или пересечь бесконечные морены и осыпи, переправиться через реку и преодолеть перевал высотой 4000 метров – и все это в муссон!

Сегодня 6 июня, и Ишак озабочен: он вспоминает экспедицию Тилмана на Нанда-Деви, задержанную на три недели разливом рек, вздувшихся от бурных муссонных ливней. Успеем ли мы добраться до долины Гандаки, где на нашем пути встретится меньше препятствий? Через неделю мы должны выбраться из высокогорья. Кузи скоро окончательно оправится, Террай излечился от офтальмии, и Ребюффа сможет идти сам. Но есть и двое серьёзно больных, которых в самых невероятных условиях придется нести на себе носильщикам вплоть до главной долины.

– Не могу поверить, – замечает Ишак, – но сегодня действительно прекрасная погода.

Из лагеря I прибывают медикаменты, с таким нетерпением ожидаемые Удо. Он начинает свой осмотр с меня. Впечатление благоприятное: вливания сделали свое дело, и тепло вернулось. Удо перебинтовывает мне руки. Хотя я не ощущаю настоящей боли, тем не менее в пальцах появляется некоторая чувствительность.

Я задаю всё тот же вопрос:

– Что мне останется?

– Не могу определенно сказать. Картина ещё не вполне ясна, и я надеюсь, что удастся выиграть несколько сантиметров. Думаю, что ты сможешь пользоваться руками. Конечно, – он мгновение колеблется, – придется отнять одну или две фаланги каждого пальца, но если удастся сохранить часть от больших пальцев, ты сможешь зажимать предметы, а это главное.

Известие удручающее. Но ещё вчера я считал, что последствия будут значительно более тяжелыми. Для меня это означает крушение многих планов, новую жизнь, может быть, новые взгляды на мир… Меняется все, и у меня нет ни сил, ни воли заглядывать в будущее.

Я ценю мужество Удо и благодарен ему за то, что он не боится говорить со мной об ампутации. Он относится ко мне как к другу, и я никогда не забуду его мужества и прямоты.

Вливания, которые уже принесли столько пользы, необходимо повторить. На этот раз процедура будет ещё мучительнее. Эта мысль приводит меня в ужас. Стыдно сознаться, но мне страшно, а ведь стольким людям делались такие Уколы. На этот раз предстоит ввести не новокаин, а ацетилхолин, несколько ампул которого принесли из лагеря I. Террай заходит в мою палатку и становится рядом. Он тоже ничего не видит из-за повязки, и его приходится водить под руки.

Пока Ишак и Удо готовят иглы, эфир и ампулы, я мысленно представляю себе черты Террая и провожу руками по его лицу. Я шепчу Лионелю:

– Какая пытка! – И умоляю: – Побудь со мной.

– Не беспокойся, – отвечает он.

– Удо предупредит меня перед тем, как колоть… После этого мне нельзя шевелиться… Ты должен держать меня как можно крепче.

Я надеюсь, что присутствие Террая даст мне силы перенести эти тяжелые минуты. Удо начинает с ног. Так же как накануне, боль совершенно невыносима. Я кричу и плачу в руках Террая. Он держит меня изо всех сил. Я чувствую, что нога как в огне – как будто её внезапно окунули в кипящее масло. Удо на седьмом небе от восторга, и все остальные разделяют его радость по поводу моих страданий – ведь это означает, что лечение идёт успешно. Это придает мне мужества, и наконец после четвертого шприца необходимые 100 кубических сантиметров введены.

– Теперь руки, – объявляет Удо.

Процедура кажется бесконечной. Я совершенно измучен, но зато чувствительность правой руки определенно улучшилась. Удо бушует: иглы либо слишком толсты, либо слишком коротки, слишком тонки или слишком длинны – ни одна не подходит, и каждый раз это означает новый укол. Я снова вою, как собака, чующая смерть.

– Держи меня крепче, – сквозь рыдания говорю я Терраю, и без того напрягающему все силы. Я делаю невероятное усилие, чтобы не дрожать, но Удо все ещё недоволен:

– Не шевелись, черт тебя побери! Будем колоть столько, сколько нужно, пока не получится.

– Прости меня. Я сделаю всё, что могу, не бойся, я выдержу.

Протягиваю руку для новой попытки. Когда Удо находит артерию – закупоривается игла: густая кровь свертывается внутри. Начав от сгиба локтя, Удо постепенно поднимается все выше и выше к плечу, чтобы не колоть все время в одно и то же место. Дважды он попадает в нерв: я уже не могу плакать и только судорожно всхлипываю. Какое нечеловеческое страдание! Я ничего не могу с собой поделать, на мгновение Удо останавливается.

– Всё будет в порядке, – заверяет меня Ишак.

– Потерпи, Морис! – шепчет Террай. – Скоро все кончится. Это ужасно, я знаю, но я здесь, рядом с тобой.

Да, он рядом. Если бы не он, я не вынес бы всего этого. Человек, которого мы привыкли считать суровым лишь потому, что он был сильным, душа которого скрывалась под маской напускной грубости, относится ко мне с такой любовью и нежностью, с какой мне никогда не приходилось встречаться. Я прижимаюсь к нему лицом. Он обнимает меня за шею.

– Продолжай! Ну, давай же!

– Слишком коротка и тонка!.. – кричит Удо.

Он начинает терять терпение. Вся эта неразбериха с инструментами доводит меня до изнеможения. Хотел бы я знать, смогли бы в клинике сделать такой укол с первого раза?

Через несколько часов, на тридцать пятой попытке, процедура успешно завершается. Несмотря на дикую боль, я недвижим, пока шприц не пустеет. Удо искусно меняет шприц, не выводя иглы из артерии. После второго вливания я чувствую, как по телу разливается тепло. Удо ликует. Но это ощущение становится невыносимым, боль несравненно больше, чем при уколах в ноги. Я кричу и с отчаянием прижимаюсь к Терраю, однако по-прежнему держу руку прямо, стараясь, чтобы она не сдвинулась с места. Я чувствую, что иглу вытаскивают и к руке прикладывают вату.

– С правой рукой покончено. Теперь – левая!

Удо не может найти артерию. Это озадачивает его. Я объясняю, что в молодости серьёзно повредил эту руку. Теперь все ясно: вот почему он не мог измерить кровяного Давления и найти пульс. Артерия смещена, поэтому сделать Укол в локоть невозможно – придется делать его в плечо, а это гораздо сложнее. Я с ужасом вспоминаю о том, что было с правой рукой! Внезапно при пятой или шестой попытке Удо кричит:

– Нашёл!

Я лежу абсолютно неподвижно: он вводит шприц за шприцем.

Затем Удо объясняет, что он собирается ввести мне новокаин в нервный узел. Для этого необходима длинная игла, которую можно было бы ввести через шею в область плевры. Мне становится плохо! Это уж слишком. В течение многих часов я выносил эти пытки, и для большего у меня уже нет сил. Но Удо не теряет времени. Игла готова, и он ощупывает мою шею:

– Понимаешь, это довольно сложное дело: нужно ввести иглу в определенном направлении, затем, натолкнувшись на препятствие, оттянуть её влево, и можешь быть уверен, что попал в нужное место.

– Предупреди, когда будешь колоть! Пауза. Слышно, как что-то двигают.

– Колю! – объявляет Удо.

Я беру себя в руки и намерен лежать совершенно неподвижно. Игла входит в тело – должно быть, она чудовищной длины. Она касается очень чувствительного места, и я кричу от боли. Террай меня держит. Теперь Удо старается попасть в нервный узел. Чувствую, как игла входит все глубже. Попал! С первого раза! Должно быть, жидкость уже льется, но я ничего не ощущаю.

– Ещё долго? – спрашиваю я чуть слышно.

– Почти все, – отвечает он сдавленным голосом. – Осталось ввести двадцать кубиков.

Чувствую, как ужасная игла вытаскивается. Все кончено, и я могу отдохнуть. Удо очень доволен: почти день работы, но зато он сумел сделать всё, что хотел. Никогда в жизни не испытывал я таких страданий, но если мои руки и ноги будут спасены, то лишь благодаря Удо и его настойчивости. Ишак помогает ему собрать инструменты и отнести в палатку Ляшеналя. В настоящий момент Удо доволен моим общим состоянием, но как перенесёт мой организм общее обморожение?

Лагерь все больше и больше напоминает госпиталь: мысли и действия каждого определяются состоянием больных. Глаза всех прикованы к Удо. Теперь он у нас первый после Бога.

В этот же день начинается невероятно трудная работа по транспортировке больных, которая окончится только после долгого и мучительного отступления в течение шести недель под проливным дождем, по крутым и опасным склонам. Этот переход, во время которого больные возвращаются к жизни, навсегда останется примером величайшего подвига, делающего честь всем членам экспедиции.

В нашем распоряжении сверхлегкие сани, укрепленные на двух лыжах. Шерпы, естественно, незнакомы с этим приспособлением, поэтому Удо и Ишак решают сделать Ребюффа, чувствующего себя лучше остальных, жертвой первого эксперимента.

Шац принимает на себя руководство. Он размещает четырех шерпов в виде буквы V вокруг саней, и процессия трогается в путь в 2 часа 30 минут. Ребюффа хорошо укутан. Его крепко привязывают – на случай, если сани опрокинутся.

К вечеру шерпы возвращаются обратно с запиской от Шаца, в которой он советует проводить спуск при помощи шести человек.

Между тем Удо сделал инъекции всем своим пациентам и весь вечер занимается перевязками. В первой половине ночи погода ухудшается. Снова начинается сильный снегопад. Мои товарищи встревожены и решают спускать остальных пострадавших – иначе будет слишком поздно.

К счастью, утром погода хорошая. Мне предстоит спускаться первому. Перед выходом Удо осматривает мои ноги и руки и меняет повязки. Он очень доволен поразительным, по его словам, улучшением. Меня одевают, засовывают в спальный мешок и кладут на сани. Повязка мешает мне видеть. Я чувствую, что воздух теплый, значит, погода хорошая. Однако неприятно спускаться, не отдавая себе отчета в том, что происходит вокруг. Анг-Таркэ возглавляет шерпов. Я с радостью слышу, что Ишак будет сопровождать меня. Я не буду один, если мне что-нибудь потребуется. В глубине души я страшусь этого спуска, особенно перехода через скалы. Как-то это получится? Но шерпы – умные ребята, им никогда не приходится объяснять что-либо дважды. Позднее, уже в лагере, Ишак выражает свое восхищение.

– Даже во Франции было бы трудно найти такую команду, – говорит он, – все они выкладывались, как могли, и каждое движение было точно согласовано.

Несколько рывков, и сани трогаются. Я очень слаб и немного оглох, но узнаю голос Удо, посылающего нам традиционное напутствие альпинистов:

– Счастливого спуска!

Он, конечно, сейчас машет рукой, провожая нас. На мне вся моя одежда, и я весь в поту – должно быть, припекает солнце. Время от времени спина касается снега. Ишак то и дело подходит с какими-нибудь словами. Мне приятно слышать его голос и сознавать, что он рядом. Внезапно склон делается круче, и, несмотря на удерживающие меня верёвки, я скольжу вперёд. Шерпы располагаются в виде перевернутой буквы V, чтобы тормозить. Мы подошли к большому скальному участку. Насколько я помню, здесь очень круто. Догадываюсь, что Ишак забил ледоруб, чтобы удерживать меня.

Слышно глухое эхо – сераки, надо торопиться, ибо они в любой момент могут обрушиться. Мы добираемся до скал. Как ухитряются здесь двигаться шерпы, навсегда останется для меня загадкой. Стена чрезвычайно крута, но меня несут прямо на санях. Впоследствии Ишак говорил, что если бы я мог видеть, то не выдержал бы этого зрелища. Это сплошные акробатические номера, совершенно невероятное лазание Слышу вздохи облегчения – должно быть, мы наконец добрались до ледника. Сани возвращаются в горизонтальное положение, я – на снегу. Несколько минут отдыха, и затем мы продолжаем путь, как мне кажется, в быстром темпе. Я представляю, как шерпы, натягивая верёвки, мчатся по снегу, хотя, конечно, это всего лишь фантазия. Затем скорость уменьшается – мы подошли к морене лагеря I.

Некоторое время я остаюсь один. Шерпы ставят большую палатку, куда через несколько минут меня переносят. Ишак располагается рядом со мной. С этого момента мы не разлучаемся ни днем, ни ночью: он живет в той же палатке и ухаживает за мной, как за братом. Спуск занял 2 часа 20 минут. Шерпы показали чудеса. Что бы мы делали без них?

Ишак вкратце рассказывает мне, что происходит вокруг. Ужасно быть слепым. Я чувствую себя какой-то вещью. Я знаю, что у меня офтальмия менее серьёзна, чем у других, и без конца прошу снять повязку. Но я всего лишь вещь и не имею права голоса. Хотя погода пасмурная и сыплет крупа, шерпы вместе с Шацем и Нуаелем возвращаются в лагерь II за Ляшеналем. Около трех часов начинает падать снег. Я тоскую в палатке наедине со своими мыслями. Время от времени тишина нарушается треском ломающегося льда. Эти звуки вызывают у меня некоторую тревогу: где они поставили палатку? Что, если внезапно откроется трещина? Я стыжусь этого детского страха – уж альпинист с многолетним опытом должен прекрасно знать, что трещина не открывается в одну секунду!

Ишак, единственный здоровый сагиб, наблюдает за организацией лагеря I. К концу дня, около пяти часов, он, к своему большому удивлению, видит, как из тумана появляются Нуаель и шерпы, спускающие Ляшеналя. Все они покрыты снегом. На этот раз шерпам для спуска потребовалось всего 1 час и 45 минут – у них был ужасный день, и они совершенно измотаны. Это выражается жалобами: еды недостаточно, и часть снаряжения осталась наверху, в III и IV лагерях. Это их особенно беспокоит, так как в гималайских экспедициях обычно принято, что личное снаряжение шерпов оставляется им в качестве награды. Они горько сожалеют об утрате всего этого имущества, и Анг-Таркэ даже объявляет о своем намерении подняться снова в лагерь III.

Я подзываю Анг-Таркэ и предупреждаю его, что запрещается кому бы то ни было подниматься выше лагеря II. В то же время я говорю, что глубоко удовлетворен прекрасным поведением руководимых им шерпов. Им нечего беспокоиться об одежде. Все они получат щедрое вознаграждение. Анг-Таркэ удовлетворен и отправляется сообщить это приятное известие остальным.

В лагере царит оживление: Ляшеналя устраивают как можно удобнее. Палатки вырастают как по волшебству. Лагерь, напоминающий небольшое селение, расположился у основания высокой ледяной стены.

На следующий день утро ясное, но к 11 часам снова собираются тучи, и вскоре начинает падать снег. Удо ещё не спустился из лагеря II. Я слышу, как лавины грохочут чаще, чем когда-либо; этот ужасающий концерт действует мне на нервы. Ишак шутит:

– Ага! Вот и товарный в 3 часа 37 минут. А вот четырехчасовой экспресс.

Ему удается вызвать у меня улыбку.

Около полудня он видит наконец в подзорную трубу, что в лагере II снимаются последние палатки, и во второй половине дня появляется наш врач в сопровождении нагруженных шерпов. Ещё не сняв рюкзака, он осведомляется о состоянии пострадавших: что изменилось со вчерашнего дня?

Наступило определенное улучшение: Ребюффа уже может ходить, и офтальмия у него почти прошла. Что касается Ляшеналя, у него восстановилось кровообращение в ногах, чувствительность вернулась всюду, за исключением пальцев. От черных пятен на пятках, вероятно, останутся рубцы. У меня также произошло видимое улучшение, и Удо не скрывает своего удовлетворения. Однако он говорит со мной откровенно. Никогда не узнает он, как тронула меня эта откровенность.

– Я думаю, что левую кисть придется ампутировать наполовину, но надеюсь, что удастся спасти последние фаланги на правой. Если все пойдет хорошо, у тебя будут не такие уж плохие руки. Что же касается ног, боюсь, что придется отнять все пальцы, но это не помешает тебе ходить. Конечно, сначала будет трудновато, но ты к этому привыкнешь, вот увидишь…

Мне становится жутко при мысли о том, что могло бы произойти, если бы Удо так быстро и энергично не сделал мне инъекции. Возможно, их эффект ещё не проявился полностью. Потребуется ещё несколько сеансов; не знаю, выдержу ли я колоссальное напряжение этих тяжелых испытаний? Во всяком случае, я хочу полностью использовать передышку и торжественно отпраздновать наш успех… Впервые после победы все члены экспедиции вместе, и состояние больных позволяет устроить небольшой праздник. Мы собираемся вокруг единственной банки курицы в желе и откупориваем заветную бутылку шампанского. Желающих отведать вина родной Франции и без того достаточно, но я хочу, чтобы шерпы так или иначе приняли участие в общей радости. Приглашаю Анг-Таркэ, и мы пьем с ним в честь победы. Ишак выражает наши мысли:

– Вы тяжело пострадали, но победа останется с вами!

Несмотря ни на что, в палатке царит радостное настроение. Мы набрасываем телеграмму, которая будет послана Деви со следующей почтой:

«Французская гималайская экспедиция 1950 победила тчк Аннапурна взята 3 июня 1950 тчк

Эрцог».

Сразу же после торжества Удо приступает к уколам. С ногами ему удается покончить очень быстро. Затем он принимается за руки, а я уже знаю, что это будет наиболее мучительно. В течение часа все попытки не приводят к успеху. День на исходе, и Удо доходит до белого каления.

– Не шевелись! – восклицает он с упреком.

– Не обращай внимания на мои крики… Продолжай… делай что нужно.

Террай подходит ко мне. Я корчусь от боли, и он крепко держит меня.

– Потерпи! Не шевелись, не шевелись, Морис!

– Это невозможно! – кричит Удо. – Стоит мне нащупать артерию, как кровь сворачивается. Ничего не выйдет!

Его слова вызваны отчаянием, на самом деле он думает иначе. У него нет ни малейшего намерения прекратить попытки, так же как и у меня, несмотря на дикую боль. Крики, доносящиеся из палатки, где действует Удо, приводят всех остальных в ужас. Шерпы молчат. Может быть, они молятся за своего Бара-сагиба? Я так судорожно рыдаю, что не могу остановиться. У меня непрерывные спазмы.

Наконец, после короткого отдыха, поздно вечером, около 10 часов, процедура успешно завершается. Ишак передает Удо шприцы уже в темноте. Вся палатка в крови. Ишак и Удо выходят. Террай с бесконечной нежностью утешает меня, но никогда в жизни не чувствовал я себя таким несчастным. Измученный страданиями, мой организм не способен сопротивляться. Террай продолжает обнимать меня:

– Всё будет хорошо, вот увидишь.

– О дружище, для меня всё кончено. Я больше не в состоянии выносить все это.

– Жизнь не кончена, – настаивает он, – ты снова увидишь Францию, Шамони…

– Да, может быть, и Шамони, но никогда больше мне не ходить в горы.

Затаенная мысль вырывается. Террай слышит, и я даю волю своему отчаянию:

– Нет, никогда не смогу я больше лазить – теперь уже мне не сделать Эйгера[104], Лионель, а я так мечтал!

Рыдания душат меня. Моё лицо касается лица Террая, я чувствую его слёзы – от тоже плачет. Он – единственный, кто может полностью понять, какая это для меня трагедия, и я вижу, что ему это тоже кажется безнадежным.

– Конечно, Эйгер… Но я уверен, что ты снова сможешь вернуться в горы… – И очень нерешительно он добавляет: – Не то, что раньше, конечно.

– Прежнее никогда не вернется. Видишь ли, Лионель, конечно, я не смогу ходить, как раньше, но если я вообще смогу лазить – это уже много. Горы для меня всё – я провел среди них лучшие дни своей жизни… Пусть даже я не смогу делать эффектных, громких восхождений, но я хочу наслаждаться горами, хотя бы на самых обычных маршрутах.

– Ты вернешься, вот увидишь. Я тебя вполне понимаю…

– Но горы ещё не все, жизнь состоит из множества других вещей – что со мной будет?

– Уверяю тебя, ты приспособишься… Молчание и затем:

– Сейчас тебе лучше прилечь.

Он укладывает меня с такой нежной заботой, что ему удается совершить чудо: я утешаюсь и успокаиваюсь. Последний взгляд, чтобы убедиться, что мне хорошо. Террай медленно уходит. Какого друга я нашёл!

На следующее утро Удо снимает с меня повязку. Как чудесно снова видеть окружающее! Убеждаюсь, что погода прекрасная. Спрашиваю, какое число, – несколько прошедших дней тянулись как одна длинная ночь.

– Пятница, девятое июня, – говорит Ишак.

Ляшеналя готовят для спуска в базовый лагерь. Его понесут в каколе – неуклюжем, примитивном приспособлении, никогда не внушавшем мне доверия. Ляшеналь же, наоборот, ничего не имеет против такого способа транспортировки. Он привык к этому приспособлению, с помощью которого и сам неоднократно переносил пострадавших. Однако позднее его энтузиазм несколько уменьшится. Вскоре он со своими шерпами в сопровождении Кузи и Нуаеля трогается в путь. Его ноги свешиваются вниз, и он стонет от боли. В полдень шерпы вместе с Кузи возвращаются: спуск занял два часа. И Ребюффа и Ляшеналь благополучно перенесли путешествие.

Пока я отдыхаю, остальные упаковывают груз.

На другой день Удо перед выходом осматривает меня. Благоприятное впечатление подтверждается: инъекции ацетилхолина, причинявшие такую дикую боль, спасли мне по крайней мере часть обеих рук и ног. Аджиба, Саркэ, Путаркэ и Панди собираются по очереди нести меня в каколе.

Путь хорошо промаркирован, камней нет, и мы идём как по дорожке. Я прижат к носильщику. Меня страшно встряхивает на каждом шагу. Я боюсь свалиться и судорожно цепляюсь обеими руками за шею носильщика, стараясь, однако, не мешать ему. Я отчетливо воспринимаю каждый неуверенный шаг. Несколько раз и Аджиба и Панди поскальзываются, и я инстинктивно выбрасываю руку, забывая, что не могу ею пользоваться. В кулуарах я чувствую себя спокойнее, чем на крутых скальных плитах, где носильщик может упасть: каждую секунду боюсь задеть о скалу руками или ногами.

– Саркэ! Осторожней!.. Осторожней! – сотни раз я повторяю этот крик, переходящий в мольбу.

На трудных местах шерпы действуют сообща: один смотрит, чтобы несущий правильно ставил ногу, второй поддерживает его, помогая сохранять равновесие. Преодолеваем множество препятствий. Теперь уже в базовом лагере разворачивается невиданная ранее деятельность.

Внезапно в палатку, куда меня только что положили, врывается Ишак, крича:

– Носильщики! Пришли носильщики!

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Театр моей памяти автора Смехов Вениамин Борисович


Отступление

Из книги Кортес автора Дюверже Кристиан

Отступление Тласкала, июль 1520 годаКортес не был создан для спокойной, размеренно текущей жизни. Напротив, ему нужны были бури и волнения, чтобы по-настоящему показать себя. Только в минуты смертельной опасности и самых тяжких испытаний в полной мере проявлялись его


ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Леопард из Рудрапраяга автора Корбетт Джим

ОТСТУПЛЕНИЕ Наутро, только рассвело, мы с большой осторожностью подошли к трупу и были разочарованы, заметив, что леопард к нему не возвращался. Мы ведь считали, что он должен это сделать, после того как ему не удалось схватить одного из нас накануне.В течение дня, пока


ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Панчо Вилья автора Григулевич Иосиф Ромуальдович

ОТСТУПЛЕНИЕ Многое из того, чего не понимали Вилья и Сапата, ясно представляли себе Карранса и его сторонники. Еще в 1913 году в одном из своих выступлений дон Венус предсказал, что после свержения диктатуры Уэрты в стране начнется жестокая внутренняя борьба. Теперь эта


Отступление

Из книги Книга о счастье и несчастьях. Дневник с воспоминаниями и отступлениями. Книга вторая автора Амосов Николай Михайлович

Отступление Обратимся к факторам, определяющим будущее: насколько они значимы, можно ли их уточнить наукой и какова степень предсказуемости бед, угрожающих человечеству?Природа. Насколько она сможет сопротивляться человеку? Уже ясно: устоять не сможет, если люди не


Отступление

Из книги Зигзаги судьбы автора Дичбалис Сигизмунд Анатольевич

Отступление Еще прошлой зимой, когда "комплектовал" из-за блока, исследовал простые модели социализма и капитализма. Вчера еще немного поработал.Общие результаты сравнительных расчетов экономики получились такие. Темпы роста производства и накопления при социализме


ОТСТУПЛЕНИЕ

Из книги Трагедия казачества. Война и судьбы-1 автора Тимофеев Николай Семёнович

ОТСТУПЛЕНИЕ Вскоре отряд Феофанова снялся с насиженных мест, и, как цыганский табор, начал долгий путь на Запад.На мой запрос, что мне делать, невидимка «Старшой» прислал приказ: следовать с отрядом до следующего извещения. Оно не пришло и до сих пор, но тогда на душе стало


6. Отступление

Из книги Казаки на Кавказском фронте 1914–1917 автора Елисеев Федор Иванович

6. Отступление В тот же день вечером наша колонна вышла из села Сухополе по основной дороге на запад. После полученной взбучки титовцы не рисковали совершать ночные нападения.Корпус уходил из Хорватии через Словению в южную Австрию. Двигались в любое время суток,


Отступление

Из книги Физик на войне автора Казачковский Олег Дмитриевич

Отступление Что же происходило в это время у турок? «9 июля правофланговая группа 3-й Турецкой армии, руководимая Абдул Керим-пашой, всеми силами перешла в решительное наступление против 4-го Кавказского корпуса, охватывая его правый фланг. На усиление правого фланга была


Отступление

Из книги Рудольф Дизель автора Гумилевский Лев Иванович

Отступление Пришлось отступать. Это не было неожиданностью. Не очень верили, что, как, заявлялось, воевать будем на чужой территории, да притом еще малой кровью. Но, что отступление зайдет так далеко, не предполагали. Помню, как кто-то из старших командиров сказал, что нам


Отступление

Из книги Люди без имени автора Золотарев Леонид Михайлович

Отступление Дизель работал с утра до позднего вечера. Возвращаясь к своим чертежам и наброскам, теперь обогащенный практическим опытом, он не испытывал уже той светлой радости, которая освещала ему мир. Вдохновленные дни возникновения идеи и ее развития, когда все


2. Отступление

Из книги Атаман Платов автора Лесин Владимир Иванович

2. Отступление Биография Леонида Маевского короткая: четвертый сын у отца, не считая сестер. Мать часто вспоминала, что Леонид родился в голодный 1922 год, когда на ДВК шла Гражданская война. Власть переходила из рук в руки и его отец — сельский учитель, преследуемый


Отступление

Из книги Скрытые лики войны. Документы, воспоминания, дневники автора Губернаторов Николай Владимирович

Отступление После разговора с царем М. Б. Барклай де Толли сообщил всем корпусным командирам подчиненной ему 1-й Западной армии, что неприятель переправился через Неман у Ковно, и приказал им сосредоточиться у Свенцян, где предполагал дать противнику первое серьезное


Отступление

Из книги Черчилль. Молодой титан автора Шелден Майкл

Отступление О, годы юности немилой, Ее жестоких передряг. То был отец, — то вдруг он — враг. А. Твардовский. По праву памяти О «яблоне»Папа — Григорий Георгиевич Искра-Гаевский — родился 30 января 1893 года в старинной дворянской семье. Пращурами рода были полтавский


VII. Отступление

Из книги Аннапурна автора Эрцог Морис

VII. Отступление Война между Черчиллем и Чемберленом достигла самого пика в начале 1904 года. Генеральное сражение состоялось в четверг, в конце марта. Оппозиция потребовала от правительства устроить выборы, чтобы страна могла сказать свое слово по поводу свободной


Отступление

Из книги автора

Отступление Теперь уже все спустились вниз и собрались в лагере II. Но в каком состоянии! Инициатива теперь принадлежит Удо. Он производит беглый осмотр. При виде ужасного зрелища, которое мы собой представляем, на его лице попеременно отражаются то отчаяние друга, то