ЧАСЫ

ЧАСЫ

Я шел из санроты к себе в часть. На опушке редкого, совсем разбитого лесочка, на песчаном взгорке, кое-где прикрытом вереском, работала похоронная команда. Сладковатый запах трупов веял еще на другом конце большой поляны. Привычный запах на войне. Я вообще привержен к запахам. Помню, однажды ночью шел в задумчивости через площадь у стадиона Политехника. Мимо меня изредка проходили встречные люди. Было совсем темно. Вдруг мою задумчивость разбил удар, как по большому барабану. Заработала разрешающая установка разума, и я вычислил запах Алевтины — моей любимой девушки. Вычисления были не мгновенны — она ушла далеко. Я побежал, догнал, и это действительно, к большой радости, была она… Запах Алевтины… и запах мужиков… убитых дня три-четыре назад. На теплом солнце.

Двое похоронщиков ходили по горе с грязной белой лошадью. На ней был хомут с постромками, привязанными к концам толстой палки (забыл, как называется это устройство у крестьян, кажется валек), в середине палки веревка, оканчивающаяся удавкой. Один из них вел коня под уздцы, другой набрасывал петлю на ноги, иногда на шею убитого и волоком тащил к площадке, где складывали их в аккуратный серый штабель, забрасывая в верхний ряд, на счет раз, два, три.

Идти бы мне скорее мимо, не глядя, как я делаю, проходя мимо уличных аварий, ан нет! Я остановился, не приближаясь.

Я остановился! Какие трудные силы меня остановили, не знаю. Остановили, и все. Остановили и двигаться не разрешили. О чем я думал?

Ни о чем. Угонял приходящие мысли. Научился этому искусству. Рядом, полузасыпанный пылью, лежал молодой, почти мальчишечка, еще не утащенный лошадью. Серое, совсем серое все тело с черными пятнами. И запах … Думаете, я думал думу о его маме? Нет. Я думал о своей маме в блокадном Ленинграде, о другом… другом… все бежало… бежало; штатские, став вояками, учатся хранить свои мысли.

Пока я хранил, меня заметил один из солдат-могильщиков. Он стоял за штабелем. Суетливо пошел навстречу, вихляя задом, соображая, застукал ли я его. Подошел близко и тихим голосом, чтобы не слышали другие, сказал:

«Товарищ капитан! Поглядите». Вытащил из-под шинели шапку-ушанку, нашего образца, доверху наполненную часами. Там были золотые или золоченые, на металлических и золотых браслетах, и черненые на старых кожаных застежках, и просто без ремня, и старинные, карманные луковицы, данные в поход дедом, ветераном четырнадцатого года (может быть, на них еще смотрел сам император).

Поразительно! Они все или почти все шли. Их хозяева лежали в штабеле и не шли, а они шли…

Солдата тоже восхищала какая-то мысль, возможно о том, что он ходит, часы ходят, а «эти» не ходят, и он хотел поднести шапку к моему уху.

Я отстранился, как от проказы, боясь прикосновения, но и на расстоянии хорошо был слышен шапочный контрапункт.

Звук плыл. Иногда попадал в резонанс, и громкость усиливалась, иногда затихало.

— Товарищ капитан! — он опомнился. — Разрешите обратиться! — и не дожидаясь разрешения, считая эту фразу за «здрасте», сказал: «Берите любые, хоть не одни, вам пригодятся!»

Следует сказать, что с часами (вернее, без часов) была катастрофическая трудность. Вода, дожди, мелкий песок (которых мы уже не замечали, а наши часы — о-го-го, не переносили) сделали свое дело, и если назначалась артподготовка в семь ноль-ноль, то приходилось бегать по землянкам и отбирать у солдата завалявшиеся у него в кармане и не нужные ему часы.

А тут их целая шапка, и почти все ходят. Я мог бы просто отобрать всю шапку и раздать их офицерам. Но не тут-то, как говорят, было. Я побоялся прикоснуться к шапке, как ко змию. И не по каким брезгливостям (их и след пропал), и не по другим соображениям (никаких соображений), просто нет, и все. Возник серьезный вопрос, как поступить с солдатом? Он настоящий мародер. И подлежит расстрелу по законам всех армий мира.

И если бы он грабил карманы наших бойцов… сомнений нет… не знаю, что бы я стал делать … было бы скверно … и мне. Но … я нашел спасительный выход. На его счастье, ни одного нашего солдата здесь не было, мы стояли друг против друга (впрочем, другом назвать этого склизкого гада трудно). Бессилие силы, как сказал Оскар Уайльд, и еще я вспомнил фразу из «Лунной долины» Джека Лондона: «Это легче легкого, это так же просто, как ограбить покойника». А мне не просто… Я повернулся и ушел, ничего не сказав, сопровождаемый звуком из шапки, слышимым еще долго. То ли натурально, то ли как звук с «того» света.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

I. Часы Бернадотта

Из книги Эдуард Мане автора Перрюшо Анри

I. Часы Бернадотта Только сын девы Марии может быть и оставаться хорошим учеником. Роже Пейрефитт. Дружба особого рода (Слова папаши Лозона, преподавателя математики). Итак, мы в Париже 1840 года. Каждый день, в один и тот же час, мужчина, одетый в наглухо застегнутый сюртук с


Часы прощания

Из книги Братья Гримм автора Герстнер Герман

Часы прощания Осенью 1859 года Вильгельм Гримм после отдыха на Эльбе возвратился домой. Казалось, его здоровье окрепло. Вильгельм даже намеревался выпустить новое издание книги «Разумение» Фрейданка, а 15 декабря — прочитать в Академии наук доклад «Отрывки из неизвестного


ЧАСЫ

Из книги Альпинист в седле с пистолетом в кармане автора Рубинштейн Лев Михайлович

ЧАСЫ Я шел из санроты к себе в часть. На опушке редкого, совсем разбитого лесочка, на песчаном взгорке, кое-где прикрытом вереском, работала похоронная команда. Сладковатый запах трупов веял еще на другом конце большой поляны. Привычный запах на войне. Я вообще привержен к


46. Часы «Seiko»

Из книги Люфтваффельники автора Сидоров Алекс

46. Часы «Seiko» Бррр! Холод собачий. Ну, почему на Урале, такая отвратная и длинная зима?! По 9-ть месяцев зима, холодная, снежная, ветреная. А лето — жалкий и кратковременный переход с весны на осень. Настолько скоропостижный переход, что почти незаметный. Несправедливо. И


Нудные часы

Из книги Прошлое с нами (Книга вторая) автора Петров Василий Степанович

Нудные часы Тягач вошел в облако густой пыли. На протяжении многих километров она кружится снаружи и внутри кабины, оседает на лицо и одежду, затрудняя дыхание.Деревья частоколом стоят по сторонам, затем отодвигаются куда-то и подступают снова, остается узкий темный


Последние часы

Из книги Грамши [с иллюстрациями] автора Рапопорт Александр Соломонович

Последние часы В письме Татьяны Шухт к Юлии, кажется, звучит самый ее голос, прерывающийся от волнения. Важное и неважное, значительное и случайное перемешаны здесь. Но тем ценнее, тем искреннее эти показания:«Мы кремируем тело. Были определенные трудности с получением


Последние часы

Из книги Леонардо да Винчи автора Шово Софи

Последние часы Леонардо чувствует приближение смерти. Внутри его всё холодеет. Какие еще маски он сбросит с себя? И в каком порядке? Этот человек, который всю жизнь скрывался под разного рода личинами, не может более притворяться, когда подходит смертный час. Итак, он


Часы

Из книги О чём поют воды Салгира автора Кнорринг Ирина Николаевна

Часы Тихо ночь летит над миром, Всюду тихо, тихо так, Только звук однообразный Слышится: тик-так, тик-так… Это тиканье — тоску ли Гонит нынче от меня, Или мне напоминает Радость нынешнего дня? Вспоминается былое… Вот — совсем малютка я, И лежу в своей кроватке, Рядом —


5. Мои часы

Из книги Чеканка автора Лоуренс Томас Эдвард

5. Мои часы Сборный пункт в моей памяти залит лунным светом; ведь лунные лучи врываются в стеклянную коробку нашего барака ночь за ночью, через какой-нибудь из четырех рядов окон, и завладевают его пространством. Это чудесно — выйти прямо из духоты, где полно людей, в


Часы

Из книги По ту сторону автора Устьянцев Виктор Александрович

Часы Он решил разыскать свою часть. Это оказалось нелегко, потому что бригада к тому времени влилась в 226-ю дивизию. Все-таки он нашел ее, однако в штабе и политотделе армии упорно не хотели его направлять в эту дивизию. Его вообще не хотели брать, отправляли обратно домой,


ЧАСЫ

Из книги Каменный пояс, 1984 автора Гроссман Марк Соломонович


Часы

Из книги Ключи счастья. Алексей Толстой и литературный Петербург автора Толстая Елена Дмитриевна

Часы Сам сюжет «Повести о многих превосходных вещах», сюжетный стержень, обозначающийся в эпизоде с Лилей, связанный со сном Никиты и блужданиями детей по старому дому, не так прост. Сложная смесь чар старого дома и оккультных снов закручивается вокруг старинных часов с


Последние дни и часы

Из книги Автопортрет: Роман моей жизни автора Войнович Владимир Николаевич

Последние дни и часы Последний раз в декабре 2003 года по больничному коридору я вез ее в инвалидном кресле. Я встретил доктора Инго Бауэрфайнда и спросил, есть ли еще хоть малейший шанс. Он покачал головой: нет.Мы с Олей по очереди ночевали в палате. На второе утро я дремал у


ЧАСЫ

Из книги Не служил бы я на флоте… [сборник] автора Бойко Владимир Николаевич

ЧАСЫ Двое гражданских моряков дальнего плавания решили купить что-нибудь реальное в иностранном порту за валюту, то есть какие-нибудь сувениры, чтобы дома перед такими же франтами было не стыдно. Приобрели они двое часов по $50 за штуку. На часах были надписи «50 m resists» – 50


Часы

Из книги Джуна. Одиночество солнца автора Савицкая Светлана

Часы Мои золотые часики неким странным образом связаны с жизнью Джуны. В день ее смерти, 8 июня 2015 года, после обеда я заметила, бросив взгляд на руку, что колесико завода золотых часов потеряно. Они встали. И не просто так. А без права завода. Я их сняла. И до сих пор живу «без


Часы

Из книги Океан времени автора Оцуп Николай Авдеевич

Часы Пролетка простучала за окном, Прошел автобус, землю сотрясая, И часиков легчайшим шепотком Заговорила комната ночная: «Секундочки, минуточки лови». — А если не хочу я, о Создатель, Такой короткой и слепой любви! — И пальцы повернули выключатель. И мгла ночная